Горящая путевка

Чайка София

Просмотров: 1994
5.0/5 оценка (3 голосов)
Загружена 02.11.16
Горящая путевка

Купить книгу

Формат: PDF, TXT, EPUB, FB2
Избранное Удалить
В избранное!

Каждый ожидает от отпуска своего. Многие определяются с выбором в последнюю минуту, и тогда горящие туры становятся для них спасением и даже увлекательным приключением, а может и исполнением заветного желания.

Эта история произошла с двумя подругами.

Одна из них, Лиза, живет в собственном, сказочном мире. Во время путешествия она встречает мужчину, похожего на «принца» из детской мечты, но считает, что курортный роман – не для нее.

Вторая – Камилла, купающаяся в лучах славы и внимании богатых мужчин. От скуки она начинает встречаться с первым встречным. Как будут развиваться их отношения, когда девушка узнает в нем бывшего одноклассника?

Читайте о горячих чувствах, пылающих в горячие летние деньки.

(Средиземноморские каникулы - 1). Авторская версия.

Глава 1

Красота!

Умиротворяющая.

Точно. А ты не хотела ехать.

Камилла тряхнула темными волосами. Привычное для девушки движение подхватил легкий ветерок, еще больше разметавший по смуглым плечам шикарные локоны. Длинное, красивое тело отличалось ровным загаром даже в обычно недоступных для солнца местах. Лиза видела ее нагой и знала об этом. Она немного, совсем чуть-чуть, завидовала броской красоте девушки, и в то же время дорожила их отношениями. Себя же считала лишь симпатичной, не более того.

Дружили девушки с первого класса и умудрились за время учебы ни разу не поссориться, что само по себе казалось удивительным. Однако позавчера это почти случилось, когда подруга огорошила Лизу звонком. С характерным для нее энтузиазмом Ками заявила, что уговорила шефа дать ей отпуск. Не теряя времени, она отправилась в турбюро, из которого, собственно, и звонила. Здесь ей предложили две горящие путевки в Турцию по почти неприличной, низкой цене. И это в один из самых дорогих районов – Белек!

К немалому удивлению подруги, Лиза отнеслась к нежиданному известию довольно критично. Нашла с десяток поводов, не позволяющих ей отправиться в это, по словам Ками, «сказочное путешествие».

Упрямая брюнетка отмела их все. А еще категорично заявила, что фразы: «первая глава книги никак не клеится», «мама не умеет пользоваться новой кофеваркой» и «лето только начинается» уважительными причинами не являются. Когда к уговорам подключилась мама, беззастенчиво подслушавшая телефонный разговор, и заявила, что кофе плохо влияет на давление, а ее девочке давно пора отдохнуть, Елизавете ничего не оставалось, как сдаться в угоду большинству.

И вот она греется на ярком солнышке, в отличие от подруги, прикрывая светлые прямые волосы и бледную кожу широкополой шляпой и черепашьими очками. Ко всему прочему ей пришлось нанести толстый слой крема, чтобы не получить ожоги в первый же день отдыха. Не слишком надеясь на косметику, поверх купальника Лиза нарядилась в прозрачное пляжное платье, а в ответ на скептический взгляд подруги пробубнила, что приехала лишь подышать морским воздухом. В общем, рядом с Ками она выглядела, как кукла-мотанка. Да и чувствовала себя почти также.

Мужчины разных возрастов и комплекций пожирали Камиллу откровенными взглядами. Девушка, несомненно, это знала, но не стреляла глазками по сторонам. Лишь периодически вскидывала голову и загадочно улыбалась, а в ее аккуратных ушках вызывающе поблескивали огромные золотые серьги-кольца.

Ками привыкла к вниманию и чувствовала себя комфортно в любой ситуации, что при ее профессии вполне объяснимо. Девушка работала моделью и пользовалась огромной популярностью у мастеров фотографии, моды и издательств. Излишним легкомыслием она тоже не страдала. Понимала, что молодость и красота – не вечны, и поэтому вложила часть заработанных денег в один из модных журналов, став его совладелицей. Что касается личной жизни, то, несмотря на огромное количество мужчин, вьющихся вокруг ее очаровательной фигурки, Ками пока не собиралась связывать себя брачными обязательствами.

Жизнь подруги представлялась Лизе насыщенной и яркой, совсем не похожей на ее собственную. Мечтательница и домоседка, она существовала в выдуманном мире, сочиняя сказки для взрослых и наблюдая за случайными прохожими и соседями из окна своей квартиры, дачи, автомобиля и даже издательства. Самые обычные авиаперелеты, которые многие люди совершают так же часто, как она поездки на автомобиле, превращались для Лизы в важные события. А отдых в отеле с пятью звездами на берегу Средиземного моря стал для девушки сказкой и проблемой одновременно. Она с интересом следила за поведением и разговорами отдыхающих и обслуживающего персонала, собираясь в будущем использовать полученные сведения и впечатления в творчестве. А их оказалось так много!

