Греховное падение

Милау Элли

Просмотров: 834
0.0/5 оценка (0 голосов)
Загружена 26.02.18
Греховное падение

Купить книгу

Формат: PDF
Избранное Удалить
В избранное!

Никогда не забуду нашу первую встречу и его взгляд, пронизывающий до мурашек. Одна встреча. Один взгляд. Одно касание. Как мало нужно для падения. Меня зовут Стайл и это моя история.

Пролог
Тук-тук, тук-тук, тук-тук. Сердце настойчиво стучало где-то в висках, напоминая мне о моем волнении, когда я смотрела на здание перед собой. Зачем я вообще приехала сюда? Какая неведомая нить тянула меня в номер отеля, в котором я никогда не была, и, главное, зачем? Почему в тот момент, когда увидела то странное сообщение, сразу же представила загадочного мужчину, встретившегося мне всего лишь раз? Одно мгновение, и уже нет возможности избавиться от его образа, как ни пытайся…

Безотчетно захотелось узнать, он ли мне прислал это послание с таинственным содержанием: "Я знаю, чего ты хочешь"? А, быть может, я просто хотела удостовериться, что это не он, и, наконец, вычеркнуть его из своих мыслей и снов? Нет, скорее первое. Саму себя не обманешь, нет смысла выдумывать глупые оправдания себе, когда правда на поверхности - в моих влажных ладонях и учащенном сердцебиении, стоит мне подумать о нем - вот она во всей ее красе.
Я смотрела на телефон, сжимая его в руке, пытаясь понять, что это за шутки такие и, главное, чьи? Пыталась даже перезвонить, но телефон оказался выключенным. В течении дня несколько раз перебирала варианты в своей голове, пытаясь найти ответ: кто это написал и зачем — но так и не находила.
Я знаю, чего ты хочешь. Я тоже это знаю. Всегда. Каждый день, стремясь к своей цели. Неужели кто-то думает, что поведает мне что-то новое?

К концу рабочего дня я уже начала злиться, но все же сообщение не давало покоя, я даже выучила наизусть номер, откуда оно пришло, смотря сотни раз на содержание и отправителя.
Я не успела еще уйти домой с работы, оставалась сущая малость, как с того же номера пришло еще одно сообщение, гласившее:
"Сегодня в 20:00. Гостиница «Плаза», номер 2"
"Что там будет?" - Быстро напечатала ответ, надеясь, что телефон еще не отключили.
"Увидишь"
И я специально задержавшись на работе, чтобы не появляться раньше времени дома, отправилась в "Плазу". Плохо представляя, зачем это делаю и, не имея понятия, о чем я собственно думаю, идя на встречу с неизвестным отправителем, но в душе разливалось неведомое ранее чувство возбуждения от неизвестности. Никогда не могла даже вообразить, что меня может так привлекать неведенье, но оно привлекало, манило, а я летела, как мотылек, к нему.
Зайдя в гостиницу, подошла к администратору и сообщила, что меня должны ждать во втором номере. Девушка не просто кивнула и пропустила, но еще и дала мне ключ, а я, поднимаясь по ступенькам, начала немного дрожать от напряжения, которое испытывала. Кто это задумал? Стучало набатом в моей голове, пока я двигалась по коридору, десятки раз порываясь развернуться и уйти, но какая-то неведомая сила меня подталкивала вперед. Внутренняя «Я» твердила: «ты должна узнать».
Несколько поворотов ключа и я делаю последний шаг в неизвестность, заходя в номер, потому что первым было решение придти сюда.

