Графство саблезубых тигров

Креш и Эдди

Просмотров: 996
5.0/5 оценка (2 голосов)
Загружена 21.11.17
Графство саблезубых тигров

Купить книгу

Формат: PDF, TXT
Избранное Удалить
В избранное!

Поехав навестить подругу, Саша и не представляла, что встретит свою судьбу! Видимо, кто-то свыше решил, что она достойна двойного счастья за все свои горести и беды.

18+ ВНИМАНИЕ!!! В книге присутствует описание эротических сцен мжм.

ПРОЛОГ

Испокон веков меняющие облик перевертыши и прочие существа, хоть как-то связанные со сменой сущности, или, как их многие называют – оборотни, живут рука об руку с людьми. С каждым столетием нас остается все меньше и меньше, это связано с тем, что у нас очень низкая рождаемость. Так распорядилась природа, и, наверное, это правильно. Ведь при нашей любвеобильности мы бы заполонили весь мир оборотнями, а так в нем сохраняется относительное равновесие.
Оборотнем невозможно стать через укус или обмен кровью, им можно только родиться. Такова наша природа. В каждом из нас живет зверь, и это отнюдь не домашний питомец, которого можно приручить. Борьба за власть, за лидерство, за земли – вот что такое наша жизнь. Да и честно говоря, предрассудки людей не пошли нам на пользу. Мы предпочитаем жизнь в тени, потому как не всегда можем под выбросом сильных эмоций совладать со своей истинной сущностью, со своим зверем, живущим внутри каждого из нас. Так уж сложилось, и не нам менять ход вещей. Мы тщательно скрываем свое существование от людей. Разглашение тайны – Смерть. Мы не вступаем в плотские утехи с человеком, потому как под воздействием возбуждения можем полностью или частично сменить облик. Собственно, как и нет среди нас тех, кто встретил истинную половинку среди людей.
У нас хорошая регенерация. Неглубокие раны и слегка поврежденные ткани заживают быстро, для более серьезных, таких как, к примеру, перелом, нужно время, но не более пары дней. У нас острое зрение, чуткий слух и повышенное обоняние. Мы сильнее обычного взрослого человека в двадцать раз. Обладаем иммунитетом к человеческим болезням. Среди сородичей, находясь исключительно в своем зверином воплощении, мы слышим мысли друг друга.
Только альфа может дотянуться силой мысли до любого члена своего прайда, стаи или клана, когда они находятся человеческом облике, но эффект односторонний. То есть его голос слышат, а ответить не получится, зато выполнить приказ или просьбу могут легко.
Истинные пары для нас священны. Каждый оборотень мечтает повстречать свою. И очень-очень часто ждет этого не один век. Но если встретит, то ни за что и никогда ЕЕ НЕ ОТПУСТИТ, не предаст и не обидит, всегда будет верен, честен, будет любить и оберегать, как самое ценное. Если пара разных видов, ребенок всегда наследует сущность отца. Но жизнь часто делает новый виток и доказывает нам, что от судьбы не спрячешься.
В цветущей стране викингов Норвегии, в Скандинавских горах, поросших сосновыми и еловыми лесами, где мягкий морской климат сменяется суровой тундрой, оставляя свой отпечаток на окружающих ландшафтах, флоре и фауне, находятся и граничат между собой два графства Саблезубых тигров.
Графство Девон (род Смилодон – белые тигры) располагается в лесистой местности. Альфа этого небольшого древнего прайда Степан Мальцев.
Графство Дорсет (род Махайрод – их вторая сущность, второе «я» – сородич амурского тигра). Альфа Матвей Елисеев.
Это самые сильные и древние прайды. Им подчиняются все существующие оборотни. Их слово – закон! Их приказы не обсуждаются! Их силе, власти и зову голоса по праву сильнейшего не могут противиться даже альфа или вожак.
Саблезубые тигры никогда не обладали изящным телосложением, как, скажем, ягуары или пантеры, грациозностью и кошачьим шармом здесь и не пахло. Мощное тело, довольно короткие массивные ноги, хвост, похожий на обрубок, и смертельно опасные внушительные верхние клыки с режущими зазубренными краями, которые грозно торчали наружу, даже когда пасть была закрыта. Вот так выглядит вторая ипостась древнейших оборотней этого мира.