Поэтому сегодня, сидя в шезлонге рядом с привлекательной подругой, Лиза решила отвлечься и по-настоящему отдохнуть, в полной мере насладившись чудесным пейзажем. Море выглядело истинно лазурным; легкий бриз приятно охлаждал разгоряченную утренним, но уже немилосердным солнцем кожу: ступни нежились в мелком песке; и даже немногочисленные отдыхающие, выбравшиеся на пляж в такую рань, не мешали девушке получать заслуженное несколькими годами беспросветной работы удовольствие.

Пробежавшись взглядом по небольшой группе мужчин, убивающих время с помощью пляжного волейбола, Ками вздохнула. Она с удовольствием поиграла бы вместе с ними. Вдруг захотелось почувствовать, как грузнут пальцы ног во влажном утреннем песке, как сокращаются мышцы при ударе по мячу, как во время прыжка парит и словно зависает в воздухе тело.

Девушка не привыкла засиживаться на одном на месте. Ее насыщенная событиями жизнь проходила в постоянном движении. Занятия в тренажерном зале, походы по магазинам, бесконечные фотосессии, встречи с мужчинами – все приносило Камилле удовольствие. Что ее утомляло, так это обязательное, прописанное в контракте посещение салона красоты – каждый день.

Убить весь день на маски для лица! Если бы при этом разрешили покрутить педали, она бы так сильно не возмущалась. Почти полная неподвижность во время процедур доводила девушку до белого каления. Однако приходилось идти на жертвы – ради успеха в условиях жесткой конкуренции. Стараясь сократить до минимума пребывание в «застенках», она доводила косметологов, массажистов и стилистов до нервных срывов.

Теперь же, сидя на берегу моря, Ками ломала голову, чем себя занять. Она просто не сможет выдержать целых десять дней безделья.

Ты не помнишь, где рекламная брошюра, которую дал администратор отеля?

Лиза перевернула страничку женского журнала и, не поворачивая головы, ответила:

На твоей кровати. Собираешься что-то почитать? Могу предложить свой последний сборник сказок. Редактор отдала мне сигнальный экземпляр перед самым отъездом.

Сказки?! Нет, спасибо! – Ками любила и уважала единственную подругу, но писательский труд настоящей профессией не считала. Так, баловство. Но и обижать Лизу откровенным пренебрежением не хотела. – Только не дуйся, ладно? Ты же знаешь, читать я никогда не любила. Вот фотографии рассматривать, картинки там разные – совсем другое дело.

Сняв очки, Лиза устремила на подругу серьезный взгляд.

Дуться вообще и на тебя в частности – пустая трата времени. Если бы я обращала внимание на твое мнение, то ни одна из моих книг так и не увидела бы свет. Существовал и другой вариант – наша дружба могла закончиться вместе с моей первой сказкой, если бы я прислушалась к твоему мнению и убила главную героиню, потому что та, видите ли, раздражала мою подругу, постоянно падая в обморок. Скажи на милость, кто станет читать сказку с плохим концом? – Камилла хотела возразить, но Лиза подняла руку в предостерегающем жесте. – Можешь не стараться. Мне вполне достаточно редактора. А что касается картинок, то я видела маленький магазинчик с периодическими изданиями на нескольких языках.

Зато я узнала у администратора, где находится тренажерный зал, и…

С этим – не ко мне.

Лиза водрузила на нос огромные очки и снова углубилась в чтение.

Нет, дорогая. Так дело не пойдет. Тебе давно пора подкачать некоторые… округлости.

Нет.

В этот раз, Лизок, тебе не отвертеться. Неужели, отпустишь меня одну, такую беззащитную и ранимую в незнакомое место, где, вероятно, водится много больших и агрессивных мужчин. Куда подевались твоя пресловутая осторожность и стремление помочь ближним?

В ответ Лиза перевернула очередную страничку, откровенно игнорируя попытки Камиллы воззвать к ее лучшим качествам.

Ладно, можешь не пользоваться тренажерами. Тихо посидишь на диванчике, помечтаешь. Или полюбуешься на коллекцию самцов, таких, как в волейбол слева от нас играют.

Лиза не удостоила их взглядом.

Ками собиралась продолжить, когда волейбольный мяч попал точно во впадинку между ее вытянутых бедер. Однако девушка не торопилась ни оборачиваться в ту сторону, откуда сей предмет прилетел, ни брать его в руки. Мокрые песчинки быстро высохли и теперь золотом поблескивали на холеной коже. Камилла не шевелилась и делала вид, что ничего не произошло до тех пор, пока на белоснежный шезлонг не упала крупная тень.