Осматриваюсь вокруг, но никого нет. Думая, что это чья-то дурацкая шутка, присаживаюсь на краешек кровати и достаю из сумочки телефон, намереваясь высказать все, что я думаю, человеку, решившему надо мной неудачно подшутить. Но стоит мне достать мобильный телефон, как я слышу щелчок открытия двери, поднимаю голову и встречаюсь взглядом с черными омутами мужчины, мысли о котором не давали мне покоя не одну ночь.
Я замерла, а в груди что-то трепыхнулось при виде него. Испуганно, возбужденно, волнительно. Откуда он узнал мой номер? Мелькнула мысль, пока мы молча смотрели друг на друга.
- Ты пришла, - заметил он, заходя вглубь номера.
Я кивнула в ответ и стушевалась под его пристальным, прожигающим насквозь взглядом, опуская глаза. Зачем я вообще пришла? Всплывали в унисон стуку моего сердца вопросы. Просто потому, что было интересно?

Мужчина, тем временем, оказался возле меня, провел своей ладонью по моему обнаженному плечу. Я вздрогнула, тут же пожалев, что оставила свой пиджак в машине, потому что прикосновение вызвало где-то внизу живота волну жара, а я вся задрожала.
Одно прикосновение, а я уже схожу с ума.
- Ты хотел поговорить, - дрожащим голосом вымолвила, пытаясь собраться.
- Да, - коротко ответил мужчина хриплым голосом, от которого по мне пробежал табун мурашек, и убрал руку, отходя от меня к стене.
- Ты же знаешь, что тебе не место там?
- Где? - спросила я, всматриваясь в его глаза и утопая в них, сначала не понимая, о чем он говорит, а после в моей голове сложилась картинка осознания.
Ах, да.
Он молчал в ответ, видимо, давая мне самой понять, о чем он, поэтому я нарушила тишину.
- Знаю, глупая была затея, - выдохнула, сбрасывая с себя воспоминания о том странном месте.
- Не твое? - спрашивает он, ставя меня в тупик своим вопрос, хотя я уже знаю ответ на этот вопрос.
Не мое.
- Да, - отвечаю, - ты же хотел не это услышать? Для этого меня позвал? Да?
Наступаю, собравшись, я не девочка, чтобы со мной играли, и он не будет. Не позволю.
- Ты ответила, как я и ожидал. Я же сказал, тебе там не место.
- А где мое место? Здесь?
- Возможно, ты же пришла.
- Мне просто стало интересно, ты ли... - начинаю и тут же осекаюсь.
Не за чем вручать ему в руки карты о себе и о том, что он не покидал моих мыслей всю неделю, но… я уже их дала ему своими словами, я вижу это по огонькам, загоревшихся в его глазах.
- Я ли? - уточняет с усмешкой, а я краснею в ответ и опускаю голову.

Не буду же я признаваться незнакомцу о своих постыдных мыслях с его участием. Мужчина же снова оказывается возле меня, и вроде медленно двигался, а все равно похоже на звериный прыжок, чувствую себя добычей, желанной, очень. Приподнимает мой подбородок и заставляет поднять голову.
- Что я? - выискивает ответ в моих глазах, а я сглатываю ком во рту, убираю его руку со своего подбородка и, поднимаясь с кровати, оказываюсь точно перед ним.

Он высокий, я еле достигаю его груди, подавляющий своей мощью, исходящей от него волнами, как сейчас, когда он смотрит внимательно, ожидая ответа.
- Ты ли написал, - отвечаю и обхожу его, решая уйти.
Я узнала, что хотела, идя сюда. Это он.
- Ты думала обо мне? - недоверчиво спрашивает, не удерживая и давая мне свободу.
Я не могу в этом признаться, поэтому молчу, направляясь к двери и прежде, чем выйти из номера, слышу его короткое.
- Я тоже.
Он обо мне думал? Он меня заметил?
Мне не верилось в это, как и в то, что происходящее в номере было реальным - больше похоже на какой-то вымысел. Я пыталась унять дрожь, пока торопливо выходила из гостиницы, почти бежала от мужчины, вызывающего во мне странную реакцию. Лишь на улице, подходя к своей машине, вспомнила, что сумочку оставила в номере, а там документы, ключи, деньги, телефон. Все. И как бы мне не хотелось возвращаться, пришлось снова подняться в тот номер. Администратор удивленно посмотрела на меня, стоило мне вернуться, но промолчала. А я, пытаясь унять бешено стучащее сердце где-то в висках, открыла дверь, но внутри оказалось пусто. Сумочка находилась там же, где ее оставила, с одним единственным отличием, на ней была записка: "Если решишься, жду тебя завтра в это же время"
- На что решусь? - напечатала в ответ на номер, с которого он присылал мне ранее сообщение, ведь новое послание сбивало с толку.

