Без запрета

Novela

Просмотров: 2103
0.0/5 оценка (0 голосов)
Загружена 18.08.16
Без запрета

Купить книгу

Формат: PDF, TXT, EPUB, FB2
Избранное Удалить
В избранное!

Пройдя через унизительную измену и болезненный развод, Кейт Такер готова впасть в депрессию. Все, во что она верила, оказалось обманом. И в этот самый уязвимый период жизни Кейт встречает Дэвида Янга. 
Дэвид молод, хорош собой, и взгляд его голубых глаз способен воспламенить Кейт изнутри. Осмелится ли Кейт последовать велению сердца вопреки доводам разума? 
Дэвид считает большой удачей встречу с Кейтлин Такер, учительницей, в которую он когда-то был влюблен. Дэвид сделает все, чтобы завоевать ее сердце и заставить эти губы вновь улыбаться.


Глава 1

— Смотри на это так — Честер сделал тебе одолжение, освободив тебя от своего присутствия в твоей жизни, — говорит Лили, большим глотком почти осушив второй «Космополитен».
Может быть, дело в коктейлях, которые выпила подруга, или же в самой Кейт, но она совершенно не понимает Лили. О чём тут же и говорит.
Ей тридцать два года, и сегодня она официально развелась со своим мужем Честером, который бросил её ради своей двадцатилетней студентки. Они были вместе последние одиннадцать лет, и Кейт полностью устраивала их жизнь — за исключением той части, где её горячо любимый муж трахал юную студентку с дурацким именем Ширли.
Может быть, имя не такое и дурацкое, но эта Ширли точно дура.
— Хорошо, что это случилось сейчас, а не через десять или пятнадцать лет. Однажды этот кобель всё равно ушёл бы, забрав с собой твои лучшие годы. А так, — Лили поднимает бокал, смотрит, что содержимое почти опустошено, и хмурит свои светлые идеальные брови, — теперь ты свободная женщина в прекрасном возрасте, и впереди у тебя ещё столько всего замечательного и интересного.
Воодушевляющая речь подруги не впечатляет Кейт, и уголки её губ ещё больше опускаются вниз. Не хочет она ничего замечательного и даже интересного. Она хочет быть миссис Честер Такер, жить в двухэтажном домике на Элм-стрит, по средам ходить в боулинг с Эммерсонами и Литманами, а по субботам попивать аперитив в их маленьком садике, пока Честер жарит мясо на гриле.
Как прежде уже не будет. Всё прекратилось в тот момент, когда Честер решил засунуть свой член туда, куда не следовало.
Кейт тяжело вздыхает, скользя рассеянным взглядом по забитому людьми помещению бара.
Наверное, Честеру надоел боулинг по средам с Эммерсонами и Литманами. И она, Кейт, ему надоела.
Лили не замужем и никогда не была. Самый продолжительный её роман длился пять месяцев. Ей не понять, что чувствует сейчас Кейт.
— Мы были вместе одиннадцать лет, Лил, — уныло произносит Кейт. Одиннадцать лет, которые Честер так легко променял на девчонку по имени Ширли. — Я привыкла, что моя жизнь имела… стабильность, какой-то уклад. Я не хочу быть разведённой.
Кейт качает головой, будто её мнение имеет какое-то значение. Не имеет. В этом-то и проблема.
— Но ты уже разведена, Кети, — проявляет сочувствие Лили, хотя в душе и не понимает, из-за чего там страдать. Честер, мягко говоря, не тот мужчина, который может нарушить девичий покой. — И сейчас перед тобой раскрыты все дороги. Тебе просто нужно увидеть положительную сторону ситуации, вот и всё.
Вот и всё — да, как же. Если бы и правда всё было так легко, как говорит Лил. Но это не так. Это не жизнь Лили пошла под откос и в итоге рухнула в яму. Глубокую, беспросветную яму.
Ещё полчаса Лили пытается расшевелить Кейт. Безуспешно. Подруга в депрессии. Лили думает, что её нужно спасать, но сама Кейт иного мнения. Она хочет домой, принять ванну, лечь в постель и перед сном немного почитать книжку.
Кейт любит читать любовные романы. Но в них всегда всё заканчивается хэппи-эндом, какие бы горести ни выпали на долю героев, в конце всё всегда складывается как нельзя лучше. Кейт не настроена на хэппи-энды, она не в том настроении, поэтому — не будет никакой книжки. Она ляжет спать, а завтра пойдёт на работу.
В общем-то не так уж её жизнь и изменилась. Ну, за исключением того, что её теперь уже бывший муж спит в другой постели, а она осталась в той же, которую они купили несколько лет назад, когда только въехали в свой дом.
Возле бара подруги прощаются поцелуями в щёчку. Кейт садится в такси и через пятнадцать минут входит в свой тёмный, пустой и такой одинокий дом с жёлтыми стенами и белой входной дверью.
***
— Миссис Такер, я закончила.
Аманда Берри смущённо улыбается, поднося листок с заданием к столу Кейт.
Кейт – учительница литературы и в старшей школе Lush Willow School вот уже десять лет. Когда-то она и сама училась в этой школе. И была чем-то похожа на Аманду Берри — нескладная, застенчивая девочка с тусклыми волосами, которые и с большой натяжкой не назовешь блондинистыми. Непонятный цвет тогда, а сейчас — Флоренция, светло-русый от «Лореаль».
Кейт смотрит на Аманду и вдруг представляет ту через пятнадцать лет. Что, если её ожидания и мечты разобьются о реальность, в которой любимый муж спит со студенткой? Ведь и Кейт когда-то была девочкой, которая верила в светлое будущее.
Кейт улыбается Аманде, в душе жалея её. Авансом. Жизнь — это не сказка, и волшебства не бывает.
Только когда Аманда выходит из класса, Кейт понимает, что та назвала ее «миссис», а ведь теперь это не так. Но привыкший мозг Кейт отреагировал с опозданием.
Вчера она перестала быть чьей-то «миссис». Кейт думает о том, стоит ли сменить фамилию и вернуть себе девичью, но тут Тони Эванс подносит свою работу, и Кейт так ничего и не решает.
Другие учителя смотрят на Кейт с жалостью и сочувствием — кто-то выражает ей своё сочувствие, а у кого-то хватает такта промолчать. Все знают, что Честер спал со студенткой. Кейт не хочет жалости — она просто хочет вернуть всё, как было.
В учительской на перемене тренер Роуз делает для неё кофе. Тренер Роуз – суровый мужчина, и никогда прежде, за все десять лет, он не делал для Кейт кофе. Ни для кого. Кейт берёт кружку, бормочет благодарность — неизвестно, кому больше неловко — ей или тренеру Роузу.
Вряд ли этот опыт с кофе впредь будет повторён. Кейт вдруг хочет расплакаться. Она не хочет жалости, но ей себя жалко.
Она не заслужила измены. Разве она была плохой женой для Честера?
После работы Кейт направляется домой, но на полпути разворачивается и едет в кофейню, которую несколько лет проезжала по пути в школу, но так никогда там и не была. Честер любит «Старбакс», что на Ричмонд-роуд, недалеко от университета. Вот и Кейт покупала кофе только там, потому что это было любимое место Честера. Не её. Но она думала, что даже такие мелочи, как место, где берёшь утренний кофе, должны объединять супругов.
Теперь, конечно, путь ей туда заказан, потому что Честер-то не перестал ходить в тот «Старбакс» только потому, что они развелись и его бывшая могла оказаться там в то же время. Никому не нужна неловкая встреча. Кейт уж точно. Она не хочет войти и увидеть, как её муж — её бывший муж – сидит за столиком и держится за руки с вертихвосткой Ширли.
Поэтому — а не по каким-то другим причинам – Кейт останавливается перед кофейней Cheer up and charge, выходит из своей Volvo C30. Вблизи оглядывает замысловатую вывеску, на которой парня с девушкой пронзает электрический разряд после глотка кофе, и входит внутрь.
Очередь небольшая, но есть. Кейт становится в конец и, пока ждёт, рассматривает интерьер. Стены внутри расписаны граффити на кофейную тематику, круглые столики с удобными на вид стульями вызывают желание задержаться. Кейт решает, что ей здесь нравится, хотя и молодёжно, может, немного слишком на её вкус, но для студентов, которые наверняка составляют львиную долю посетителей — самое то. Если ещё и кофе здесь вкусный, Кейт непременно вернётся.
Если она правильно помнит, эта кофейня появилась тут года три назад. Надо было зайти раньше, жаль, что она так не сделала.
— Следующий.
Кейт вдруг обнаруживает, что перед ней никого нет, а парень за стойкой в синем переднике смотрит на неё в ожидании. Кейт немного теряется — она в новом месте и от выбора напитка будет зависеть, вернётся ли она сюда ещё раз.
— Тыквенный латте.
Кейт надеется, что её голос звучит ровно и спокойно, будто она каждый день заказывает здесь тыквенный латте. Парень принимается выполнять заказ, но то и дело как-то странно поглядывает на неё, отчего ей становится неуютно.
Может быть, он понял, что она тут впервые и немного не в своей тарелке?
— Держите, тыквенный латте для миссис Такер. Первый за счёт заведения, — протягивая ей стаканчик в картонном держателе, улыбается парень.