Лишь тогда Ками медленно подняла глаза, по дороге оценивая крепкие ноги с широкими ступнями, яркие пляжные шорты, низко сползшие на бедра, накачанные мышцы живота, широкую грудь, густо покрытую золотистыми волосками, квадратный подбородок, бандану с торчащими из-под нее жесткими светлыми прядями и, наконец, широкую белоснежную улыбку.Все это выглядело просто замечательно – грубовато и сексуально. Жаль только, что глаза мужчины скрывались за темными стеклами очков. Для полного удовлетворения Ками не хватало восхищения во взгляде такого красавчика.

Она величественно молчала в ожидании привычных комплиментов и уже гадала, какой у этого великолепного образца мужской породы голос, но парень лишь протянул руку и, не спрашивая разрешения, ловко вытащил мяч из уютного гнездышка. При этом его теплая рука легко коснулась ее разгоряченного тела. Потревоженные «мурашки» мгновенно разбежались в разные стороны.

Ками не ожидала подобного поведения – нестандартного, а значит интригующего. Она даже растерялась на какое-то время. Невиданное дело! Как правило, мужчины узнавали ее с первого взгляда. Если встречались исключения, то они в первую очередь приглашали на свидание, а потом интересовались ее именем и номером телефона. Но этот красавчик лишь улыбнулся еще шире, повернулся спиной и побежал к ожидавшей его возвращения компании.

Когда к Камилле вернулся дар речи, она силой заставила себя отвести от нахала взгляд и возмущенно воскликнула:

Нет, ты видела?

Что именно? – Лиза посмотрела в сторону волейболистов. – Ты о том золотистом викинге в бандане?

Золотис… Я о той обезьяне, которая даже не извинилась за то, что нарушила мой отдых. Как он посмел?!

Ками, возможно он просто не разговаривает на понятном тебе языке.

Спасибо за «высокую» оценку моих возможностей. Кстати, он мог сказать «извините» на английском, фрацузском, итальянском, испанском, наконец. Эти слова знают все! – Неожиданно девушку осенило. Почему она не додумалась раньше? Только по этой причине мужчина с настолько великолепным телом и улыбкой мог уйти от нее без слов. – Лиза, я знаю, в чем тут закавыка.

Ну и…

Он – немой.

По природе не слишком разговорчивый, Георгий Громов почти онемел, когда увидел на пляже Камиллу Снигиреву.

Невероятное совпадение, что они очутились в одно и то же время на одном и том же пляже. Впервые за несколько лет Гоша поддался на уговоры друга: прилетел отдохнуть в его отеле в перерыве между двумя регатами. Он собирался смотаться на недельку домой, чтобы побездельничать и полакомится мамиными пирогами, но Раф умел настоять на своем.

Соотечественники приветливо приняли Громова в свою компанию. Этим утром стоило Гоше бросить полотенце на первый попавшийся шезлонг, как его тотчас пригласили поиграть в волейбол. Он молча пожал плечами и точным ударом послал мяч на импровизированное поле противника. А потом Громов увидел ее – свое тайное юношеское увлечение.

Снигирева восседала на белом шезлонге, как царица Египта. Прекрасные вьющиеся кудри заброшены на одно плечо, вишневый купальник почти не скрывает смуглое, гибкое тело. Девушка непринужденно жестикулировала, разговаривая со своей спутницей, и все также вынуждала его желать невозможного.

Когда-то она ему снилась. Он мечтал о ней. Однако в школьные годы Камилла полностью игнорировала не только Громова, но и многих других мальчишек из класса – более смелых и привлекательных, что заставляло застенчивого Гошу нервничать в присутствии девушки.

Привычка волноваться никуда не делась, но другие изменения произошли. Они касались не только его тела – ранее худого и долговязого, а теперь сильного и закаленного. Служба во флоте сделала из Громова настоящего морского волка.

Женщины теперь не обходили его вниманием. Иногда Гоше приходилось практически отбиваться от амурных преследований. Чаще всего это случалось во время соревнований, когда моряки наслаждались попутным ветром, а женщины – загорелыми мужскими торсами.

Хотя Громов начал привыкать к мысли, что нравится слабому полу, неожиданная встреча со Снигиревой словно вновь вернула его в школьные годы, когда он слишком волновался, чтобы пригласить понравившуюся девочку на свидание.

Воспоминания раздражали, но взгляд сам тянулся к соблазнительной брюнетке. Когда же волейбольный мяч в результате неудачной подачи – хотя, кое-то мог и специально направить его туда – оказался между стройных бедер Камиллы, Гоша, не раздумывая, бросился за ним – опередив всех, кто намеревался познакомиться с красавицей.

«Громов, не дрейфь! Это лишь еще одна женщина», – сказал он себе и улыбнулся, завороженный.

