Феникс

Novela

Просмотров: 159
0.0/5 оценка (0 голосов)
Загружена 12.01.20
Феникс

Купить книгу

Формат: PDF, TXT, EPUB, FB2
Избранное Удалить
В избранное!

Вся моя жизнь, сколько себя помню, сосредоточенна на заботе о младших сестрах и брате, а также как раздобыть денег на оплату долбанных, бесконечных счетов. Каждый день я вынуждена решать проблемы и трудности. О личном счастье даже не вспоминаю. Что это вообще такое?
Но однажды я встретила Картера. Он чужак в нашем городке. А ещё он охренительно красив, сексуален и умён. Кажется, я могу влюбиться в него.
И это до чёртиков пугает меня

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ


Я швыряю груду конвертов на кухонную столешницу и отупело пялюсь на них.
Блядь!
Снова эти ебучие счета. Не успеешь разделаться с одним, как приносят новые. Или повторные уведомления. Много сраных повторных уведомлений.
Глядя на конверты, большинство из которых были неоплаченными счетами, мне хочется удавиться. Чёрт, где мне взять столько денег, чтобы погасить долги, которые растут с ненормальной скоростью?!
Я не знаю, но это просто пиздец какой-то!
В коридоре раздаётся шлёпанье босых ног по полу, и прежде чем Люси появляется в кухне, я выдвигаю верхний ящик гарнитура и смахиваю туда все конверты.
– Что на завтрак?
Люси останавливается посреди кухни, снизу вверх глядя на меня всё ещё заспанными глазами.
Девчонка тощая, но при этом обладает отменным аппетитом.
Я заставляю себя улыбнуться, подавляя желание уронить голову на руки и разреветься.
– Давай проверим.
Люси забирается на стул и терпеливо ждёт, пока я стою у практически пустого холодильника и пялюсь на полки, будто от этого там может появиться еда.
Надо купить продукты.
– Хлопья! – заявляю я, захлопнув дверцу.
Люси скривилась.
– Я не хочу хлопья! Хочу омлет.
– Отлично, если знаешь, где его раздают, скажи мне. А пока будешь есть хлопья.
Я достаю пачку с сухим завтраком и прежде чем полить злаки молоком, нюхаю его. Срок годности вышел вчера, но кислым не пахнет. Ставлю миску перед Люси и она с недовольным видом берет ложку.
– Ты не пойдешь в этом, – бросаю я при взгляде на вошедшую Мэй.
– В чём проблема?
Она разводит руками, враждебно уставившись на меня.
– Ты не можешь ходить в школу в таком виде.
– Почему?
– Потому что в этой футболке ты похожа на шлюху. И какого чёрта ты испортила новую футболку? – возмущаюсь я.
Чёрт, я должна вкалывать, чтобы эта вредная малолетка могла покупать себе шмотки и портить их!
– Вообще-то это модно! – ощетинивается Мэй, схватившись за порезанную ткань. – Ты старая, чтобы понимать это, но в школе так все ходят!
Я закатываю глаза, чувствуя вселенскую усталость: у меня совсем нет сил спорить с этой противной задницей.
– Мэй, завали хлебало, пойди переоденься и возвращайся завтракать. Если пропустишь автобус, в школу пойдешь пешком – я тебя не повезу.
Я вижу, что она так и порывается послать меня, но зная, что делать это – себе дороже, молчит.
Развернувшись, она сталкивается с Чейзом и убегает к себе.
– Да какого хера! – кричит тот вслед младшей сестре.
Я строго зыркаю на него.
– Следи за языком!
– Кто бы говорил! – хмыкает гаденыш, хотя замечание справедливое.
– Если ты поела, иди и оденься, – смотрю я на Люси.
Самая младшая из семьи Харт встаёт из-за стола, и, не споря со мной, выходит.
– Тебе мисс Грир не звонила? – Чейз нагло уставился на меня, поедая хлопья из миски.