Кейт совсем теряется и внимательней приглядывается к бариста — на вид двадцать шесть-двадцать восемь лет, симпатичный — даже очень, но она не помнит, чтобы они были знакомы.
— Мисс Такер, — неожиданно поправляет Кейт и хмурится — зачем она это сказала, да ещё незнакомому мужчине? — Спасибо.
Она берёт кофе и отходит. Ей хочется спросить, откуда он её знает, но сзади выстроилась очередь, и каждый хочет поскорее получить свой заказ.
Кейт садится в свой автомобиль и, прежде чем тронуться, пробует кофе на вкус. Именно так, как она любит – она ещё обязательно вернётся сюда.
Отъезжая от кофейни, Кейт вдруг думает, что кофе не единственная причина, по которой она хочет вернуться.
***
Во вторник в подвале перегорела лампочка, а в среду прорвало трубу в кухне. И если с лампочкой Кейт ещё как-то справилась — взяла стремянку и вкрутила новую, хотя такими делами всегда занимался Честер, то вот с трубой было сложней. Благо, она догадалась перекрыть вентиль, оставив весь дом без воды, и вызвала сантехника. За ремонт пришлось отдать сто пятьдесят долларов — вызов был срочный и в нерабочее время. Опять же, раньше всё это было на Честере — только теперь Кейт осознала, сколько трудностей возникло в свете этого развода. Само по себе было плохо, что она стала разведённой и лишилась мужа, а тут ещё и проблемы, с которыми приходилось сталкиваться одинокой женщине, когда в доме нет мужчины.
Когда за сантехником закрылась дверь, Кейт бросилась на диван и разрыдалась, жалея себя и посылая на голову Честера и заразы Ширли все кары небесные. Потребовался час, чтобы Кейт успокоилась, поднялась с дивана и отправилась в ванную, чтобы умыться. В кране снова была вода, и эта мысль немного приободрила Кейт.
Следовало съесть что-нибудь. Кейт решила, что не откажется от сэндвича с тунцом.
Честер ненавидел тунец.
***
В пятницу Кейт вновь входит в Cheer up and charge. Парня, который был тут на прошлой неделе, сегодня нет. Впрочем, ей-то какая разница? Хотя разница, видимо, есть, потому что Кейт вдруг совсем неожиданно и некстати чувствует маленький укол разочарования.
И к чему бы это?
Она вновь берёт тыквенный латте — может быть, ей кажется и она просто себе надумывает, но, похоже, сегодня он не такой вкусный.
Кейт выходит на улицу и бредёт к своей машине — её ожидает ещё один скучный, тоскливый вечер пятницы в компании глупых шоу для одиночек-неудачников.
Ей следует привыкать — впереди у неё много таких вечеров.
— Мисс Такер?
Незнакомый мужской голос окликает Кейт, и она оборачивается. Невероятно, но это тот самый парень из бара, только на этот раз без передника бариста. Он отходит от темно-синего Chevrolet Tahoe, пряча ключи в карман песочных слаксов. На лице улыбка — немного смущённая, хотя по расслабленному развороту плеч Кейт делает вывод, что держится он достаточно уверенно.
— Вы меня не помните?
Подойдя близко, но не слишком, чтобы она не посчитала это вторжением в личное пространство, он смотрит в её лицо открытым взглядом.
Брови Кейт слегка хмурятся. Только слегка, чтобы он не подумал, что она недовольна.
— Вы работаете в этой кофейне, — немного растерянно отвечает Кейт, но понимает, что это неверный ответ. Он её не об этом спрашивает.
— Я Дэвид Янг. Выпуск 2006. Вы преподавали у нас в выпускном классе, — напоминает он, и в его глазах невозможно не заметить надежду на то, что она его вспомнит.
Кейт делает усилие, напрягая память. Она пришла в Lush Willow School в 2005 — как раз когда Дэвид учился в выпускном классе. Кажется, его лицо ей знакомо. Но она не уверена. Кейт собирается прийти домой и посмотреть альбом выпускников за тот год.
— Вы не помните, — не дождавшись реакции от неё, признает Дэвид. Он делает это с улыбкой, но всё равно чувствует лёгкий — а может, и не такой и лёгкий — укол разочарования.
Потому что, видите ли, в школе миссис Такер нравилась Дэвиду. Можно сказать, что он был влюблён в свою учительницу, как бы банально это ни было.
До двенадцатого класса, все три года в старшей школе, литературу у них преподавала противная миссис Эткинс — коренастая, лохматая и с какой-то отвратительной бородавкой у левого глаза. А потом, как глоток свежего воздуха, её место заняла миссис Такер. Молодая, красивая, живая и, в отличие от миссис Эткинс, совсем не брюзга.
Школу Дэвид окончил девять лет назад, и его юношеская влюблённость в учительницу литературы осталась делом прошлого. Но — Дэвид сам не осознавал причины, — когда она исправила его, указав на свой статус незамужней, он ощутил… радость?
— Извини, — Кейт качает головой, но разве странно, что она не запомнила одного из сотен учеников, который учился у неё миллион лет назад?
— Вы всё ещё преподаете в Lush Willow School? — Дэвид не хочет быть надоедливым, но ещё меньше ему хочется вот так отпустить Кейтлин Такер. Он не может игнорировать то, что она осталась всё такой же красивой и притягательной, хотя нет — ещё лучше, чем он помнил.
— Да, там же, — Кейт кивает, а потом вдруг улыбается немного застенчиво и заправляет прядь светлых волос за ухо — ну, совсем как девчонка, пытающаяся произвести впечатление на понравившегося мальчика. Ей тридцать два, и она только что развелась — странно, что ей приходится напоминать себе об этом. Нельзя вести себя так глупо, пусть у парня перед ней широкие плечи и красивая белозубая улыбка.
— Если у вас есть время, может, согласитесь выпить со мной по чашке кофе? — спрашивает Дэвид, набираясь храбрости. Ему давно не восемнадцать, и он не ученик, но она по-прежнему женщина, которая волнует его. — Или чего-нибудь другого?
Он опускает взгляд на стаканчик в её руках, и Кейт делает то же самое. Может, сказать ему, что кофе у неё уже есть, и уехать? Но почему-то — и это странно и необъяснимо, — ей хочется согласиться.
Кейт бросает взгляд на наручные часы — подарок Честера на тридцатилетний юбилей. Для вида. Чтобы оттянуть время, хотя это дело решённое — она ответит согласием и пойдёт с Дэвидом Янгом на кофе. Дэвидом — её давним учеником. Парнем, который младше её на пять лет. Кейт не уверена, что это хорошая идея, но… это всего лишь кофе, верно?
— У меня есть немного времени.
Голос у Кейт чуть сдержан: она старается не подать виду, что всё, что её ожидает этим вечером — это компания телевизора. У неё даже нет кота или собаки, потому что у Честера была аллергия на шерсть животных.
Следовало завести кошку назло Честеру, когда была возможность!
— Здесь в шести кварталах неплохое место, — Дэвид показывает себе за спину, пытаясь скрыть выражение восторженной радости на лице. Он не ожидал, что она согласится. Его пульс учащается, совсем как тогда, когда она входила в класс и, улыбаясь, приветствовала их. А он смотрел на неё со своего третьего ряда у окна и завидовал счастливчику, которого она выбрала себе в мужья.
— А это чем плохо?
Кейт поворачивает голову в сторону Cheer up and charge — странно приглашать девушку на кофе куда-то, когда стоишь под дверью кофейни. Или же у него есть причины, о которых он не хочет говорить. Кейт не хочет думать о них, но не может остановить мысли, которые движутся в одном направлении — он не хочет показываться с ней там, где работает. Может, стыдится её, или у него там девушка?
Наверное, стоит отказаться и поехать домой.
— Здесь сейчас наплыв и внутри очень шумно, — он пожимает плечами, словно извиняется. Как будто ему есть за что. Кейт надеется, что нет, потому что… Потому что само по себе это не очень хорошо. — И я не очень люблю отдыхать там, где работаю, — признаётся Дэвид, решая быть искренним до конца.
Ну, почти. Он не хочет вести туда Кейтлин, потому что не хочет делиться ею. Ребята обязательно станут задавать вопросы и проявлять интерес. Не потому, что это что-то невероятное — увидеть его с девушкой — просто они любят совать нос в его личные дела.
— Да, хорошо, — Кейт кивает, хотя и не до конца верит в его объяснения. — Я могу поехать за тобой или…
— Тут недалеко, можем пройтись.
У Дэвида нет проблем в общении с девушками. Обычно он уверенно чувствует себя с ними. Но Кейтлин Такер — это особый случай. Кейтлин – женщина, и рядом с ней он будто становится нервным, неуверенным подростком.
Странно — он не думал о ней много лет. Казалось, что и забыл вовсе. А тут увидел в очереди – и сердце вдруг ускорилось.
На секунду — всего лишь мгновение Кейт одолевают сомнения — а вдруг кто-то увидит её в компании молодого парня — её, замужнюю женщину, — и не то подумает. Но почти сразу вспоминает, что подобные волнения больше не актуальны, и соглашается.