Я так и не поняла его цели, зачем вообще вся эта загадочность?
- Увидишь, если придешь.
- Не приду. Я тебя не знаю, - быстро ответила, хотела, было, положить телефон в сумку, решая про себя, что не поведусь на его игру, но, услышав короткий гудок, оповещающий о новом сообщении, все же прочитала:
- Мрак.
- Так тебя зовут? - напечатала, пока не передумала.
- Для тебя.
Для меня? Он что, издевается?
- Этого недостаточно. - Заявила твердо и решительным шагом покинула номер, бросив телефон в сумку и не дожидаясь ответа.
Сидя в машине, думала об этой странной встрече. Мрак? Как тьма? Бред какой-то. Вот, что бывает, когда едешь на встречу, не зная к кому и зачем, решила я, а, услышав громкую трель, оповещающую о звонке, подпрыгнула и сжалась.
Неужели он?
И лишь увидев на экране лицо звонившего, выдохнула и ответила:
- Да.
- Привет, когда будешь дома?
- Скоро, уже еду.
- Жду, ужин остывает, думал, ты сегодня раньше придешь.
- Прости, задержалась.
- Как и всегда.
- Давай не будем, ты же знаешь, как мне важна работа.
- Иногда мне кажется, важнее, чем я.
- Не выдумывай, скоро буду дома. – Раздражаясь, ответила и сбросила вызов, а посмотрев на экран увидела пропущенное сообщение.

Открыв его, прочитала: «Ты не писала бы»
- У меня есть жених, это неправильно, - напечатала в ответ.
- Неважно. До завтра.
Я не приду, опять хотелось написать, но не сделала этого, лишь со злостью кинула телефон на сиденье рядом и вскрикнула. Ударила по рулю, злясь на себя и свою реакцию на мужчину, которого не знаю, но в его присутствии желаю того, чего не должна…