ГЛАВА 1

{Саша}

{Я бежала по ночному лесу, не оглядываясь назад. Дыхание было тяжелым, правый бок нещадно кололо, как и щеку, оцарапанную веткой какого-то куста, но я знала: мне надо вперед, только вперед. Я часто останавливалась передохнуть и мысленно сама себе давала подзатыльники: «Быстрее, быстрее, мне надо успеть!» Перескакивая через овраги, я стремилась как можно скорее пересечь лес и выйти к трассе. Где-то слева ухнул филин. Оступившись от неожиданности, я полетела в овраг, больно подвернув ногу. В моих волосах мусор и веточки, лицо кровоточило, но я, прихрамывая, упорно ползла вверх. Через разорванную штанину джинсов было видно разбитую коленку; тяжелый рюкзак с одеждой и документами оттягивал спину назад и затруднял мое движение, но я, несмотря ни на что, упорно стиснув зубы, бежала вперед. Уже светало, значит очень скоро солнце взойдет над горизонтом, и меня найдут, точно найдут. И тогда меня убьют, но не сразу... Будут долго мучить и наказывать за проступок, за побег, за то, что я родилась. О, об их жестокости я знаю не понаслышке... Упаси бог попасть им в руки или перейти дорогу! Но у меня не было выбора, мне его не оставили...
Я, хромала, но шла, бежать не было сил. Впереди я видела трассу, по которой с немыслимой скоростью мчались машины. Мне надо туда, там мое спасение, моя свобода. Ускорила шаг, волоча непослушную ногу, не обращая внимания на боль.
За моей спиной послышался шум, я оглянулась. Нет, я их еще не видела, но чувствовала. Они рядом, совсем близко. Они нагоняли меня. Бежать! Надо бежать! Между мной и спасением остался редкий лесок, метров пятьдесят, и я свободна. Вот мое избавление! Ковыляла как могла, не оглядываясь, не тратя драгоценные минуты, потому что чувствовала спиной их дыхание, их злость и гнев. Шаг, еще шаг, и вот мне преградили дорогу. Я кинулась влево, но и тут меня ждали. Я поняла: бежать больше некуда, я окружена. Медленно отступила, пока не уперлась спиной в ствол широкого дерева. И вот мои преследователи уже стояли напротив меня. В их глазах злость, ярость и жажда наказания, справедливого наказания, по их мнению, заслуженного. И я точно знала: сейчас меня будут убивать. Закрыв лицо и голову руками, я закричала...}
Подскочив на кровати и тяжело дыша, я дрожащей рукой включила ночную лампу, стоявшую на прикроватной тумбочке. По моим щекам катились слезы. «Саша, это сон, всего лишь сон!» – успокаивала я себя.
Этот кошмар повторялся раз за разом, преследуя меня с момента моего побега из родного прайда. Прошлое никак не хотело меня отпускать, хотя я уже много лет как с ним простилась.
Я родилась в графстве Кент на юго-востоке Англии, славившемся холмистой местностью с лесными долинами, яблоневыми садами, виноградниками и фруктовыми фермами. Владели графством оборотни, а точнее, клан черных пантер, к которому я и принадлежала. Сам прайд был закрытым и считался особенным. Мои сородичи не только отрицали все нововведения и не контактировали с соседями, отгородившись от них широкой лесополосой, но и жили по своим установленным правилам и нормам. Закон, ставший для всех членов прайда нерушимым и главным – чистота крови. Черные пантеры могли образовать пару только с себе подобными и никак иначе. Любое неповиновение каралось жестокой смертью, и я об этом знаю, как никто.
После того как мои родители погибли в автокатастрофе, дальняя родственница со стороны отца забрала меня к себе, просто побоялась ослушаться альфу. Тетка была довольно крупная, с маленькими глазами, курносым носом и толстой рыжей косой. Наша нелюбовь друг к другу оказалась взаимной, и, чтобы меньше видеть противную тетку, я проводила много времени в лесу, за что нередко получала тумаки.