Глава 2

— Так ты все эти годы провёл в Лексингтоне?
Кейт чувствует себя немного скованно, когда они с Дэвидом сидят в Lexington Diner. Она учитель, так что у неё нет трудностей с общением. Но, очевидно, не когда речь идет о молодом привлекательном парне. Потому что именно так она воспринимает Дэвида Янга, а вовсе не как ученика — пусть и бывшего.
— Почти. После окончания колледжа мы с моим соседом по комнате Райли провели год в Непале, где помогали строить школы в рамках волонтёрской программы.
Кейт впечатлена, но ей нравится, что Дэвид говорит это без хвастовства, и, кажется, не для того, чтобы поразить её.
— А после возвращения мы открыли свою первую кофейню.
— Cheer up and charge принадлежит тебе?
— Нам с Райли, — поправляет Дэвид.
Кейт понимающе кивает. Проходит ещё немного времени, беседа складывается не так чтобы очень хорошо, но и не совсем плохо. Просто складывается.
Кейт думает, что всё могло быть хуже, но Дэвид милый парень, и понемногу она расслабляется. Кейт и забыла, каково это — сидеть с мужчиной за чашкой кофе в кафе. Нет, конечно, у неё был Честер, но муж — это не то же самое.
Может быть, её проблема в том, что она воспринимала мужа как должное? Ох, и что это она такое делает? Неужели пытается спихнуть всю вину за крах их брака на себя?
Виноват только Честер, и та гадина, которая раздвинула ноги перед чужим мужем!
— Мисс Такер, я не могу не спросить — что случилось?
Дэвид вновь испытывает неловкость, указывая на левую руку Кейт, на которой с недавних пор больше нет кольца. Он понял, что она разведена, но надеялся, что нет никакого недоразумения, и он не пригласил на кофе женщину, которая принадлежит кому-то.
Это, конечно, не значит, что Дэвид хочет, чтобы Кейтлин Такер принадлежала ему, но всё же… Он был не из тех парней, которые разгуливали по чужой территории.
— Все просто, — Кейт кисло улыбается, бросив взгляд на безымянный палец, на котором до сих пор сохранилась бледная полоска кожи, — муж ушёл от меня к своей студентке.
Она ожидает чувства смущения и прилива жара от стыда, но ничего не происходит. Слова даются ей так же легко, как пожелать кому-нибудь доброго утра.
Дэвид не знает, что ответить, да и стоит ли. У него на языке вертится столько слов в адрес её мужа, но он оставляет их при себе.
Какой идиот может изменить такой женщине?
Кейтлин Такер была не только одной из самых красивых женщин, которых встречал Дэвид, но также умной, милой и утончённой.
Женщиной. В самом широком смысле этого слова.
Её бывшего можно только пожалеть — он сам не понял, какое сокровище потерял.
***
— Это свидание?
Кейт не хочет ругаться с Евой, но, видимо, придётся — ей не оставили выбора. Сестра пригласила её на ужин, а оказалось, это была хитро спланированная афера по сводничеству.
— Это ужин в кругу семьи и друзей, — самым невинным тоном отвечает Ева, нарезая запечённый окорок тонкими ломтиками.
Но, конечно же, Ева немного лукавит. И не то чтобы ей нравилось обманывать Кейт — но ведь всё это только ради её блага. Ева хорошая сестра и беспокоится о Кейт. А этот навозный жук с пафосным именем Честер очень сильно обидел Кейт, и теперь ей необходима вся поддержка семьи. Поэтому, если Еве придётся приврать ради благополучия старшей сестры, она это сделает.
— Две семейные пары, я и этот тип, у которого глаза только тут и шарят, — шипит Кейт, указывая на свою зону декольте.
— Норман неплохой мужчина. Он довольно умён и забавен, и работает с Оливером, поэтому я знаю, что у него полный страховой пакет и отличные бонусы.
Ева переходит на громкий, волнительный шёпот, опасливо косясь в сторону кухонной двери.
Она назвала Нормана неплохим — у неё не хватило духу использовать более красочное определение. Может, Норман Филдс и не был тем мужчиной, которого Ева так уж хотела видеть рядом с Кейт, но уж лучше он, чем сидеть в опустевшем доме и горевать по предателю-мужу.
— То есть это всё же свидание? — прищуривается Кейт — она так просто не даст Еве соскочить.
— Нет! Но скажи — лучше провести очередной скучный вечер дома, пересматривая в тысячный раз «Сайнфелд», чем в приятной компании?
Ева начинает нервничать, и ломтики выходят уже не такими тонкими.
— Я не пересматриваю «Сайнфелд»! Между прочим — хотя тебя это и не касается, — у меня было свидание в прошлую пятницу!
В ту же секунду, как слова срываются с языка, Кейт понимает, что допустила ошибку. Но, увы. С преувеличенной осторожностью Ева откладывает нож и, словно охотник, заприметивший добычу, смотрит на сестру.
— Кто он?
Кейт замыкается, не собираясь отвечать на вопросы. Она не станет рассказывать Еве о Дэвиде. Потому что они всего лишь выпили кофе вместе и поговорили. Это не было свиданием, и, если бы Кейт рассказала Еве подробности, та поняла бы это.
Но Ева довела Кейт до отчаяния и, защищаясь, она ляпнула про это несуществующее свидание.
— Ты его не знаешь.
Это была правда — Дэвида Янга Ева не знала.
— Это не ответ!
— Ответ.
Кейт упрямится. Она знает, что сестра сгорает от любопытства, но пусть помучается. Это ей за Нормана-«шаловливые глаза».
— Не будь такой противной злюкой, Кети! — Еве хочется топнуть ногой, совсем как в детстве, когда они с Кейт, которая была на два неполных года старше, из-за чего-то не ладили.
— Не своди меня с разными чудилами.
— Норман не… Ах, ладно! — Ева машет рукой, сдаваясь. Пусть она проиграла битву, но не войну. — Забудь про Нормана. Расскажи мне про этого мужчину.
Нет, ни за что и никогда. И скорее всего, корректней называть Дэвида парнем. Он молод, очень. Ему, конечно, не восемнадцать, но всё же…
Хм, с чего она вообще думает о его возрасте?
— Ева, тут не о чем рассказывать. Я даже не уверена, что мы вновь встретимся.
Кейт считает, что тот кофе был из категории, когда ничего дальше не следует. Никакого продолжения. Дэвид не стал просить у неё номер телефона с обещаниями позвонить. Что вполне понятно, потому что это было не свидание.
Он просто поблагодарил её, и потом она уехала домой. В нормальном настроении, без дурацких мыслей «Господи, почему он не попросил мой номер? Почему?!»
— Ты же не можешь остаток жизни страдать по Честеру!
Ева возмущена и не собирается скрывать этого. Честер никогда ей особо не нравился. Она считала его напыщенным и претенциозным.
— Я не страдаю по Честеру! Мой муж оставил меня ради молодой студентки, и я была бы очень рада, если бы у него вдруг завелись лобковые вши, что, я надеюсь, однажды случится, но я не страдаю по нему.
Речь выходит запальчивой и на повышенных тонах, но, переведя дух, Кейт вдруг понимает, что не покривила душой.
Конечно, в разводе нет ничего хорошего. И да, ей грустно. Но она не страдает.
Потребовалось всего две недели после развода, чтобы она осознала это.
Стоило подумать над этим.
***
Сводничество не имело успеха. Ева поняла это и смирилась, но, когда они с Оливером прощались с Кейт, она уже составляла новый план. Только в следующий раз к выбору мужчины необходимо подойти более ответственно. Глаза Нормана Филдса гуляли в зоне декольте не только у Кейт.
Ева сказала мужу, чтобы больше не приглашал к ним Нормана. Олли промолчал, что в его случае означало «полностью с тобой согласен».
Прежде чем вернуться домой, Кейт решает заехать в 7-Eleven и взять своих любимых конфет. У неё нет мужчины, детей, даже домашнего животного нет, и дома её никто не ждет.
Чем не причина объесться шоколадом?
Медленно, но верно корзинка в руках Кейт наполняется конфетами и шоколадками. Она не станет есть всё сразу, это будет её стратегическим запасом.
Кейт полностью поглощена своими мыслями, сосредоточенно рассматривая Hershey's и не знает, будет ли этот пакетик лишним, или в самый раз. Именно в этот момент её и видит Дэвид.
Дэвид, чья тележка наполнена пивом и другим алкоголем. Дэвид не верит в случайности и, если этим вечером он зашёл в магазин, в котором в это же самое время находилась Кейтлин Такер, это должно что-то значить. Но при нём столько алкоголя, что может создать неверное мнение на его счёт.
Впрочем, нельзя не воспользоваться возможностью, потому что — и это стоит признать — после прошлой пятницы не было и дня, чтобы он не думал о Кейтлин.
— Мисс Такер?
Дэвид прячет улыбку, когда она вздрагивает, а потом слегка покрывается румянцем, видя, кто перед ней.
— А, Дэвид, это вы.
— Это для вечеринки. У моего друга день рождения, и меня, как опоздавшего, обязали привезти пиво, — объясняет парень, когда её взгляд опускается на его тележку.
— Понятно.
Кейт понимающе кивает, гадая, надо ли ей сказать, что эта гора конфет в её корзинке тоже для вечеринки. Детской. Но это чревато тем, что бедных детей хватит сахарная кома.
Нет, лучше ничего не говорить.
— Планы на вечер?
Дэвид улыбается, делая вид, что не обратил внимания на её сладости.
«Заесть одиночество шоколадом под пересмотр «Сайнфелда».
— Да нет, возвращаюсь с ужина от сестры.
И тогда Дэвид — он сам не осознает, как это случается — говорит то, чего никто из них не ожидает:
— А хотите поехать со мной?
***
Оказалось, что Кейт хочет поехать с Дэвидом больше, чем отправиться домой. И она соглашается. Конечно не сразу, а после того, как интересуется:
— Это не будет неудобно?
Может быть, и будет, но Дэвид отвечает, что нет. Ему очень хочется, чтобы Кейтлин согласилась. Ему даже всё равно, если придётся отбиваться от друзей, которые непременно завалят его вопросами.
Главное, что этим вечером Кейт будет с ним.
— Это точно удобно? — переспрашивает она, когда авто Дэвида останавливается у пятиэтажного дома на Гаррисон-стрит.
Кейт начинает вдруг жутко волноваться, а не зря ли она согласилась? Наверняка все присутствующие на вечеринке будут младше её, и вообще, она уже забыла, что это такое — вечеринки с пивом.
— Мисс Такер, перестаньте.
Дэвид успокаивающе улыбается ей, но Кейт хмурится в ответ.
— Не называй меня мисс Такер, просто Кейт, — просит она. От его «мисс Такер» она себя совсем древней чувствует.
— Договорились.
Дэвид кивает. Он хочет называть её Кейтлин. Называть её Кейтлин, раздевая её. Шептать её имя, занимаясь с ней сексом, двигаясь внутри неё.
Нет, Дэвид не озабоченный, просто Кейтлин Такер выглядит и пахнет так, что он не может не думать о том, как будет ощущаться внутри её тела, и слышать её стоны, рождаемые его страстью.
Ладно, может он и извращенец. Совсем немного.
Он хочет открыть перед ней дверцу, но Кейт выходит сразу следом за ним.
Они входят в квартиру на четвёртом этаже, окунаясь в атмосферу веселья. Кейт думает, что одета не совсем подобающе. Точнее, совсем не подобающе: на ней шифоновая блузка, классические чёрные слаксы и шерстяной кардиган, тогда как девушки здесь в джинсах и топах с открытыми животами. У одной голова в красных и зелёных прядях, а в брови пирсинг.
Кейт даже в свои студенческие годы не позволяла себе ничего столь радикального и кричащего. Она была девочкой, которая подчинялась системе. И, в общем-то, с годами это не изменилось. Самое смелое, что она сделала в колледже — это тату кексика на пояснице. И она никогда не решилась бы на это, если бы не проиграла спор Лили.
— Судя по содержимому бара, не могу предложить ничего лучше джина с тоником.
Дэвид наклоняется к Кейт, повышая голос, чтобы она услышала его сквозь музыку. Кейтлин излучает тепло, и Дэвида охватывает желание прикоснуться к ней, провести ладонью по мягким светлым волосам, ощутить её губы на вкус.
Дэвид уверен, что целовать Кейтлин окажется более чем просто приятно, и ему приходится напомнить себе, что он не может сделать этого.
Может быть, пока.
Кейт улыбается парню, стараясь игнорировать странную реакцию своего тела на эту вынужденную близость.
— Я выпью немного пива.
Честер считал, что пиво – недостойный напиток. Университетский профессор был обязан соответствовать статусу, и поэтому не касался ничего, кроме шотландского скотча двадцатилетней выдержки. Да, употребление пива для её бывшего мужа было дурным тоном.
К сожалению, трахать студентку — нет.
Дэвид с готовностью приносит Кейт пиво, радуясь тому, что не растерялся и пригласил её с собой.
Райли уже успел спросить его о Кейт, но Дэвид не стал ничего рассказывать. Если бы мог, он бы забрал Кейтлин отсюда туда, где никого, кроме них двоих, не будет.
Кейт не знала, заслуга ли это алкоголя, но очень скоро она чувствует себя свободней. Она попросила Дэвида рассказать о времени, проведённом в Непале, и слушала его с интересом, ловя себя на мысли, что этот молодой парень видел в жизни больше, чем она.
Сама Кейт никогда не выходила из зоны комфорта. И она была уверена на двести процентов, что Честер не посвятил бы год жизни волонтёрской работе.
— Я бы хотел повторить это. Однажды, может быть.
Кейт делает глоток пива и вдруг ловит себя на мысли, что ей нравится голос Дэвида. Он не высокий, не слишком низкий, с лёгкой, едва уловимой хрипотцой.
Мужской.
— Наверное, это был ценный опыт, — произносит Кейт, мысленно прося себя не думать о Дэвиде Янге в качестве мужчины.
Сексуальном и привлекательном.
— Без сомнений.
У Дэвида, оказывается, хорошее чувство юмора, и Кейт много смеётся. В последнее время она нечасто это делает, поэтому особенно ценит данное качество. Но пару часов спустя сообщает, что ей пора домой. С утра её ждет работа.
— Если не хочу уснуть на уроке, надо ехать, — улыбается Кейт, пожимая плечами.
Нет, Кейтлин Такер не из тех, кто охотно расстаётся со своей зоной комфорта.
Дэвид старается не показывать разочарования, когда они с Кейтлин прощаются с именинником и спускаются вниз.
— Спасибо за вечер, я действительно хорошо провела время. Наверное, мне надо было…
У машины Кейт оборачивается к парню, и её слова обрываются, потому что, видите ли — Дэвид Янг целует Кейт. Женщину, которую всегда мечтал поцеловать. Женщину, от которой его кровь быстрее бежит по венам.
Потому что Дэвид умеет рисковать. А этот вечер отлично подходит для ещё одного риска.

