Часы жизни

Максимова Наталья Александровна

Просмотров: 1119
5.0/5 оценка (4 голосов)
Загружена 02.03.17
Часы жизни
Бесплатно

Скачать книгу

Формат: TXT
Избранное Удалить
В избранное!

Жизнь Влада, курсанта военно-воздушной академии, протекает насыщенно и весело. Он единственный наследник известной фамилии Ароновых. Судьбой ему уготовано блестящие будущее. Но один-единственный случай перечёркивает всё. {Через признание ты получишь прощение, а если попытаешься из виноватого превратиться в правого, то только усугубишь собственную вину. / Пенн Вильям /}

Обняв руками колени, Вера сидела на скамье в саду. Её тёмные волосы спадали на плечи. Толик, облокотившись о калитку, не мог заставить себя войти или хотя бы произнести слово. Он боялся, что видение растает как сон. Если бы кто знал, сколько таких снов он видел! Но весенний, прохладный ветерок доказывал, что он действительно дома. И перед ним Вера, его Вера. Как она изменилась, стала почти взрослой! — Толя? – прошептала девушка. – Толя! Не может быть! Вскочив, Вера бросилась в объятия гостя. — Неужели это правда? Почему же ты не сообщил? Толик провёл рукой по её волосам: — Ты стала настоящей красавицей! — Чего мы стоим? Пойдём быстрее в дом! Парень ласково улыбнулся, но остался на месте. — Вер, я... я заехал только убедиться, что у тебя всё в порядке. — Это из-за папы? – тихо спросила девушка. — Как он? – глухо выдавил Толик. Вера покачала головой: — Без изменений. Пойдём, я тебя накормлю с дороги. Войдя в дом, парень грустно улыбнулся, сглатывая подкатившийся к горлу ком: — Здесь всё по-старому. — А ко мне зайти не нужно?! – раздался голос из соседней комнаты. – Кто я теперь? Калека! Бревно лежащее! Толик невольно побледнел, но направился в спальню. — Здравствуйте. Как вы себя чувствуете? Мужчина презрительно сощурился. Он был ещё молод, только лежащее состояние делало его беспомощным. — Ждёшь, гадёныш, когда сдохну? Быстро время пролетело. Мало тебе дали! — Папа, пожалуйста, перестань! – не выдержала Вера. — А чего мне цацкаться с этим щенком?! Он всего лишь дворняжка! — Андрей Тимофеевич, я это слышал тысячу раз. И поверьте, за три года не забыл. Толик не стал слушать прорвавшуюся брань, молча вышел на улицу. Солнце пригревало. * * * Здесь, далеко от столицы, в небольшой деревушке, под простым и смешным названием Бережки, текла своя жизнь. Со своими правилами. Когда-то давно отец Толика стал скупать земли. И в отличие от других фермеров, его поля приносили доход. Односельчане к нему нанимались работать, уважая за прямой и открытый характер. Женился мужчина поздно, далеко за сорок. Никакая молва, никакие пересуды не испугали. Семнадцатилетняя Оксана покорила сердце старого холостяка. Она не была красавицей, но за одну её улыбку Евгений Федорович, не задумываясь, променял свою одинокую жизнь. В её серых лучистых глазах прыгали искорки смеха, а золотая коса спадала ниже пояса. * * * Причину, заставившую Андрея Тимофеевича из столицы приехать в Бережки, не знал никто. На соседей он смотрел с пренебрежением. Он мог стать достойным конкурентом Евгению, но его во всём подстерегала неудача. То семена не взойдут, то дождь уничтожит пшеницу. Евгений искренне жалел соседа. Ему было досадно, что чудесные машины ржавели без дела, а поля простаивали. — Эх, Андрей, с твоими возможностями я бы уже... — Тебя и так местное быдло королём считает. Мало, что ли? — Не хмурься. Я не хотел тебя обидеть. Вот если объединить наши земли, в выгоде оба были бы. — А тебе это зачем? Ты же хозяин! На своём месте! — Да у меня сын скоро будет! – не обращая внимания на колкость, взволнованно выдохнул Евгений. – Наследник! Так что, мне расширяться нужно. Есть для кого! — Тогда пир готовь! – съязвил сосед. Всё же подумав, Андрей Тимофеевич на сделку согласил. Объединение оказалось выгодным, и в первый же год оправдало самые смелые ожидания. Только отношение односельчан мужчину задевало. Для всех единственным хозяином был Евгений. Это накаляло отношения между партнерами. — Чего ты к ним цепляешься? – пытался уладить конфликт Евгений Федорович. – Пусть себе работают. — Ну да! Они ведь тебе в ножки кланяются. Это ты для них барин! * * * Что произошло той злополучной осенью, так и осталось тайной. Пересудов, толкований ходило множество, но они оставались неподтверждёнными догадками. Ночью все жители Бережков были разбужены треском и ярким, поднимавшимися к