Чистилище 2020 или дневник Ковидницы

Аликина Екатерина

Просмотров: 243
Категории: Публицистика
0.0/5 оценка (0 голосов)
Загружена 05.11.21
Чистилище 2020 или дневник Ковидницы

Купить книгу

Формат: EPUB, FB2
Избранное Удалить
В избранное!

Это не обычная книга, она создана в течении тяжёлой болезни, которое прослеживается записями из дневника, с реальными датами. Главная мысль автора раскрывается в том, что только поверив именно в свой человеческий потенциал, в свой Божественный Дух – в свою силу как Творца, человек сможет победить любую болезнь.
Ковид послан нам не случайно. Он как инструмент очищения прежде всего – точно выявляет и поднимает из глубин души всё то, что так долго скрываем в себе. - Все обиды, обвинения, и как нам, кажется, истинные эмоции, которые как змеи выползают и затмевают разум…. И потом, по мере выздоровления – идёт это долгожданное очищение – в принятии, в прощении и избавлении от страха. – Чистилище! После него меняется мир и сам человек.

Прочитав эту книгу, каждый получит конкретные шаги к выздоровлению. Также встретится с мистикой, которая окажется реальностью и поймёт, кто действительно нам помогает.

Посвящается всем выжившим в этом Чистилище – «Covid- 19».

Заражение

05 октября 2020 года (понедельник).

Вот уже первый понедельник октября. Утро не предвещало ничего плохого…

Только проснувшись, я пошла на кухню, чтобы налить в кружку чистой воды с ложкой мёда, что очень хорошо прочищает кишечник и заводит метаболизм. — К этому методу профилактики ожирения я пришла в течение многих лет. Выпила залпом полную кружку этого «очищающего эликсира».

Яркий луч солнца, отражённый от окна дома напротив, окончательно согнал сон. Я улыбнулась новому дню и мысленно стала благодарить Творца, за создание моей «Божественной души» и моё присутствие на «Матушке-Земле» Здесь и Сейчас. (Так я делаю уже пару лет, как только мне открылось осознание). Уже подняла руки, как бы принимая на себя чудодейственные энергии «Абсолютной Божественной любви и Вознесения» белоснежно — искристого света. Только ощутила себя в «потоке», как слышу сзади шаги. — Брат вышел из своей комнаты, зашёл на кухню, включил вытяжку и приготовился зажигать сигарету…

— Доброе утро, сестрёнка!

—Привет, а ты что дома?

С недовольством, что мне помешали, спросила я.

— Да вот, заболел. Ходил сейчас в поликлинику, сел на больничный. Что-то температура поднялась.

Брат старше меня на четыре года — ему уже за пятьдесят. Когда-то был высокий, стройный, красивый блондин с серыми глазами. И по характеру был прямо братом — другом, играл на гитаре, пока не женился двадцать лет назад на «хабалке» из Очёра — учительнице начальной школы. И с тех пор характер его круто поменялся. Ростислав со временем стал жутким снобом, любящим всех поучать, как правильно жить. Хотя сам в жизни ничего и не добился. Всю жизнь проработал фрезеровщиком на заводе. Хотя, может и в этом его есть самореализация. Создавать шедевры из куска металла и ему это по душе. Любимая работа, стабильная зарплата. Не то, что у меня, вечно в каких-то поисках лучшего. У каждого ведь свой путь… Светка хорошо управляет им, изначально женив его на себе, будучи беременной от другого. Но так как она умная и хитрая, убедила, что сын Иван — от него! И как джентльмен, брат женился на ней и привёл в родительскую квартиру. Так и живут до сих пор.

Ростислав закашлялся затяжным глубоким кашлем. Смотрю на него — лицо опухшее и какой-то цвет неестественно красный, нет — розовый даже.

— Как тебя угораздило, то?

— Наверное, продуло. Ездили вот в Очёр со Светкой, там, на озере рыбачили — замёрз, ветер был… А прикинь, моя тёща «Ковидом» переболела, даже две недели лежала в больнице под ИВЛ, так ей плохо было!

— Оказывается, «Коронавирус» на самом деле есть, даже вот родственники твоей жены переболели. А мы думали, что это только замысел правительства, чтобы деньги отмыть…

Встретились мы с ним на общей кухне, квартиры, которую мы делим с его семьёй — он в одной комнате, моя семья и престарелая мать — в двух смежных, больших комнатах с балконом.