Мне было десять лет, когда я, в очередной раз ослушавшись тетку, убежала далеко от дома к лесному озеру. Я залезла на ветку огромного дуба, с которого всю округу, да и озеро, было видно как на ладони. Укрывшись в зеленой листве, я витала в детских мечтах, представляя, что я птица, а это мой дом.
Внезапно мои мечтания прервали крики и злые голоса. Я осторожно выглянула из листвы и посмотрела вниз. На поляне собрались мужчины из прайда во главе с нашим альфой Михеем. Высокий широкоплечий мужчина с черными глазами, орлиным носом и бородой наводил на меня ужас, я боялась его до безумия, сама не знаю почему. Мужчины окружили прижавшуюся к стволу дуба черную пантеру из нашего клана. Я буквально вчера подслушала разговор тетки с соседкой, которые, стоя на крыльце, обсуждали Олесю, мол, такая-сякая, убежала. Волка своей парой признала, нарушила закон прайда. Но услышать окончание разговора мне не удалось, тетка заметила и прогнала, пригрозив выдрать розгами, как сидорову козу. При чем тут коза, когда я пантера, я так и не поняла. И вот сейчас девушка плакала, умоляла отпустить ее, но ее мольбы никто не слышал. Альфа грозно рыкнул, и мужчины стали наносить ей удары. Запах крови витал в воздухе, крики пантеры разносились по округе. Мне было страшно, я пыталась закрыть уши руками, но рычание, стоны, вопли, всхлипы все равно были слышны. Я дрожала от треска ломаемых костей; сжавшись в комок и обхватив руками колени, тихо беззвучно плакала, вздрагивая от каждого звука.
Потом все затихло, и я услышала грозный голос Михея: «Она заслужила это. Оборотень, предавший свою кровь, заслуживает смерти. Выкиньте эту предательницу в озеро. В нашем клане нет и никогда не было Олеси. Вы меня поняли?» – на что все присутствующие просто кивнули.
Я видела, как мужчины волокли окровавленное тело к озеру. Погрузив его в лодку, выплыли на середину и выкинули Олесю. Затем, удостоверившись, что тело ушло на дно, не спеша вернулись, привязали лодку к старому причалу и скрылись с моих глаз.
Я еще долго сидела и не могла прийти в себя. Они монстры, все монстры, я живу среди монстров. Вечерело, мне надо было возвращаться домой. Аккуратно спустившись на трясущихся ногах, стараясь не испачкаться кровью, я побежала домой. Перед тем как зайти в дом, забежала в баню и наскоро помылась, чтобы уничтожить все запахи с тела, ведь если узнают, что я видела, меня, скорее всего, убьют.
Больше я никогда не ходила к этому озеру и постаралась забыть все, что видела. Лишь при виде мужчин, а особенно альфы, внутри у меня все сжималось от страха и появлялось непреодолимое желание убежать, спрятаться, скрыться. Мне казалось, что если сделать вид, будто ничего не было, рано или поздно я об этом забуду. Как же я ошибалась!
Последствия увиденного события отразились на мне непоправимо, и выяснилось это в день моего совершеннолетия. Члены клана собрались у нас дома, чтобы помочь самке пройти свое первое обращение. Я помню удивление и злость альфы, когда первого оборота не случилось. Его глаза полыхали яростью и гневом, а его слова: «Ущербная самка!» – ударили меня больнее плети.
– Ничего не понимаю, – говорил Михей тетке, – ведь в семье жила, не пуганная вроде, почему она не смогла пройти оборот?
– Не знаю, альфа, – отвечала тетка. – Я сделала все для нее, наверное, это генный брак. Кому она такая теперь нужна? – и впервые сочувственно посмотрела на меня.
– Самок мало, но ты сама знаешь, от ущербных может родиться только неполноценное потомство, поэтому раз не может подарить прайду нового члена нашего общества, – Михей посмотрел на меня, – будет обслуживать всех свободных самцов!