Этот парень никогда особо не был подарком, но с тех пор, как ему исполнилось шестнадцать, не было и дня, когда бы мне ни хотелось убить его.
– Почему старуха Грир должна звонить мне? – настораживаюсь я, меньше всего на свете желая общаться с бессменной директрисой школы, в которую ходило, ходит и будет ходить наше «замечательное» семейство.
– Да мало ли, она ж всегда ищет повод прицепиться ко мне, – уклоняясь от моего взгляда, бубнит Чейз.
– Не морочь мне голову! Выкладывай! – заводясь, рявкаю я.
– Только не выходи из себя! Просто мы с ребятами подложили петарды в женский туалет, и Грир думает, что я в этом участвовал.
– Ты придурок, ты знаешь об этом?
Он только дёргает плечом с таким видом, будто я зудящая, надоедливая училка, на чьё мнение он клал свой прибор.
– Она думает или знает?
– У неё нет доказательств, – самодовольно отвечает Чейз.
– Идиот, – выдыхаю я. Эти дети так замучили меня, что у меня даже нет сил кричать на них.
Когда через десять минут все они сваливают в школу, я могу вздохнуть с облегчением. Следующие несколько часов мне не придётся видеть их лица.
Единственный человек, от которого меня не тошнит в этой семье – это Люси. Ей восемь и она ещё не успела превратиться в монстра в обличие подростка.
Налив в любимую чашку кофе и прихватив сигареты, я выхожу на заднее крыльцо нашего ветхого дома.
Обычно эти минуты приносили больше удовольствия, но сегодня они омрачены стопкой неоплаченных счетов, которые мне придётся достать из ящика рано или поздно.
– Маффин, плохая кошка!
Я поворачиваю голову, услышав ворчание Эдит, нашей соседки. С Маффин, своей кошкой на руках, она идёт к нашему крыльцу.
Я улыбаюсь.
– Что она натворила на этот раз?
Эдит утомленно вздыхает, опускаясь в плетённое старое кресло напротив.
– Задиралась с собачонкой мистера Оливера. Эта девчонка ещё та скандалистка!
Посмеиваясь, я выпускаю сигаретный дым в сторону. Сколько я знаю Эдит, она постоянно жалуется на свою кошку, но между тем, это самое дорогое существо в её жизни.
Так уж сложилось.
Эдит переехала в наш район три года назад, когда её муж ушёл к молодой любовнице, оставив саму Эдит практически ни с чем.
Несмотря на более чем пятнадцатилетнюю разницу в возрасте, мы с ней стали подругами. Порой Эдит здорово меня выручает, когда требуется помощь с братом и сестрами.
– Кофе в доме, наливай, – предлагаю я, указывая на дверь.
Эдит качает головой.
– У меня трёхдневная очищающая диета. Всё, что мне можно – это вонючие и выглядящие как блевотина коктейли. Надо уменьшить ляжки. - И она со звонким хлопком бьёт себя по затянутому в леопардовые лосины бедру. – А с тобой что?
Я изображаю непонимание под её пытливым взглядом.
– Выглядишь, будто чем-то встревожена. Тебе нужен отдых.
– Это мой постоянный вид за последние два года, – горько усмехаюсь я.
– Что-то случилось?
– Да ничего нового: счета, мелкие, которые сводят меня с ума и хотят, очевидно, довести до суицида, – сухо перечисляю я.
– Тебе надо расслабиться, – авторитетно заключает Эдит. – Когда ты была с мужчиной в последний раз?
– Мне это не поможет.
– Поверь мне! – возражает Эдит, бросив на меня выразительный взгляд. – Ты слишком глубоко погрузилась в заботы о детях, и это в твоем-то возрасте! Необходимо и о себе позаботиться.
Я ничего не отвечаю, хотя в её словах есть здравый смысл. Я полностью забыла о личной жизни. Мне трудно вспомнить, когда у меня хоть какие-то отношения были с противоположным полом.
