Без правил

Аника Лев/Neakrie

Просмотров: 408
Категории: Любовные романы
3.5/5 оценка (2 голосов)
Загружена 09.09.17
Без правил

Купить книгу

Формат: PDF, TXT, EPUB, FB2
Избранное Удалить
В избранное!

История старая, как мир...
Желание, вспыхнувшее с первого взгляда... Невозможность противиться этому притяжению... Чувства, оказавшиеся игрой... Попытки собрать осколки разбитого сердца...
Знакомо? А если перетасовать колоду и посмотреть новый расклад?

Пролог

Мама...

Последнее мое воспоминание о ней - холодный черный шелк, принявший в свои объятия хрупкое тело, ее нежное умиротворенное лицо, на котором всегда цвела ласковая улыбка, бледная кожа, что раньше всегда была покрыта золотистым загаром и от того казавшаяся сейчас неестественно, и закрытые глаза... Родные нежно-голубые глаза, которые я больше никогда не увижу.

Мама...

На плечо легла большая горячая ладонь:

- Тебе не надо на это смотреть, - произнесли холодным безразличным тоном.

- Я останусь до конца, - ровно ответила я.

Стоящие рядом взрослые удивленно смотрели на меня, одетую во все черное малышку шести лет, в глазах которой не было ни единой слезинки. Кончились слезы. Вчера ночью кончились, когда одна в пустой черной комнате оплакивала маму и свою прежнюю жизнь.

Теперь все по-другому. Мамы нет, и ее не вернуть. Теперь обо мне будет заботиться тот, кто стоит за моей спиной, и лицо которого полностью бесстрастно и равнодушно. Отец, бросивший нас с мамой еще до моего рождения.

А значит, у меня теперь есть только я...

Глава 1

Просыпаться было тяжело. Голова раскалывалась, а все тело словно было ватным. Подняв взгляд к потолку, я чуть подрагивающей рукой стерла холодный пот с лица, чувствуя, как все тело колотит в ознобе.

Опять этот сон. Прошло уже одиннадцать лет, но иногда мне все так же снятся похороны мамы. Нет, я уже давно смирилась с тем, что ее нет в моей жизни. Когда это случилось? Может, когда кидала положенные три горсти земли в ее могилу? Или в тот момент, когда покидала родную двухкомнатную квартирку, ставшую в один миг совершенно чужой? Но все же иногда боль от потери родного человека всплывает из самых глубин моей не совсем чистой души и оседает давящим грузом на сердце. Иногда мне кажется, что в тот день я оставила это самое сердце не дне маминой могилы.

"Хватит", - мысленно встряхнула себя, отгоняя печальные мысли.

Вытащив из-под подушки лежавший там мобильник, взглянула на дисплей и со вздохом констатировала, что пора подниматься - вот-вот должен прозвонить установленная на телефоне мелодия. А так в падлу. Поборовшись пару минут с собственной ленью, вздохнула еще раз и решила-таки вставать. Сегодня нельзя опоздать, День Знаний, как-никак. Даже не верится, что жаркое лето уже подошло к концу, и скоро деревья окрасятся в багрово-золотистые тона. Хотя мне грех жаловаться. Я люблю осень с ее холодными проливными дождями, опадающей листвой и робкими лучами солнца, выглядывающими из-за хмурых туч.

Из положения лежа прошлась взглядом по периметру комнаты, осматривая ставшую уже привычной обстановку: выцветшие бледно-голубые обои с абстрактными рисунками, большое окно, занавешенное тяжелыми синими шторами, от чего комната была погружена в приятный полумрак, одноместная деревянная кровать, придвинутая к одной стене и бельевой шкаф с зеркалом у другой, напротив моего лежбища стол с лежащем на нем ноутбуком и горой учебников, тетрадей и прочих мелочей. Ни одной картины, ни единой фотографии, ни единой мягкой игрушки - холодная пустая обстановка, как нельзя лучше отображающая меня и мою жизнь.

Все-таки поднявшись с кровати, я прошлепала босыми ногами по холодному полу к стоявшему рядом шкафу с зеркальной дверцей. Посмотрев в него, увидела довольно симпатичную девушку (себя тяжело судить непредвзято) смотревшую на меня. Черные волнистые волосы, достигающие лопаток, сейчас были растрепаны, невысокая хрупкая фигурка, прикрытая лишь растянутой мужской футболкой, доходящей до середины бедер, золотистого загара кожа, покатые плечи, изящные руки с маленькими ладошками и пальцами пианистки, небольшая высокая грудь, тонкая талия, округлые бедра, довольно длинные ноги с аккуратными ступнями и тонкими щиколотками. Приятное на вид овальной формы лицо: высокий лоб, тонкие брови, прямой с чуть вздернутым кончиком носик, розовые чуть пухловатые губки, сейчас кривившиеся в усмешке, маленький, но выдающий упрямый характер хозяйки, подбородок, красиво вылепленные скулы, длинные изогнутые черные ресницы веерами обрамляющие глаза... Мои глаза, а точнее их цвет и форма, - это первое из двух вещей, что я терпеть не могла в себе. Из-за миндалевидного разреза, за который стоит "поблагодарить" бабушку по материнской линии (а уж от кого она получила сей "подарок" неизвестно), любители фэнтези постоянно меня сравнивали с эльфийкой. А уж про цвет и говорить нечего. Льдисто-голубые, настолько светлого оттенка, что казались почти прозрачными (тоже спасибо бабуле), мои глаза кого-то пугали, а кого-то, наоборот, привлекали своей необычностью.

Погипнотизировав собственное отражение пару минут, я открыла дверцу шкафа и, вытащив из него нужные вещи, стала быстро одеваться. Спустя четверть часа, которые в основном были потрачены на утренние водные процедуры, я уже была полностью готова. Теперь в зеркале отражалась не лохматое недоразумение, а прилично одетая в черные прямые брюки низкой посадки, голубую шелковую блузку с расстегнутыми двумя верхними пуговицами и перехваченной лентой под грудью девушка. Расчесав волосы, я достала из спрятанной среди вещей маленькой шкатулки тонкую серебряную цепочку с маленьким кулоном-полумесяцем из того же металла и аккуратно одела ее на шею, застегнув замочек и ласково коснувшись подвески.

Мама...

Это единственная доставшаяся мне вещь, что хранит в себе воспоминания об ее прикосновениях. Губы чуть дрогнули в нежной с толикой грусти улыбке.

Нанеся минимум макияжа, быстро покидала в сумку самое необходимое на сегодня: ключи от квартиры, записная книжка, ручка, маленькая косметичка, сигареты с зажигалкой и мобильник, и, на миг скривившись, вышла из своей комнаты. Не смотря по сторонам и быстро пройдя гостиную, я зашла в кухню. Достав из холодильника коробку с вишневым соком, налила в стакан бардовой жидкости и залпом осушила его. Ну вот, завтрак закончен.

Выйдя в маленькую прихожую, выдержанную в грязно-коричневых тонах, быстро обула черные туфли на высокой шпильке и уже схватилась за ручку двери, готовая выйти из квартиры, как услышала:

- Дорогой, ты уже проснулся?

Черт! А это кто? Опять он за старое?! Сколько раз уже ему говорила, чтобы он не таскал в квартиру своих выдр.

Глянув на настенные часы, поняла, что до начала классного часа (или как он тут называется?) осталось совсем мало времени, а мне еще через полгорода добираться. Вылетев из квартиры, сбежала по лестнице с четвертого этажа и, не сбавляя скорости, поцокала к остановке. Через минуту, чуть не оставив каблуки вместе с ногами в какой-то ямке (ну что я могу сказать: дураки и дороги – извечные проблемы), перешла все-таки на быстрый шаг. Лучше опоздать на пару минут, чем загреметь в больницу на пару месяцев.

Центральный корпус Технологического университета поражал своим размером.

Идя по большой парковке перед политехом, сейчас и на половину не заполненной машинами, я достала мобильник и посмотрела на время. Успеваю. Главное не потеряться в самом здании. Втиснувшись в плотную толпу идущих ко входу студентов, я стала продвигаться вперед, старательно прислушиваясь к разговорам студентов. Надо же знать, какие здесь ходят слухи.

- А почему так мало народа?

- Сегодня здесь только первокурсники, у остальных курсов выходной.

- Вот бы познакомиться с Котовым!

- А это кто?

- Точно, ты же не местная! Он самый популярный парень в универе. Мне про него подружки рассказывали. Говорят, что он всем своим девушкам покупает дорогие подарки.

- Здорово!

- У меня здесь сестра на третьем курсе. Представляешь, она рассказывала, что он сын криминального авторитета. Его отец щедро спонсирует универ, поэтому его и терпят. Она говорила, что он, как и отец, тоже занимается криминалом.

- А какой он?

- Сестра сказала, что красивый, но с ним лучше не связываться.

- Почему?

- Про него всякие слухи по городу ходят. Все студенты и преподаватели бояться его до ужаса. Ему даже ректор не указ.

- Да? Ну ладно, скоро сама увижу.

Решив не слушать дальше этот бред, я стала продвигаться вперед, раздумывая над сложившейся ситуацией. Надо же, как интересно. Неужели смотрящий (а кто может быть авторитетнее него?) настолько влиятелен в городе, что может открыто оказывать спонсорскую помощь университету?

Слава Богу, найти нужную аудиторию не составило труда - просто спросила дорогу у первого попавшегося профессора, оказавшегося очень приятным пожилым человеком. Он-то и проводил меня до кабинета, так как, по чистой случайности, ему как раз было туда же, куда и мне. Идя вслед за Аристархом Николаевичем, как представился мужчина, я с любопытством оглядывалась по сторонам. Высокие белые потолки, свежевыкрашенные в светло-зеленый цвет стены, шероховатая плитка на полу, пластиковые окна - в целом мое новое место учебы производило приятное впечатление. Поднявшись по широкой лестнице и пройдя немного вперед, мы оказались перед открытым кабинетом, в который понемногу стекался народ.

Тихо поблагодарив преподавателя, я зашла в аудиторию, оказавшуюся поточной, и расположение парт которой напоминало греческий амфитеатр с преподавательским столом вместо сцены. Поднявшись по узкому проходу, я села на свободное место рядом с какими-то девушками. Не прошло и минуты, как единственное место рядом со мной оказалось занято симпатичным улыбчивым парнем, который сразу же стал строить глазки шикарной рыжеволосой красавице, сидящей через место от меня. Достав записную книжку и ручку, отметила, что количество девушек в разы меньше, чем представителей сильно пола.

- Устраивайтесь на места, дамы и господа. Меньше чем через минуту прозвучит ваш первый звонок в этом здании, - громко прозвучал мужской голос, перекрывший гомон новоиспеченных студентов.

Посмотрев в сторону преподавательского стола, за которым, как за трибуной, стояло несколько человек, с удивлением увидела давешнего профессора. Как и сказал преподаватель, не прошло и полминуты, как зазвенел громкий сигнал, оповестив о начале занятия.

- Ну что ж, - сказал пожилой мужчина хорошо поставленным голосом (еще бы, за столько лет не научиться), - позвольте поздравить вас с поступлением в наш университет. Меня зовут Филонов Аристарх Николаевич. Я являюсь деканом вашего факультета. Сейчас мы разберем основные моменты, связанные с учебой, и выдадим вам пропуска и зачетные книжки. Также будут названы имена старост и кураторов каждой группы.

Внимательно слушая речь декана (вот так совпадение), я делала необходимые пометки в записной книжке. Осторожно осмотревшись по сторонам, попыталась увидеть знакомые лица одногруппников, с которыми успела познакомиться во время отработки в политехе. Пару недель назад я вместе с еще четырьмя девушками, трое из которых оказались моими однокурсницами, работала на универ в течение пяти дней, драя кабинеты. Девушки оказались неплохими, без закидонов, поэтому мы быстро нашли общий язык. Интересно, где они сейчас сидят? Вместе с этой троицей и мной в нашей группе насчитывалось двадцать три человека, что было довольно-таки мало по сравнению с другими, где количество студентов доходило до двадцати пяти-тридцати. Как мне объяснила Лена, одна из девушек, это произошло от того, что проходной балл в нашу группу выше, чем в остальные. Также она рассказала, что в нашей группе всего семь девушек.