Тетка кивала и поддакивала каждому слову. Михей, посмотрев на меня, сказал, что завтра придет и заберет меня. Нечего мне жить среди нормальных оборотней, он поселит меня на окраине графства, и каждый мужчина, не обремененный парой, будет иметь возможность посещать мое жилище. После этих слов он покинул наш дом, а я, забившись в угол кровати, тихо плакала. Я представляла, что меня ждет. Меня будут иметь все мужчины, женщины станут плеваться вслед, а дети тыкать пальцами. Такая самка жила у нас, но пару лет назад умерла, и никто не знает почему. Вернее, я думаю, Михей знает, но никогда не скажет, ведь его слово закон для нас. В голове была только одна мысль, что я не хочу такой участи, и закралась мысль о самоубийстве. Я тщательно обдумывала, что и как сделать, точно решив, что рассвет я не встречу. Комната погрузилась в полумрак, когда дверь открылась, и вошла тетка. В ее руках были вещи.
– Что рыдаешь? Слезами горю не поможешь, – она кинула принесенное на кровать. – Одевайся.
Я резко вскочила и стала быстро одеваться. Натянула джинсы, рубашку, обулась в кроссовки.
– Пошли, – коротко бросила женщина и двинулась на задний двор. Когда мы вышли на улицу, в вышине светил тонкий полумесяц, а на небе сияла россыпь золотистых звезд.
– Вот возьми, – тетка протянула мне холщовый мешок, – здесь вещи, документы, деньги. Время у тебя есть до утра, перейди лес и беги как можно дальше, лучше в другую страну, и держись подальше от оборотней. Иди к людям, затеряешься среди них и начнешь новую жизнь.
– Спасибо, – я кинулась на шею женщине, крепко обняв ее.
– Береги себя, девочка, – прошептала она, а после, отстранившись, достала из кармана передника одеколон и облила меня с головы до ног так, что слезы появились на глазах. – А теперь беги. – И помни: всегда, прежде чем выйти на улицу, не забывай сбить свой запах туалетной водой. Так ты будешь чувствовать себя в безопасности и меньше привлекать к себе внимание.
Кивнув тетке, я побежала. Всю ночь я двигалась, пересекая ночной лес, падая и вновь поднимаясь. На рассвете мне стало казаться, что я не успею, и меня поймают. Но судьба была на моей стороне, я успела выбраться на трассу с первыми лучами солнца. Остановив первую попавшуюся машину, попросила добросить до аэропорта. Водителю было по пути, и он согласился. А дальше был аэропорт и перелет в Норвегию. Почему эта страна? Да потому что это были территории высших оборотней, и не думаю, что Михей стал бы там меня искать.
Вначале я сняла крошечную комнатку и тряслась от каждого шороха, но деньги быстро заканчивались, надо было что-то придумать, чтобы выжить. И я приняла решение пойти учиться. Для себя решила выбрать профессию медика, потому что доктора всегда и везде востребованы. И я не прогадала. По окончании учебы я устроилась в небольшую больницу в коттеджном поселке фермеров и смогла снять небольшой домик, стоявший на отшибе. Я любила тишину и покой и была малообщительной, а отсутствие соседей меня очень порадовало. Кроме того, у моего дома была лесополоса, и хоть так я иногда ощущала связь с природой. Мне очень хотелось прогуляться по лесу, вдохнуть аромат листвы и еловой смолы, но я знала, что нельзя. Во-первых, я до сих пор боялась, что меня найдут, а где быть оборотням, как не в лесу. Во-вторых, мое ночное бегство мне снилось до сих пор, и я опасалась леса, боялась, что мой кошмар может стать явью.