Вблизи Камилла оказалась еще красивее и выглядела гораздо моложе, чем на многочисленных фотографиях из журналов, хранящихся в доме его матери. Гоша их не искал, но когда в руки случайно попадала очередная страничка с изображением Снигиревой, она тотчас перекочевывала в маленький кованый сундучок на чердаке – подальше от глаз. Там хранились самые ценные из его сокровищ – часы рано погибшего на автогонках отца, дедушкин бинокль, старый компас, который он случайно нашел в вишневом саду вокруг их старенького особнячка, и папка с фотографиями Камиллы.

Друзья засмеют его, если узнают.

Когда Снигирева подняла на Гошу «кошачьи» глаза, заготовленная улыбка застыла на его губах вместе с заготовленными словами. И хотя чисто мужским чутьем Громов понял, что понравился ей, он так же сообразил кое-что еще: девушка его не узнала. Стоит ему заговорить, и Камилла тотчас поймет, кто перед ней. Чары развеются, а во взгляде исчезнет явный интерес.

Поэтому он сдержался. Промолчал и не снял темные очки. А потом как можно спокойнее выудил волейбольный мяч из того места, которое теперь будет сниться ему по ночам. Он позволил себе лишь коснуться рукой разгоряченной кожи, но уже мечтал о том, чтобы окунуться глубже. На мгновение представив себе, как все могло бы происходить, Гоша почувствовал напряжение и едва не застонал.

Как прикажете в подобных условиях контролировать собственный голос? Громов просто развернулся и ушел, ощущая спиной удивленный взгляд Камиллы.

Да, впечатление он на нее произвел. Вот только какое?

Глава 2

Рафаэль замер у окна облюбованного номера сениор сьют на седьмом этаже отеля. Осматривая в подзорную трубу ухоженный песчаный пляж, на одном из шезлонгов почти у кромки воды он заметил очаровательнейшее создание. На фоне загорелых тел ее почти невесомый, закутанный в легкие одежды силуэт уже сам по себе привлекал внимание. Раф залюбовался нежным профилем в момент ее разговора с подругой. В какой-то миг девушка улыбнулась, и на ее щеке появилась маленькая ямочка.

Рафаэль задохнулся от всплеска желания. Его мужское эго встрепенулось и воззвало к завоеванию. Однако, мужчина сдержал первобытный порыв и продолжил наблюдение за незнакомкой.

Изящные движения рук, маленькие ступни, милый овал лица, фигура…

Рафаэль мысленно приказывал ей встать. Он хотел видеть силуэт. Пока только это.

Ты искал меня, капитан?

Мужчине пришлось отвлечься.

Здравствуй, Георгий, – Рафаэль протянул руку Громову и улыбнулся давнему другу. – И я – уже не твой командир. Ты сам теперь капитан. Не скучаешь за «Чаровницей»?

Так звали прекрасный парусник, на котором Громов прошел тысячи морских миль и завоевал множество кубков. Рафаэль искренно гордился бывшим подчиненным. А Гоша восхищался «Чаровницей».

Веришь, не успеваю сойти с трапа, как тотчас начинаю скучать, – улыбнулся Громов, пожимая ему руку. – Какие у нас планы?

Именно такой, конкретный подход к любому делу нравился Рафаэлю в друге больше всего.

Планы? Восхитительные! – снова подойля к окну, он сосредоточил внимание на девушке, привлекшей его внимание. – Взгляни-ка.

Гоша воззрился в окуляр подзорной трубы и слегка напрягся, что не ускользнуло от внимания Рафаэля. Друг молчал, поэтому он поинтересовался сам.

Знаешь ее?

Да.

Ответ прозвучал чересчур лаконично даже для Громова.

И это все?

А что говорить? Видно и без этого. Красивая, грациозная, довольно высокая…

Высокая? Мне показалось… Хотя, я не видел ее стоя.

– …остроумная, смелая, уверенная в себе…

А на вид ранимая.

– … брюнетка.

Что?! А ну-ка, дай взглянуть еще раз, – Рафаэль занял место друга. – Она, конечно, в шляпе, но я совершенно уверен, что девушка – блондинка.

Какая еще шляпа? Камилла их терпеть не может, – Гоша почесал пятерней затылок. – Погоди. Тебе не кажется, что мы говорим о разных женщинах?

Рафаэль догадался о том же за мгновение до Громова, когда наконец-то обратил внимание на загорелую темноволосую красавицу, притягивающую лучи солнца и взгляды мужчин со всего пляжа.

Однако он не заметил ее с первого раза.

Брюнетка, бесспорно, привлекательна. Однако, к такой красоте Рафаэль привык, приелся ею. Вокруг него околачивалось слишком много смуглых красавиц, и он уже давно перестал воспринимать их внешность, как что-то эксклюзивное. В то время как легкое, почти невесомое в своих летящих одеждах существо рядом с Камиллой – теперь и Раф узнал известную фотомодель – казалось неземным и неумолимо притягивающим.