Неожиданно ход моих мысли прервал звук открываемой двери. Под удивленными взглядами как студентов, так и преподавателей во главе с деканом, в аудиторию, как к себе домой, вошли пятеро парней.

Среди них особо выделялся только один, одетый в лакированные черные ботинки, темное-серые брюки с заниженной талией, узкий черный ремень и опять же черную приталенную рубашку с закатанными до локтей рукавами. Хм... Ну что я могу сказать? Красивый парень с отличной фигурой: золотистый загар, рост, наверное, рост примерно метр девяносто, широкие плечи, накачанные руки, довольно внушительная грудная клетка, тонкая талия, узкие бедра и длинные ноги. Мда... Телосложение у него просто потрясающее, все стоящие рядом со мной девчонки просто облизывали его взглядами. Про лицо не могу сказать ничего конкретного – сидела я довольно далеко, да и солнцезащитные очки закрывали часть его фэйса. Единственное, что я смогла толком увидеть - это русые волосы, непокорными прядками торчащими в разные стороны в творческом беспорядке. Хм… Интересный экземпляр.

***

- Долго мы еще по кабинетам ходить будем? - уже в который раз спросил у него Костя или, как его называли свои, Кастет.

- Столько, сколько понадобиться, - нахмурился Кот.

Он уже сам успел пожалеть о дурацком споре, но отступать было уже поздно. Осмотрев очередную аудиторию, он скривился. Вот черт его дернул поспорить с Русом о том, что он за сегодня найдет себе новую подружку среди первокурсниц! Хотя... Ирка уже успела ему надоесть, и пора присмотреть себе новую жертву.

- Эти не подходят, - скривился он, - пошли дальше.

Вот уже почти полчаса он искал хотя бы одну девушку, сумевшую его заинтересовать, но пока все, кого он увидел, были обычными простушками или трясущимися от страха (видимо, эти знали о его репутации), или отчаянно строившими глазки ему и его людям (а эти, похоже, повелись на внешность). Не сказать, что ему не нравились эти два чувства, отображавшиеся в глазах глупышек, но вся эта однотипность начинала раздражать.

Да, была парочка миленьких куколок, на которых облизывались все присутствующие парни, но и им не хватало чего-то. Он и сам толком не понимал, что ищет в своей новой подружке. Надоело, все надоело. Хотелось чего-то нового и необычного.

***

Это у него такое своеобразное развлечение? Кстати, живу в этом городе два с половиной месяца, а еще не удосужилась узнать о смотрящем и вообще верхушке теневого бизнеса этого города. Непорядок, надо исправлять ситуацию.

Стараясь делать это незаметно, я внимательно следила, как к нашему ряду особо не торопясь, но и не изображая показушную вальяжность, приблизился тот самый русоволосый парень. И правда, красавчик. На высоких каблуках я едва ли достану ему до подбородка. Но больше внешности меня привлек своеобразный ореол властности. Да, такой, как он, привык, что его приказы выполняются беспрекословно.

Сняв очки, он внимательно прошелся взглядом по ряду девушек, остановив его почему-то на мне. Уже не тая свой интерес к этому импровизированному шоу, внимательно осмотрела лицо парня, поражаясь его какой-то злой красоте: "упрямый" подбородок, не слишком мощная, но внушительная челюсть, чуть тонковатые губы, кривившиеся в злорадно-довольной ухмылке, красивые, резко очерченные скулы, прямой нос (ему ни разу его не ломали? Какая жалость), высокий лоб, хищный разлет бровей, длинные веера, что странно, черных ресниц и зеленые с желтым ободком возле зрачка кошачьи глаза. Парня даже не портили легкая небритость и шрам над левой бровью.

Подойдя ко мне практически вплотную, он, цепко схватив длинными мозолистыми пальцами за подбородок, приподнял мое лицо, заставил посмотреть ему в глаза.

***

"Красивая", - крутилось в голове, пока он медленно приближался к приглянувшейся ему с первого взгляда девушке.

И чем только она привлекла его внимание? Маленькая, худенькая, с небольшими формами - она совершенно не была из того типа цыпочек, что он предпочитал. Его всегда привлекали шикарные высокие красотки, у которых было за что подержаться, и которые не боялись более пылких игр в постели. Но от этой малышки почему-то не хотелось отводить взгляда, хотя рядом с ней и сидела длинноногая шатенка с аппетитной грудью. Желая увидеть глаза малышки, он взял ее за подбородок и, еле удержавшись от того, чтобы не погладить оказавшуюся такой нежной кожу, вынудил поднять на него взгляд.

Забыв обо всем, он несколько долгих секунд смотрел в такие притягательные холодные глаза, лед которых ему захотелось растопить.

Отлично!

***

- Ты, - чуть хрипловатым бархатным голосом произнес молодой мужчина, продолжая что-то искать в моих глаз.

Удивленно вскинула одну бровь, всем своим видом выражая недоумение и вопрос.

- Ты, - губы парня растянулись в предвкушающей довольной улыбке, открывая вид на ряд ровных белых зубов, - ты будешь моей девушкой.

Глава 2

Что? Девушка? Его?

Я с бесстрастным выражением лица, не отрывая взгляда, в упор смотрела на парня, хотя внутри все кипело от шока и вспыхнувшей злости.

Это что, шутка такая что ли? Но судя по его довольно блестевшим глазам и искривившей красивые губы ухмылке - нет, не шутка. Он что, правда считает, что достаточно одного его слова (ладно, четырех), чтобы я, радостно улыбаясь, поскакала в его объятия? Такая наглость просто поражает. Не скажу, что его выбор не льстит моему самолюбию (а какая представительница слабого пола не подвержена этому пороку?), ведь та же самая рыжеволосая девушка, сидевшая рядом, намного красивее меня, но встречаться с ним у меня нет никакого желания. Я в ближайшее время (да и не в ближайшее тоже) ни с кем не хочу никаких отношений. Да и вообще не хочу ничего такого.

Чуть сдвинув ладонь и все так же смотря мне в глаза, парень провел подушечкой большого пальца по моей нижней губе каким-то чересчур интимным движением. Если он ожидал от меня какой-либо реакции, то получил полный облом - ни один мускул на моем лице не дрогнул, а в глазах, как и до этого момента, читалось только равнодушие.

- Еще увидимся, - оскалился молодой мужчина, на прощанье еще раз мазнув по моим губам кончиками пальцев, спрыгнул с парты и, не оборачиваясь, стал спускаться по лестнице.

Как мне показалось, стоило ему и его четверке закрыть за собой дверь, как все, включая и самого декана, выдохнули с облегчением.

- Ну что ж, - кашлянул профессор, стараясь скрыть неловкость, - давайте продолжим.

***

- Не верится, что ты решил с помощью этой малышки выиграть пари, - пробормотал Клим, прислонившись спиной стене.

Они стояли возле входа в универ и курили, довольные тем, что Кот, наконец-то, закончил забег по аудиториям. Хотя выбор вожака их поразил - молодой мужчина еще никогда не выбирал себе в постель таких миниатюрных куколок. Все его бывшие были статными красавицами, формы которых вызывали повышенное слюновыделение у всех парней. Эта же девчонка сильно выбивалась из образа подружки главаря.

Кирилл только едва заметно кривил губы, сжимая в кулак руку, которой касался малышки. Кожу пальцев покалывало, словно он до сих пор гладил ее губы. Ощущение было новым и непонятно откуда взявшимся, но однозначно приятным, чтобы начать задумываться, с чего оно вообще появилось.

- А ни че так цыпочка, симпатичная, - хмыкнул затеявший вчера эту авантюру Руслан, красивый шатен с отличной фигурой и смазливым лицом и главный бабник их компании, - Кот, когда она тебе надоест, скажешь мне. Я тоже не прочь попробовать этот лакомый кусо... - договорить парень не смог.

Мигом оказавшийся рядом Кирилл схватил его одной рукой за горло, ладонью вдавливая кадык парня в глотку. Держась за душащую его руку, Руслан пытался разжать пальцы, перекрывшие доступ кислороду, чувствуя, что дышать становится все труднее. Вырваться из захвата никак не получалось - не зря Кота считали среди них самым сильным. А оказать серьезное сопротивление... Руслан не был дураком и не хотел провести ближайшие месяцы в больнице. Воздух выходил из легких с хрипами, а сделать новый "глоток" практически не получалось. Оставшиеся трое парней даже не пытались помочь другу - попасть под раздачу не хотелось никому. Уже чувствуя головокружение, Рус поднял слезящийся взгляд на лицо вожака и содрогнулся. На него в упор смотрели прищуренные кошачьи глаза, которые горели даже не злостью, а чистым бешенством.

- Запомни, повторять я больше не буду, - спокойно глядя на задыхающегося друга, тихо произнес Кирилл,- эта малышка моя. Посмеешь ее тронуть и можешь прощаться с моим покровительством. Ты меня понял?

- Да, - прохрипел Рус, чувствуя, как легкие все сильнее горят от нехватки кислорода. Нахрен он вообще вчера предложил вожаку этот спор?

- Я рад, - холодно улыбнулся Кот, разжав пальцы.

Прикурив сигарету и откинув голову назад, он выдохнул горький дым в чистое светло-голубое небо, которое даже отдаленно нельзя было сравнить с ледяными глазами девушки, имя которой он даже не удосужился узнать. Успеет. Теперь она от него никуда не денется.

- Пожалуй, - задумчиво сказал он, продолжая смотреть на небо, - мне стоит даже поблагодарить тебя - если бы не твой вчерашний пьяный бред, я не встретил бы такую занимательную малышку. Запомните все, - новый выдох обжигающего легкие дыма в небо, - тот, кто ее тронет, лишиться пары выступающих частей тела.

Друзья недоуменно переглянулись. Их вожак еще ни разу не реагировал так на шутки Руса. А уж эти слова стали для них полнейшим шоком. Они ведь никогда не пытались подкатывать к подружкам Кирилла, уважая его как никого другого. Эти девочки были его добычей, и трогать их никто не собирался, не смотря на постоянные намеки Руслана поделиться. Но вот то, что Кот приказал им не трогать малышку (а эту девушку почему-то хотелось называть именно так), было неожиданно и странно.

- Ирка съест эту малютку, - подал голос Змей, цепким и в то же время равнодушным взглядом осматривая местность.

Губы Кира искривила злорадная ухмылка:

- Вот и посмотрим, кто кого.

***

- Снежнова Мирослава, задержитесь на минутку, пожалуйста, - прозвучал голос декана, когда уже все студенты медленным потоком начали выходить из аудитории.

Сделав глубокий вздох (утихшая было злость, вновь забурлила на дне души), я с легкой полуулыбкой подошла к ждавшему меня за своим столом пожилому мужчине.

- Вы что-то хотели, Аристарх Николаевич? - тихо обратилась я к профессору, отметив, как на миг сбилось его дыхание.

Еле удержалась от того, чтобы не скривиться. По мимо собственных глаз, единственное, что я терпеть не могу в себе - голос. При довольно-таки заурядной внешности (лично, по моему мнению, и опять же исключая необычные глаза) у меня с детства очень красивый голос. Бархатистый и томный, тянущийся мелодией и обволакивающий людей своим звучанием (и это не мои слова, а одного бывшего поклонника, так и не ставшего для меня кем-то большим), он доставлял мне огромные проблемы. Кто бы знал, сколько раз еще в школе мне предлагали профессию певицы. Сколько раз учитель музыки пытался заставить меня петь, тогда как я всегда старалась держать рот на замке на занятиях, да и вообще по жизни. Причина моего нежелания петь очень проста - да, я одарена красивым голосом, но совершенно обделена музыкальным слухом. Единственный раз, когда я решила спеть перед преподавателем (просто уже довел до ручки), он запомнил, наверное, на всю жизнь. Ценитель прекрасного тогда еле удержался от слез, пока я тихо смеялась над ним и его разрушенными мечтами воспитать звезду эстрады. "Насмешка Бога", - с грустью произнес он тогда и больше меня на своих занятиях не трогал. Из-за этого дурацкого голоса я и начала курить, надеясь, что он станет хоть немного грубее. Все чего я добилась, так это того, что в нем стали проскальзывать хрипловатые нотки, которые еще больше понравились противоположному полу.

