Агония-3. Единица безумия

Сергеева Оксана

Просмотров: 1505
Категории: Любовные романы
4.8/5 оценка (5 голосов)
Загружена 12.08.21
Агония-3. Единица безумия

Купить книгу

Формат: PDF, TXT, EPUB, FB2
Избранное Удалить
В избранное!

Иногда, чтобы почувствовать себя живым, нужно вкусить немного безумия и сделать то, на что у других никогда не хватило бы смелости.

Любовь – это всегда сумасшествие, но лишь она делает нас теми, кто мы есть.

Куда! Ах, ты…

Толкая перед собой тележку из супермаркета, Женя рванула наперерез черной кошке, которая только-только собралась перейти ей дорогу. Испуганное животное шарахнулось и отбежало в сторону.

– Вот так-то, и не порти мне день, – довольно пробормотала Евгения и въехала в узкий проход между машин, чтобы подобраться к своему багажнику. Тут же скрежет металла о металл пригвоздил ее к месту. В самом скрежете не было ничего необычного, за исключением того, что теперь на бочине «рэндж ровера» ее стараниями красовалась уродливая и очень заметная царапина. Самое неприятное – этот черный, сверкающий полированными боками зверюга принадлежал не ей.

Пару секунд Женька стояла, оцепенев, переживала свой крах, ждала воя сигнализации. Потом смекнула, что безопаснее всего свалить с места преступления.

Смотаться, пока не поздно…

Но было уже поздно – хозяин машины вырос рядом с ней будто из-под земли. Пока он смотрел на царапину, Женя смотрела на него. Светло-русые волосы зачесаны назад, лицо гладко выбрито, светлые брюки, светлая льняная рубаха – с виду вроде бы интеллигентный мужчина. Бог даст, договорятся.

– Ты! Курица! Ты че творишь!

– Я не специально, клянусь. Я случайно, – пролепетала девушка, вздрогнув от его рева. – Я не хотела…

Бог не даст. Не договорятся. Ну и ладно, Женька всегда знала, что в людях не разбирается.

– Не хотела?! – Он был явно в бешенстве. В таком бешенстве, что не мог подобрать слов. – Да ты знаешь, сколько эта машина стоит?

– Представляю.

– Ты за эту царапину не расплатишься!

Мужчина шагнул к ней и зло уставился в лицо, ему даже пришлось чуть пригнуться. Женя попыталась не отводить взгляда, но это было трудно. Глаза у него зеленые, как у той кошки, которая пыталась ей дорогу перебежать. Зеленые, яркие и пронзительные. Неуютно стало так, что, несмотря на полуденную жару, мороз пошел по коже, плечи сами собой вздрогнули. Воля помягчела, и взгляд бессильно пополз вниз, по нервно подрагивающей щеке. Замер на презрительно искривленных губах… еще ниже… на подбородке у него ямочка… В расстегнутом вороте рубашке виднелась татуировка, на ней-то Женя и сконцентрировала свое внимание, только бы не слышать изощренные ругательства, пущенные в ее сторону этим невыносимым типом.

– И что мне с тобой делать? – наконец, спросил он, к счастью, уже спокойнее.

– Ну, убей меня, – с печальным вздохом подсказала она, – только быстро, а то у меня высокий болевой порог.

В зеленых глазах сверкнуло что-то похожее на усмешку, губы же оставались твердыми и неулыбчивыми.

– Паспорт давай.

– Чего?

– Паспорт покажи, – повторил он и, достав свой телефон, сфотографировал номер ее автомобиля.

– Хочешь записать мои данные? – Женя с опаской полезла за документами. В руки их давать она, конечно, не собиралась. Открыла и показала первую страницу, крепко зажав паспорт в руке.

– Конечно. Как я тебя искать буду, если ты смоешься куда-нибудь.

Он глянул на ее фото и почему-то рассмеялся.

– Что смешного? – не удержалась от вопроса Женька. Фотка в паспорте, кстати, была хорошая.

– Ты Погодина, что ли?

– Да.

Он снова приглушенно рассмеялся:

– А я Погодин. Привет, сестра.

– Вот так встреча. Судьба прям, – робко хихикнула Женя.

Лицо Погодина сделалось каменным.

– Это не судьба, это ты курица безмозглая, – припечатал он. – Тебе даже продуктовую тележку нельзя доверять, не то что машину. Как ты по улицам ездишь?

– Нормально езжу! – осмелев, рыкнула Женька и спрятала паспорт в сумку.

– Телефон мой запиши.

– Блин, у меня батарея села.

– Хреновая отмазка.