– Не знаю, возможно, ты и права, – поразмыслив, пожимаю плечами я.
Сколько я себя помню, не было и дня в моей чёртовой жизни, который бы не был наполнен попытками выбраться из задницы под названием «реальная жизнь Феникс Харт».
А ведь я даже не свои проблемы решала!
Всегда был кто-то, о ком мне приходилось думать. И я не была этим человеком.
– Это безусловно! Так что давай ты сегодня сходишь куда-нибудь вечером, а я присмотрю за твоими сорванцами.
Я едва не отказываюсь, но предложение Эдит столь заманчиво, что я не удерживаюсь и принимаю его.
Хотя бы на несколько часов забыть о том, что я не несу опеку над тремя несовершеннолетними детьми и о том, что банка не ебёт, что у меня нет денег погасить кредитки. Пусть на один вечер вспомнить, что мне только двадцать один – лучший возраст для того, чтобы радоваться этой долбанной жизни!
– Хорошо! – повеселев, хлопаю себя по колену я. – Уговорила! Вечером я иду развлекаться.
Несколько часов спустя, отработав длинную смену в кафе (хотя Донни, наш хозяин, и называет свою забегаловку «ресторанчиком») и, заехав в супермаркет за продуктами, я стою в своей маленькой, десятилетия не видевшей ремонта, ванной, и накладываю макияж.
– Знаешь, это так безответственно с твоей стороны! – вызывающе бросает Мэй, без стука распахнув дверь.
Эта девчонка бесит меня все сильней с каждым днем, и я боюсь, что пока её переходный возраст подойдет к концу, в этом доме прольется кровь.
– Мэй, выйди! – велю я, стирая с века смазанную туш.
– Почему тебе можно где-то шляться ночью, а мне погулять с друзьями нельзя?
Она и не думает слушаться меня.
Я оборачиваюсь к ней.
– Потому что я взрослая, а ты – нет. Это очевидно. И пока ты живешь в этом доме под моей опекой – ты должна слушаться меня.
Краснея от злости, она щурится.
– Ну ты и стерва! Лучше бы нас забрали, чем с тобой жить!
– Хочешь, могу устроить это для тебя! – в ответ кричу я, захлопнув дверь за убегающей Мэй.
Подойдя к стойке с раковиной и положив ладони на рассохшееся дерево, я смотрю на своё отражение. От гнева на щеках выступили красные пятна.
Глядя в глаза себе, я признаю, что такие мысли приходили мне в голову. Не только в отношении Мэй.
Всех детей.
Я много раз думала о том, насколько легче бы мне жилось, если бы не ответственность за них. Я могла бы уехать из этого богом забытого города. Могла бы устроиться в Торонто или Ванкувере. Могла бы делать все, что угодно. Не думать постоянно о бесконечных счетах и перебиваться жалкими заработками в кафе.
Последние три года я была единственная, кто заботился о детях и могу сказать, что чем дальше, тем хреновей я справлялась.
Чуть успокоившись, я возвращаюсь к макияжу. Ссора с Мэй не нарушила моих планов. У меня есть надежды на этот вечер. Я хочу расслабиться, найти относительно приятного компаньона на ночь и если всё сойдётся, славно потрахаться.
Мне это нужно.
А завтра я вновь окунусь в свою дерьмовую действительность.
По такому случаю я даже приоделась. Достала из недр шкафа одно из маминых платьев. Родительницей она была никчемной, но вот красиво приодеться любила. Родив четверых детей (с Люси у нас были разные отцы), она смогла сохранить хорошую фигуру, да и мордашка у Линнет Харт была недурна. Мужики вились вокруг неё стаями – такие же неудачники, как и она сама. Но мамаша никогда не желала признавать этого.
Она умерла в тридцать восемь лет, оставив мне в наследство своих детей и кучу шмоток.