Глава 3

Кейт в смятении. Потому что поцелуй Дэвида стал тем, чего она никак не ожидала. А также потому, что ей нравится. Не просто нравится — это слишком неверное определение, не отражающее и доли того, что она действительно чувствует.
У Кейт слабеют ноги, а низ живота наливается тянущей тяжестью. Голова идёт кругом.
Дэвид Янг умеет целоваться. Определённо.
Дэвид не собирался целовать Кейтлин. Целовать её так. Но он не может остановиться, пробуя её тёплые, мягкие губы на вкус. Она оказывается ещё лучше, чем мог предположить.
Языком проникает в её рот, не встречая сопротивления.
Туман окутывает мысли Кейт. Наверное, ей бы следовало остановить его, но сказать Дэвиду «стоп» – значит сознательно лишить себя удовольствия. У Кейт не хватает духу для этого.
— Давай поднимемся ко мне, — в её губы шепчет Дэвид. Заряды мощного, чистого желания пронизывают его тело. Он не планировал этой ночью тащить Кейтлин в постель. Но, Господи, какая же она невероятная!
Нежная, мягкая и такая вкусная. Дэвиду кажется, что никогда прежде его желание обладать кем-то не было таким сильным.
— Ты живешь… здесь? — едва связно бормочет Кейт, дыша поверхностно и быстро. Сейчас ей, кажется, плевать, где живет Дэвид. Она согласна пойти за ним куда угодно.
— Моя квартира прямо под квартирой Райли, — прижимаясь к её лбу и лаская пальцами её лицо, отвечает Дэвид, мысленно молясь, чтобы она согласилась.
Наверное, сегодня его счастливый вечер, потому что его молитвы услышаны.

***
Очевидно, он умер и попал в рай, где Кейтлин Такер стоит в его комнате, ожидая, что он разденет её и займётся с ней сексом.
Фантазии Дэвида с участием учительницы литературы не всегда были невинными. Точнее, почти никогда. Когда другие парни его возраста самоудовтлетворялись в душе, представляя Джессику Альба или Элишу Катберт – после её игры в «Соседке», – Дэвид мечтал о Кейтлин. С тех пор прошло много времени, и он больше не подросток, но в этот момент, когда она смотрит на него своими затуманенными голубыми глазами, её чуть припухшие губы приоткрыты, а светлые волосы в небольшом беспорядке — он волнуется.
Да и может ли быть по-другому?
Кейтлин не какая-нибудь девчонка из бара.
— Какая же ты красивая, — севшим голосом шепчет парень, запуская руку в её волосы, которые на ощупь как шёлк. Он глубоко вдыхает, поглощая её ненавязчиво сладкий аромат.
Кейт в предвкушении проводит языком по губам. Честер был единственным мужчиной, с которым спала Кейт за последние двенадцать лет, и она всегда думала, что он же будет и последним. Но как же сильно она хочет Дэвида, даже если всё закончится одной ночью.
Всего одна ночь.
Не спеша, одну за другой, Дэвид расстёгивает пуговицы её блузки, разводит половинки в стороны и плавно спускает легкую материю по плечам Кейт. Ей нравится, что он действует без суеты. В отсутствии спешки огонь её желания только увеличивается, набирая силу, которая несколько пугает.
Дэвиду же нелегко даётся терпение. Да и как иначе — с каждой секундой, с каждым прикосновением к Кейт, ему всё труднее сдерживаться, чтобы не сорвать с неё остатки одежды, швырнуть на кровать и трахать, пока собственное имя в беспамятстве не забудет.
Лифчик у Кейт из белого кружева, которое плотно облегает полную округлую грудь. Большим пальцем он проводит по соску, и тот тут же отзывается на прикосновение, выступая твёрдой вершинкой под полупрозрачной тканью. Реакция такая острая – Кейт чуть прогибается в спине, издавая тихий стон.
Член в джинсах Дэвида дёргается; он с трудом подавляет свой собственный стон. Что же эта женщина творит с ним?
Опускаясь перед Кейт на колени, Дэвид тянет её слаксы вниз, и она выступает из штанин, взявшись за сильные плечи парня. Её ноги так ослабели – чего доброго ещё упадёт.
Дэвид накрывает ладонями её округлые ягодицы и целует нежную кожу живота над резинкой кружевных трусиков. Кейт больше не сдерживается: мягкие, тихие стоны срываются с её губ. Ласка Дэвида пьянит, между бёдер становится жарко.
— Я так сильно хочу тебя, Кейтлин, — шепчет Дэвид, выпрямляясь и глядя в её глаза. Глаза, в которые он хочет смотреть, нависая над ней, познавая её тело каждым движением.
Голос не слушается, поэтому она просто кивает. Руки Дэвида подхватывают Кейт, и он относит её на постель.
Кейтлин Такер в его постели, и он собирается заняться с ней сексом. Если бы кто-то сказал ему об этом ещё неделю назад, он бы ответил, что этот человек спятил.
Но вот она перед ним, женщина, которую он желает сильнее, чем кого бы то ни было.
Дэвид направляется к тумбочке, и пока берёт презерватив из верхнего ящика, Кейт рассматривает вылепленные мышцы его спины. Он в прекрасной форме, как и положено мужчине его возраста. У Кейт рот слюной наполняется от вида его крепкого рельефного живота.
Возвращаясь к кровати, Дэвид становится коленями на покрывало и, наклонившись к Кейт, целует её долго, глубоко и так эротично, что она уже едва не задыхается от желания поскорее ощутить его в себе.
— Разведи ноги шире, — приглушённо просит Дэвид, и Кейт моментально слушается. Продолжая целовать её, он опускает руку вниз, под край тонкого кружева её белья, и касается влажного жара, лаская её, заставляя стонать, и сам едва не кончает, чувствуя её на своих пальцах.
Кейт хватает ртом воздух, но всё равно кажется, что она задыхается.
Этот парень сводит её с ума. От него её сознание заволокло туманом, и всё, чего она сейчас хочет — это полностью ощутить его в себе.
Дэвид чувствует этот момент готовности. Снимает джинсы вместе с боксёрами, распечатывает презерватив и, спустя несколько секунд, погружается в податливое тело, льнущее к нему.
— Кейтлин! — выдыхает он, заполняя её до самого основания, а потом начинает двигаться, ни на миг не теряя контакта с голубыми, как лазурный берег, глазами Кейтлин Такер.

***
Кейт просыпается рано утром, когда за окном только начинает светать. Рядом с ней лежит парень. Нет, мужчина. Совершенно точно — мужчина. Его лицо расслаблено во сне, одна рука покоится на мускулистой груди, поднимающейся в такт размеренному дыханию.
Кейт испытывает лёгкий приступ паники, но вместо того, чтобы хватать свои вещи и бежать, она засматривается на Дэвида Янга.
Красивого, мужественного и безумно сексуального Дэвида.
На щеках Кейт проступает румянец, когда она вспоминает события прошлой ночи.
Это было…
Просто никаких слов не хватит, чтобы описать всю степень её восторга. С ней давно такого не случалось. Может быть, — никогда.
Кейт очень старается не шуметь, выбираясь из постели. На ней нет трусиков, вообще ничего нет. Если Дэвид сейчас откроет глаза, то будет очень-очень неловко.
Она, разведённая женщина, школьный преподаватель, ищет своё бельё в чём мать родила. После ночи умопомрачительного секса. Со своим бывшим учеником.
Это совершенно на неё не похоже.
Кейт находит свои трусики у кровати, но нигде не видит лифчика. Не тратя времени, решает обойтись без него и, одевшись, тихо покидает квартиру. Кейт не имела такого опыта даже в колледже и никак не ожидала, что приобретёт его в такой непростой для неё период жизни.