— Ты случайно не «Ковидом» заболел? Заразился от тёщи?

— Нет, Катечка, врач сказал, что у меня «ОРВИ».

— Сам то ты как себя чувствуешь, не боишься, что это «Ковид»?

— Да, нет.

Брат только усмехнулся. Оказалось, потом, что он вообще не верил в эту объявленную пандемию, и как следовало, к предостережениям Минздрава об опасности заражения, относился — «Авось пронесёт!» Но радовался, как всегда, отдыху по «больничному»— на работу можно не ходить, а можно пить и курить целый день на кухне.

В сознании у меня промелькнул какой — то непонятный страх.

— А вдруг это так? Не кашлял бы тут на всех, на всякий случай.

Уже с раздражением сказала ему, уже сама чуть не задыхаясь от табачного дыма.

Всю жизнь меня в брате раздражало, что он как-то всегда нахально вел себя с моей семьёй, со мной не считался, посмеивался высокомерно. Спокойно мог курить в присутствии маленькой внучки, когда дочь Анна гостит у нас. Мои слова: «Пожалуйста, не кури в ванной, утром — дети идут умываться и дышат этой отравой» всегда принимает в «штыки» — типа, ты кто тут такая — я здесь хозяин. — Так он, почему-то вместе с мамой, которая души в нём не чаяла, считал. И вместе со своей женушкой мечтал, что когда-то придёт тот день, когда я со всей своей семьёй покину эту квартиру.

Я, конечно, тоже мечтаю о своей отдельной квартире, а ещё лучше — доме. Хотя была, когда — то в девяностых годах, в посёлке — на родине мужа, у нас отдельная квартира. Это было смутное время, когда зарплаты по полгода не платили. Простые люди, которые не стали разворовывать государственное имущество в период приватизации, выживали только своими посадками, рыбалкой и охотой. Если они, конечно, как мы, уехали из города. А те, кто остался, выживали, как могли.

Вот моя школьная подруга —«рыжая бестия» с зелёными глазами, никогда не унывающая Ленка, всегда с ужасом вспоминает это время, как только на глаза ей попадают бульонные кубики «Knorr». Говорит, бывало, с соседкой по лестничной площадке, делили пополам один маленький кубик, чтобы сварить домашним похлёбку с молодой крапивой… Жуткое время, голод и маленькие дети, и безработный муж, которого прокормить надо. … В посёлке мы не голодали. — Охота, рыбалка, грибы, огород — картошка. Молодые тогда были — ничего не боялись. Но потом, в начале нулевых, дети подросли, и я подумала об их дальнейшем образовании. В таёжном посёлке в верховье Камы, по — правде, ничего хорошего не предвиделось. И я с маленькими детьми переехала обратно в родительскую квартиру — в город — краевую столицу. При этом, первый раз покидая ненавистного мужа, как я тогда думала.

Так вот, мама и брат называли меня противно так — «Катечка» (ни Катенька, ни Катюша — как называл меня отец при жизни, хотя бы просто так — Катя), тоже давало понять их отношение ко мне. — «Скорей бы ты съехала бы куда — ни будь».

Обидно, так как квартира была у нас не в собственности, а просто по «социальному найму». Когда-то выделили её моему отцу в 1978 году, как партийцу — коммунисту, в центре города, за рождение третьего ребёнка, то есть меня. Он работал тогда в журнале «Политическая агитация» корреспондентом. И в период бесплатной приватизации жилья отец был против дележа на собственников. Говорил всегда: «Вы же «растащите» всю квартиру на куски, а так она в целости и сохранности».

И прописаны были мы все наравне. И это было очень мудро с его стороны.

— Ну, дай то Бог, чтоб это был не этот вирус. А то, надо маму из дачи уже перевезти. Съездишь, пока не разболелся?

— Хорошо.

Ответил брат и затянулся сигаретой. Я быстрей покинула кухню, чтоб больше не дышать едким дымом. А он продолжал беспрерывно кашлять и курить, по две-три сигареты в раз.