Я выбрала одно из тех платьев, которые менее всего походили на униформу стриптизёрши. Хотя моей задачей было склеить мужика, так что скромничать не особо стоило.
И вот, уже почти готовая к выходу, я оглядываю себя в зеркале. Платье сидит на мне немного свободней, потому что я не могу похвастаться такими же округлостями, как Линнет. Светлым волосам я придала лёгкий эффект небрежности – с оголенными плечами смотрится неплохо. Ярко-красная помада на губах будто сигнализирует о моей готовности к жаркой ночи.
Собственный вид нравится мне, и я улыбаюсь, но вдруг думаю, что очень напоминаю Линнет и не только внешностью: как и она когда-то прихорашиваюсь, чтобы подцепить мужика в баре.
Эта мысль вызывает тошноту. Улыбка сползает с лица.
– Ты на неё не похожа! – стиснув зубы, цежу я своему отражению. – Уже тем, что не забиваешь огромный хер на детей.
С этими словами я выхожу из комнаты, напоминая себе, что я живая и ещё могу получать удовольствие от жизни.
Какой бы паршивой она не была время от времени.
***
В плане развлечений Гринсборо – полный отстой. Выбор ограничивается несколькими занюханными барами, которые почти не отличаются друг от друга. Я выбираю лучший из худших – в Hammer’s хотя бы подошва к полу не липнет.
В четверг народу не густо. Я занимаю место у стойки, заказываю самую дешёвую текилу, проглатываю для настроения и повторяю заказ.
Я оглядываюсь, прикидывая, есть ли здесь кто-то, кто заинтересует меня (нет), с кем можно провести пару часов на заднем сиденье авто, если вдруг он не сможет привести меня к себе.
Стараюсь не думать, как это должно быть жалко – сидеть тут в надежде, что тебя снимут. Мой последний секс был… больше года назад.
И мне нужен член. Живой.
– Феникс!
Я кривлюсь, когда слышу подпитый голос Ренди – моего недолгого парня со времен старшей школы.
– Давненько не видел тебя.
Ренди облокачивается о стойку, развернувшись ко мне и выпячивая свой пах. Я знаю, что его прибор довольно внушителен – чем он всегда гордился, – только вот не собираюсь проверять, научился ли он им пользоваться.
– Привет, Ренди.
Я посылаю ему натянутую улыбку, надеясь, что он скоро свалит. Ренди оглядывает меня с ног до головы с похотливым блеском в помутившихся глазах и присвистывает.
– А ты сегодня огонь! Что, думаешь кому-то дать?
Придурок усмехается, разгадав мой нехитрый замысел.
– Точно не тебе, – бросаю я, отворачиваясь от него.
– Подумаешь! – обиженно фыркает он. – Чёрт, Феникс, всегда ты сукой ещё той была, ей и осталась.
Когда этот ушлёпок сваливает, я вздыхаю с облегчением. Моё внимание привлекает парень, который наблюдает за мной с другого конца стойки. Я быстро перевожу взгляд, когда наши глаза встречаются, но невольно смотрю повторно – он вдруг улыбается, поздоровавшись со мной приподнятой ладонью.
Даже на расстоянии я вижу, что он хорош собой. То есть, не просто красавчик, а в принципе не похож на мужчин Гринсборо. Я могу точно сказать, что он неместный.
Стараясь не выдать себя, я осторожно оглядываюсь за своё плечо, проверяя, не стоит ли кто позади.
Может он и не мне улыбнулся?
Но пока я торможу от неуверенности, он поднимается, берёт своё пиво и подходит ко мне.
– Не против? – Он указывает на соседний стул.
Я качаю головой, не веря, что мне так повезло.
Он привлекательный, хорошо пахнет и одет, а его голос – чуть низкий – отлично сочетается с его внешним видом.
Мои бёдра сжимаются сами собой.