Вытерев слезы, я накинула красный шелковый халат, висевший на резной спинке моей кровати, и, обув тапочки, прошла в ванную. Небольшая комната была отделана в черно-белых тонах. С правой стороны от входной двери стояли душевая кабинка и стиральная машинка. С левой удобно расположились умывальник, тумбочки с полотенцами и бытовой химией, корзина для белья, на стене большое зеркало. Я подошла к умывальнику и плеснула в лицо прохладной воды. Затем вытерлась полотенцем и посмотрела в зеркало. В нем отразилась молодая темноволосая девушка с правильными чертами лица: тонкими бровями, зелеными глазами в обрамлении пушистых ресниц, с аккуратным носиком и губами цвета малины. Взяв с полки резинку, собрала свои короткие темные волосы в небольшой хвост и вернулась в спальню. Будильник на прикроватной тумбочке показывал полпятого утра. Хорошо отпуск начался, ничего не скажешь! Еще вчера, отрабатывая последний день, я мечтала, как сегодня буду отсыпаться до обеда. Выспалась, называется! Подойдя к окну, раздвинула плотные синие шторы. Первые лучи рассветного солнца проскользнули в комнату, рассеивая полумрак. Заправив постель (все равно не усну), направилась делать кофе. Мой домик был небольшим, всего-то кухня и две комнаты. В одной была моя спальня, вторая обустроена как гостиная. Здесь находились: большой камин, хорошо согревавший холодными зимними вечерами, мягкий уголок темного цвета, большая плазма на стене, пушистый мягкий ковер на полу. Но больше всего я любила кухню. Выдержанная в бежево-кремовом стиле и напичканная всевозможной техникой комната была удобной и уютной. Я умела и любила готовить, а также вкусно поесть, но по моей стройной фигуре этого не скажешь. Заварив ароматный кофе и сделав пару бутербродов, вернулась в гостиную, где, включив телевизор, спокойно позавтракала.
Смотря какой-то фильм, укрывшись пушистым пледом, я задремала, но мой сон прервал телефонный звонок. Увидев на дисплее «Жасмин», включила телефон на громкую связь.
Жасмин – моя единственная подруга. Познакомились мы с ней, когда вместе проходили вступительные экзамены в институт. Приятная молодая девушка с миловидными чертами лица, теплыми янтарными глазами и волосами цвета спелой пшеницы сразу привлекла мое внимание, а ее аромат сандала дал мне понять, что передо мной оборотень. Мы поступили, и она стала моей соседкой по комнате. Со временем я рассказала ей свою историю, она очень переживала и сочувствовала мне. Жасмин оказалась тигрицей, высшей. Ее брат был альфой стаи. По окончании учебы Жасмин вернулась в свое графство и в скором времени вышла замуж. К моему сожалению, с работы меня никто не отпустил, и свадьбу я пропустила. Мы очень часто созванивались и были в курсе событий, происходивших в жизни друг друга. Совсем недавно Жасмин стала мамой, подарив мужу очаровательного сынишку. Зная по рассказам, что малыш просыпается рано, совсем не удивилась утреннему звонку.
– Доброе утро, солнышко, – поприветствовала меня Жасмин.
– Привет, Жасмин, рада тебя слышать. Как дела?
– Все хорошо, растем. Ты как?
– Нормально. Сегодня отпуск начался.
– Прости, я тебя разбудила?
– Нет, я не сплю с пяти утра.
– Опять кошмар? – спросила Жасмин, зная о моих снах.
– Да, – ответила я.
– Саша, я хотела позвать тебя к себе на праздник в честь рождения малыша. Но раз у тебя отпуск, приглашаю провести его у нас, – предложила Жасмин.
– Ой, это неудобно. Да и мужу твоему не понравится, – начала отказываться я.
– Прекрати, Рома не будет против. Дом большой, всем места хватит. И также я хочу поговорить с братом о том, чтобы он принял тебя в наш прайд и дал тебе защиту, тогда никто не посмеет тебя обидеть. А еще, если ты откажешься, я обижусь навсегда!!! – заявила подруга, и я не смогла ей отказать.
– Хорошо, сейчас соберусь и после обеда приеду, – сказала я. Жасмин, обрадованная моим согласием, быстро попрощалась, сославшись на то, что малыш плачет. Но мне кажется, она боялась, что я передумаю.
Жасмин жила в графстве брата, часов шесть езды от меня. Собрав в черную спортивную сумку необходимые вещи, я надела короткие джинсовые шортики, белую футболку, сланцы. Закрыв дом, села в свой джип и отправилась к подруге.

Книги автора

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.