Глава 1

- Энн, будь готова к десяти, мы едем на встречу.
- Слушаюсь, - отрапортовала начальнику, кивнув, еще не хватало руку приложить к виску для пущего эффекта, ему бы это понравилось.
Шеф тепло улыбнулся и вернулся в свой кабинет, а я снова села за отчеты. Альфред Дэвис – мужчина, на которого я сейчас работала, внушал страх всем подчиненным только одним своим видом, для меня же он был любимым дядюшкой. Самим дорогим и добродушным, правда, на работе он превращался в настоящего злого гения. Он не только знал работу любого из его подчиненных, но и мог проверить ее в самый неподходящий момент, поэтому, когда кто-то из сотрудников видел его, то не просто делал вид, что работает, но и на самом деле работал. Ведь он мог, пройдя мимо любого, задать каверзный вопрос, и если сотрудник в ответ начинал невнятно блеять, то Дэвис не церемонился, а увольнял этого человека. С ним было сложно всем, кроме меня, естественно, потому что я была не просто племянницей, но и единственным ребенком, которого он знал. В свои пятьдесят с хвостиком мужчина не имел ни семью, ни детей, а все время проводил на работе. Кто-то скажет, что это неправильно, но я не соглашусь, ведь и сама хотела стать такой же, как и он – карьеристкой, правда, моим мечтам не было суждено сбыться.
После выпуска из университета я долго не могла найти себе место в этом мире. В университете казалось, всем, наверное, так кажется, что там, за стеной, тебя ждет прекрасный мир больших возможностей, но стоит тебе выйти из таких вдохновляющих стен учебного здания, как на твои плечи обрушивается жестокая реальность. Что ни красный диплом, ни порядочность и ответственность тебе не помогут, если у тебя нет связей, и твоему возможному шефу не шепнули на ухо, или же правильней сказать «попросили», с пакетом красной икры, добротным коньяком и банкой кофе, а еще лучше вручили конверт, в котором лежит кругленькая сумма. Замолвили о тебе словечко, так сказать. Без всего этого ты становишься никому не нужным. Я это поняла уже через год и череду провальных собеседований. Хотела реализовать себя, чтобы сразу же высокая должность, зарплата, соответствующие моим реальным знаниям, но когда мне в очередной раз говорили, что без опыта работы мне ничего не светит, сначала не могла поверить, а после сдалась. Та же Бекка, Марта, Кларисса, еле-еле получившие диплом, уже давным-давно устроились на работу. Думала до последнего, что без связей, и им просто повезло, но когда в сотый раз передо мной - дипломированным специалистом «с мозгами», закрывались двери, в простое везение уже не верилось. Лишь позже каждая из них проговорилась, что за одну внесли хорошенькую сумму, вторая - раздвинула ноги, а третья устроилась не на ту должность, о которой говорила. Зато я тупо верила в их невинность, сплошной наивняк. Самой от себя было противно, когда открылась правда.
В какой-то момент, придя домой после очередного неудачного дня, я поняла, что не видать мне работы мечты. Я хотела большой карьеры, а в итоге сидела дома, рыдая в подушку и утирая слезы. Родители утешали, как могли, отец не один раз предлагал мне пойти к нему в компанию, но работать на отца то же самое, что вообще не работать. Он бы не дал мне развиваться, поэтому мне была предложена альтернатива.
- Доча, давай обратимся к дяде, он возьмет тебя к себе и делов-то.
Я упиралась до последнего, гордость не позволяла. Мне казалось невероятным унижением придти к человеку, на которого равнялась, с просьбой. Как я могла? Всегда рассчитывала на себя, на свои силы, слишком идеализируя общество, в котором мы жили. Мечтала о карьере, признании, а в итоге, сидя дома, потихоньку сходила с ума.

Так больше не могло продолжаться, поэтому, в один прекрасный день, я все же пришла к дяде. Неудачные поиски меня изменили, сделав более послушной судьбе, смирившейся с обстоятельствами, поэтому, когда дядюшка, посмотрев на меня удивленно, предложил место обычной секретарши, покорно согласилась, но уже спустя полгода стала его личным помощником. Правда, все думали, что меня назначили на эту должность только из-за родственных связей и из-за того, что ни один помощник до меня с дядей не уживался, но я-то знала, что мне приходилось работать, не покладая рук, проявлять инициативу, чтобы дядя видел во мне не просто племянницу, а работника. Мне было все равно на косые взгляды, на сотрудников, видящих во мне красивую пустышку. Никто меня на самом деле не знал и не верил, что я окончила школу экстерном, что в группе в университете была хоть и самой младшей, но самой умной, они повесили ярлык - родственница начальства. Я слышала шепотки, разговоры, но продолжала с гордо поднятой головой двигаться к своей цели.

На данный момент я могу сказать: «Мне нравится моя работа». Престижная фирма, хороший начальник и зарплата, чем не мечта? Но все же иногда у меня возникают сомнения в том, что Дэвис даст мне повышение, и я смогу прыгнуть выше личного ассистента, но все же верю, что это в моих силах, а я их прикладываю немало. Со стороны только кажется, что работать на родственника легко, но на самом деле это невероятно тяжело, ведь каждый день нужно что-то доказывать. Но все же я в первую очередь девушка и каждой девушке хочется, чтобы ее любили, а не просто видели объект для исполнения поставленной задачи, так я и пришла к потребности в отношениях. Да, именно пришла.
Вечера стали скучными, подруги вовсю крутили романы, несколько уже поженились, и лишь я сидела дома вечерами. С одной стороны меня это устраивало, а с другой — хотелось чего-то… правда, тогда я еще не понимала, чего, пока в одной из командировок не познакомилась с Беном - моим женихом.