– Я подумал, что у меня, возможно, будет больше шансов, чем у того парня, – опустившись на соседний стул, говорит он.
– Почему же?
Я подаю голос, справившись с дрожью.
Я уже хочу его. Ещё даже не зная ни имени, ничего.
Серьёзно, у меня очень давно не было секса, а он охренительно сексуальный.
Он пожимает плечом, его губы приподнимаются в скромной улыбке – мой взгляд задерживается на них достаточно, чтобы оценить по достоинству.
Таких парней в Гринсборо точно нет.
– Не знаю. Может, это было самонадеянно?
Он смотрит мне в глаза. У него они насыщенно-зеленого цвета, с темными ресницами. Его тёмно-каштановые волосы модно подстрижены (это можно понять даже в нашем захолустье). Довольно высок, отлично сложен. Красивый, ухоженный и очевидно не бедный. Не обычный работяга, коих в Гринсборо немерено.
На вид ему лет двадцать шесть или чуть больше. Скорее всего, проездом в наших краях.
Идеальный вариант.
– Картер.
Он протягивает мне руку, не дождавшись ответа.
– Феникс.
Я вкладываю руку в его ладонь, приветливо улыбаясь.
– Рад знакомству, Феникс.
Он отвечает на улыбку, чуть задержав мою руку в своей.
От него моё дыхание спирает.
Мерзавец!
Пользуется своим красивым личиком. Хотя, было бы глупо, не делай он этого.
– Взаимно, Картер.
Он выпускает мою ладонь - от рукопожатия с ним низ моего живота волнительно сводит.
Я хочу, чтобы эти руки как следуют познакомились с моим телом.
– Могу я угостить тебя? – кивает он в сторону моей всё ещё полной рюмки. Я быстро опустошаю её и киваю.
Картер подзывает бармена, попросив повторить.
– Ты не из Гринсборо, верно? – спрашиваю я, став смелее после второй текилы.
– Это так заметно?
Я бросаю на него красноречивый взгляд, промолчав.
«Ох, приятель…»
– Нет, я не из этих мест, – качает он головой. – Приехал по делам.
Мне слышится оттенок досады в его голосе.
– Так откуда же ты приехал к нам, Картер?
Я заигрываю с ним. Не уверена, что мне нравится это.
Мне просто хочется сказать ему, что он может рассчитывать на секс со мной. Нам не обязательно терять время на всю эту ерунду с флиртом и трёпом.
– Из Портленда, который в Мэне.
Американец, значит.
– Чёрт, это жестоко. – Я усмехаюсь. – Значит, тебя и правда прижало.
– Теперь всё не так плохо, – негромко говорит он, глядя на меня.
Я улыбаюсь, отвечая ему молчаливым согласием. Мы с Картером понимаем друг друга.
– Окей, Картер. Думаю, сегодня ты станешь меньше жалеть о том, что оказался здесь.


ГЛАВА ВТОРАЯ


«Боже! Боже! Боже!» - восторженно вопит мой внутренний голос, когда руки этого красавца сжимают мою задницу, а горячий, умелый рот буквально сводит с ума своей атакой.
Возбуждение заставляет моё тело извиваться и болезненно покалывать, а от предвкушения основного блюда все мои реакции только обострились.
Я не отпускаю его, даже когда он открывает дверь своего отельного номера. Так мы и оказываемся внутри, с переплетенными руками и ногами; жадно целуясь, как в какой-то горячке.
Моё нетерпение очевидно, но мне на это плевать. Только когда он поцеловал и коснулся меня, я поняла, НАСКОЛЬКО мне не хватало мужчины.
- Не знал, что этот вечер закончится так охеренно, - бормочет Картер, стаскивая с меня платье.
- Снимай скорей свои штаны, - потянувшись к его брюкам, задыхаюсь я.
У него просто каменная эрекция. Картер замирает и стонет в мой рот, когда я обхватываю его гладкую, тёплую плоть.