небу, пламенем. Огромный амбар, до верха наполненный золотым зерном, пылал словно спичка. Огонь безжалостно пожирал труды целого года. Люди, не сговариваясь, бросились спасать технику. Едкий дым застилал глаза, не давал дышать. Евгений Федорович уже завёл мотор трактора, когда обгоревшая крыша рухнула. Послышались раздирающие душу крики. Только к обеду следующего дня пожар удалось погасить. Односельчане с болью наблюдали за Оксаной, в свои неполные двадцать пять потерявшей мужа. Слухи о поджоге поползли по деревне. Через полгода Андрей Тимофеевич сделал предложение жене погибшего компаньона. Осуждать Оксану не решился никто. От весёлой, жизнерадостной девчонки не осталось и следа. Напуганная, сломленная, с малолетним сыном, она как утопающий искала спасения. Не сумев свыкнуться с холодным пренебрежением нового мужа, девушка затосковала. Вскоре Оксаны не стало. Андрей вздохнул с облегчением, только избавиться от её мальчонки он побаивался. Односельчане не простили бы ему этого. А потом мужчина из столицы привёз шестилетнюю дочь. Откуда этот ребёнок – для всех было загадкой. Ненависть к пасынку у Андрея росла с каждым годом. Мальчик не угрожал, не грубил, но что-то в его взгляде заставляло стынуть кровь. Вспоминать ту злополучную ночь. К дочке отец был равнодушен: — Привыкай, здесь нянек нет! — Мой маленький ёжик, – так часто называл Толик Веру. Большие, тёмные глаза испуганно смотрели на мир. Девочка пыталась сбежать, спрятаться в самый дальний угол. Толику потребовалось всё терпение и нежность, что бы кроха оттаяла. Если бы не Вера, он бы давно ушел от отчима. ГЛАВА 2 Причастность Андрея Тимофеевича к тому страшному пожару так и осталась всего лишь слухом. Но то, что судьба приготовила ему самому, даже у заядлых недоброжелателей вызывало сочувствие. Пусть они продолжали говорить, что это заслуженная кара, всё же в душе жалели мужика. Перед началом сбора пшеницы закупили тройку новеньких комбайнов. Как полагается, «лошадок» искупали шампанским, выпили, чтобы техника долго и надёжно прослужила. А потом Андрей Тимофеевич весело попросил прокатить его кружочек на чудо-машине. Просьбу с восторгом подхватили. Когда комбайн вернулся, раздались аплодисменты. Впервые рабочие видели на лице хозяина довольную улыбку. Но то ли его укачало от езды, то ли неудачно поставил ногу, оступившись, он рухнул на железную перекладину. Новая трагедия закрепила за Бережками недобрую славу. Второго владельца постигло несчастье. При падении Андрей Тимофеевич повредил позвоночник. Как он не противился, всё же вынужден был передать управление пасынку. Мысль, что хозяином стал сын его давнего соперника, сводила с ума. А спокойствие, с которым парень сносил оскорбления, казалось издёвкой над его беспомощностью. Когда исчезла довольно крупная сумма, и ему предъявили обвинение в мошенничестве, Толик был уверен — это недоразумение, ошибка! Позже он узнал, что Андрей Тимофеевич всё тщательно спланировал, подговорив главного бухгалтера. И всё же, парень до последнего надеялся, что отчим не позволит ему оказаться за решёткой. * * * Вера присела рядом с Толиком, положив голову на его плечо. — Ему нужна твоя помощь. — Помощь? – горько переспросил брат. – Нет уж. Дальше пусть обходится без меня. Я не останусь в этом доме. — Толя, я мало понимаю в делах, но мы полностью обанкротились. Денег нет даже на лекарства. — Об этом Андрей Тимофеевич должен спрашивать у своего бухгалтера. Он довольно сообразительный. * * * Утренний свет заливал комнату. В свежем, чуть прохладном воздухе витал пряный аромат цветов, зелени и моря. Лежавший на кровати парень не открывал глаз, вслушиваясь в щебет птиц за окном. Тёплые лучики солнца призывали проснуться. Весеннее, ясное утро. Влад попытался вспомнить, каким вчера был день. Жарким, дождливым? Хотя вряд ли. В этом, созданном людьми раю, ненастье исключено! Сколько же он здесь? Недели, месяцы? Всё сливалось. Обрывки фраз, нечёткие контуры и глубокая, пустая темнота. Влад приподнялся, в голове кружилось. Далёкие горы манили, звали к себе. Не дожидаясь приглашения, в комнату вошёл мужчина. Он слегка растерялся увидев подопечного, но быстро взял себя в руки. — Доброе утро. Вы уже проснулись? Это очень хорошо. — Серьёзно? — усмехнулся Влад. — Вы всего лишь не рассчитали снотворное. Василий Алексеевич, я... я возвращаюсь домой. Без обсуждений! * * * — Даже если ты уедешь, – тихо