***
Раскаиваться Кейт начала ближе к обеду, когда сидела в учительской и ела салат с цыплёнком на ланч, прокручивая в голове события прошлой ночи.
Это было… замечательно. И очень, очень плохо.
Женщина её положения не может проводить ни к чему не обязывающую ночь с едва знакомым парнем.
Да, технически они с Дэвидом знакомы много лет, но, можно сказать, по-настоящему познакомились только что.
«Да, познакомились так познакомились».
Честер был вторым мужчиной, с которым у Кейт был секс. И к тому моменту, как это случилось впервые между ними, они встречались уже три месяца. Честер не торопил её, и Кейт это устраивало. Она всегда руководствовалась разумом, а не чувствами.
Старалась.
На втором курсе, ещё до знакомства с будущим мужем, у неё были отношения с одним парнем почти целый год. Но он был выпускником и после получения диплома нашёл работу в Бостоне. Отношения сошли на нет сами собой.
Поэтому Кейт не может понять, что же нашло на неё прошлым вечером и почему она не пресекла всё сразу, как только он поцеловал её.
«Тебе понравилось. Ты пришла в настоящий восторг и хотела продолжения», — шептал тихий назойливый голосок в голове.
Ну конечно же, один поцелуй с Дэвидом вызвал в ней такую бурю эмоций, сколько секс с Честером не вызывал в течение последних нескольких лет.
Кейт из тех, кто верит в расплату. Ничего не бывает просто так. Все мы рано или поздно платим по счетам. Однажды Честер заплатит за то, как поступил с ней и их браком, а она за то, что поддалась соблазну и не устояла перед молодым горячим парнем.
Кейт возводит глаза к потолку учительской, который не мешало бы покрасить.
Чёрт возьми — всё же эта ночь была удивительной!
***
Третий раз за неделю Кейт проезжает мимо Cheer up and charge и не решается зайти. Может быть, Дэвида там и нет — Кейт уже знает, что он иногда заменяет бариста, но не находится в кофейне постоянно. Кейт называет себя трусихой, когда вывеска кофейни исчезает из поля зрения.
Она в самом деле трусиха. Так всегда было. Всю сознательную жизнь Кейт шла по дорожке наименьшего сопротивления. Её муж должен был оставить её, чтобы она поняла это.
Самым невероятным и дерзким поступком в жизни Кейт стала ночь с Дэвидом. И тату в виде кекса с розовой глазурью, но секс с Дэвидом Янгом отодвинул его на вторую позицию.
На четвёртый день после «той ночи» Кейт стало совсем тоскливо. Ну да, она сбежала, пытаясь избежать неловкого разговора, но — в самом деле, это так сложно? — он мог бы и позвонить. И неважно, что у него нет её номера, он знает, где она работает.
Хотя нет, идея с работой плохая.
Была суббота, и её ожидал очередной унылый вечер. Кейт планировала съездить в свой любимый китайский ресторан, взять ужин с собой, а после пересмотреть фильмы с Мег Райан и Томом Хенксом, объедаясь лапшой и фаршированными блинчиками. Но на парковке ресторана она видит машину Честера, а потом и самого предателя, который сидит за столиком у окна — столиком, который они всегда занимали, приходя сюда, — вместе с этой подлой Ширли как-её-там.
Кейт не расстроена, и ей даже почти не больно.
Нет, Кейт в ярости! Бешеной, красно-багряной ярости! Потому что это Честер перевернул их жизни с ног на голову. Взял и разрушил всё, поэтому он не имеет никакого морального права её любимые места занимать!
Кейт злым взглядом испепеляет ничего не подозревающую парочку. Почему она вынуждена прятаться на парковке, пока этот осёл сидит там и скалит свои фарфоровые зубы перед этой малолетней козой?
Просто дурацкий зоопарк!
И всё же у Кейт не хватает духу войти в ресторан — к тому же на ней спортивный костюм, а это не то, в чём хочется появиться перед бывшим мужем и его любовницей. Но вот желания и возможности провести ключами вдоль бока Dodge Challenger Честера и оставить глубокую борозду — в самый раз.
***
Когда Кейт возвращается домой, то она совсем не ожидает увидеть Дэвида Янга на обочине, прислонившегося к своей машине.
Господи, да этот парень сошёл с ума! Стоит тут на виду у всех соседей!
Кейт выходит из авто, громко хлопнув дверью.
— Что ты делаешь здесь?
Кейт недовольна, и это видно, но Дэвида это не смущает. Он и не ждал, что она встретит его с распростёртыми объятьями.
— А ты как считаешь?
Он складывает руки на поясе и смотрит на неё из-под насупленных бровей. Потому что она тут не единственная, кто сердится.
Она сбежала от него и даже не оставила записки. Ничего!
Не этого он ожидал после ночи с Кейтлин Такер.
Ночи, которая вошла в рейтинг лучших ночей в его жизни. И это не список исключительно сексуального направления, который имеют многие парни на планете.
Многие, но не Дэвид. Он не хотел как-либо классифицировать Кейтлин.
— Ты мог бы позвонить, а не заявляться вот так!
Кейт вдруг начинает бормотать и оглядывается по сторонам – не наблюдают ли за ними из соседских окон. От миссис Ковальски наверняка не укроется тот факт, что Кейтлин стояла возле своего дома с молодым парнем.
Старуха была той ещё сплетницей.
— Мог бы, знай я твой номер. Тебя нет в городском справочнике, а свой номер ты не оставила.
Последняя фраза звучит с прозрачным намёком, который Кейт намеренно игнорирует.
— Как ты узнал мой адрес? — в свою очередь спрашивает она.
Брови Дэвида слегка изгибаются.
— Пришлось расспросить знакомых.
Кейт едва подавляет стон — похоже, она одна заинтересована в том, чтобы их общение оставалось конфиденциальным.
— Давай войдём в дом, — предлагает она, указывая рукой в сторону двери.
У неё нет большого желания продолжать этот разговор с Дэвидом в доме, но эта проблема кажется ей меньше той, когда их увидят вместе.
После инцидента на парковке китайского ресторана, да ещё после того, как она осталась голодной, Кейт находится в лёгком раздражении. Нет, на самом деле она сейчас злая, как гризли, но делает всё, чтобы Дэвид этого не почувствовал.
Но он чувствует. Невозможно не заметить, что внутренне Кейт буквально кипит. И он думает, что дело не только в нём. Похоже, Кейт уже вернулась будучи на взводе.
Входя в её дом, он испытывает любопытство — ему всегда было интересно, как живёт Кейтлин Такер. Он ожидал, что повсюду будут романтичные, сугубо женские вещицы. Может быть, даже антиквариат, но вся мебель современная, а в комнатах уютно и просторно. И нет подушечек с выбитым рисунком — Дэвид отчего-то испытывает облегчение по этому поводу.
— Хочешь чего-нибудь?
Кейт идёт в кухню, не оборачиваясь, но не сомневаясь, что он следует за ней.
— Кофе, чай, содовая?
— Ничего не надо. Спасибо.
Кейт достаёт для себя банку колы, оттягивая неприятный разговор. Почему она никак не может успокоиться?
Она поцарапала машину Честера и от этого пришла в невероятный восторг.
Что было бы, если бы она разбила ему фары и зеркала?
Хотела бы она видеть выражение лица Честера, когда он заметит царапину.
— Тебе не кажется, что было неправильным уходить от меня, ничего не сказав, и не давать знать о себе в течение всех этих дней?
Дэвид Янг не из тех мужчин, которые ходят кругами. Возникшие проблемы он привык решать сразу. А у них с Кейт возникла проблема, как он считал.
— Мне кажется — точнее, я в этом уверена, — было неправильным спать с тобой, — парирует Кейт, пытаясь за улыбкой спрятать неловкость.
Кейт не хочет обижать Дэвида, но видит, что только что сделала именно это. Он выглядит уязвлённым, хотя как мужчина пытается это скрыть. Но Кейт всё понимает. Какому мужчине понравится услышать, что секс с ним женщина считает ошибкой?
— Послушай, Дэвид… — начинает Кейт, желая исправить оплошность, но он перебивает её.
— Почему неправильно?
— Что? — Кейт моргает, теряясь. Разве это требуется объяснять?
— Скажи мне, я хочу услышать, по каким причинам ты считаешь, что это было неправильно?
Дэвид скрещивает руки на груди, приготовившись слушать, а Кейт невольно отмечает, как натягивается ткань рубашки на его широких плечах. Дэвид Янг излучает мужественность, и у него сильные руки, и не только на вид – Кейт могла в этом убедиться.
— Но ведь это же очевидно! — её голос звучит чуть резковато, но дело не в его вопросе. Просто Кейт сердится из-за своей реакции на него. — Я старше тебя, — напоминает Кейт, когда он продолжает в молчаливом несогласии смотреть на неё.
— На пять лет. Ты чувствуешь эту разницу?
Кейт едва сдерживает усмешку. А он хорош. Тут не поспоришь: их разница и правда не кажется такой уж проблемой. На фоне всего остального.
— Ладно, может быть, это не так и важно, но, Дэвид, ты мой бывший ученик, — Кейт машет рукой в его сторону. — Это как-то… нездорово.
Попахивает извращением. Так Кейт себя утешает. О подобных случаях пишут в газетах в разделе скандальные происшествия. Да, в них речь идёт о связи преподавателей с несовершеннолетними, но всё же Кейт не думала, что заводить отношения с бывшим студентом — нормально.
— Кейт, прошло девять лет. Этого более чем достаточно.
Дэвид надеется, что его голос звучит спокойно и внушительно, потому что очевидно, что это не будет просто. Кейт напридумывала себе какие-то нелепые проблемы и верит в них.
— Дэвид, я только что развелась, и новые сердечные волнения мне сейчас очень, очень и очень не нужны. Я понимаю, ты молодой парень, которому кажется неплохой идеей немного развлечься с бывшей учительницей, что ты находишь привлекательной. Это наверняка волнительно и щекочет нервы, — Кейт пытается улыбнуться как бы говоря: «Я не осуждаю тебя». — Но у меня действительно нет ни времени, ни желания для этого.
Кейт замолкает, считая, что всё сказала, и они с Дэвидом теперь могут попрощаться. Но у него другое мнение на этот счёт, о чём он тут же и сообщает, не сдерживаясь.
— Какая чушь! — Дэвид качает головой — на его языке вертятся слова покрепче. — Ты долго над этим думала, Кейт?
Взгляд женщины выдаёт обескураженность. Он правда только что назвал её слова чушью?
Никто никогда не говорил подобного Кейтлин Такер!
Пользуясь замешательством Кейт, Дэвид подходит к ней, ставит руки по обе стороны от неё, упираясь ладонями в стойку, и наклоняется к её лицу.
— Может, мне стоит поцеловать тебя — каждый миллиметр твоей кожи, чтобы у тебя не было времени придумывать отговорки?
Дыхание Кейт сбивается, когда шёпот Дэвида теплом скользит по её приоткрытым в волнении губам. Она сглатывает, желая, чтобы он выполнил свою соблазнительную угрозу.
«Ох, Господь всемогущий!»
Ну и как же тут устоишь?

Глава 4

«Спасённая звонком», — думает Кейт, когда в тот самый момент, когда губы Дэвида почти накрывают её, раздаётся звонок телефона.
Кейт приседает, нырнув под руку Дэвида, и торопится к телефону. Определитель выдаёт номер родителей. Скорее всего, мама — отец никогда не стал бы звонить так поздно, если, конечно, ситуация не экстренная.
— Привет, мам, — с оживлением начинает Кейт, что вовсе на неё не похоже, но сегодня особый случай.
Дэвид Янг стоит в её кухне, облокотившись о стойку, и не сводит с неё свой глубокий, беззастенчивый взгляд. Кейт покрывается румянцем, по позвоночнику разливается приятное тепло, а пальцы на ногах покалывает. Она взвинчена и возбуждена и определенно хочет этого мужчину.
Щёки Кейт начинают гореть ещё больше, когда она думает о том, что бы сказала мама, узнай она, что Кейт не одна. Что спустя две недели после развода увлеклась другим мужчиной. Которого когда-то учила.
Глория Брайт любила поговорить. А ещё она была гиперопекающей. Обычно это не сильно напрягало Кейт. Обычно, но не сегодня. Она слушает мать, желая повесить трубку. Кейт нервничает, едва не кусая губы, потому что Дэвид наблюдает за ней очень внимательно и пристально всё время, пока она разговаривает.
Кейт обещает, что обязательно приедет на обед на следующей неделе и наконец-то вешает трубку.
— Извини. Мама – если уж начала говорить, то не остановишь, — разводит руками Кейт.
— Можешь не объяснять, у самого такая, — благодушно улыбается Дэвид.
Кажется, момент повышенной напряжённости ушёл. Кейт вдруг решает пригласить Дэвида на ужин. Обычный ужин, без какого-либо сексуального подтекста или намёка на продолжение в спальне.
— Хочешь пиццу? — заправляя светлую прядь за ухо — признак лёгкой нервозности — спрашивает она. — Я собиралась заказать пиццу, так что…
«Не совсем правда. Она хотела взять ужин в Golden Dragon, но какая теперь разница».
Оказалось, что Дэвид очень даже хочет пиццу.