Как всё же плохо без отдельного жилья, вот сейчас, к примеру, брат мог бы спокойно заразить меня этим «Ковидом», если бы болел им. Он кашляет, чихает сейчас, даже не прикрывается…

Вообще изначально всё пошло не так, как я мечтала в молодые годы. Зачем — то вышла замуж в девятнадцать лет. Родителям было всегда всё равно, что у меня на уме. Никто меня не наставлял на путь «истинный». А воспитывали в «духе коммунизма» — детский сад и школа должны были воспитывать будущую молодёжь и потом уже, государство выдаст квартиру. Папа как истинный коммунист свято верил в это. В чём и мама его поддерживала. Переехав когда-то в «большую» тёшку, с тремя маленькими детьми, они благополучно отдали нуждающимся и однокомнатную кооперативную квартиру, и комнату, которую маме выделили на работе. Отдали так — зачем нам лишняя частная собственность? Бесплатно. Хотя мамина мама, моя бабушка Татьяна, которая ютилась со своей старшей дочерью в обветшалом домике на окраине Кунгура, уговаривала: «если вам не надо, то отпишите хотя-бы нам. У Вали — сестры, двое маленьких детей и мужа нет, и жильё ей не светит». — Нет — для мамы это считалось коррупцией, всё-таки она считала себя очень справедливой. Главное, чтоб её никто не упрекнул на работе, а папу — партийца, тем более… Конечно, о нас — что мы когда-то вырастим, она тоже и не подумала. Так и мы воспитывались — что государство нас обеспечит жильём и «париться» не надо, ведь лет через десять обещали — «Коммунизм» …

Потом, когда никакого коммунизма и не стало, а наоборот, — папа любил меня спрашивать:

— Ну что, Катенька, на свою квартиру то копите? (Я только смотрела на него с недоумением).

— Да, конечно, «копим» папа! Особенно муж — который даже и не задумывался, что как-то заработать на своё жильё.

Когда стала встречаться с ним, и понятия такого что «выгодная партия» при выходе замуж, даже и не существовала. Про отношения знала тогда только из романов, которые запоем читала всю молодость. Ну а ума у меня было тогда не очень много. Был просто общепринятый курс жизни. Закончила школу — поступай в институт. Не получилось поступить — выходи замуж и иди, работай, чтобы мужа прокормить. Да, ещё не забудь детей родить, а то какая семья без детей. Ха-ха, а об богатстве или об обеспеченном женихе даже и в мыслях не было — воспитание в духе коммунизма дало о себе знать. Так и произошло со мной когда-то в начале девяностых. А ещё:

— «если не выйдешь замуж после школы первые три года, то уже шансы выйти до тридцати вообще обнуляются». Такое было мнение в обществе…

Вот и выскочила — дура. Думала, надо обязательно — замуж, а то потом кто меня возьмёт? Да, ещё никто из родителей и братьев мне никто не говорил, что я красивая. — Так может быть я и подождала бы с замужеством, может быть и «принца» всё же дождалась. И глядишь, совсем-бы по-другому сейчас жила…

Зарплата учителя музыки маленькая, а ипотеку с четырьмя детьми никакой банк не соглашался дать. Когда-то до 2005 года стояли в очереди на жильё, как многодетные, но наш президент решил тогда, что многодетные смогут себя обеспечить жильем сами. И эта очередь исчезла.

Со временем, дети стали вырастать и две старшие дочки переехали в съемные квартиры со своими бойфрендами. Теперь в этих двух комнатах живём с десятилетней дочкой и сыном, год назад который пришёл с армии, и вот только устроился на работу недавно.

Также бывший муж, иногда обитает. То уйдет со скандалом, то со слезами и обещаниями, что он изменится и бросит пить, возвращается месяца через 2-3. И так уже года четыре. Я уже устала верить его очередным обещаниям. Уже ничего не хочу. Хочу, чтоб оставил меня в покое.

Мама с папой, выйдя на пенсию, счастливо доживали свою старость в своей уютной даче до 2018 года. Пока не случился пожар.

Загорелась баня и гостевой дом, за которым на цепи сидела собака. Жуткие завывания которой, заставили папу пролезать сквозь огонь, чтоб отцепить ее. Да… Тарзанку он спас, а сам сильно обгорел. Лечили долго в ожоговом центре, но через полгода, все же смерть от инсульта, прибрала его к рукам… Отец, первого сентября того года, умер…

И мама с тех пор также ютится с нами. Но, каждое лето — на даче. И как раз пришло время ее привезти, так как уже холодать стало, а печки она топить не любит. Да и мы уже стали там реже бывать. Естественно, ей скучно.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.