проговорила Вера, – знай, твой дом здесь. Толик слегка сжал её руку. Высокий столб серого тумана повис над грунтовой, пыльной дорогой. Послышались крики пастуха. Дедок помахивал длинной, тонкой палкой. — Куда пошла? Куда, окаянная? – время от времени кричал он. — Толька, ты? — старик замер, не обращая внимания на коров. — Или мне жара затылок напекла? Парень весело засмеялся, быстро поднявшись. — Я, дед Вань, я! — Вернулся всё-таки! Ну наконец-то! А я подумал, мерещится! — Оно и не удивительно, – улыбнулся Толик. – Наверное, с самого утра пол-литра приговорили? — Да ты что, Толя? Что такое говоришь? Ну рюмочку за едой, и то одну! — Эх, дед Вань, знаю я вашу рюмочку. Помните, как три дня стадо искали? Дедок обиженно засопел: — Нашёл о чём вспомнить! Я обрадовался, а ты... Нет, чтобы самому угостить! А он ещё упрекает! Мы так тебя ждали. — За этим дело не станет, – смеясь обронил парень. – Всех пригласим! Главное, Андрея Тимофеевича не забыть! — Ты что?! – старик испуганно заморгал. – Водка в рот не пойдёт! — Да шучу я, шучу! Мерзость мы для него. — А он нам и не нужен, – нахмурился дед. – Дай хоть на тебя насмотреться. — На меня-то вы смотрите, а куда стадо пошло, не видите! — Ох, окаянные! – вспомнил про живность пастух. Дедок побежал, а Толик, облокотившись о калитку, смотрел ему вслед. Как долго он не был дома! * * * Леониду Аронову шёл уже седьмой десяток, но столько ему никто бы не дал. Спортивное телосложение, волевое лицо. Седина изредка пробивалась в густых, тёмных волосах. Зная упрямый характер внука, мужчина готовился к жёстким баталиям. — Влад, – войдя, негромко позвал он. Парень спал. Неровное дыхание было сдавленным. Под глазами залегли тёмные круги. Леонид Владимирович устало опустился в кресло. — Что же ты наделал? – прошептал он. – Если бы это видела та глупая старуха. Почему она и меня не прихватила с собой. ГЛАВА 3 Когда-то давно, только окончив финансовую академию, Леонид Владимирович даже мечтать не мог о такой головокружительной карьере. Хотя его амбиции были выше, чем у остальных ребят. Родился он в семье известного пианиста. Звездный путь отца не прельщал парня. Целеустремленная натура искала свою тропку. Как мозаику он её собирал. Картинка к картинке, пазл к пазлу. Взбираясь всё выше и выше. И уже его собственные успехи затмили когда-то громкую славу знаменитого родителя. Став одним из влиятельнейших учредителей банковской сети, Леонид Владимирович заставил фамилию Ароновых зазвучать с неслыханной силой. Мужчина рано овдовел, создать новую семью не пытался. У него рос сын. Николай уважал своего строгого родителя, не замечая, что принципы диктатуры распространяются и на него. Отец сам выбрал сыну жену, и тот об этом ни разу не пожалел. Покладистый, спокойный характер Ольги помогал преодолевать возникавшие трудности. Со временем Николай искренне полюбил жену. Единственное, что омрачало их семейную идиллию, отсутствие детей. Проходили годы напрасного ожидания. В глазах женщины всё отчётливее виднелась печаль. Даже в прессе стали появляться заметки о грустной красавице, у которой всё есть, кроме счастья материнства. Но и эту проблему, как всегда, решил Леонид Владимирович. Однажды он приехал, держа маленький свёрточек. Подозвав сына и Ольгу, мужчина сказал: — Малышу нет ещё и недели. С этой минуты вы его родители. Лучшие в мире! Он должен ни разу не усомниться в ваших чувствах. Для Ольги слова тестя были излишними. Она дрожащими руками взяла конвертик. Когда, отбросив край одеяльца, увидела спящее личико, глаза наполнились слезами. Если бы муж не подхватил её, она бы упала от переполнявших душу чувств. Николай также с трепетом отнёсся к младенцу. Но всё несравнимо было с чувствами самого деда. Каждую свободную минуту он проводил с крохой. Они вместе катались на качелях, играли в догонялки, строили замки, побеждали грозных злодеев. Для Леонида Владимировича не было большей награды, когда устав от игр, внук обнимал его, по-детски бесхитростно заявляя: — Дед, ты самый лучший! Не удивительно, что при всеобщем обожании мальчик рос своевольным. Окончив школу, он, не спрашивая ни у кого совета, поступил в военно-воздушную академию, успешно сдав экзамены. А на совершеннолетие дед подарил внуку блестящий на солнце вертолёт. И хотя парень ещё мог летать только с пилотом, лучшего подарка придумать было не возможно.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.