- Да, - замялся он, стараясь не смотреть мне в глаза и нервно постукивая пальцами правой руки по столу, который разделял нас, - это по поводу произошедшего на занятии.

Разговоры студентов, еще не успевших выйти из аудитории, приутихли. А ведь любопытство сгубило не одну кошку. Только вот остальных знание этого факта, к моему глубокому сожалению, все равно не останавливает.

- Я слушаю, - стараясь не обращать внимания на медлящих и старательно прислушивающихся к нашему разговору студентов, все так же тихо сказала я.

- Ты ведь недавно в нашем городе, - скорее утвердительно, чем с вопросом, произнес мужчина.

- Как догадались? - а действительно, как?

- Личное дело, - хмыкнул он, постучав костяшками пальцев по стопке тонких папок, лежащих ближе всего к нему.

Хм... Логично. Я как-то даже не задумывалась над этим вопросом. Надеюсь лишь, что в этом самом деле есть только общие факты: школа, адрес, оценки аттестата и все в таком духе, без всяких ненужных мне дополнений.

- Так вот, - продолжил мужчина, - в городе ты новенькая, а значит, ничего не знаешь о Кирилле. Все, что я хочу тебе посоветовать - будь осторожна с ним. Не ведись на его красивую внешность и наличие денег, как делают это остальные глупышки. Он, - профессор вновь замялся, подбирая слова, - не из тех молодых людей, с кем стоит заводить серьезные отношения. Ты девушка умная и, я надеюсь, у тебя хватит здравого смысла, прислушаться к моим словам.

К чему это он клонит? Если я правильно его поняла, а на отсутствие мозга я никогда не жаловалась, он намекает на то, что больше, чем на короткую интрижку, я могу не рассчитывать? Как интересно...

- Собственно, - задумчиво протянула я, - я и не собиралась продолжать наше с ним знакомство. Мне приятна Ваша забота, но можете не волноваться, - уголки губ чуть дернулись вверх, - я поступила сюда, чтобы получать знания, а не для того, чтобы заводить романы.

- Это радует. Тогда, думаю, вопрос решен, - в ответ как-то грустно (с чего бы?) улыбнулся мне преподаватель. - Не смею тебя больше задерживать. Если появятся какие-то трудности, обращайся в деканат.

- Спасибо, до свидания, - не буду я обращаться к Вам, профессор. Вы этого парня побаиваетесь, а значит, и смысла от вашей помощи не будет.

- До свидания, - попрощался со мной мужчина и, когда я отошла на достаточное расстояние, чтобы не расслышать его слов, добавил:

- Надеюсь, его интерес быстро пропадет. Такая милая девочка.

***

- Чем сегодня займемся? - хрипло спросил Рус, потирая болевшее горло, на котором к завтрашнему утру точно появятся пять отметин от пальцев Кота.

- Сначала по точкам прокатимся, - Кирилл затушил бычок носком ботинка об асфальт и облокотился на машину, - надо глянуть, все ли в порядке. А вечером в "Рай" рванем.

- Почему туда? - удивился Клим. - Мы же там пару дней назад зависали.

- Нужно же мне с Ириской попрощаться, - хмыкнул Кот.

Парни весело рассмеялись, предвкушая представление, которое обязательно устроит вспыльчивая Ира, когда узнает, что Кир нашел ей замену.

***

Домой я добиралась еще более задумчивая.

Из головы никак не хотел выходить разговор с деканом. Его грустная, даже извиняющаяся улыбка не давала мне покоя. Что же было не так? Легкое постукивание пальцев по поверхности стола. Волнение? Из-за чего? Из-за неприятного разговора с новенькой студенткой? Так же можно списать эти действия на обычную нервозность из-за сорванного занятия. Но ведь, как преподаватель, он должен быть человеком уравновешенным и спокойным, готовым к любым неожиданным срывам занятий. Бегающий взгляд. Не хотел меня расстраивать тем намеком насчет этого... как его... Кирилла. Возможно. Но как же тогда он отказывает студентам в пересдаче экзаменов? И все же, что могло его так взволновать? Мой голос? Глупости - на свою долгую практику он явно насмотрелся и наслушался более, чем достаточно. Следовательно, все мои предыдущие выводы были неверными. А значит, причина кроется в чем-то другом. И эта улыбка... За что он мог извиняться едва заметным грустным изгибом губ? Ответ напрашивается только один - за ложь. Такие учителя, как он, привыкли давать все свои знания ученикам и врать для них неестественно и непривычно. Отсюда и первые два признака. Только вот в чем конкретно он меня обманул?

Остановившись прямо на лестничной площадке между вторым и третьим этажами, я прикрыла глаза и стала вспоминать, в какой же именно момент проскользнула эта самая улыбка, так задевшая меня.

"- Это радует. Тогда, думаю, вопрос решен, - в ответ как-то грустно (с чего бы?) улыбнулся мне преподаватель".

Здесь. Хм... Странно.

Поднявшись на свой этаж и открыв дверь в квартиру, вошла в прихожую. Пока расстегивала ремешки на туфлях, прикидывала, чем бы заняться до вечера. Аська? Не сижу принципиально. Я предпочитаю видеть того, с кем общаюсь. Да и нет у меня того, с кем бы хотелось поболтать ни о чем. Убраться? Вчера успела. Что-нибудь приготовить? Пф... Никогда не любила это дело. Может, тогда почитать?

- Ты кто? - прервал поток моих мыслей резкий, а самое главное, незнакомый женский голос.

Вскинув голову, недоуменно уставилась на моложавую женщину, одетую только в мужскую рубашку, доходящую ей до середины бедра. Все ясно.

- Соседка, - хмыкнула в ответ.

- Что? - бабенка нахмурилась. - Какая соседка?

- Которая полночи слушала ваши с Юрой стоны, - пожала плечами, соврав. Стонов я не слышала, но раз тетя так одета, значит, ночью в любом случае был интим.

Расправившись, наконец, с заевшим замочком, поднялась с корточек. Подхватив лежавшую на полу сумку и уже не обращая внимания на продолжающую пялиться на меня женщину, прошла в свою комнату и закрыла дверь прямо перед ее лицом.

Окстись, тетя, на эту территорию тебе вход заказан.

Переодеваясь в домашние драные джинсы и обычную футболку, все пыталась выкинуть из головы слова Аристарха Николаевича.

"Не можешь решить задачу, отложи ее на потом", - вспомнила я чьи-то слова.

Так чем бы мне заняться? Читать уже не хотелось - спасибо противному голосу незнакомки в рубашке. Ноут стоит на зарядке после ночных посиделок в интернете. Пойти перекусить? Заодно можно расквитаться за испорченное настроение и узнать, куда свинтил мой дорогой папаша, оставив эту в квартире.

Выйдя из комнаты, прошла сразу в кухню, где по-хозяйски гремела посудой новая (а правильней будет сказать очередная) любовница отца. Сделав вид, что не замечаю так и не переодевшуюся женщину, поставила чайник на включенную ранее конфорку и уселась на противно скрипнувший стул.

- Кто ты такая?! - зло хлопнув дверцей шкафа, повернулась она ко мне.

Ох, тетя, а вот кривить личико не стоит. Если до этого я могла дать тебе лет тридцать-тридцать пять, то сейчас сильно проступившие морщины возле рта и глаз показали твой истинный возраст - немного за сорок. И что же тебе ответить? Судя по твоим прищуренным глазам и поджатым губам, спрашиваешь не просто так. Проверяешь. Ты ведь уже заметила, что у нас с Юрой разная внешность, вот и пытаешься определить, не молодая ли я любовница. Придурь, конечно, но что поделать - каждый думает в меру своей испорченности. Вопрос в другом: что он тебе наплел? Дочь? Племянница? Сестра? Что я должна ответить, чтобы ты перестала сверлить меня взглядом?

- Мирослава, - равнодушно пожала плечами.

Не слушая больше того, что мне пыталась втереть эта женщина, налила в свою персональную кружку чай и спокойно вернулась в комнату.

Усевшись за стол и оккупировав ноут, услышала, как хлопнула входная дверь. О, сейчас будет концерт.

Из гостиной послышались едва различимые голоса.

- ... она? - требовательный голос женщины.

- Я же ... дочь.

Ага, значит, решил в кой-то веки сказать правду.

- Я тебе не верю! - прям-таки крик души, резанувший по ушам.

- Вот... паспорт.

Несколько секунд тишины.

- Я...

- Уходи, - обиженный голос отца.

Не прошло и пары минут, как входная дверь хлопнула, хотя правильней будет сказать – громыхнула, во второй раз.

Открыв дверь в свою комнату и прислонившись левым плечом к косяку, я пару раз хлопнула в ладоши:

- Отличное представление, - насмешливо хмыкнула.

Стоявший ко мне спиной мужчина обернулся на голос. Мда... А папочка-то у меня красавец. Высокий, стройный (в его-то тридцать восемь лет) блондин с карими глазами.

- Рад, что ты оценила, - кривая улыбка исказила чувственные губы.

Ага, выходит, я не ошиблась, и он свел нас с этой бабенкой специально.

- Думаешь, вернется? - спросила я, скрестив руки на груди.

- Обижаешь, - в глазах цвета кофейных зерен засветилось тщеславие.

- И кто она? - и это не любопытство, а желание знать размеры возможных неприятностей.

- Хозяйка нескольких сотовых салонов, - мечтательно промурлыкал Юра.

Да, как ни прискорбно это признавать, но мой отец мот, жигало, альфонс... Слов-то много, а вот смысл один. Пользуясь своей примечательной внешностью, он цепляет себе женщину в каком-нибудь дорогом баре или ресторане и, завязав отношения, тянет из нее деньги, пока та ему не надоедает, ну, или пока она не поймет, что ее красиво дурят. Правда, в квартиру он привел кого-то впервые. Даже когда мы жили в другом городе, он никогда не таскал своих временных любовниц домой. А значит, сейчас на его крючке рыбка более крупная, чем те, что были до этого.

- И кто ее муж? - когда мы с ней пересеклись еще в прихожей, я заметила кольцо на безымянном пальце правой руки.

- Брат, - поправил меня мужчина, - с мужем она разводится. Идиот изменял ей с молоденькой секретаршей.

- То-то она на меня так взъелась, - усмехнулась я. - И кто же у нас брат?

- Генеральный директор сети банков.

Я сразу посерьезнела.

- Брось ее, - твердо произнесла, замораживая отца взглядом, - иначе потом будут проблемы.

- Глупости, - легкомысленно отмахнулся Юрий, падая в одно из двух кресел, стоявших вместе с диваном перед большим плазменным телевизором, - все будет в порядке.

- Так же, как было с дочкой хозяина ювелирной? - мой голос просто сочился сарказмом.

В прошлом году мой дорогой (во всех смыслах) папочка сошелся с дочерью владельца нескольких ювелирных салонов. Охмурить не слишком симпатичную бабенку не составило ему труда. Все было просто замечательно: дорогие рестораны, золотые украшения в подарок, личный счет в банке, пока в один "прекрасный" день не произошло досадное недоразумение (как это объяснил Юра). Как это бывает в дурацких анекдотах, женщина вернулась раньше с работы и застала Юру с любовницей в собственной спальне (в тот момент он уже переехал в ее огромную квартиру, я же жила в прежней, и факт моего существования тщательно скрывался). После грандиозного скандала, который закатила обманутая в лучших чувствах дуреха, оказалось, что у ее отца есть хорошие знакомые в криминальной среде. Мне тогда пришлось изрядно попотеть, чтобы собрать протранжиренные моим непутевым папашей деньги вместе с процентами.

- Нет, - скривился мужчина, - сейчас я буду аккуратней.

- Ну-ну, - хмыкнула, возвращаясь обратно в комнату и закрывая за собой дверь.

Устроившись на кровати, я завела будильник на шесть вечера. Этот разговор напомнил мне, что у меня самой денег не густо - пришлось изрядно потратиться на новый гардероб и всякие бытовые мелочи в эту квартиру. А это значит, чтобы в ближайшее время не сидеть без денег, сегодня мне предстоит поработать.

Глава 3

Вечер.