Совершенно разных. Значит, блондинку ты не знаешь?

Пусти-ка. Давно пора поставить здесь еще одну. В таких хоромах телескоп поместится, не то что две подзорные трубы.

Громов в очередной раз занял место Рафаэля. В другой ситуации тот давно пошутил бы по поводу их толкотни – словно мальчишки возле замочной скважины двери женской раздевалки. А если учесть, что оба давно не подростки, эти рокировки выглядели особенно комично. Однако в этот раз у Рафаэля появился особенный интерес.

Ну что?

Нет, я ее не знаю. Хотя…

Рафаэль почувствовал, что горячая южная кровь вот-вот возьмет над ним верх, и он сорвется на Громове. Силой заставил себя сдержаться.

Продолжай.

Когда мы учились в школе… – от воспоминаний загорелое лицо Гоши озарилось мальчишеской улыбкой. – Представляешь, я и Камилла – одноклассники!

Рафаэль уже понял, что его друг весьма неравнодушен к очаровательной фотомодели, но выслушивать о ней дифирамбы не хотел. Не сейчас. Его неимоверно заинтересовала совсем другая женщина.

Тебе повезло. Давай вернемся к блондинке.

Так вот, в детстве у Камиллы была подруга. Звали ее Лизой Чайкиной. Признаться, я не слишком хорошо ее помню. Да и времени прошло достаточно. В памяти остался лишь тот факт, что она постоянно что-то записывала в ярких блокнотах. И еще одно: учителя чатенько выговаривали ей за то, что Лиза считает за окном ворон. Все.

Не густо, – Рафаэль почувствовал разочарование. Ему хотелось узнать об этой девушке как можно больше. – Что, если это – не Лиза?

Все возможно, – Гоша продолжил наблюдение. – Тем более, что девушка и в самом деле симпатичная. Жаль, что на ней платье. – Рафаэль испытал приступ ревности, жгучей и неожиданной, но Громов этого не заметил. Он на мгновение задержал дыхание, а затем продолжил: – Так, сейчас станет еще интереснее. Кажется, девушки собрались поплавать.

В сторону. Быстро.

Громов привычно выполнил команду, а Рафаэль застыл, поглощенный завораживающим зрелищем. Его женщина раздевалась.

Его? Странная мысль.

Рафаэль улыбнулся ей, но не отогнал.

Широкополая шляпа плавно легла на шезлонг. Ветер завладел длинными светлыми прядями. Он позавидовал ветру.

Девушка слишком медленно и в то же время быстро (Раф пока не решил, как ему больше нравится) сбросила легкое, почти прозрачное платье, и его взору предстало невероятно женственное, с округлыми бедрами и узкой талией кремовое тело – именно такое, о каком он мечтал, только не знал об этом.

Голубой купальник не скрывал грациозную спину и ямочки в нижней части спины, а округлая попка словно сама просились в руки. Рафаэль представил свои пальцы на этой части соблазнительного тела и едва не зарычал.

Девушка подняла руки, чтобы свернуть в узел шелковистые пряди, и повернулась к нему в профиль. Высокая, полная грудь понравилась Рафаэлю не меньше, чем все предыдущее. Мужчине пришлось отвернуться, чтобы не выдать Громову бушевавших в нем эмоций.

Лиза это или нет – не важно. Я должен с ней познакомиться.

Нет проблем. Хотя… – Гоша кашлянул и смутился. – Понимаешь, Ками меня не узнала.

И ты ей не напомнил, скромник.

Что-то вроде этого.

Значит, сделаем так. Я сам познакомлюсь с блондинкой. А ты отвлечешь Камиллу. Как? Придумай сам. Ведь она тебе нравится. Я прав?

Как всегда, капитан.

Вот и славно. И еще: не называй меня в присутствии девушек капитаном, и не признавайся, что это – мой отель.

Тактика, капитан?

Стратегия, Громов. Не забывай: я просто Рафаэль. Или Раф.

Этого я так не оставлю!

Камилла раздраженно уставилась в меню, но просматривала его не слишком долго, если вообще читала. Она захлопнула папку с громким звуком, и Лиза поморщилась. Ее подруга явно настроена продолжить гневную тираду.

Наших людей тут как шпрот в банке, а этот никудышный официант выучил только две фразы: «Что желаете?» и «Извините!» Кто его только нанял? Попался бы хозяин мне под руку, я бы ему объяснила, что к чему. У нас с таким претендентом на работу даже разговаривать бы не стали. Настоящие полиглоты своей очереди дожидаются. И зачем я только сюда притащилась?

Вот именно.

Лиза решительно перевернула перечень блюд японской кухни и сосредоточила внимание на французской.

Не поняла. Объясни, сделай одолжение.

Камилла достала из сумочки зеркальце и принялась внимательно изучать состояние макияжа.