«Господи, да, малыш!»
Я покрепче сжимаю ладонь и двигаю ею по его члену, заставляя его жмуриться от удовольствия. Картер запускает пальцы в мои волосы и сжимает, губами прижимаясь к моему лбу.
- В заднем кармане, - приглушенно говорит он. - Достань его.
Отлично, мне нравится, что даже в такой момент он помнит о безопасности.
- Справишься? - смотрит на меня смеющимися глазами Картер, когда я разрываю этикетку.
- Даже не сомневайся.
Да, у меня давно не было парня, но забыть, как это делается, я не успела.
Я раскатываю тонкий латекс по самому красивому члену, который только видела (их было не так и много). Этот парень обладает привлекательностью во всех местах.
Когда задача выполнена, Картер подхватывает меня на руки, бросает на постель и стягивает с меня трусы – больше на мне ничего не остаётся.
- Я догадывался, что под этим платьем ты просто отпад, но ты даже лучше, чем я думал, - восхищенно произносит он.
Он не сводит с меня потемневших, голодных глаз, накрывая меня своим телом. Я обхватываю его ногами, прижимаясь плотнее. Картер двигает тазом и его член входит в меня, истекающую от возбуждения.
Ощущения невероятные! Его член помещается идеально – мои мышцы плотно обхватывают его. Я кусаю губы, потому что мне хочется кричать от удовольствия, когда он проникает в меня сильными, ритмичными ударами, достигая самых чувствительных точек, заставляя забыть обо всём.
***
Я осторожно выбираюсь из постели, когда до моего слуха доносится его размеренное дыхание.
Картер уснул.
Сейчас идеальный момент, чтобы свалить. Секс был классным – нет, он был мега-охуенным, но все эти неловкие прощания…
Брр!
Ступая на носочках, я собираю свою разбросанную одежду и иду в ванную, где быстро одеваюсь. Волосы выглядят именно так, как и должны после бурного траханья три раза, но у меня нет с собой расчёски, поэтому я просто приглаживаю их пальцами.
Хотелось бы выглядеть презентабельной, когда спущусь и попрошу вызвать мне такси. Мысль, что придётся потратиться, расстраивает меня.
Я тихо открываю дверь ванной, но останавливаюсь в нерешительности, увидев Картера, который застегивает штаны.
- Ты же не собиралась улизнуть, не попрощавшись? - всё ещё сонным голосом спрашивает он.
Я молчу, состроив «не-понимаю-о-чём-ты» физиономию.
Он вздыхает.
- Ты собиралась, да?
- Уверена, что тебе это нужно не больше, чем мне, - направляясь к двери, отвечаю я.
- Давай я подвезу тебя, - предлагает он.
Моё желание удовлетворено, но это не значит, что моё тело перестало реагировать на него.
Боже, бедная та, кто вздумает в него влюбиться. Такие как он и мокрого места от разбитых сердец не оставляют.
- Я вызову такси.
Выглядит заманчиво сэкономить на поездке, но что-то внутри подсказывает мне, что соглашаться не стоит.
- Позволь просто подкинуть тебя к твоей машине.
А он не из тех, кто так просто сдаётся.
Я с сомнением смотрю на него. Похоже, я собираюсь дать ему уговорить себя.
- Тебя это ни к чему не обязывает.
- Хорошо, если хочешь, можешь подвезти, - сдаюсь я.
Он старается не улыбнуться, когда мы выходим из номера.
Обратная дорога к бару проходит в молчании. Я смотрю в окно, упорно игнорируя своего нового знакомого.
Последние несколько часов были невероятными, но пора возвращаться в реальность.
- Я могу рассчитывать на то, что ты оставишь мне свой номер? - вслед мне кричит он, когда я пересекаю парковку, направляясь к своей машине.
Я оборачиваюсь и вижу его смеющийся взгляд. Он наблюдает за мной из приспущенного окна своего Вольво.