Люблю смотреть, как небо постепенно тускнеет после последних багровых лучей заходящего солнца. Так красиво. Словно весь мир теряет яркие цвета, окрашиваясь в серые тона. Я не очень жалую солнце - мое время ночь. Такие, как я, не понимают всю красоту дневного светила, предпочитая видеть над собой бледный лик "ночной госпожи".

Последние три часа я просидела на подоконнике в собственной комнате с кружкой давно остывшего чая, отрешенно смотря на улицу, по которой туда-сюда сновали пешеходы и машины, и думая о своем.

Жалко ли мне всех обманутых Юрой женщин? Нет. В нашем мире нет места наивности. Они сами виноваты, поверив в глупую сказку, в которой обязательно должен быть счастливый конец. Такого, увы, не бывает. Пусть меня сочтут жестокой и циничной, мне все равно. Я считаю, что они сами заслужили право быть обманутыми. Пусть это будет им жизненным опытом, из которого, я надеюсь, они смогут извлечь важный для себя урок. Сколько я видела таких: невинных, совсем молоденьких дурех и прожженных, опытных стерв. Все они велись на ласковые слова и красивую внешность. Как глупо.

Чуть сменив положение, я выпрямила одну ногу, оставив вторую согнутой. Положив на последнюю локоть правой руки, поставила уже пустую кружку рядом с собой и взялась за пачку любимых сигарет. Прикурив источник никотина, я с удовольствием почувствовала горечь во рту.

Виню ли я Юру за то, что он поступает так с этими дурочками, ведь одной из них была и моя мама? Нет. Каждый сам за себя. Мама поняла это и научила понимать меня, хоть я и была маленьким несмышленым ребенком. Закон джунглей давно стал актуален в наше время. Каждый выживает так, как умеет. Всегда найдется тот, кто умнее, сильнее, хитрее тебя, потому то и крутятся все, как белки в колесе, в надежде просто выжить в нашем мире. Наверное, именно поэтому я его ни в чем и не виню. Да, он обманывает, наживаясь на своих любовницах, но ведь у них никто не требует этих денег. Звучит, как оправдание, да? Но им не является. Я не оправдываю действия отца, но и не обвиняю тоже.

- Мира! - крикнул папаша через дверь, даже не пытаясь войти в комнату. Правильно. Он прекрасно знает, что за свою личную территорию я буду биться до крови. - Сколько раз тебе говорить, чтобы ходила курить на балкон! Вся квартира уже провоня... - поток его криков прервала настойчивая трель дверного звонка.

Я криво ухмыльнулась. Так-так-так... Дайте-ка, я попробую угадать, кто это к нам так неожиданно пожаловал. Думаю, мне хватит даже одной попытки, чтобы назвать правильный вариант.

- Прости меня, дорогой! - раздался из гостиной резкий голос новой "рыбки" отца.

Угадала. Честно сказать, я думала, что ей хватит ума не приходить больше сюда, но... Женская душа - потемки, а разум - дебри. Только вот почему папаня выбирает тех, у кого в голове одни буераки? Глупый вопрос - дурехами легче управлять.

Посмотрев на дисплей мобилы, со вздохом (не думаю, что в ближайшем будущем у меня появится еще одна такая возможность спокойно наблюдать за любимым временем суток) констатировала, что пора собираться. Затушив бычок в пустой банке от каких-то консервов, заменившей роль пепельницы, одним слитным движением спрыгнула с подоконника и прошла к шкафу. Серые широкие спортивные штаны, сидевшие на бедрах, обычная черная футболка и темно-синяя толстовка с капюшоном и спрятанным в ней сюрпризом - вот и вся моя экипировка на этот вечер. Стянув волосы в высокий хвост, посмотрела в зеркало - на парня не сойду точно (даже если не считать лицо, рост и ширина плеч выдадут меня с головой), но очертания фигуры смазались из-за свободно сидящих вещей, даже грудь стала еле различима под одеждой. То, что надо. Стоит только надеть кепку, и я стану одной из серой массы обычных людей, которые пройдут, и ты даже не вспомнишь их лица. Вот только глаза... Какая жалось, что я не могу носить линзы. Ну не воспринимает их мой организм, награждая резью в глазах и головной болью, стоит мне лишь попытаться спрятать свою настоящую радужку. А ходить по уже темным улицам в солнцезащитных очках - привлекать ненужное мне внимание. Так что ничего не поделать, придется натянуть козырек кепки пониже. Взглянув последний раз на дисплей мобилы, отключила телефон и убрала его в ящик стола.

Ну что, дорогая? Вперед и с песней? Правда... Перед тем, как я покину эту квартиру, мне предстоит сыграть, причем против собственной воли, в одном спектакле. А он будет точно, если судить по успевшим затихнуть голосам за дверью. Интересно, а эта "рыбешка" сможет меня удивить? Или поступит так же, как и все ее предшественницы? Надеюсь, она будет оригинальна, а то как-то все это скучно. Ехидная улыбка исказила линию губ, показывая мое истинное отношение ко всему происходящему в этой квартире. Мысленно одернув себя, нацепила уже давно сросшуюся с моей личностью маску спокойного безразличия. Ну что ж, посмотрим, что нам приготовила новая любовница Юры.

Выйдя из комнаты, смогла лицезреть прям-таки душещипательную картину: посреди гостиной стояла эта парочка обнимающихся голубков, воркующих что-то восторженно-слащавое (а зная моего отца, с уверенностью могу сказать, что в данный момент он закрепляет свой успех ласковыми словами и заверениями в любви) друг другу на ушки. Услышав, как я закрыла дверь в свою комнату, они отстранились друг от друга и повернулись в мою сторону. И если на лице отца сияла "счастливая" улыбка (фальшивая до "не хочу"), то "рыбешка" светилась вполне натурально. Правда, вся ее радость не помешала ей скривиться при моем появлении (еще бы, от такого момента их оторвала), совсем чуть-чуть, но я успела заметить, как на миг раздраженно поджались ее губы, и в сомнении дрогнули ресницы.

- Ларис, - светясь почище лампочки Ильича, обратился к тете папочка, - позволь тебе представить мою дочь, Мирославу. Мирюш, - ненавижу, когда он так меня называет, - это Лариса Филипповна. Она моя очень близкая подруга.

"Ну да, - мысленно хмыкнула я, внешне оставаясь полностью спокойной, - если судить по прошедшей ночи, куда уж ближе".

- Здравствуйте, - равнодушно посмотрев ей в глаза, поздоровалась я.

А что? Как говориться: вежливость прежде всего. Только вот мое безразличие не очень-то понравилось обоим взрослым. Нет, ну Юра-то понятно, чем недоволен. Он ведь каждый раз пытается втянуть меня в свои аферы и каждый раз получает мое категоричное "нет". А вот этой-то что не так? Ей бы, глупой, радоваться, что я не отнеслась к ней, как к врагу, особенно после сегодняшнего утра. Или женщина ждала, что я так же, как и отец, буду сверкать словно начищенный чайник только из-за того, что она решила почтить наше скромное жилище своим присутствием, и лишу себя удовольствия видеть, как она будет выкручиваться из щекотливой ситуации? Такого не будет точно. Мне вообще наплевать на чувства этой парочки. Пусть разбираются между собой. Впрочем... Я с удовольствием посмотрю на этот спектакль со зрительского места, наслаждаясь постановкой. Главное, чтобы Юра сдержал свое слово и ничего не натворил.

- Эмм... - замялась женщина, кося пламенным взглядом в сторону моего папочки, - Мирослава...

Снова заминка. Ну что же Вы, Лариса Филипповна, мнетесь? Не привыкли извиняться перед какой-то малолеткой? А ведь именно так Вы и думаете. Я вижу это по Вашим сверкающим нерешительностью и злобой от безысходности ситуации глазам. И ведь как не хочется унижаться (хотя лично я никогда бы не посчитала извинения унижением. По-моему, это просто признание собственной неправоты. Но сколько людей, столько и мнений. Так что не мне ее судить), но есть такое слово "надо". Надо постараться, чтобы сохранить близкие отношения с таким шикарным мужчиной, как Юра.

- Мирочка, - переборов-таки себя, ласковым тоном (похоже, меня из предполагаемых соперниц определили в несмышленого ребенка) обратилась ко мне женщина, - извини за утренний неприятный инцидент. Просто я подумала, что ты, как бы это сказать, являешься... - и вновь заминка.

Так. Мне начинает это надоедать. И вот она является хозяйкой нескольких сотовых салонов? Как-то мало в это верится. Слишком не уверена в себе эта тетя, чтобы быть настоящей владелицей. А значит, она просто пустышка, на которую записаны эти самые салоны. Надо же... Как интересно все складывается. Стоит ли посвящать в свои умозаключения Юру? На миг скосив взгляд на его довольную ро... гм... лицо, решила, что все-таки нет, не стоит. Так зрелище будет намного интересней и красочней.

- Его любовницей, - я все же решила ей помочь, чтобы не затягивать эту, скажем так, не слишком приятную и нужную для меня встречу.

Папаша раздраженно стрельнул в меня взглядом, впрочем, не убрав с лица радостного оскала. Только уголок рта нервно дернулся, выдавая его настоящие чувства.

- Да, - постаравшись скрыть облегченный вздох, что, в принципе, у нее плохо получилось, подтвердила женщина, - прости за мой резкий тон. В качестве извинения прими, пожалуйста, от меня скромный подарок, - мне протянули завернутую в яркую обертку не слишком большую коробочку.

Ну вот. Я разочарована. Тетя не смогла меня удивить. Решила "купить" мою любовь с помощью дорогого подарка? Не вышло, но говорить этого не стану, иначе папаша меня просто сожрет, о чем ясно говорил его горящий алчностью взгляд. Да, Лариса Филипповна, Вы не оригинальны.

- Спасибо, - не меняя тона, я приняла подарок, пристально посмотрев в глаза Ларисы, от чего она ощутима вздрогнула.

Знаю, мой прямой взгляд довольно тяжело выдержать. Я к этому привыкла, привыкнешь и ты, тетя, если хочешь остаться с моим папочкой.

Отведя от женщины взгляд, вернулась в свою комнату, краем уха услышав тяжелый облегченный вздох. Так она еще и дыхание задерживала? Весело. Положив "безвозмездный" подарок на стол, я вышла из комнаты, плотно прикрыв за собой дверь.

- Я пошла, - бросила отцу, проходя мимо этой парочки "влюбленных".

- Мирочка, куда ты? - с прямо-таки вопившей в голосе фальшью в волнении спросила меня Лариса. - Уже очень поздно!

Мда... Скучно. Что за материнские замашки к девушке, которой еще утром она хотела расцарапать лицо своим дорогим маникюром? Я полностью разочарована - эта тетя ведет себя точно так же, как и все ее предшественницы. И раньше все Юркины любовницы, с которыми он меня знакомил (а бывало это только тогда, когда ему попадалась "крупная рыбешка". Делал он это исключительно для поддержания образа "героя", в нашем случае красавчика отца-одиночки), тоже пытались проявлять ко мне мнимую заботу.

Ничего не ответив на вопрос оставшейся вместе с отцом в гостиной женщины (пусть сам с ней разбирается), я прошла в прихожую, где, достав черные кроссовки, стала быстро обуваться.

- Юрочка, - фу, какой противный слащавый и заискивающий тон, - а куда она пошла в такое позднее время?

- Ларис, - с уверенностью в голосе произнес папаня, - сегодня же первое сентября. Вся молодежь сейчас отмечает это дело. Так что не переживай. Я же не волнуюсь.

Еще бы он волновался. Я насмешливо хмыкнула, встав перед зеркалом и последний раз взглянув на собственное отражение. Надев кепку и натянув козырек пониже, вышла из квартиры, тихо прикрыв за собой дверь.

***

Решив все дела и проверив нужные точки, они сразу же приехали в "Рай", где сидели последние минут двадцать за одним из VIP-столиков спрятанных в специальных нишах в стенах и пили пиво.

- Котик! - радостно замахав руками, к ним шла шикарная высокая шатенка в коротеньком красном платье, пробираясь сквозь плотную толпу, зажигавшую на танцполе.