***
— У тебя есть девушка? — делая глоток колы из стакана, спрашивает Кейт.
Вообще странно, что она только теперь догадалась спросить. Стоило сделать это ещё до того, как она переспала с Дэвидом.
Дэвид с улыбкой качает головой. Вопрос Кейт не кажется ему странным.
— Нет, у меня нет девушки.
— Хм… — Кейт поджимает губы. — Хорошо, потому что я не хочу быть кем-то, кто лезет в чужие отношения. Понимаешь?
— Понимаю, — он кивает. — Твой муж и его любовница?
— Мой бывший муж, и дело не в этом. — Кейт поднимается из-за стола, подхватывает опустевшие тарелки и относит к мойке. — Я в принципе считаю, что это мерзко — лезть туда, где уже есть пара.
— Ну и отлично, потому что я тоже так думаю.
Дэвид берёт стаканы и также ставит их в раковину.
— Серьёзно? — Кейт прищуривается, глядя на него с подозрением. Он правда такой, или только перед ней хочет показаться хорошим? — И ты никогда не засматривался на… не знаю — подружку друга?
— Засматриваться и клеить — это разные вещи, — замечает Дэвид, скрещивая руки на груди и принимая расслабленную позу.
Он понимает, что пытается сделать Кейт. Хочет уличить его во лжи или недосказанности, но Дэвида это только забавляет. Пусть, если так ей будет спокойней. Не удивительно, что она стала такой подозрительной, пережив предательство мужа.
— Что, и в колледже не было? Даже после игры в пивной пинг-понг? — продолжает допытываться она.
— Даже тогда. А ты делала что-то постыдное после пивного пинг-понга? — не упускает возможности спросить Дэвид. Он не может представить Кейтлин такой – делающей глупости после большого количества алкоголя.
— Я не играла в эту игру, — сухо произносит Кейт. — Я была правильной девочкой, ходила на все лекции и подолгу сидела в библиотеке.
Кейт не планировала этого, но её ответ звучит с сексуальным подтекстом. Её щёки обдаёт жаром, когда взгляд Дэвида темнеет.
— Насколько правильной ты была? — Он подходит ближе и кладёт ладони на её бедра, притягивая к себе. — Правильная девочка с плохими мыслями?
Кейт проводит языком по губам — она даже не уверена, было ли это непреднамеренно, или это уловка для соблазнения. Она не помнит, чтобы в колледже её посещали плохие, неподобающие мысли, но сейчас они определённо есть, и связаны они с парнем, чьи горячие руки лежат на её теле.
— Нет, просто правильная, — шепчет Кейт, засмотревшись на его губы. Губы, которые являлись настоящим источником удовольствия.
И вот когда случается их второй «почти поцелуй» за этот вечер, а Кейт наконец-то задвинула моральные преграды как можно дальше, раздаётся звонок. На этот раз в дверь.
— Невероятно!
Дэвид страдальчески усмехается, а Кейт издаёт разочарованный вздох. С чего вдруг такой интерес к её персоне этим вечером?
— Если не открывать, подумают, что дома никого нет, — предполагает Дэвид без особой надежды.
— Моя машина стоит на улице.
Кейт нехотя отходит от парня и, пока идёт к двери, торопливо поправляет волосы, хотя они в полном порядке. Их просто не успели запутать!
Лили стоит на пороге, улыбаясь своей голливудской улыбкой — её стоимость она произносит лишь шёпотом, с бутылкой вина в руке. Кейт любит свою подругу. Правда. Но сейчас ей хочется захлопнуть дверь и оставить Лили за порогом.
— Так и знала, что ты дома! А мои планы накрылись, дай, думаю, заскочу к Кети, и мы с ней выпьем этого превосходного вина! — Лили, словно вихрь, врывается в дом, кипя энергией и энтузиазмом. — Теперь я даже рада, что Джонни застрял в Луисвилле, и я могу устроить девичник со своей лучшей подругой!
— Лил, я не одна, — сообщает Кейт, воспользовавшись передышкой подруги. — И знаешь, есть такая штука — называется телефон. Он помогает людям общаться на расстоянии.
— Ты с мужчиной? — пропустив сарказм мимо ушей, Лили открывает рот от удивления.
Кейт кивает.
— Так вот чья это машина у дороги! Я хочу его увидеть! Где он?
Лили оглядывается, будто каким-то образом могла не заметить гостя Кейт.
— В кухне. Но, Лил, давай не…
Договорить Кейт не успевает, потому что в этот момент Дэвид выходит к ним, и Лили едва не роняет свою челюсть.
Кейт ничего не остаётся, кроме как представить их друг другу, за улыбкой пряча неловкость. Дэвид говорит, что ему пора и, прощаясь, уходит.
Кейт вдруг становится очень грустно.
— Боже, он шикарен! — Лили пялится на дверь, которая закрылась за Дэвидом. Потом переводит взгляд на подругу и видит её поникшее лицо. — Прости, Кети! Если бы я знала…
Лили морщится, понимая, что невольно пустила «многообещающие» планы Кейт под откос. Кейт закатывает глаза, глубоко вздыхая.
— Давай сюда свою бутылку. Не мужчина, так хоть алкоголь.
***
Эллисон Мелоди Кларк было только девять месяцев от роду. Милый ребёнок с ярко-голубыми глазами матери и светлыми кудряшками — все говорили, что этим Элли удалась в тётю. Кейт не была обладательницей кудрей, разве только после использования бигуди, но слышать такое ей было приятно.
Кейт любила племянницу, и каждый раз умилялась, глядя на её пухлые щёчки. Но смотреть на ребёнка и присматривать за ним — согласитесь, совершенно разное дело. Кейт никогда, за все девять месяцев, не оставалась с Элли один на один более десяти минут, когда Ева выходила из комнаты.
Несмотря на то, что Кейт работала с детьми, познания о потребностях ребёнка и уходом за ним она имела довольно расплывчатые. То есть она знала, что дети едят специальную смесь, но не знала, как именно её готовят и какой температуры она должна быть. Или взять подгузники — Кейт знала, для чего они нужны, но не знала, как правильно их надевать.
У неё не было своих детей, а те, с которыми она работала, давно вышли из ясельного возраста.
Технически.
Нет, Кейт ничего не знала о младенцах. Поэтому она не могла взять в толк, как Ева собирается оставить Элли на неё на целый день и даже ночь.
— Ты маме звонила? — испытывая высокую степень отчаянья, спрашивает Кейт, пружиня на месте с Элли на руках. Ева тем временем разгружает две большие сумки, в которых «всё самое необходимое» для Элли, попутно инструктируя Кейт.
— Да, но они с папой сегодня утром уехали к Бесс. Это любимая игрушка Элли, — Ева показывает Кейт зелёного лягушонка. — Она без него не засыпает. Это очень важно.
Господи, девочке девять месяцев! Разве недостаточно дать ей бутылку, чтобы она упорхнула в страну снов?
Кейт решает оставить комментарий при себе. Её сейчас кое-что другое волнует.
— А родители Оливера? Уверена, Пит и Соня с радостью возьмут Элли.
— Они в круизе для пенсионеров, — отмахивается Ева, извлекая всё новые и новые предметы из безразмерных сумок.
— А Джин, его сестра? У неё ведь есть дети и…
— У Фина ветрянка. Кейт, — Ева подбадривающе улыбается сестре, – ты справишься.
Кейт пытается улыбнуться в ответ, но выходит болезненная гримаса. Она чувствует себя, будто на тонущем корабле!
— Я не разбираюсь в детях, Ева, — испуганно шепчет она. — И мне страшно. Что, если я сделаю что-нибудь не так? — Кейт смотрит на малышку и, взяв маленький кулачок, целует его. Она не хочет навредить Элли, но у неё совсем нет опыта!
Честер считал, что детей стоит заводить не раньше сорока. Он так увлечён был своей профессорской деятельностью (теперь Кейт понимала истинную причину) и не видел ребёнка в их семье в ближайшие лет семь-восемь. До лет тридцати Кейт была с ним согласна, а потом с ней что-то случилось: она стала засматриваться на малышей в детских колясках, умиляться их трогательным попыткам познавать мир. В магазинах могла подолгу рассматривать детскую одежду и мебель. Потом вдруг Ева объявила о своей беременности — её младшая сестра! — и Кейт попыталась поговорить с Честером, не заняться ли им этим вопросом чуть раньше. Она не хотела отвести своего ребенка в начальную школу в ту пору, когда женщины её возраста отправляют детей в колледж.
Честер серьёзно подумал, что у неё поднялась температура.
Как она вообще столько лет прожила с этим человеком?
Теперь, после развода, у Кейт будто шоры спали сглаз.
— Не беспокойся, я написала тебе подробную инструкцию, — Ева достала из своей сумки большой блокнот с разлинованными листами. — Кети, ты меня очень выручишь! Нас с Олли. Ты не представляешь, как нам нужна эта поездка. И Оливер так постарался, чтобы сделать мне сюрприз на годовщину. Пожалуйста, Кети!
Кейт улыбается — на этот раз без усилий — и кивает. Разве может она отказать своей младшей сестре, когда она так жалостливо на неё смотрит?
— Ладно, езжайте в свою «Райскую лагуну» и получайте удовольствие, — сдаваясь, добродушно ворчит Кейт.
Правда, Ева выглядит так, будто ей очень и очень требуется долгий крепкий сон.
Сестра принимается благодарить Кейт, но та быстро останавливает её, прося ещё раз всё подробно объяснить и показать.
***
Если бы Кейт знала, сколько мороки доставляют маленькие дети, то подумала бы дважды, а то и трижды, прежде чем согласиться.
Нет, сколько не думай, а отказать Еве она не смогла бы. Но уже через час наедине с Элли Кейт хваталась за голову от отчаянья. Оказалось, менять подгузники не такое простое дело. Тут тоже требовалась сноровка. Скорее всего, не во всех женщинах генетически заложены навыки по уходу за детьми.
А ещё Элли была очень подвижной девочкой: не успевала Кейт посадить её на детский коврик, как Элли тут же ползла к дивану или под стол, так что Кейт только и успевала подхватывать её и не дать разбить себе лоб или синяк поставить.
Кормление тоже не прошло гладко — Кейт открыла одну из этих маленьких баночек с детским пюре, которое оставила Ева, и скоро не только сама Элли была в нём, но и Кейт.
— Кажется, тебе не по вкусу это, да? — бормочет Кейт, когда Элли выплёвывает половину содержимого ложки. — И я тебя не виню. Не знаю, как на вкус, но на вид не очень аппетитно.
Элли хлопает по своему детскому стульчику, и бутылочка с водой падает на пол. Кейт наклоняется за ней, и Элли хватает её испачканными в пюре пальчиками за волосы.
— Серьёзно, я не понимаю, как твоя мама делает это каждый день, — вздыхает Кейт, глядя в безгранично счастливое лицо малышки.
Когда баночка наконец-то пустеет, в дверь стучат. Сегодня воскресенье, и Кейт никого не ждёт, если вдруг ещё кто-нибудь не решил оставить на неё своего ребёнка.
На пороге стоит Дэвид, красивый, стильный и вкусно пахнущий, тогда как она сама взмокла и вся в детском питании.
Кейт чуть не топает ногой от досады.
— Что ты делаешь здесь? — она сводит брови вместе, морща лоб. Кейт совсем не помнит, чтобы они договаривались о встрече.
— И тебе привет, — ничуть не смутившись, отвечает парень. — А что у тебя…
Из кухни раздаётся звук разбившегося стекла и следом за ним детский плач. Сердце Кейт ухает вниз.
— Элли!
Она мчится в кухню, похолодев от ужаса. Ожидая увидеть самое страшное, замечает осколки разбитой баночки на полу, но сама Элли, хоть и в слезах, как и прежде, сидит на стульчике невредимая.
— Господи, ну и напугала же ты меня! — Кейт хватает племянницу на руки, прижимая Элли к груди. — Прости, солнышко. Я не должна была тебя оставлять.
— Эм… Это твоя?
Кейт переводит взгляд на Дэвида, в недоумении застывшего на пороге кухни.
— Нет, иначе я была бы плохой матерью, а так я только плохая тётя. Осторожно, осколки, — она указывает на разбитое стекло на полу.
— Где у тебя совок и веник? — оценив обстановку, интересуется Дэвид.
Кейт показывает ему дверь кладовой, и, сняв куртку, он принимается за работу.
— Ева не должна была доверять мне девочку. Я ничего не смыслю в детях, и подвергла малышку опасности, — корит себя Кейт, качая успокоившуюся Элли, пока Дэвид сметает осколки с пола.
— Перестань. Ты просто всё ещё в шоке, — Дэвид смотрит на неё успокаивающе. Выбросив стекло в мусорное ведро, возвращает веник с совком в кладовую. — Ты впервые сидишь с ней?
Он улыбается Элли, щекоча ей животик, и девочка заливисто смеётся.
— Да, и это так неправильно. Но Честер никогда бы не согласился оставить её на ночь, да Ева и не просила.
Наверное, Кейт всё ещё под воздействием шока, иначе какого чёрта она говорит всё это Дэвиду? Господи, как же жалко всё это звучит! Как она могла так долго прожить с Честером и не видеть, какая он сволочь?
Дэвид тоже думает, что бывший муж Кейт та ещё сволочь. Ну, не совсем. Это отредактированная версия. Он мог бы наградить этого Честера такими эпитетами, которые точно не стоит произносить при младенцах.
Дэвид любит детей. Его племяннику шесть, а племяннице четыре, и он наслаждался своей ролью дяди. Признаться, Грейсон и Виолетта частенько из него верёвки вили, и он позволял.
— Давай её сюда, а ты пока можешь пойти и смыть это, — он касается пальцем её виска, на котором успело засохнуть пюре.
Кейт сомневается.
— Ты уверен? Я не знаю, как она отреагирует и…
— Кейт, я оставался со своим племянником с тех пор, как ему исполнилось полгода. Я могу не только подержать ребёнка на руках, но и сменить ему памперс, согреть бутылочку и уложить спать.
Дэвид понимает её опасения и говорит с таким уверенным спокойствием, что практически убеждает Кейт.
Боже, да этот парень просто идеальный! Такие вообще бывают?
Она передаёт ему Элли, чему малышка очень рада — личико у неё очень довольное.
— Ты настоящая красавица. Знаешь это?
Дэвид начинает ворковать с Элли, и, убедившись, что эти двое нашли общий язык, Кейт поднимается на второй этаж. Ей очень не мешало бы освежиться и привести себя в порядок.