- Нет, Картер, ты не можешь, - весело отвечаю я, прежде чем продолжить шаг.
- Удачи, Феникс!
Не похоже, что мой отказ расстроил его. Не оборачиваясь, я вскидываю руку и машу ему на прощание.
И хотя мне ещё раз хочется посмотреть на него – в самый последний раз – я не делаю этого, покидая парковку Hammer’s.
***
- Опоздала. Снова.
Донни смотрит на меня унылыми, жабьими глазками, когда я оказываюсь на работе.
Опоздала-то всего на десять минут!
- Не так часто это и происходит, - ворчу себе под нос, схватив передник из-под барной стойки и повязав вокруг талии.
Шеф никак не реагирует на мою реплику. Разворачивается со вздохом и чешет в свой кабинет. При желании он давно мог меня уволить – я не самый покладистый работник, но для этого он слишком ленивый, жирный и апатичный.
Идеальный босс.
- Всё равно зал почти пустой, - говорю я Сью, своей напарнице.
Та усмехается.
- Странно, что сюда вообще ещё кто-то ходит. Раз отведав стряпню Родни, опыт повторять больше не захочется.
Я морщусь. Да уж, наш повар выдает то ещё дерьмо, но Донни не увольняет его по тем же причинам, что и меня.
- Но кое-какая работа всё же есть.
Сью кивает в сторону одного из моих столиков, который заняли какой-то мужик с женщиной. Я вижу их впервые, и они точно не из Гринсборо, иначе я нихрена в этой жизни не понимаю.
- Добрый день! Меня зовут Феникс и сегодня я ваша официантка. Готовы сделать заказ?
Я свечусь энтузиазмом и радушием, в надежде, что они оставят щедрые чаевые.
- Что самое вкусное в вашем меню?
Мужик скалит на меня свои выбеленные зубы, а его спутница в недоумении вылупилась на мои короткие шорты, входящие в униформу.
Оба похожи на богатеньких задротов из большого города.
Моя улыбка становится ещё шире.
- Наши блюда все очень вкусные, сэр. Просто пальчики оближешь, - обращаюсь я к мужику.
Он подбирается, хорохорясь как петух, а лицо дамочки становится откровенно постным.
- А что скажите о блюде от шефа?
Боже, этот старый хрен флиртует со мной! Я держусь, чтобы не рассмеяться.
- Уверяю вас, вы такого точно ещё не пробовали.
- Тогда мне порцию туртьера, чтобы это ни было!
- А вам что, мэм?
Я перевожу вежливый, но прохладный взгляд на кошёлку (впрочем, очень неплохо сохранившуюся), которая таращится на меня брезгливым взглядом.
«Ой, да пошла ты на хуй, принцесса!»
- Только чай. Зелёный.
- Значит, туртьер и чай. Скоро будет!
- Мартин, Элен – простите, что задержался. Разговор с комиссией затянулся. Феникс?
«Ой, блядь!»
Мне приходится повернуть голову в сторону Картера. Он выглядит удивлённым, встретив меня, но, похоже, что приятно.
Чего нельзя сказать обо мне.
- Я подойду через пару минут, чтобы принять заказ, сэр.
Делаю вид, что внезапно стала глухой и не слышала, как он назвал моё имя и быстро сматываюсь на кухню, успев заметить недоумение на его лице.
Чёёёрт!
«Так, спокойней! Не паникуй! Нет ничего страшного в том, что парень, с которым ты трахалась три дня назад, появился у тебя на работе».
- Один туртьер, - передаю я Родни. - И можешь особенно не стараться.
Он показывает мне средний палец, без энтузиазма приступая к готовке. Вообще-то, пироги заготовлены ранее, остается только сунуть в духовку и разогреть.
Я не хочу возвращаться в зал, но не могу торчать в кухне бесконечно.
«Долбанная же ты трусиха!»