Кирилл раздраженно скривился. Сколько раз он говорил ей не называть его так! Но давно успевшая надоесть любовница считала себя практически его будущей женой, поэтому и позволяла себе вольности в общении с ним при других. Ее бесцеремонность бесили Кота просто до красных кругов перед глазами. Дура! Она думала, что он не знал о том, как она кичится перед всеми подряд, что является девушкой сына смотрящего, как она спасается от проблем только с помощью его имени? Единственный плюс этой девушки был только в том, что она чудо как была хороша в постели. Только из-за этого он терпел все ее закидоны. Но этому пришел конец.

Добравшись-таки до них, Ира плюхнулась на диванчик рядом с Кириллом и, прильнув к нему, впилась в страстном поцелуе в его губы. Только вот ответа на поцелуй она так и не дождалась.

Сидевшие рядом четверо парней в предвкушении смотрели на пару молодых людей, ожидая, когда же Кир "осчастливит" девушку "приятной" новостью.

Отстранив девушку, Кирилл равнодушно посмотрел в ее серо-голубые глаза.

"Недостаточно светлые", - мелькнуло в его голове.

- Коть, что случилось? - не понимая происходящего, но чувствуя, что что-то не так, и хлопая глазами, спросила Ирина.

- Ничего, - безразлично пожав плечами, ответил он, - просто я тебя бросаю.

Кирилл с затаенным наслаждением (всю последнюю неделю хотел это сделать) смотрел, как в шоке вытянулось лицо его теперь уже бывшей любовницы.

- Что?! - взвизгнула девушка, отшатнувшись от него. - Что значит бросаешь?

- То и значит, - отпив из своего бокала, Кирилл прикурил сигарету, - я нашел тебе замену.

Выдохнув сигаретный дым, он насмешливо смотрел на то, как бесится Ирина. А девушка разошлась не на шутку. Разбив пепельницу, пару бокалов и вазочек для закуски, она, наконец, смогла нормально разговаривать, а не издавать сплошные маты.

- Кто она?! - схватив его за руку, настойчиво спросила Ира.

Посмеивавшиеся над сольным концертом девушки парни резко замолчали, напряженно смотря на лицо вожака.

- А вот это уже не твое дело, - холодно произнес Кирилл, раздраженно полыхнув взглядом кошачьих глаз, и высвободил руку из цепких пальцев девушки, - не зарывайся, Ириска, - с угрозой в тихом голосе продолжил он, - ты слишком много стала о себе мнить.

Психанув, Ирина выскочила из-за столика и, яростно цокая каблуками, скрылась в толпе.

- Она будет искать малышку, - сказал Клим, взмахом руки подзывая официантку, чтобы убрать мусор и принести новые бокалы, - и, если найдет, скандала не избежать.

- Пусть ищет, - кривая ухмылка исказила губы вожака, - я с удовольствием полюбуюсь на это зрелище.

"Эта малышка с ледяным взглядом не даст себя в обиду".

***

Выйдя из подъезда, я с упоением вдохнула прохладный воздух и, свернув за угол дома, пошла по направлению к остановке. Сев в полупустой пазик, я вновь стала смотреть в окно. Теперь мне надо проехать четыре остановки и пересесть на другой автобус.

Улицы... Здесь царят свои законы и свои правила. Улицы ночного города - это своеобразный мир, в котором нет места чужакам... И слабакам. А я не причисляла себя ни к тем, ни к другим. Самоуверенно? Возможно. Но без этого, увы, никак. По-другому здесь просто не выжить.

Мне было что-то около одиннадцати лет, когда я окунулась с головой в этот мир. Случилось это, когда в детском приступе максимализма, я впервые ушла из дома, чтобы заставить Юру поволноваться. Но папаша в то время как раз завел себе очередную богатую (а других он себе и не заводит, видимо, моя мама была своеобразным исключением) любовницу, и ему, мягко сказать, было совсем не до меня. Впрочем, он и до этого мало интересовался моей жизнью в целом. В тот момент я ясно поняла, что значит слово "свобода". Одиночество среди большой толпы, молчание среди шума голосов - вот она, моя свобода. Без условностей, без правил, без привязанностей. Да, и еще кое-что. Я воровала. Причем делала это не из-за денег, а так... ради спортивного интереса (а смогу ли?) и чувства адреналина в крови. В то время я была словно в панцире, отгородившись от всего мира и злясь на не замечавших меня в упор взрослых. И только ощущение ускоренного сердцебиения и злость доказывали мне, что я могу чувствовать хоть что-то. Почти все украденные деньги, какую-то часть, конечно, оставляя себе, за работу, так сказать, я отдавала мелким попрошайкам (Робин Гуд, блин, в юбке), то и дело снующим среди равнодушной толпы. Один раз меня даже поймал полицейский, но я смогла от него отделаться, давя на жалость и клятвенно заверяя, что больше так никогда не буду.

Каждый день в течение почти года я скиталась в полном одиночестве (хотя мне не раз предлагали вступить в чью-нибудь шайку, состоящую из таких же малолеток) до поздней ночи, пока не встретила одного человека. Мхитар. Он поймал меня прямо за руку, когда я попыталась незаметно вытащить у него из кармана пальто портмоне. Когда тонкие, но сильные, пальцы незнакомого мужчины сомкнулись на моем запястье, первой мыслью было: "доигралась". Но вместо того, чтобы наорать на меня и отвести за руку в полицию, незнакомец, взглянув мне в глаза, как-то странно улыбнулся и шепнул на ухо: "Надо же, волчонок. А ну пойдем-ка, поговорим".

Выйдя из автобуса на нужной мне пустой остановке, я оказалась на отдаленной от центра города и почти не освещенной фонарями улице, где проезжавшие мимо автомобили были редкими гостями.

- Что-то ты долго, - раздался за моей спиной мужской прокуренный голос.

Глава 4

- Вовремя, - придав голосу максимум холода, бросила я и развернулась к подошедшим.

- Не хами нам, девочка, - прохрипел один из двоих "братков" (так, мелкая шваль, ничего серьезного) стоявших передо мной.

Ну, что я могу сказать? Про таких, как они, говорят: "сила есть, ума не надо". Оба под два метра, сильно проступающие мышцы ясно указывают на то, что ребятки любители пичкать себя стероидами и протеином. Довольно молодые, на вид обоим было не больше двадцати пяти. Самые обычные лица с крупными чертами и не единожды переломанными носами, что доказывали горбинки и неровности на последних. По всему виду этой парочки можно было сказать, что работать мозгами - это точно не для них.

На последнюю фразу парня решила промолчать. Единственное, что я себе позволила - это только стрельнуть холодным взглядом из-под надвинутой на глаза кепки.

- Надеюсь, ты помнишь наш уговор - с нас защита, с тебя деньги.

- Можешь не напоминать, - мысленно скривилась, впрочем, отвечая предельно ровно.

Этим двоим я обещала отдать сорок процентов заработанного. Это, конечно, много, но свою жизнь я ценю всяко дороже. Тем более, если учесть тот факт, что я в этом городе новенькая. Если подумать, с этой парочкой мне еще крупно повезло. Были бы они чуть умнее (ну, или глупее, это с какой стороны посмотреть), мне бы пришлось заплатить намного больше. Вообще Вада и Миху (имена этих "братков") я повстречала в одном из темных переулков, когда возвращалась после очередной ночной прогулки домой около недели назад. Сначала меня хотели обчистить и попользовать (цитирую слова Михи), но в ходе разговора мне удалось договориться с ними о работе. Кто бы знал, каких трудов мне это стоило. Ребята хоть и оказались глупы, но обладали просто поразительным упрямством. Но договориться все-таки удалось, правда, пришлось расстаться с парой тысяч - задатком, так сказать. Три дня назад я позвонила с одного из своих номеров Ваду, которого на самом деле звали Вадим (парень терпеть не мог свое имя, считая его не слишком крутым), и мы договорились встретиться. Вот так и получилось, что я связалась с этой парочкой.

- Потом перетрете. Пошли, - подал голос Вад.

Идя по темным переулкам следом за этими мордоворотами, я размышляла о превратностях судьбы. Надо же, как может изменить жизнь одна встреча. Кем бы я стала, если бы в тот день (счастливый или злополучный?) не встретила Мхитара? Так бы и слонялась по улицам в поисках легкой наживы? А что потом? Неблагоприятная компания? Приводы в полицию? Алкоголь? Наркотики? Ведь тогда мне крупно повезло, что я не нарвалась на сутенера или еще кого похуже. Почему мужчина пожалел меня? Что такого он увидел в моих глазах? Волчонок... Мхитар называл меня только так и никак иначе.

Парни то и дело оглядывались на меня, проверяя, не сбежала ли. А зачем мне это? Мне нужны деньги, только поэтому я здесь. Идя быстрым шагом, я считала повороты в хитросплетении улиц и переулков и запоминала дорогу. Так, на всякий случай. Мало ли что может прийти в голову этим двоим на обратном пути.

Улицы были на удивление пустынны. Странно. В таком районе в это время как раз должна начать кипеть жизнь - пьяная молодежь, толкачи дури, спешащие домой усталые честные граждане.

Остановившись около непрезентабельного грязно-серого двухэтажного дома среди многих таких же, в окнах которого горел свет, бугаи вошли внутрь, толкнув дверь. Последовав за ними, я скептически вскинула одну бровь. Так-так-так... И куда это меня привели? Большая комната, красные кричащие обои (ребята фильмов насмотрелись, что ли?), обилие соф и кресел бардового цвета (точно насмотрелись), в углу деревянная лестница на второй этаж. И судя по обилию женского пола (скорее раздетых, чем одетых) разного вида потасканности и с варьирующим возрастом от, приметно, двадцати до тридцати пяти лет, я оказалась в аналоге европейского борделя. А пара одетых во все черное бугаев, спустившихся со второго этажа, только подтверждали это. А вот эти дяди уже посерьезнее будут.

- Привели новенькую? - небрежно спросил один из них, подходя к нам и смотря на меня, как мясник на кусок свежей вырезки.

Ну вот. Я же говорила, что не смогу сойти даже за очень субтильного парня. От взгляда мужчины хотелось брезгливо отряхнуться, а лучше вообще помыться. Но я спокойно стояла на месте и смотрела перед собой. Находящиеся в комнате "бабочки" тихо зашушукались. Видимо, обсуждали потенциальную конкурентку на богатых клиентов, если тут такие вообще бывают.

- Нет, - нервно ответил Миха, переминаясь с ноги на ногу.

Хм... Строили из себя таких крутых, прям пальцы веером, зубы частоколом, а оказалось, что есть и поблатнее. Как я и думала - мелкая шваль.

- Какого х*у вы тогда приперли эту девку? - разозлился второй спустившийся.

- Она клиент, - пожал плечами Вад, продолжая смотреть в пол.

- Жаль, - выдал первый, все еще раздевая меня взглядом, - нам как раз девочек не хватает. Сегодня Кот приезжал, пи***лей за это навешал.

Кот? Хм... Что-то знакомое... Никак не могу вспомнить. Какая-то мысль крутится в голове, постоянно ускользая и не давая себя поймать.

- Клиент говоришь? - опять подал голос второй дядя, просверливая во мне дырку. - А вы уверены, что она не из полиции?  

- Да, - сразу ответил "свой" Вад.

- Можешь поручиться? - вопрос с прямой угрозой.

Правильно - такими вещами не шутят. И что же ты ответишь Вадим?

- Да.

Хм... Неожиданно, даже очень. Ваду что, так нужны деньги? Или ему так не дорога собственная жизнь? Потому что, если парень поручился за меня, а я окажусь одной из ментов, его свои же сдадут правоохранительным органам (где все, конечно, куплено) или вообще закапают в лесочке под какой-нибудь елочкой. В ЭТОМ мире не прощают ошибок. "Нет человека - нет проблем", - так мне всегда говорил Мхитар, когда один из его шестерок безызвестно пропадал.

- Ведите, - мотнув головой в сторону дальней части комнаты, сказал первый.

Под любопытными взглядами, которые я прямо-таки чувствовала на себе, "бабочек" и их сутенеров парочка «шестерок» провели меня вглубь комнаты, остановившись около неприметной, заклеенной обоями двери. Открыв ее, первым в полутемную комнату вошел Миха, после чего я и Вад последовали за ним. Честно сказать, меня нервировало то, что второй парень был у меня за спиной. Это вызывало во мне не страх, а раздражение. А кому будет приятно, если за тобой маячит личность, к которой ты не испытываешь ни малейшего доверия?