Глава 5

Дэвид не солгал — он и правда умеет управляться с детьми. Куда лучше Кейт. Намного лучше. Наблюдая, как он возится с Элли, Кейт в какой-то мере даже чувствует себя ущербной. Почему парень, который моложе её на пять лет, не испытывает трудностей с тем, что, казалось бы, должно быть понятно и доступно любой женщине без прохождения особого курса по уходу за ребёнком?
— Спасибо за помощь, — признательно говорит Кейт, когда вечером они сидят на диване в гостиной, и в её руке бокал с вином, который помогает уйти напряжению, собравшемуся за день. Элли мирно спит в переносной люльке наверху, обняв своего зелёного лягушонка. — Правда не знаю, что бы делала, если бы не ты.
— Можешь обращаться за помощью в любой момент, — с усмешкой пожимает плечами парень.
Кейт улыбается и, откинув голову на мягкую спинку дивана, смотрит на Дэвида. Ей нравится смотреть на него — и не просто бросить беглый взгляд, а любоваться им. Потому что — как бы странно или неправильно это ни было, ей нравится этот мужчина. Внутренне Дэвид привлекателен не меньше, чем внешне, и есть в нём что-то такое, что подкупает Кейт. Очень. Голосок рационализма нашёптывает ей, что из этого ничего не выйдет, но женщина в ней хочет его присутствия, его прикосновений и полных страсти взглядов. Потому что Дэвид Янг умеет смотреть так, что ноги слабеют, пульс учащается и сердце бьётся в трепетном волнении. Она не помнит, было ли такое с Честером хотя бы на заре их романа, потому что её бывший муж — практичный и педантичный профессор с вечно задранным носом.
Впрочем, это не помешало ему закрутить интрижку со студенткой.
Намерения в глазах Дэвида очевидны, но Кейт не собирается возражать или просить его остановиться. Она хочет этого не меньше, поэтому, когда он кладёт ладонь на её щеку, Кейт берёт инициативу в свои руки, садясь поверх его колен. Наклонившись, Кейт целует Дэвида со всей страстью и желанием, которое он пробуждает в ней.
Член Дэвида под бёдрами Кейт становится твёрдым и увеличивается. Чувствуя это, Кейт обретает ещё больше смелости, двигаясь на нём. Она глотает приглушенные стоны Дэвида вместе с поцелуями, разгораясь всё сильней.
В браке с Честером она никогда не была такой смелой и дерзкой, и уж точно не инициатором. Ведомая — вот кем она была. В её голове всегда присутствовали некие барьеры, вызывавшие страх заработать неодобрение мужа.
С Дэвидом всё это куда-то исчезло. Кейт не знает причины, но с ним она чувствует себя сексуальной и раскрепощённой. Нет оков, которые держали её столько лет.
Кейт делает очередное движение, едва не дрожа всем телом от удовольствия, когда её самое чувствительное место трётся о выпуклость в штанах Дэвида. Они оба одеты, и это обстоятельство лишь придаёт остроты.
— Ты такая удивительная, — бормочет Дэвид, заглядывая в её глаза. Его руки зарываются в волосы Кейт, путая их.
Что-то сжимается в груди Кейт, мешая дышать. То, как смотрит на неё Дэвид — удивительно и совершенно ново для неё. Ни один мужчина прежде, включая и бывшего мужа, не смотрел на неё так, будто она единственная женщина во Вселенной.
Вместе с тем, это пугает Кейт. Её влечение к Дэвиду может быть банальной потребностью тела. Дэвид Янг для неё, как глоток свежего воздуха; необходимость, чтобы отвлечься. Но что, если это пройдёт так же, как и возникло? Ведь на самом деле Кейт не думает, что за этим стоит нечто большее, и уж точно Дэвид не её будущее. Они могут провести несколько по-настоящему хороших дней, но при этом оба должны понимать, что к чему.
Чувство вины начинает гасить запал Кейт, но она тут же отодвигает его как можно дальше. Дэвид молодой парень, ему ещё меньше нужна серьёзность и обязательства, чем ей.
Брать от момента самое лучшее — вот что ей нужно.
Убеждение срабатывает. Может быть, это делает её эгоисткой, тогда она будет ею прямо сейчас. Всю эту ночь.
Но не только особенный взгляд Дэвида в новинку для Кейт. С ним она будто другая: более смелая, более откровенная. И Кейт нравится открывать в себе прежде не известные стороны.
Может быть, у них не так много моментов, но эти моменты будут яркими и незабываемыми.
Пальцы Кейт расстёгивают пуговицы на рубашке Дэвида, оголяя мускулистую загорелую грудь. Наклоняясь, она осыпает её поцелуями; обводит твёрдые соски языком, увлажняя их, и слегка прикусывает.
Дэвид издает низкий, протяжный звук, щекочущим ощущением отдающийся внизу живота Кейт. Вот оно — будто внутри неё много-много бабочек порхает. С бывшим мужем такого никогда не было. Ни с кем не было. Но как же легко это удается Дэвиду, и особых усилий не надо.
— Коснись меня, — просит в его губы Кейт, и голос её полон чувственных ноток. Он пропитан страстью и желанием, и кажется каким-то чужим, не её вовсе.
Но нет, это она. И она живая, более чем когда-либо прежде.
— Повтори это.
Дэвид касается пальцами её приоткрытых губ, и Кейт оставляет на них едва уловимые поцелуи, согревая теплом своего дыхания.
— Хочу ещё раз это услышать.
Короткая просьба Кейт, выполненная шёпотом — самое сексуальное, что ему доводилось слышать.
— Коснись меня, — повторяет Кейт, склонившись к его уху. — Дэвид, коснись меня там.
Дыхание сбивается. Мир за пределами этой комнаты меркнет. Впрочем, меркнет всё, что не является Кейтлин Такер.
Она больше, чем его школьная влюблённость. Больше, чем предмет мальчишеской фантазии. Она настоящая. Единственная. Он мог бы провести с ней всю жизнь, и ни один день не был бы похож на предыдущий. Он бы открывал в ней что-то новое каждый раз и восхищался. Она — это невероятно сильные эмоции и ощущения. Она — это глубина, в которую он согласен падать и падать, не боясь утонуть, потому что её никогда не будет достаточно.
Нет, не будет.
Дэвид касается Кейт, ласкает, доводит её до самозабвения, и тихие стоны её удовольствия звучат музыкой для него.
И гордость. Чёрт возьми, да, гордость! Потому что не может иначе. Потому что это Кейтлин. Его Кейтлин. Теперь уже его.
Он просто везунчик, сорвавший свой джек-пот.
***
— Джоанна видела Честера с этой его шалавой в супермаркете на прошлой неделе, — пренебрежительно сообщает мама, замешивая тесто для яблочного пирога. — Гадёныш мелкий! Столько самомнения, а на деле — просто газовый выхлоп, не больше.
Кейт поджимает губы и смотрит на Еву, которая так же пытается сдержать смех.
Глория Брайт не ругается, а если такое происходит, значит, на то есть веская причина. И человек, который предал её дочь — одна из таких причин.
Самое смешное, что Глория всегда думала, что Кейтлин повезло с мужем. Ей нравился Честер — конечно, не без недостатков, но хорошая партия. Профессор, интеллигентный, умный — главное, что Кейт подходил, они были похожи. Оказалось, что не так и похожи.
Господи, как же Глория была зла на этого слизня!
Пока мама вымещает всё негодование на ни в чём не повинном тесте, Кейт думает, что бы она сказала, узнай про случай на парковке ресторана. Раньше Кейт думала, что осудила бы её за это, но теперь уже не уверена.
— Вот увидите, это ненадолго. Очень скоро эта дурочка малолетняя бросит Честера и останется он ни с чем. — Ева кивает без тени сомнения. — И так ему и надо, псу паршивому!
Кейт молчит, позволяя матери с сестрой обмениваться мнениями насчет её бывшего. Потягивая белое вино из бокала, она с тоской смотрит в сторону стеклянной двери, за которой видно отца и Оливера, занятых грилем. Они смеются и пьют пиво, скорее всего обсуждая недавнюю игру университетской футбольной команды «Дикие коты», за которую оба болеют. Не сказать, что Кейт такая уж приверженка спорта, но лучше бы ей быть там, вместе с ними пить пиво, просто слушая разговоры про игру, в которой она не сильна, чем выслушивать в очередной раз, каким козлом оказался Честер.
Знает она всё и не хочет говорить об этом снова и снова. К тому же теперь, когда жизнь Честера её вообще не касается. Он – пройденный этап. А у неё…
Ну, у неё всё прекрасно, потому что она наконец-то решила дать себе волю и просто жить моментом. И её «моменты» скрашивает один очень привлекательный, сексуальный парень.
Кейт тихонько вздыхает, вспоминая о Дэвиде, и неожиданно ей в голову приходит мысль извиниться перед родными, сослаться на неотложные дела и поехать к нему. Без предупреждения. Просто приехать к нему, положившись на удачу, и повторить все те вещи — а может быть, что-то и новое — которые они проделывали последнюю неделю.
Но, конечно же, с матерью такой номер не пройдёт. Да и в Еве вызовет ненужные подозрения. Она и так постоянно возвращается к вопросу о её таинственном приятеле. Кейт молчит всякий раз, отделываясь неопределённым ответом, и, наверное, Ева уже думает, что она всё выдумала.
Поэтому Кейт выдерживает ещё два часа семейного обеда, потом прощается до следующей недели и с облегчением садится в свою машину.
Решение отправиться к Дэвиду за время ожидания стало лишь сильнее. Кейт направляется к нему, и лёгкая улыбка предвкушения блуждает по её губам.
***
Уже поднявшись на этаж Дэвида и стоя перед его дверью, Кейт начинает нервничать. Она впервые приехала к нему без звонка. Как-то уже сложилось, что это Дэвид приезжал к ней, и при этом не всегда ставя её в известность. Он не видел в этом проблемы, да и она, в общем-то, тоже.
Может оказаться, что его и дома нет. Молодой парень, скорее всего, не станет проводить выходные, сидя в квартире. Да, стоило предварительно позвонить. Но теперь поздно думать об этом.