Удивительно то, что ты купила путевки именно в Турцию. Привычные для тебя места отдыха – в Черногории или на южном берегу Франции. Конечно, прежние поездки редко длились дольше двух-трех дней, но все равно приравниваются к отдыху. Почему в этот раз Турция?

Лиза перешла к греческой кухне, а Ками – к оценке своего правого глаза. Инспекция, видимо, ее удовлетворила, потому что Камилла не стала ничего поправлять, но, будучи натурой вспыльчивой, никак не могла успокоиться и закрыла двойное зеркальце звонким щелчком. Лиза едва сдержала стон.

Кажется, этим вечером она излишне чувствительна. Наверное, перегрелась на солнце. Ей бы полежать, отдохнуть, поспать, в конце концов. Но беспокойная подруга не предоставила такой возможности. Изнывая от безделья, Камилла безапелляционно заявила, что желает ужинать в ресторане на открытом воздухе, и, собственноручно выбрав Лизе платье, почти силой притащила ее сюда.

Признаться, обстановка ресторана оказалась сказочной. Лиза даже пожалела, что не захватила с собой блокнот и ручку. Надеялась, что потом все вспомнит и подробно запишет.

Столики разместили на разных уровнях и довольно далеко друг от друга. К каждой площадке вело несколько мраморных ступенек. Ночное небо, усеянное множеством звезд, больших и маленьких, казалось бездонной частью антуража. Все утопало в цветах, наполняющих воздух густым ароматом. Каждый выступ по периметру освещался маленькими фонариками, создавая уютную обстановку. Казалось, что вокруг никого нет, только южное небо и море – где-то рядом, если судить по шуму прибоя и бризу, нежно освежавшему разгоряченное лицо.

Лиза лениво думала о том, что зря не прислушалась к Камилле и не оставила волосы распущенными. Так приятно, когда ветер ласково ворошит пряди – словно рука любовника в ее сказках. Она собрала волосы на макушке двумя серебряными гребными из шкатулки подруги. Получилось неплохо, но до Камиллы ей все равно не дотянуться. Та выглядела восхитительно в узком, коротком, неимоверно откровенном платье. Другая женщина в таком наряде смотрелась бы вульгарно, но Ками шла любая вещь из ее гардероба.

Головная боль Лизы слегка притупилась, и все шло замечательно до тех пор, пока к их столику не подошел официант – довольно симпатичный молодой человек, что, конечно же, не укрылось от внимательного взгляда Ками – и не спросил: «Что желаете?» Подруга беззастенчиво изучила его с ног до головы, улыбнулась и задала роковой вопрос: «А что вы нам посоветуете?»

И тут начались проблемы.

Официант покрылся густым румянцем, что было заметно даже при слабом освещении, и начал изъясняться по-турецки, периодически вставляя в непонятные объяснения «Извините!»

Камилла принялась настолько эмоционально возмущаться подобным обслуживанием, что уже через минуту у их столика появился пожилой лысеющий мужчина и с поклоном и очередными извинениями сообщил, что сейчас же пришлет другого официанта. Подруга никак не желала мириться с неудачным началом долгожданного ужина, поэтому Лиза, у которой снова разболелась голова, попробовала изменить направление ее мыслей, задав интересующий вопрос.

Фокус удался. Камилла ответила.

Почему Турция? Хорошо, я скажу, – достав из сумочки сигарету, подруга закурила.

Ты же бросила. Или нет?

Бросила. Затягиваться не буду. Он меня достал, этот инфантильный официантишка.

А мне показалось, что в самом начале он тебе понравился.

Понравился! – фыркнула Ками. – Просто конкурентов нет. Целый день отпуска пропал зря: на горизонте – ни одного подходящего мужика.

А викинг?

Немой?

Что, если он не немой?

Значит, близорукий. Как можно не заметить такую красоту?

С этим я согласна. Почему же такая красота отдыхает не в Ницце?

Какая же ты злопамятная! Ладно, слушай. Путевки нужны были срочно, так как я ограничена во времени. Предложили еще неплохой тур на Барбадос. Но цена… Боюсь, ты бы даже обсуждать такой вариант не стала, а я не хотела ехать одна. Да и тебе давно пора развеяться. Тетя Нина жаловалась, что ее девочка совсем не отдыхает, замуровалась в воображаемом замке и ждет принца.

Следовательно, ты и моя мамочка вступили в преступный сговор с целью…

Решила сменить жанр и стать Агатой Кристи?

Не уводи следствие в сторону. Так был сговор или нет?

На самом деле Лиза вовсе не злилась на то, что мама и лучшая подруга договорились за ее спиной. Поддерживала разговор, лишь бы Ками забыла об официанте.

Лизок, ну был. Каюсь. Мы с тетей Ниной хотели как лучше. Тебе что-то не нравится? Соскучилась по работе? Но, в отличие от меня, ты и здесь можешь писать свои сказки. Тем более, что вокруг бродит столько «принцев». Должны, во всяком случае.