Маленькая комнатка, темно-бардовые стены (я скоро стану ненавидеть красный цвет), закрытые плотными шторами два окна, один тускловатый источник света над круглым обшарпанным столом, заставленным выпивкой и закуской, пять стульев, четыре из которых были заняты разговаривавшими мужчинами. Хм... И с кем же мне сегодня предстоит иметь дело?

Итак, прямо передо мной сидел толстячок лет сорока в дешевеньком грязно-сером костюме, постоянно протирающий свою потевшую лысину клетчатым платочком - типичный представитель из того типа мужчин, что находятся под каблуками своих любимых женушек. Для таких, как он, поход в такое место уже подвиг. Слева от него сидел уже изрядно выпивший ровесник моего папаши. Потертые джинсы, неряшливо заправленная футболка, щетина на подбородке - похоже, что этот дядя находится в глубоком и долгом загуле. Справа от пузана был бритоголовый верзила, рядом с которым мои сопровождающие смотрелись мелкими хлюпиками. Учитесь, мальчики, как надо выглядеть угрожающе. Тут одной кривой улыбки хватит, чтобы прохожие сами на добровольно основе расстались со всем своим имуществом. Ну и последним в этой компании любителей незаконных развлечений был еще один одетый во все черное амбал (у меня скоро разовьется комплекс неполноценности), видимо, друг тех двоих.

- Вы гляньте, какая ляля к нам зашла! - раздался насмешливый голос последнего, что первым обратил внимание на появление нашей троицы. Остальные сидящие за столом повернули ко мне головы. - Девочка, ты хоть знаешь во что ввязываешься?

Знаю-знаю... А вот знаешь ли ты?

***

- И чем только тебя зацепила эта малышка? - уже в который раз за этот долгий вечер спросил его уже изрядно выпивший Кастет.

Закончив все дела и подцепив нескольких понравившихся им куколок, парни отправились в квартиру к Коту, где можно было отдохнуть без шума и толкотни клуба. Сидя в большой гостиной, они слушали уже не так громко звучавшую музыку, разговаривали ни о чем (а кто бы стал разговаривать о делах в присутствии лишних ушей?) и выпивали. Благо большой стеклянный журнальный столик был плотно заставлен разнообразными напитками.

- Не твое дело, - хмыкнул Кот, довольно сверкнув кошачьими глазами. Ерзающая на его коленях цыпочка недовольно надула губки.

- Ну все-таки, - не отступал парень, сдвигаясь к краю дивана и смотря на Кота, сидевшего в кресле напротив, - я ее, конечно, толком не разглядел, но в ней нет ничего особенного: маленькая, худенькая, тихая малышка. Ты от нее устанешь уже через пару дней.

- Вот именно, что толком не разглядел, - поглаживая ладонью голое бедро, чему очень способствовала коротенькая юбочка, сидевшей на нем и активно демонстрирующей свое декольте крошки, ответил Кирилл, - а вот я увидел кое-что очень интересное.

- И что же? - вступил в разговор Рус, отлипая от своей сегодняшней девочки.

Клим и Змей тоже с любопытством посмотрели на своего вожака, который, не переставая тискать свою цыпочку, чему-то улыбался.

- Еще ни у одной тихой малышки, как ты ее назвал, я не видел такого расчетливого и яростного взгляда одновременно, - мечтательно протянул он, прикрыв глаза и вспоминая лицо выбранной им девушки, что, на его удивление, получилось очень легко, - она хищница.

"Хищница, которая еще будет есть с моих рук"...

***

Что такое блеф?

Кто-то считает его ложью, обманом, неправдой и тому подобное. Синонимов можно подобрать великое множество, но значение от этого никак не изменится. Для меня блеф - это возможность ввести в заблуждение своих оппонентов, заставить их поверить в то, чего нет на самом деле, показать им то, что они хотят или, наоборот, не желают увидеть.

- Ляле захотелось новых ощущений? - продолжил стебаться надо мной мужчина, смотря при этом насмешливо и презрительно.

Чуть наивная, чуть стеснительная улыбка черканула по моим губам, а низко надвинутая кепка скрыла выражение глаз. Пожав плечами, я сделала неуверенный шаг к столу. Ну же...

- Давай, ляля, присаживайся, - приглашающе махнул рукой мужчина, словно давая отмашку.

- Присоединяйся, малышка, - прогудел верзила, отодвинув рядом с собой единственный свободный стул.

- А это нормально, что эта девушка здесь? - нервным движением проведя платком по блестевшей от капелек выступившего пота лысине, дрогнувшим голосом спросил пузан.

Боишься, толстячок? Поздно. Ты уже здесь. И если случится облава полиции, тебя тоже загребут под твои дрожащие в страхе ручонки.

- Ее никто сюда силком не тащил, - равнодушно дернул плечом пьяный мужчина, прикладываясь к бутылке пива.

Обернувшись к "своим" верзилам, отметила, что они остались стоять у двери. Отлично. Подойдя к столу, я села на уже свой стул.

- Ты хоть знаешь правила этой игры? - тасуя колоду, поинтересовался представитесь сего заведения.

- Немного, - раздался мой тихий голос.

Перемешивающие колоду руки на миг замерли, а болотно-зеленые глаза дилера вытаращились на меня. Впрочем, все мужчины в этой комнате (мои сопровождающие стали приятным исключением) теперь смотрели на меня. Чертов голос! Хотя на этот раз он сыграл мне хорошую службу. Вот только убрать бы из него мурлыкающие нотки... Ну да, на "нет" и суда нет.

- Девочка, - тряхнув головой, баттон (прим. Автора: баттон - номинальный дилер) вновь нацепил на лицо ехидную ухмылку, - здесь играют на деньги. Начальная ставка сто рублей. Тебе родители дают столько на карманные расходы?

Без лишних слов достала из кармана штанов купюру и положила ее в центр стола. Это, конечно, не по правилам, но, не думаю, что здесь так уж рьяно их соблюдают. Оставшаяся четверка игроков поддержала мою ставку, и в банке оказалось пятьсот рублей. Милостивым движением протянув мне руку с перетасованной колодой, дилер с намеком кивнул. Сняв верхний слой карт, я стала ждать своей очереди. Через несколько секунд передо мной оказались четыре карты, лежащие рубашкой кверху. Хм... Омаха? Надо же, не ожидала.

Пузан осторожно поднял свои карты и посмотрел на них. Промелькнувшее на его лице выражение радости и облегчения не осталось незамеченным ни мной, ни дилером. Повторивший действия толстяка, запойный, наоборот, нахмурился. Так, с этими двумя все ясно. Жаль, что оставшаяся пара мужчин свои карты не подняли, ну да ладно, не страшно.

Сидевший по часовой стрелке от баттона любитель выпивки кинул в банк еще сотню, открывая новый кон ставок. А вот толстяк, светясь от счастья, поднял планку до двух сотен. Всем, конечно, пришлось его поддержать. В центр стола рубашками вниз легли три карты: валет бубен, семерка и тройка пик. Теперь настал черед "моих" карт. Взяв карты, я посмотрела, что же мне выпало с легкой (или не очень) руки баттона. Хм... Неплохо. Пятерка и туз пик, четверка крести и дама бубен. Теперь и верзила довольно хмыкнул. Надо же, как интересно получается. Дилер решил поднять ставки чужими руками? Помочь ему или не стоит? Пожалуй, что все же не стоит. Тем более тут и без меня найдутся помощники. Новый кон ставок, и, как я и думала, пузан вновь поднял планку - на этот раз это было четыреста рублей. Теперь банк был три с половиной тысячи. Неплохо, особенно если учесть, что ставки будут делаться еще один раз. К лежащим на столе трем открытым картам добавилась еще одна: шестерка крести.

Радостная улыбка на мгновение расцвела на моем лице. Скосив глаза, увидела, как насмешливо хмыкнул сидящий слева дилер. Ну-ну... Даешь мне шанс выиграть? Как предсказуемо. Пробарабанив по столу пальцами какой-то незатейливый, но мрачный мотив, запойный залпом осушил свой бокал с пивом и сбросил карты. Итак, нас осталось четверо. Последняя ставка по четыре сотни, банк пять тысяч сто рублей, в центр стола легла последняя "общая карта" - туз пик.

Теперь по правилам игры все игроки должны открыть свои карты, составляя лучшую комбинацию из трех "общих" карт и двух "своих".

- Вскрываемся, - сказал баттон и первым перевернул свои две карты.

Что-то не очень у него "рука" (прим. Автора: рука - комбинация карт в покере) получилась, всего-то две пары: два вальта и две пятерки. У светящегося от счастья толстячка оказался простой стрит от двойки до шестерки. У насупившегося верзилы оказалась тройка. Мой черед. Чуть наклонив голову вперед, чтобы скрыть выражение глаз, и робко улыбаясь, положила на стол свои две карты, наблюдая, как резко изменилось выражение лица пузана. У меня, как и у него, тоже оказался стрит, с одной лишь разницей: мой начинался с тройки и заканчивался семеркой. И, так как моя старшая карта оказалась выше, чем у него, то получается, что я победила.

- А тебе повезло, ляля, - хмыкнул дилер, собрав со стола карты и тасуя колоду для новой игры.

«Конечно, повезло», - мысленно хмыкнула.

Подгребая к себе выигранный банк, я учащенно дышала, «радуясь» победе в первом же раунде.

Меньше чем через минуту в центре стола вновь оказалось пятьсот рублей. Новая партия.

Когда я встала из-за стола и забрала с него свой выигрыш, показывая тем самым, что выхожу из игры, прошло, наверное, часа три. Мою алчную душонку грели лежащие в кармане штанов честно (ну... почти) заработанные десять тысяч. Неплохо для первого раза на новом месте. Жаль, что с четырьмя из них придется расстаться. Но ничего, в таком деле жадничать вредно. Особенно для жизни.

- Заходи еще, ляля, - ухмыльнулся дилер, в который раз за прошедшие часы тасуя колоду.

Еще бы ему не улыбаться - перед ним лежала приличная такая стопочка денег, тысяч примерно двадцать-двадцать пять. А ведь еще не конец ночи. Толстячок уже давно все продул и свалил домой получать люлей. Верзила все так же сидел на своем месте с почти той же суммой, что и в тот момент, когда я влилась в эту недружную компанию. Любитель алкоголя, все еще каким-то макаром не свалившийся со своего стула, а шатало его изрядно, остался на мели и последние пару раундов отчаянно пытался вернуть проигранные деньги. Наивный. А сидевший уже около часа на месте пузана успел уполовинить свои наличные (а было их не мало), что, впрочем, не сильно его и огорчало - мужчина был занят более важным делом. Все время, проведенное за столом, дядя усилено строил мне глазки и дул губки, предлагая завязать более близкое знакомство. Ему что, мало было "бабочки", с которой он провел время до прихода сюда? Почему я так уверено говорю, что он спал с какой-то из этих дамочек? Все просто: когда этот мужчина только зашел в комнату, от него просто разило дешевыми приторными духами, алкоголем и сексом.

- Обязательно, - моя смущенно-радостная улыбка была важнее того, что я произнесла.

Кивнув на прощание и отвернувшись от меня, дилер попытался скрыть довольную улыбку, но я успела увидеть, как его губы дернулись в попытке разъехаться в разные стороны. Что, дядя, думаешь, подцепил меня на крючок? Я не первый день сижу за карточным столом, чтобы не заметить, как мне просто дали выиграть эти десять тысяч. Ты действовал слишком грубо, вытаскивая из рукава нужные карты - я, честно сказать, удивлена, что этого не заметили остальные.

В общем, мы остались довольны друг другом. Так ведь, дядя? Ты уверен, что заарканил, пусть и не очень денежного, но уже заглотившего наживку клиента, а я смогла подзаработать и, что важнее, получить приглашение на еще одну игру.

Стоило мне только отвернуться от начавших новую партию игроков, как наивная улыбка пропала, будто ее и не было. Не торопясь, я пошла к двери, за которой меня должны были ждать Миха и Вад. Кривая ухмылка на миг исказила чуть пухловатые губы.

Как же я люблю блефовать...

***

- Ах... Да... Еще... Ах...

Цыпочка под ним беспрерывно стонала, вызывая тем самым почему-то не ответное желание, как всегда бывало до этого, а брезгливое отвращение.