Кейт поправляет ремешок сумочки, нажимая на кнопку звонка. Меньше всего ей хочется волноваться из-за того, как и с кем Дэвид проводит свободное время. Он уделяет ей достаточно внимания, учитывая, что они не в отношениях, а просто…
Просто спят вместе и всё. Иногда смотрят фильмы и ужинают. И всё всегда происходит у неё дома, на её территории, потому что она сама так решила. Кейт кажется, что так у неё остаётся контроль, и, когда она захочет, всё закончится без негативных последствий для обеих сторон.
Дэвид дома. И, по всей видимости, не один, потому что из глубины квартиры раздаются голоса нескольких человек. Он выглядит немного удивлённым, когда видит Кейт на пороге.
— Привет.
Кейт улыбается, стараясь выглядеть уверенной и непринужденной, чего нет на самом деле.
Зачем она сделала эту глупость? Притащилась к нему, сюрприз решила сделать!
— Кейтлин, — Дэвид отвечает на её улыбку, потом берёт за руку и тянет в квартиру. — Привет, — негромко произносит он, обхватывает её лицо ладонями и, наклонившись, целует в губы.
Визит Кейт стал неожиданностью, но приятной.
Кейт размякает в руках Дэвида — поистине, этот парень обладает странной способностью влиять на неё.
— Я должна была позвонить, — смущается она, когда он отпускает её. — Если бы знала, что ты занят…
— Кейт, я не занят, — перебивает её бормотание Дэвид, покачав головой. — Несколько друзей, пицца и фильмы. Я буду очень рад, если ты присоединишься к нам. Пойдём.
Он берёт её за руку, но Кейт останавливает его.
— Дэвид, нет, подожди. Это неудобно. — Кейт в отчаянии прикусывает губы, когда из гостиной раздаётся дружный смех.
Несколько друзей? Да не меньше десятка!
— Что именно «неудобно»? — Он смотрит на неё в замешательстве.
Конечно, его друзьям будет интересно, какие отношения связывают его с Кейт. Они и так завалили его расспросами после вечеринки Райли. Всё, что отвечает Дэвид — это не ваше дело, тема закрыта.
— Я просто… — Кейт с досадой вздыхает. — Буду себя лишней чувствовать. Будет лучше, если ты приедешь ко мне после, или в другой день…
Кейт замолкает, не договорив. Взгляд Дэвида без всяких слов даёт понять, что он об этом думает.
— Если тебя так беспокоят мои друзья, я попрошу их уйти.
Он и сам не ожидает от себя подобного, но — какого чёрта? В данном случае комфорт Кейт имел большее значение для него.
— Что? — Её глаза становятся испуганными. Она вовсе не хотела, чтобы ему пришлось выбирать между ней и его друзьями. — Нет! Не надо делать этого. — Кейт косится в сторону комнаты, из которой доносятся голоса. — Ладно, хорошо.
И она сдаётся. А что ещё остаётся? Меньше всего сейчас она хочет идти к его друзьям, но он не оставил ей выбора.
— Ты дрожишь, — усмехается Дэвид, переплетая их пальцы вместе. — Никто тебя не укусит, — успокаивающе шепчет ей на ухо.
Кейт посылает ему кислый взгляд.
— Я не дрожу! Не преувеличивай.
Но, конечно же, она дрожит, и он может чувствовать это по её руке.
Компания оказывается меньше, чем предполагала Кейт. Трое парней и две девушки. Кейт сразу узнает Райли, друга и компаньона Дэвида, и ту девушку с пирсингом и разноцветными волосами. Возможно, остальные так же присутствовали на вечеринке, но Кейт не запомнила их лиц.
— Народ, это Кейтлин, — объявляет Дэвид, всё ещё держа их руки вместе.
Кейт невольно улыбается — неизвестно почему, но ей нравится, как он произносит её полное имя. Кажется, что из уст Дэвида оно и звучит как-то по-особенному.
— Кейт, это Райли, его ты помнишь, — указывает на светловолосого парня Дэвид, и тот машет ей в приветствии. — Это Итан, Стоун, Клэр и Бетани.
Все по очереди здороваются с Кейт — парни с большим энтузиазмом, нежели девушки. Бетани — та, что с пирсингом, и вовсе становится недовольной, когда замечает их сцепленные руки.
Кейт не оставила это без внимания. Вот только ревнивых подружек ей не хватало!
Стол между телевизором и диваном уставлен коробками с пиццей и пивом. Друзья проводят выходной в непринуждённой обстановке, а её появление здесь совсем некстати. Кейт в очередной раз ругает себя за этот порыв, который заставил её приехать к Дэвиду.
— Что будешь пить?
Дэвид чувствует скованность Кейт. Он хочет, чтобы его друзья поскорее убрались из его квартиры, и тогда уж он постарается, чтобы она расслабилась.
— Буду, что и все — пиво.
Кейт идёт за Дэвидом на кухню, не желая оставаться один на один с его друзьями.
— Похоже, эта девушка — Бетани — не в восторге, что я здесь. — Кейт опирается о кухонный островок и старается звучать непринуждённо.
— Бет?
Дэвид смотрит на неё недоверчиво. В отличие от Кейт он ничего такого не заметил.
— Мне показалось, она ревнует. — Кейт заставляет себя улыбаться, показывая, насколько всё это для неё незначительно. Может, немножко даже забавно.
Но нет, ничего подобного. Её это ещё как волнует, а не должно бы.
— Тебе показалось.
Дэвид отставляет банку с пивом на стойку, не спеша приближается к Кейт и, подхватив её за талию, приподнимает на островок.
— В любом случае, это неважно, — глядя ей в глаза, негромко произносит он.
— Поч… почему? — её голос слегка дрожит, как и всегда, стоит ему прикоснуться к ней так.
— Потому, — он оставляет быстрый, едва ощутимый поцелуй на её губах, — что меня интересует лишь одна женщина, и это ты.
Температура тела Кейт подскакивает сразу на несколько градусов, когда ладони Дэвида скользят по её бёдрам, под край платья и выше.
Интересно, он всё ещё согласен прогнать своих друзей?
Скованность, возникшая из-за присутствия всех этих парней и девушек, рассеивается. Слова Дэвида словно пробуждают в ней нечто, что она хранила очень глубоко и слишком долго. Её волнует и будоражит то, что, имея возможность завоевать любую красавицу своего возраста, он хочет только её.
Желает лишь её, Кейт.
Она с охотой и рвением отвечает на его поцелуй, едва не мурлыча от удовольствия, когда его язык кружит вокруг её языка с чувственным напором. Кейт подаётся вперёд, зарываясь в волосы Дэвида. Она так любит, как они ощущаются под её пальцами. Может случиться, это станет её личным фетишем…
— Воу! Эм… Извините.
Кейт вздрагивает, когда женский голос прерывает их. Нехотя, Дэвид отрывается от её губ, но его руки по-прежнему на её бёдрах. В них появляется чуть больше нажима, когда она хочет соскочить на пол.
— Ничего. — Дэвид вынужденно улыбается Бетани, гася в себе раздражение из-за несвоевременного вмешательства. — Кажется, мы задержались.
— Я просто пришла за пивом, — оправдывается Бет.
Кейт ожидает, что её затопит стыдом по самую макушку, что было бы характерно для неё. Но вместо этого — к своей неожиданности — злится.
«Чёрт, тебя же даже не заметили! Могла бы уйти, не раскрывая рта».
Кейт и Дэвидом возвращаются ко всем в гостиную, где компания надрывает животы над «Клерками». Кейт никогда прежде не видела этот фильм, и не может понять, что все остальные находят в нём.
Она смотрит на Дэвида, осознавая, что единственная здесь, кто не в восторге от происходящего на экране, и задаётся вопросом: может быть, секс — это всё, что их связывает?
***
— Всё оказалось не так страшно, а? — с усмешкой смотрит на неё Дэвид, когда дверь закрывается за ушедшей компанией.
— Я не говорила, что боюсь. Просто это неловко, — Кейт пожимает плечами, мысленно вопрошая: он в самом деле не понимает, или только делает вид?
— Только не говори опять, что дело в возрасте, потому что это надоедает.
Дэвид трёт ладонями лицо, чувствуя, как поднимается в нём гнев. Сколько ещё он должен будет доказывать ей, что не мальчик и с ним можно строить планы, включающие не только «здесь и сейчас», где это самое здесь и сейчас — это только секс.
То есть, как и любой здоровый двадцатисемилетний парень, он любит секс и желает его — и чем больше, тем лучше. Глупо было бы отрицать это.
Но есть вещи помимо физической стороны, которые он хочет делать с Кейт. Приготовить ей завтрак, а не быть выставленным посреди ночи за дверь с отговоркой о том, что ей завтра рано на работу, или ещё что-нибудь, если это выходной, когда он знает, что дело в её соседях. Он бы хотел вместе с ней сходит в её любимый книжный; устроить ей пикник в парке, сводить на аттракционы, или же банальное — ресторан, кино. Неважно что, просто делать это вместе. Ходить с ней по улице, не боясь взять за руку, потому что она непременно откажется; иметь возможность заправить прядь светлых волос за розовое ушко, не беспокоясь, что их увидят; целовать её покрасневший от холода нос, и в итоге просто заявить всему миру — моя, моя, моя!
Но каждый раз, когда он делает шаги, сокращающие дистанцию между ними, Кейт отступает ещё дальше.
Она видит, что расстроила его. Чувствует себя виноватой. Так типично для неё, но на этот раз она и правда неправа. Он так старался, чтобы ей было уютно и комфортно, а она лишь брюзжит!
— Ладно, не буду. — Кейт подходит к нему, убирает его руки от лица и смотрит в глаза с проказливой улыбкой. — Я не хочу тратить время на препирательства, когда не могла дождаться, чтобы твои друзья ушли.
Дэвид видит, к чему она ведёт. Да уж — праведный гнев, возмущение, пикники и аттракционы — всё это хорошо, но когда кто-то вроде Кейтлин Такер — нет, именно Кейтлин Такер – опускается перед тобой на колени, все благие намеренья летят к чертям.
Затылок Дэвида прижимается к стене, а дыхание с перебоем вырывается сквозь стиснутые зубы, когда тёплый, влажный рот Кейт обволакивает его самую твёрдую часть.
И, как по щелчку пальца, сознание Дэвида теряет свою ясность.
В конце концов, он всего-навсего здоровый парень двадцати семи лет.

Книги автора

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.