Все оказалось гораздо лучше, чем я ожидала, – нехотя согласилась Лиза. – Но что касается «принцев»: ты сама только что признала, что не заметила ни одного подходящего мужика.

Так то мужика. Принц и мужик – не всегда одно и то же! – в этот миг Лиза смотрела на Ками и только поэтому заметила, что у подруги вдруг заискрились глаза. Та даже вдохнула сильнее, чтобы ложбинка в глубоком вырезе платья стала заметнее. – Но иногда встречаются исключения. Одно из них сейчас направляется к нам.

Лиза обрадовалась, что Камилла переключилась с одной темы на другую. Но поскольку мужчины, современные мужчины, интересовали ее лишь как прототипы героев книг (девушка считала, что отважные рыцари, спасавшие женщин из высоких башен и от рук пиратов, перевелись столетие назад), Лиза медленно закрыла меню, положила его на столик и лишь тогда подняла глаза на того, кто вызвал у Ками восхищение.

Высокий, худощавый, темноволосый… Пожалуй, стоит начать сначала.

Темные брюки выгодно смотрятся на узких бедрах, черный атласный кушак подчеркивает талию, на широких плечах натянута белоснежная рубашка, из ворота поднимается длинная, крепкая шея, волосы тщательно собраны в хвост на затылке. Неплохо. Узкое лицо, высокий открытый лоб, слегка миндалевидный разрез глаз и форма скул выдают южную кровь.

Темные глаза сверкнули, а затем спрятались за густыми ресницами. Но этого оказалось достаточно, чтобы в животе у Лизы «запорхали бабочки».

Он не ошибся: вблизи женщина еще привлекательнее. Нежные черты лица, бархатистая светлая кожа, полные губы, словно молящие о поцелуе. А еще эта восхитительная высокая грудь!

Раф сжал руки в кулаки, чтобы те ненароком не потянулись к соблазнительному телу.

«Нужно срочно отвлечься. Волосы! Жаль, что она не оставила их распущенными. Как же хочется коснуться их руками, пропустить сквозь пальцы, намотать на кулак в порыве страсти».

В отличие от подруги она не сразу отреагировала на его появление. Ее неторопливые, женственные движения заворожили его. Он уже начал фантазировать, что эти маленькие ручки могут сделать с его телом.

Рафаэль почти забыл, зачем явился и мысленно поблагодарил Камиллу, когда она нетерпеливо воскликнула:

Наконец-то!

Прошу извинить меня за задержку, миссис?..

Мисс.

Рафаэль – к вашим услугам.

Он слегка поклонился обеим девушкам, стараясь как можно лучше соответствовать избранной роли. Ужасно хотелось прикоснуться губами к руке светловолосой нимфы с большими серыми глазами, но статус официанта не позволял ему такой роскоши. У его идеального плана оказались небольшие изъяны. К сожалению, сейчас у Рафаэля не было времени на коррекцию, но он все же позволил себе задержать взгляд на прелестной девушке.

Вы замечательно говорите на русском, Рафаэль. Такое впечатление, что изучаете его очень давно.

Благодарю вас. Очень давно.

Рафаэль не стал уточнять, что именно на этом языке он произнес первые в жизни слова. Он вообще не собирался посвящать девушек в свои тайны, поэтому вежливо и весьма сдержанно, предупреждая дальнейшие расспросы, поинтересовался:

Что будете заказывать, мисс?

Камилла улыбнулась, и Рафаэль понял, почему она так нравится его другу. Однако его манила другая женщина. Он умудрялся бросать на девушку восхищенные взгляды, одновременно записывая заказ.

–… и десерт на ваш вкус. Уверена, что у вас замечательный вкус.

Камилла дарила ему призывные взгляды. Он же старался скрыть невольную усмешку, уткнувшись в блокнот. Известная фотомодель даже не подозревала, сколько подобных подарков он поймал за свою жизнь. Девочки, девушки, женщины – они восхищались им уже тогда, когда он ходил в коротеньких штанишках. Когда же Рафаэль вырос, такие авансы стали неотъемлемой частью его жизни. Он настолько с ними свыкся, что почти не обращал внимания – особенно теперь, когда стал богатым и завидным женихом.

Перед тем, как уйти, Раф еще раз взглянул на Лизу. Теперь он знал, что это именно она. Камилла несколько раз обратилась к девушке за советом. Он хотел услышать голос своей избранницы, но та не произнесла ни слова, молча наблюдая за происходящим – словно зритель, следящий за событиями на сцене. Мужчине понравился ее взгляд – прямой, изучающий, без тени кокетства.

Интересно, какой десерт мог бы ей понравиться?

Какой мужчина! Ты видела? – Ками нетерпеливо ерзала на стуле в ожидании еды, точнее официанта.