Приподнявшись на локтях над извивающимся под ним телом, Кир посмотрел на девушку, желая убедиться, что она не притворяется, а действительно получает наслаждение от секса с ним. Всмотревшись в ее лицо, он, не переставая двигаться, раздумывал: зачем он вообще потащил ее в койку? Кайфа практически никакого, до оргазма еще пахать и пахать, как говорится, а покрытое испариной тело отчаянно требовало еще далекой разрядки. Кот мысленно чертыхнулся. Лучше бы он и дальше с парнями пил. Внезапно вместо карих глаз стонущей девушки на него посмотрели миндалевидные яростно-ледяные глаза той малышки. Тело тут же содрогнулась в ярком приступе оргазма.

Скатившись с уставшей и как никогда раньше удовлетворенной цыпочки, он снял резинку и выбросил ее в стоящую рядом с кроватью небольшую урну. Взяв сигарету с прикроватной тумбочки и прикурив ее, Кирилл прикрыл глаза и мысленно хмыкнул.

Крепко же его зацепила эта малышка.

Глава 5

Выйдя из "игровой" комнаты, я попала под прицелы множества взглядов: и несколько "бабочек", чье число как-то сократилось за прошедшее время (видимо, пропавшие сейчас трудятся в поте гхм... лица), и их сутенеры, и "мои" амбалы пристально смотрели на меня, ожидая какой-то реакции. Слез проигрыша что ли? Ну-ну...

- Уходим, - тихо шепнула, пройдя мимо Вада.

Парни без лишних разговоров пошли вслед за мной.

- Наигралась, ляля? - бросили меня в спину, когда я уже была в паре шагов от выхода. - А не хочешь поиграть со мной в другую игру? Уверяю, тебе понравится.

Да что ж они меня все лялей-то называют?! Еле сдержалась от того, чтобы не скрипнуть зубами от злости. Я, конечно, понимаю, что по сравнению с их "товаром" смотрюсь миниатюрно, а уж рядом со "своими" бугаями вообще мелочью пузатой, но это не значит, что нужно меня так величать.

Неслышно выдохнув и остановившись, медленно обернулась к сказавшему. И кто это у нас такой предприимчивый? Говорившим оказался один из охранников "бабочек", тот, что смотрел на меня как на кусок мяса. Впрочем, он и сейчас смотрел точно так же, словно хотел съесть, а точнее использовать в совершенно другом контексте. До ужаса захотелось сказать какую-то гадость, но здравый смысл не позволил сделать это. Поэтому все, что я смогла себе позволить - это кривоватую неуверенную улыбку, будто говорящую: "Я тебя боюсь, но не улыбнуться дурацкой шутке не могу".  

- Не пугай лялю, Болт, - ехидно скалясь, громко сказал второй охранник, сидя на диване и тиская какую-то девчонку. - Не видишь? Еще чуть-чуть и она в обморок грохнется от испуга.

Болт значит... Запомним... Так, на всякий пожарный.

Первый ухмыльнулся, довольный словами напарника и, махнув рукой, отпустил нашу троицу.

Выйдя на улицу, глубоко вздохнула прохладный ночной воздух, мысленно радуясь, что все прошло более чем удачно. Нужное впечатление наивной девочки, захотевшей окунуться в подпольный мир, я произвела. Правда, мне не очень понравился плотоядный взгляд того охранника, но это, как говориться, издержки образа. Может, ему нравятся такие наивные дуры? Что ж, тогда дядю придется разочаровать - уж кем-кем, а наивной меня нельзя было назвать. Да и на место дуры я как-то не претендую.

- Где наше лаве, ляля? - прохрипел Миха, стоило только ему закрыть за собой входную дверь дома.

Вот же ж... И эти туда же. Хотя как им еще меня называть, если своего имени я так и не озвучила?

- Спасибо за помощь, - тихо сказала я, не выходя из образа и вытаскивая из кармана специально отложенные (во избежание соблазна, так сказать) четыре тысячных купюры.

- А ты не боишься, что мы можем забрать у тебя все? - задумчиво так протянул Вад, забирая свою долю.

Мда... Прорезался мозг, когда не ждали. Вот вроде договаривались с ними на определенный процент, причем на постоянной основе. Так зачем рубить сук, на котором сидишь? Человеческая жадность просто не знает границ.

- А зачем? - нервно дернула плечом, показывая тем самым свое состояние, - я же собираюсь прийти сюда не один раз. И то, что ко мне не пристали в этот раз (отделалась легкими и не очень намеками), не значит, что этого не случится в следующий.

- То есть наша защита тебе еще нужна? - сразу повеселели оба.

Пф... Как же тяжело работать с идиотами. Хотя в этой паре "мозгом" по любому является Вадим.

- Конечно, - даже кивнула, чтобы парни прониклись моим согласием и перестали подумывать над тем, чтобы обчистить меня.

- Скоро автобус будет, - спрятав свою долю, пробормотал Вад и пошел вперед, явно о чем-то размышляя.

Опять идя следом за вышагивающими парнями, я пристально смотрела в спину Вадиму. Нет ничего хуже, когда такие вот "одаренные" умом, как он, начинают напрягать единственную атрофированную в накачанном теле мышцу - мозг. Хрен знает, до чего он может теперь додуматься.

- Почему ты играешь? - тихо (это он так думал) спросил молодой мужчина, сбавив шаг и поравнявшись со мной.

Миха, не желая отставать от друга, повторил его маневр, и теперь я шла между двумя здоровенными лбами, чувствуя, что скоро таким макаром заработаю комплекс неполноценности. Как-то раньше мое общение сводилось к более низким личностям.

Ну вот, а я о чем? И вот надо ему все это знать? Я же не спрашиваю его, почему он стал бандитом. Ну да ладно. Не думаю, что он сам догадался задать этот вопрос. Скорее ему, как более сообразительному из этой пары, приказали разузнать у меня что к чему, чтобы убедиться, что я не принадлежу к полиции.

- Не знаю, - чуть нервно пожала плечами, - меня бывший парень научил. Он любитель покера. Вот и я втянулась, - немного невпопад пробормотала я, стараясь не поднимать упирающийся в асфальт взгляд.

- И где же твой парень сейчас?

Хм... Соврать или сказать правду? Если будет надо, то они, а точнее те, кто стоит над ними, смогут узнать о моем прошлом. Маловероятно конечно, но лучше перестраховаться. Значит, говорим правду, но в строго дозированной мере.

- Остался в моем родном городе.

- Так ты не отсюда? - уцепился за мои слова Вадим.

- Ага, - удрученно кивнула головой, - папу направили сюда по работе, вот и пришлось переехать.

Я даже почти не соврала. Полная правда заключается в том, что его просто-напросто выгнали и, так как я заканчивала школу, а свободные и не знающие его богатенькие дуры как-то стали подходить к концу, было принято решение перебраться в другое место. Моего мнения в тот момент никто не спрашивал, просто поставив перед фактом переезда. Впрочем, я не сильно противилась спешному переезду по своим причинам.

- Понятно, - протянул Вад, прикуривая на ходу сигарету.

Дойдя до пустой остановки, мы стали ждать ночного автобуса.

- Когда собираешься сюда в следующий раз? - поглаживая себя по карману джинс, в котором лежала заработанная наличность, спросил Миха. Прошедшая мимо парочка сомнительных личностей была удостоена угрожающим взглядом и зверской рожей.

Еще бы ему не быть довольным - получить пару штук за нехрен делать. Правда, они конкретно так подставлялись, когда привели меня в дом, но это, как говориться, не мои проблемы.

- Через недельку, - мысленно прикинув, на сколько мне хватит заработанного, ответила я.

- Договорились, - кивнули ребята.

Через десять минут, я уже сидела в автобусе с парой сонных пассажиров и ворчавшей что-то себе под нос тучной кондукторшей. Отлично. Проеду несколько остановок и выйду. Все равно мне в другую сторону надо. Придется ловить такси - меня как-то не прельщает завести новые, помимо уже имеющихся, знакомства с любителями ночного времени и одиноких прохожих.

Уже открывая ключами дверь квартиры, почувствовала, как напряжение и адреналин, что бурлили во мне весь вечер и половину ночи, сошли наконец-таки на нет. Не включая в прихожей люстру и стараясь действовать как можно тише, я стала разуваться. Неожиданно зажегшийся свет больно резанул по глазам, за несколько часов привыкшим к полумраку.

- Как все прошло?

Передо мной стоял Юра, одетый только в черные спортивные штаны. Судя по его встрепанному виду, он только что выбрался из постели. Надо же. Не ожидала, что меня встретят.

- Есть контакт, - холодная усмешка змеей скользнула по губам. - Где твоя "рыбка"?

- Спит.

Разувшись и сняв кепку, встала напротив папаши, ожидая его слов и пристально смотря ему глаза. Не просто же так он вылез ко мне.

- Есть разговор, - тихо пробормотал он, отведя взгляд.

Что и требовалось доказать.

- Я устала тебе повторять, что не собираюсь участвовать в твоих аферах, - равнодушно ответила, предугадав его следующие слова, и сняла толстовку.

- Я и не требую, чтобы ты мне подыгрывала, - горячечно зашептал Юра, сверкнув злыми глазами, - я лишь прошу, чтобы ты мне не мешала!

Как "приятно" слышать такие слова от единственного родного (по крови хотя бы) человека в этом мире. В душе, давно привыкшей к таким издевкам судьбы, ничего не шевельнулось: ни обида, ни злость, ни даже разочарование. Только безразличие. В принципе, мы с Юрой совершенно чужие друг другу люди, просто живущие под одной крышей. Он мало интересуется моей жизнью, я совсем не интересуюсь его - он и так мне все рассказывает. Он ведь никогда и не скрывал от меня того факта, что совершенно не чувствует себя родителем. Братом (старшим, конечно, хотя я бы насчет этого поспорила в какие-то моменты) - да, отцом - нет.

- И чем же я тебе мешаю? - скептически вскинула бровь, скрестив руки на груди. Тяжелый вздох подавила с трудом – не раз и не два у нас проходит такой разговор.

- Своим равнодушием, - скрипнул зубами папочка, сделав шаг вперед и нависнув надо мной, в попытке то ли напугать, то ли подавить. - Неужели так тяжело быть хоть чуть более приветливей?!

- А зачем мне это? - по-птичьи наклонила голову вправо.

- От этого зависит и твое благополучие тоже, - слова, озвученные им, заставили на миг задуматься.

А довод то весомый. Если я пущу все на самотек, как сделала это с дочкой ювелира, то папаша скорее всего вляпается в очередные неприятности. Я не говорю о том, что он неудачник. Нет. Просто в нем есть один большое недостаток, присущий большинству людей - когда все начинает складываться более чем удачно, Юра начинает расслабляться и совершать грубые, а самое главное глупые, ошибки. Видимо, мне все же придется присмотреть, чтобы он никуда не вляпался. Но это не значит, что я буду ему помогать.

- Ладно, - устало вздохнула. Как мне все это надоело. Лучше согласиться, чем продолжать этот бессмысленный разговор (все равно мы останемся при своих мнениях), - я постараюсь быть к ней более лояльной. Доволен?

- Да, - довольно улыбнулся папаша и сразу пошел в свою спальню, где сладко сопела его новая пассия, бросив напоследок, - спокойной ночи.

Ничего не ответив, прошла к себе. Быстро схватив пижамный комплект, состоявший из темно-синих шорт и того же цвета майки-алкоголички и убрав вещи в шкаф, положила заработанные деньги в шкатулку, оставив в ней же и кулон, который забыла снять прежде чем идти на встречу со "своими" бугаями, на цыпочках пробралась в ванную комнату.

Выполнив все водные процедуры, вернулась к себе. Включив мобильник и убедившись, что мне никто не звонил (никому-то я оказалась не нужна), завела будильник и завалилась в постель. Очень хотелось курить, но опять вставать и топать на балкон, чтобы зарядиться дозой никотина, было банально лень, а в комнате дымить не хотелось. Улегшись поудобней, обессилено прикрыла глаза и стала ждать, когда же сон меня сморит.

"Еще увидимся", - неожиданно всплыли в памяти слова того парня.