- Феникс, чай забери. - Наш бармен, Линк, указывает мне на маленький чайник.
Делаю морду кирпичом и отношу заказ к неместной троице.
- Ваш чай. - С натянутой улыбкой ставлю чайник перед чванливой грымзой, чувствуя впившийся в меня взгляд Картера. - Ваш туртьер будет с минуты на минуту, сэр. - Все с той же натянутой улыбкой перевожу взгляд на похотливого мужика, но тут же убираю её, посмотрев на Картера. - Решили, что закажите?
Моё лицо остаётся совершенно бесстрастным, хотя это и не просто. Должно быть, он какая-то шишка, типа руководящего менеджера или что-то вроде того. Сегодня он одет по-деловому в серый костюм, белую рубашку и галстук.
Парень на стиле. Не удивлюсь, если его шмотки стоят больше, чем я за месяц зарабатываю.
Я записываю его заказ: чёрный кофе и пара сэндвичей с индейкой. Наверное, ему что-то известно о кулинарных способностях Родни, потому что сэндвичи то немногое, что этот обезьяний зад не может испортить.
После того, как еда оказывается на их столе, я выхожу на задний дворик закусочной для перекура. Мои руки немного дрожат.
И чего я так стреманулась? Ну да, неожиданно вышло, я не была готова к такому повороту. Но серьёзно, какая вообще разница? Это ничего не значит, потому что…
Не успеваю закончить мысль, как за спиной открывается дверь. Быстро оборачиваюсь и вижу Картера. Блин, что-то я понемногу напрягаюсь! Неужели «повезло» нарваться на прилипалу?
- Тебе нельзя здесь находиться. Это только для персонала.
- Почему ты избегаешь меня? - игнорируя моё замечание, спрашивает он.
Картер выглядит растерянным.
- Чёрт, ты одни из этих, да? - Я переступаю с ноги на ногу, досадливо морщась.
- Из кого?
- Парней, которые начинают преследовать девушку, разок трахнувшись с ней. - Сделав последнюю затяжку, бросаю окурок в специальную емкость с водой. - Приятель, мне и без тебя проблем хватает.
- Это случайность, что мои спутники выбрали это место. И я точно не собираюсь тебя преследовать. Но мне казалось, мы хорошо провели время в четверг и…
- Ты подумал, почему бы не трахнуть эту тёлочку еще раз? - сложив руки на поясе, с вызовом говорю я.
Картер довольно долго смотрит на меня, и я не могу разобрать, что он там себе думает.
- Окей, забудь, - сдаётся он, вскинув руки, а затем возвращается внутрь.
Я немного… в замешательстве. Вроде как радоваться должна, что так легко отделалась, но что-то не ощущаю ни облегчения, ни радости.
Ладно, нафик его. Надо работать дальше.
***
Я прошу Сью, чтобы она забрала мой столик с Картером и компанией.
- Чем они тебе так не угодили? - смеётся напарница, когда те уходят.
В мою сторону он больше не смотрит. Я же убеждаю себя, что это хорошо – избежала ненужной головной боли, но не могу игнорировать то, что из-за этого меня что-то скребёт.
Как же глупо!
Надеюсь, это была последняя встреча с ним. Правда, когда он уже свалит из нашей дыры?
- Да хрен этот с залысинами пялился, будто хотел мне засадить. Брр! - Меня передёргивает для убедительности. - Кстати, не в курсе, что это за птицы такие?
Сью мотает головой.
- Не-а, впервые вижу. Но, допускаю, они как-то связаны с новым заводом, который строят в нашем зажопинске.
- Думаешь?
Я прикидываю, имеет ли Картер отношение к новому металлургическому заводу, который выстроили за Гринсборо. Ходят слухи, что там хозяйничают наши южные соседи. Картер американец, поэтому это может быть правдой.
А это значит, что он, скорее всего, не свалит из города так быстро, как я рассчитывала.

 

Книги автора

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.