Погодин не стал ждать, пока Женя отыщет записную книжку. Забрав сумку, он вывалил все ее содержимое на сиденье и из кучи хлама, которую с собой обычно таскают женщины, выхватил первую попавшуюся на глаза помаду. Написав на лобовом стекле свой номер, он сунул ее Женьке в руку.

– Позвонишь вечером. Не позвонишь – убью. Свалишь куда-нибудь – убью. Помрешь – найду и снова убью. Поняла?

– Dolce & Gabbana, – пробормотала девушка, глядя на обломанный розовый стик.

– Чего?

– Помада. Ты мне помаду сломал. Dolce & Gabbana.

– Нашла о чем грустить.

***

В этом ее новый знакомый абсолютно прав. У Женьки полно поводов погрустить и без этого досадного происшествия. Нет, она не кляла себя на чем свет стоит, матюгнулась пару раз и все. К осознанию, что ты неудачница, тоже можно привыкнуть. Видимо, сегодня та черная кошка около супермаркета была далеко не первая, с утра пробежала еще какая-то, которую она не заметила. С неизбежностью не поспоришь.

Позвони вечером, он сказал. Но что-то не уточнил, во сколько у него начинается вечер. Женя протянула до девяти. Потом еще минут пятнадцать смотрела на номер, не решаясь нажать кнопку вызова. И две минуты думала, как обратиться к Погодину, не по фамилии же, имени-то он так и не назвал.

Ладно, пора. Чего тянуть…

– Я слушаю, – сказал в трубке спокойный голос.

– Это Женя.

– Какая Женя?

Может, он уже и забыл, что произошло с утра. Может, не стоило и звонить…

Вспыхнуло отчаянное желание бросить трубку, но Женя вспомнила его глаза и, крамольный огонек тут же угас.

– Погодина, – как можно равнодушнее сказала она.

– А-а-а, – засмеялся он, – Дольчегабана. Ну, привет. А чего так поздно звонишь?

– Некогда было, – буркнула Евгения.

– Ты у нас занятая, значит?

– Как мы решим наш вопрос? – культурно свернула в нужное русло.

– Разумеется, при личной встрече. Приезжай – поговорим.

– Хм… Не поздновато ли? – напряглась Погодина.

– Так ты ж у нас деловая, вся в делах. Позвонила б раньше, встретились бы раньше.

«Бл*ть», – матюгнулась про себя Женька и вежливо спросила:

– Куда приезжать?

– Адрес скину. Постарайся не задерживаться.

Поговорив с Погодиным, она тяжело выдохнула и вытерла о джинсы вспотевшие ладони. В комнате стояла невыносимая духота, открытое нараспашку окно не спасало.

– Лентяйка, – проворчала и бросила в стоящий на столе круглый аквариум щепотку сухого корма. – Кормлю тебя, кормлю, хоть бы одно желание исполнила.

Золотая рыбка вильнула хвостом и стала жадно хватать плавающие крошки с поверхности воды.

До адреса, который ей скинул блондин, ехать было недалеко, что уже радовало. Хорошо хоть машину на стоянку не успела поставить, а то еще туда пришлось бы топать. На улице уже потемнело, но опасалась Женька не темноты. Боялась она таких вот наглых и довольно агрессивных типов, с каким ей довелось столкнуться сегодня. Что тоже закономерно – ей по жизни попадались одни ублюдки. С другой стороны, понятно его негодование. И злость его обоснована. У мужиков к тачкам особое отношение, они ж над ними хуже, чем над бабами, трясутся. А у этого машина новенькая, видно же. А тут такой конфуз. Если до грунтовки пропорола, то вообще капец. У самой то «пыжику» десяток лет уже, он и не такое видел. На нем и царапины есть, и даже легкая вмятина на правом крыле. Но Жене б тоже было обидно, случись с ее машиной такое.

Притормозив у жилого дома, она позвонила Погодину, чтобы уточнить, на какой этаж подниматься. Живет он тут, что ли?

О том, что будет дальше, попыталась не думать.

– На месте? – сразу спросил он. – Как добралась?

– Хм… нормально.

– Видишь рядом строящееся здание? Шуруй туда. На второй этаж поднимайся.

– Шутишь?

– Угу, прям с сегодняшнего утра начал. Шучу без остановки.

Погодина постояла на месте, глядя на бетонного монстра с пустыми окнами- глазницами, снова выругалась и пошла обратно к «пыжику».

Ну его нахрен!

Села, пристегнулась, но почему-то никак не могла себя заставить повернуть в замке ключ зажигания. Покусав губы, она снова вылезла из машины, от души хлопнула дверцей и решительно направилась к серому зданию. Он же сказал, позвонила б раньше, встретились раньше. Не специально ж сюда ее притащил. Может, он тут работает! Стены шпаклюет, например! Или он прораб на стройке!