Ну-ну... Увидимся, конечно, все же в одном городе живем, в одном универе теперь учимся. Только тебе придется очень постараться, чтобы эта встреча состоялась, если ты не запомнил аудиторию, где нашел меня. Тебе предстоит как следует поискать меня, чтобы найти среди нескольких тысяч студенток, посещающих университет. Хотя сегодня в нем были только первые курсы, так что твоя задача упрощается. Перед мои мысленным взором появились зеленые глаза с желтым ободком вокруг зрачка.

"На кошачьи похожи", - последняя мысль перед тем, как мое сознание окунулось в царство Морфея.

***

- Черт! - скрипнул зубами Кот, сдернув с себя одеяло и встав с кровати.

- Ты куда? - сонно пробормотала цыпочка, подняв голову с подушки и растеряно смотря, как парень натягивает на обнаженное тело валявшиеся до этого на полу брюки.

- Спи, - раздраженно дернул плечом Кот и вышел из спальни.

Пройдя на кухню и не потрудившись включить свет, он достал из холодильника бутылку пива и, открыв ее, сделал пару больших судорожных глотков. Увидев на столе открытую пачку сигарет, Кот вытащил одну и закурил. Опершись голой спиной о прохладную поверхность холодильника, он откинул назад голову и выдохнул горький дым, пустив пару витых колечек.

- Черт! - пробормотал он и криво ухмыльнулся.

Эта малышка никак не хотела покидать его голову: стоило ему только прикрыть глаза, как ему тут же виделся жаркий лед ее глаз. А еще эти губки... Чуть пухловатые, влажные, такие соблазнительные... В паху вновь стало горячо.

Подняв правую руку на уровень лица, Кирилл стал внимательно смотреть на пальцы, которые почему-то покалывало на протяжении всего дня. Мысленно обзывая себя последним свихнувшимся убл*дком, но не в силах остановиться, он поднес руку ближе к лицу и провел кончиками пальцев по своим губам.

Бл*ть! На долю секунды ему даже показалось, что он коснулся ее губ своими. С ума сойти! Да что с ним?! Еще ни одна девчонка на него так не действовала, а было их до хрена и больше.

- Не спится? - неожиданно раздался голос Клима, только что вошедшего в комнату.

- Неа, - мотнул головой Кирилл, потушив бычок о стоящую на столе пепельницу и глотнув еще пива.

- Что с тобой? Ты сегодня сам не свой, - спросил его парень, проницательно заметив состояние Кота.

Не зря Клим был его правой рукой - за столько лет дружбы, а они были знакомы практически с пеленок, парень знал своего вожака как облупленного.

- Не знаю, - буркнул он, раздраженно проведя пятерней по встрепанным волосам, - у меня никак из головы малышка не выходит.

- Окстись, - отмахнулся Клим, - тр*хнешь ее пару раз, и она сразу тебе надоест, как всегда бывало.

- Ты прав, - пробормотал Кир.

Только вот глубоко в душе он почему-то был уверен, что в этот раз все по-другому.

***

Пронзительная трель будильника вырвала меня из сладкого сна.

Черт! Ненавижу утро! Мне явно мало четырех часов для нормального отдыха.

Поборовшись пару минут с собственной ленью и слипающимися глазами, я встала с кровати и, не обременяя себя тем, чтобы хотя бы накинуть халат (тем более, что у меня его все равно нет, а искать замену было лениво), потопала в ванную. Совершив утренние водные процедуры, я окончательно проснулась и завернула в кухню. Без чашки крепкого кофе я сегодня вряд ли выдержу. Настроение уже было на уровне "так себе", а уж когда в царстве холодильника и плиты обнаружилась бодрствующая Лариса, упало еще на несколько пунктов, приближаясь к отметке "хреново".

Одетая только в отцовскую рубашку (что, других вещей не нашлось?) женщина что-то кашеварила у плиты и тихо напевала себе под нос, ужасно при этом фальшивя.

Вспомнив ночной разговор с папашей и свои слова о лояльности, глубоко вздохнула и негромко произнесла:

- Доброе утро.

- Доброе утро, Мирочка, - с ослепительной улыбкой во все тридцать два зуба обернулась ко мне тетя.

Правда, ее жизнерадостный оскал немного подувял, когда она прошлась оценивающим взглядом по моей фигуре. Полыхнувшую во взгляде женщины зависть не заметил бы только слепой. Ай-яй-яй, тетя. Как не хорошо. Это чувство еще никого не доводило до добра. Да, я моложе тебя, и фигурка моя смотрится лучше, но с этим ничего не поделать.

- Будешь кофе? - вернув на лицо дружелюбную улыбку (ну, это она так думала – я бы назвала это оскалом), спросила она.

- Было бы неплохо, - позволила себе чуть дернуть уголком губ. Пусть тетя думает, что я стесняюсь в ее присутствии.

Передо мной на столе тут же оказалась чашка свежесваренного кофе. Надо же, не думала, что она умеет это делать.

- Спасибо.

Сделав небольшой глоток обжигающе-горячей жидкости, от крепости которой тут же захотелось встряхнуться и добавить молока или сливок, подняла взгляд на стоявшую напротив меня Ларису:

- А где папа? - от последнего произнесенного слова хотелось скривиться. Помнится, когда папаша только-только забрал меня к себе, у нас состоялся разговор, во время которого мы договорились, что называть его я буду по имени.

- Спит, - строя из себя добродушную простушку, ответила она.

А ты, значит, проснулась в такую рань, чтобы сделать мне кофе? Понятно. Хочешь наладить со мной контакт? Правильно, ведь наша первая встреча прошла не совсем (а точнее, совсем не) удачно.

- Хорошо, - пожала плечами, опустив взгляд на чашку.

Мнущаяся и желающая что-то сказать женщина была мне совершенно не интересна. То, что сейчас она всеми силами будет стараться получить мое доверие ясно как божий день. Усложнять ей задачу я не буду. Впрочем, как и упрощать тоже. Это нужно ей, а не мне. Так что пусть старается.

Допив кофе и так и не дождавшись от Ларисы хотя бы слова, я встала из-за стола и пошла в свою комнату, бросив:

- Спасибо.

Ты упустила свой шанс, тетя.

Вернувшись в свое убежище и порывшись в шкафу с вещами, быстро оделась и накрасилась. Глянув на собственное отражение: вчерашние брюки подчеркивали стройность и длину ног, легкая светло-голубая кофточка и широкой почти открывающей плечи горловиной облегала изгибы тела, накинутый на плечи приталенный пиджак в тон к брюкам добавлял образу толику строгости, мягкий макияж, наоборот, смягчал черты лица, а стянутые в высокий прямой хвост волосы открывали вид на изящную шею. Не хватает последней детали. Надев цепочку с кулоном, довольно вздохнула и вышла из комнаты, подхватив собранную со вчерашнего вечера сумку и взяв мобильник.

Когда я уже была в прихожей и обувала вчерашние туфли, борясь с тем же дурацким замочком (выкину их нахрен), в комнату выплыла Лариса.

Решила сделать второй заход? Удачи.

- Эм... Мирочка, - неуверенно, но с толикой злости в голосе, позвала меня женщина. Бесишься, что тушуешься перед какой-то малолеткой? Правильно, тетя.

- Да? - справившись-таки с туфлями, встала в полный рост и посмотрела ей в глаза.

- Я хотела еще раз извиниться за вчерашний инцидент, - стараясь скрыть свою нервозность, женщина спрятала руки за спину.

- Ничего, - дернула уголками губ в легкой улыбке, - все в порядке.

- Может, тебя подвезти?

Она что, издевается? Спрашивать о таком, будучи одетой в одну лишь рубашку? Или тетя так пытается убить сразу двух зайцев: и проявить доброжелательность к дочери любовника, и остаться дома из-за того, что собираться предстоит слишком долго? Судя по ее бегающим глазкам и сжатым в тонкую линию губам, я оказалась права.

- Не стоит, - взяв сумку и лежащую на тумбочке свою связку ключей, открыла входную дверь и вышла из квартиры.

Оказавшись на улице, увидела, прямо-таки бросавшуюся в глаза BMW красного цвета, припаркованную у моего подъезда. Фу… как пошло и безвкусно. Я даже не сомневаюсь, кому может принадлежать такая бибика. Никогда не понимала женщин, выбирающих себе машины такого насыщенного алого оттенка, и всегда их считала недалекими дурами. Впрочем, не мне судить об их умственном развитии.

Толкотня в общественном транспорте вызвала глухое раздражение и состояние безысходности – еще пять лет такой каторги впереди. Вывалившись из автобуса (причет, почти в прямом смысле) вместе с толпой таких же, как и я студентов, поправила выбившиеся из тугого хвоста волосы и легкой походкой двинула в сторону университета.

Уже поднимаясь по лестнице на второй этаж, заметила, как проходившие мимо студенты бросают на меня странные взгляды: в глазах каких-то девушек сквозила зависть, другие же смотрели так, словно жалели меня, а парни прощупывали фигуру оценивающими взглядами. И этот шепот за спиной… Что же такого в моей личности нашли практически все учащиеся в университете молодые люди? Неужели уже все знают о произошедшем на вводной лекции вчера? Подойдя к стоявшим возле нужной мне аудитории ребятам, поздоровалась кивком головы и представилась:

- Мира.

Рьяно что-то обсуждавшие двенадцать парней и семь девчонок тут же стали со мной знакомиться. Запомнить все новые лица и имена было тяжело, но я справилась с этой задачей (не сложней чем считать карты в игре), когда кто-то за моей спиной произнес смутно знакомым властным голосом:

- Вот ты где, малышка.

Обернувшись, недовольно стрельнула взглядом…

***

- Доброе, - приветственно махнул ему рукой, сидевший за столом на кухне и пьющий кофе, Рус.

   Кивнув, Кот упал на свободный стул и устало провел ладонями по лицу.

   - Что, цыпочка не давала тебе спать всю ночь? - насмешливо протянул парень, ставя перед другом еще одну чашку с горячим кофе.

   - Если бы, - буркнул Кот, прикурив сигарету, и глотнул бодрящего напитка.

   Его всю ночь мучили глаза цвета льда.

   - Настолько плоха? - развеселился Руслан.

   - Не лезь к нему, - ответил вместо Кирилла появившийся в дверях кухни Клим.

   - Где Костя со Змеем? - спросил Кир, делая очередную глубокую затяжку и смотря в окно.

   - Поехали разводить девочек по домам, - ответил Рус, с любопытством наблюдая за другом.

   - Отлично, - бросил Кот, потушив бычок и встав из-за стола, - поехали.

   - Но... - начал было возражать Руслан, но, поймав раздраженный взгляд своего вожака, сразу замолчал и последовал за ним.

   - Значит, Мирослава, - пробормотал Кирилл, стоя перед Аристархом Николаевичем в деканате нужного ему факультета.

   - Котов, - сильно нервничая, но стараясь скрыть этот факт за менторским тоном, произнес декан, - не смейте лезть к этой девушке!

   Сделав вид, что не услышал слов пожилого мужчины, парень вышел из кабинета к ожидавшим его в коридоре друзьям и сразу же прошел к расписанию.

   - Мииира, - тихо растянул он имя своей малышки, чувствуя, как от звука этого имени внутри что-то подозрительно екнуло.

   Найдя нужный номер аудитории, в которой должна была начаться лекция девушки, Кот сразу же пошел в ту сторону.

   - Куда мы? - спросил его Руслан, идя слева от парня.

   - Вам же было интересно посмотреть на мою новую девушку поближе, - насмешливо хмыкнул Кирилл, ловя на себе взгляды студентов.

   - Это она? - заинтересованно скользя взглядом по фигурке, стоявшей к ним спиной студентки, спросил Рус, стоило им только приблизиться к нужному кабинету.

   Подавив настойчивое желание врезать другу, Кот ответил:

   - Она.

   Как же она была хороша! Маленькая (действительно малышка) стройная фигурка, идеально прямая спина, открытая тоненькая шейка, к которой хотелось прижаться губами и оставить на ней свою метку...

   Подойдя на достаточное расстояние, чтобы его услышали, Кирилл произнес:

   - Вот ты где, малышка.

   Обжегший в ответ яростно-холодный взгляд ледяных глаз заставил его сердце на миг сбиться с ритма...

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.