Конечно, я же не слепая.

Как можно оставаться равнодушной в присутствии подобного красавчика? Лизок, неужели он совсем тебе не понравился?

Нет, она не осталась равнодушной. И он ей приглянулся, да. Однако это вовсе необязательно афишировать.

Да, красивый. Ну, хорошо – очень красивый. Ладно, нет смысла лгать, тем более себе – невероятно привлекательный мужчина, очень похожий на принца из ее сказок. Никогда прежде ей не приходилось встречать подобных мужчин. И, возможно, никогда больше не придется. И что из этого следует? Она не знает о нем ровно ничего – кроме того, что парень работает официантом в заграничном отеле и хорошо говорит по-русски.

Оставалось непонятным одно: почему она так много о нем думает?

Ничего так.

И это все? – Камилла вскочила, обошла вокруг своего стула, снова села и наклонилась к подруге: – Он смотрел на тебя, как… как…

Как?

Как кошка на сметану. Как волк на ягненка. Как тигр на…

Достаточно, я поняла. Не планирую становиться ни едой ни жертвой. К тому же, я ничего такого не заметила. Да и разговаривал он с тобой, а не со мной.

Еще бы, ведь ты все время молчала. Я честно пыталась втянуть тебя в разговор. Да если бы мужчина так смотрел на меня, я бы немедля пригласила его на свидание.

Сама?

А что тут такого? Я же не замуж за него собралась, – Ками вдруг замолчала, но когда Лиза предположила, что подруга уже забыла об официанте, она продолжила развивать ту же тему. – Заманчивая мысль, знаешь ли! Этот мужчина может оказаться невероятным любовником: страстным, горячим…

Продолжать, пожалуй, не стоит.

Лиза покраснела, представив любовную сцену с южным красавцем. Только в ее фантазиях в объятиях Рафаэля млела вовсе не Ками.

Нелепость какая!

А как же «викинг»?

А где он, этот немой и слепой «викинг»? С пляжа он исчез, в тренажерном зале я его не встетила, около бассейна он не появлялся. Куда мог отправиться подобный мужчина? Нет, не говори. Не хочу даже предполагать.

Пока Камилла делилась собственными сомнениями и переживаниями, Лиза пыталась сосредоточиться на приятной музыке, и неожиданно поймала себя за тем, как бросает неосознанные взгляды в сторону ступеней, ведущих к их столику. Девушка тотчас принялась доказывать себе, что ждет официанта исключительно с познавательной целью. Когда же он появился, Лиза перестала обманываться: ее на самом деле интересовало, права ли Ками, что симпатичный официант заинтересовался именно ею, Лизой, а не очаровательной подругой.

Рафаэль же молча подал блюда и, пожелав приятного аппетита, повернулся, чтобы уйти. Однако на последней ступеньке обернулся и поймал Лизу за подглядыванием. Он улыбнулся и поклонился, а Лиза быстро отвела взгляд.

Ужин тянулся ужасно долго. Во всяком случае, для нее. Она слушала болтовню Ками, музыку, шум прибоя и ждала прихода официанта. Он периодически появлялся и исчезал, бросая на нее интригующие взгляды. До десерта Лиза уже считала минуты.

Гипноз какой-то.

Она ошеломленно смотрела на взбитые сливки, украшенные шоколадной стружкой и фисташками. Рафаэль поставил перед ней соблазнительное сооружение в стеклянной креманке и молча ожидал реакции.

Откуда… – ей пришлось откашляться, чтобы избавиться от хрипоты в голосе. – Как вы узнали? Это – мой любимый десерт! Я думала, что здесь…

Здесь возможно все.

Темные глаза завораживали. Лиза смотрела в них и, казалось, тонула.

Так не бывает.

Мы могли бы это обсудить. Не хотите прогуляться под звездами? Моя смена заканчивается.

Она и принц, а над ними – бесконечное небо и миллионы звезд!

Конечно… – С ума сошла! – … нет.

Лиза слышала, как фыркнула Камилла, но «принц» отреагировал на ее отказ довольно сдержанно.

Понимаю, я лишь официант.

О! Поверьте, не в этом дело. Возможно завтра, если вы, конечно, не передумаете.

День завтрашний – увы! – сокрыт от наших глаз! Спеши использовать летящий в бездну час.

Омар Хайям!

Рубаи о любви.

Да, я узнала. Но все же…

Тогда, до завтра.

Он ничем не выразил своих чувств, но Лиза странным образом ощутила, что разочаровала его отказом. Легко сбежав по ступенькам, Рафаэль исчез, а она еще долго вглядывалась в тьму.

Официант, цитирующий Хайяма?! Лиза, он угадал твой любимый десерт! Уверена, что поступила правильно?

Да. Нет.

Тебе виднее.

Книги автора

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.