Техники рядом не обнаружилось, ворота открыты, поэтому она беспрепятственно прошла во двор, нашла вход и поднялась на второй этаж. Правда, на лестнице ей пришлось немного сбавить свою решительность – нужно было смотреть под ноги, чтобы не оступиться в темноте.

Погодин стоял у пустого оконного проема и смотрел на улицу. Он был в джинсах и белой футболке.

Нет, с прорабом она, кажется, промахнулась.

– Привет, Дольчегабана, – обернулся, услышав ее шаги.

– Зачем мы здесь? – Она осторожно приблизилась. Темно-серые стены почти съели тонкую фигуру, но фонари соседнего дома хорошо освещали нутро новостройки. Света хватало, чтобы видеть ее бледное лицо.

– Ты же сказала: убей меня. Буду сейчас тебя убивать. А потом в стену замурую, чтобы никто не нашел. Или в бетон закатаю…

Лицо девушки сделалось совсем белым, но осталось таким же непроницаемым. Ничего в глазах не отразилось – ни страха, ни удивления. Но руки ее выдавали. Они были живыми и беспокойными. Так бывает, когда человек умеет владеть собой, но не до конца. Сделав бесстрастное лицо, он совсем забывает про руки. Ее руки, словно беспокойные зверьки, бесцельно пробежали по ряду пуговиц на плотно застегнутой джинсовке и юркнули в карманы.

– Что у тебя там?

Женя не ответила, но отшагнула назад. Руки-зверьки глубже спрятались в норках.

– Стой на месте, а то хуже будет, – приказал он и сократил между ними расстояние. На этот раз практически до нуля. Погодина снова уперлась взглядом в его подбородок с ямочкой.

– Что там у тебя? – каким-то гипнотическим голосом повторил однофамилец, сжал одно запястье, сжал второе и вытянул ее руки из карманов.

– Ты смотри, как подготовилась, – одобрительно сказал Погодин, увидев, что одна ладонь сжимает перочинный нож, вторая – газовый баллончик. – Наконец-то хоть какие-то проблески ума. Это ж надо, припереться на стройку в такое время. Одна. К незнакомому мужику. Шучу я, шучу. Нормально добралась? Быстро?

– Да, – не очень уверенно сказала Женя, смущенная непонятными вопросами.

– Помещение тут хочу купить, вот и думаю, нормально ли будет клиентуре добираться. Не центр, конечно, но район неплохой. Стройка долго заморожена была, а теперь другой застройщик выкупил, обещают к осени сдать.

– Так осень уже вот-вот… июль уже.

– Осень – это ноябрь. Пошли, – скомандовал он, направившись к лестнице, и Женька, облегченно выдохнув, посеменила следом.

Они обошли здание, вышли со двора из других ворот и остановились у «рэндж ровера».

Погодин сел за руль и открыл для Жени дверцу.

– Поехали. Тут кафешка недалеко, перекусим чего-нибудь.

– Моя машина дальше, – Женька кивнула за угол.

– Как хочешь. Беги стометровку тогда.

– Ладно. Только я на своей, – согласилась Евгения и юркнула в салон.

Они объехали дом, она пересела в свою машину и двинулась за Погодиным. Тревога ее немного развеялась, но осталось желание побыстрее со всем этим покончить.

Устроившись за столиком и заказав кофе, Женя прямо спросила:

– Хочешь денег с меня стрясти?

– А у тебя они есть?

– Нет.

– То-то же. Как долг отдавать собираешься?

Во взгляде промелькнуло смятение, Женя заерзала на стуле.

Словно прочитав ее мысли, Погодин усмехнулся:

– Не-не, даже не думай, ты столько не стоишь.

– Спасибо, успокоил, – проворчала она, не зная, то ли оскорбиться, то ли вздохнуть от облегчения, что он не видит в ней сексуального объекта. – А что, со страховкой проблемы?

– Никаких, – его глаза снова холодно блеснули. – Я три месяца эту машину ждал, неделю как из салона забрал! А ты этой сраной тележкой!..

– Я свою продавать не буду, она мне для работы нужна... чтобы ты знал…

– Раз денег нет, значит, отработаешь. Кем работаешь?

– Нейл-дизайн.

– Маникюрщица.

– Маникюрша.

– Как ты думаешь, мне нужен маникюр?

Женя бросила беглый взгляд на его руки и уклончиво ответила:

– Это очень неплохо, когда мужчина ухаживает за руками. У меня много клиентов мужчин, это нормально.

– Вот и договорились. Адрес скину.

Книги автора

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.