Мы в тот день, на конференции, в которой участвовал дядя, а я как помощник, просто присутствовала, разговорились по работе. Мужчина пригласил меня в бар неподалеку, обещая, что там я попробую самое лучшее кофе в мире, а я согласилась, зная, что откажись, все равно буду лежать в номере, бесцельно щелкая каналы. Тот вечер превратился в ночь, а впоследствии в отношения. Бен жил в другом городе, и мы встречались крайне редко из-за постоянной занятости, но те короткие и долгожданные встречи оказались самым прекрасным опытом в отношениях, что у меня были. А Бен не хотел ждать, поэтому, когда я приехала к нему в очередной раз, предложил стать его женой, и я ответила согласием. Это было логичным. Да, довольно уныло и не пахнет романтизмом, но я всегда была практичной. Видеться раз в месяц, а в остальное время созваниваться по скайпу, становилось все тяжелее, поэтому новый шаг был правильным, последовательным.

Единственное о чем я переживала это как мое согласие стать его женой повлияет на работу, но я зря волновалась, ведь Бен решил этот вопрос. Попросту сказал, что сам переедет в мой город, ссылаясь на то, что хочет попробовать поработать в другом месте, я же не отговаривала его. Мне это было только на руку. Так он снял для нас квартиру, случайным образом устроившись на фирме отца, еще не зная тогда, что его начальник и мой папа один и тот же человек.
Наши отношения развивались спокойно, не было страстей и ругани. Мы спокойно все обсуждали, правда, Бен часто злился, что я уделяю работе слишком много времени, а ведь я всего лишь ассистент, а я злилась на него в ответ, ведь он не понимал, на кого я работала. Дэвису сказать, что идешь домой, то же самое, что подписать себе увольнительную, и пусть я знала, что дядя меня любит, отчетливо понимала, что работа для него важнее родственных чувств, ведь именно она - это все, что у него было.
Работа, дом, жених, редкие встречи с подругами, спокойная жизнь – все как у всех, но в какой-то момент все изменилось.

Я любила Бена, правда, любила… нежно, спокойно, размеренно или мне казалось так, а на деле просто привыкла к человеку. Не знаю, но он мне был дорог.

Предложение и переезд Бена не сделал нас женатыми людьми, мы вообще не готовились к свадьбе, просто жили совместно в определенном статусе, все как-то откладывая разговоры о самой свадьбе. То Бен искал работу, то получил новую должность, то я в командировках, все как-то не до этого, поэтому этот вопрос не поднимался, и нас это устраивало. В общем-то, все было прекрасно, до поры до времени. Я думала, что мне нужно от отношений: логичность, предсказуемость, чтобы мужчина встречал с работы, делал массаж, когда я устала, и не нависал с расспросами, если видит, что я не хочу разговаривать. Я думала, что это и есть то, чего я хочу, пока не узнала кое-что другое. Темное и порочное, так отличающееся от нежного и спокойного Бена. Это произошло внезапно и разрушило мой привычный мир, сдвинув его со своей оси.
Слышали об «оттенках»? Кто бы сомневался, о них все слышали, но не я. Я была слишком поглощена работой и успехами Бена, чтобы интересоваться ерундой, а вот мои подруги были просвещенны не только об «оттенках», но и о неком клубе «Темная ночь», совсем недавно открывшемся в нашем городе и уже набравшем определенную популярность.
- Энн, там так, так, так, - задыхаясь и краснея, рассказывала Бекка, - ты должна туда пойти.
- С чего бы, Бекк? – удивленно покосилась на подругу. - Да и времени у меня нет, - заключила, надеясь, что она закроет тему.
- Энн, ты хоть сексом занимаешься? Или на это тоже времени нет? Хватит постоянно работать, - злилась она.
- Занимаюсь, но при чем здесь клуб? И я? – непонимающе смотрела на подругу.
- Ты просто обязана туда пойти, там невероятно, - закатив глаза, восхищенно ответила она, толком не отвечая на мой вопрос. Я в упор не понимала, зачем?
- Бекк, да что там такого?
- Этого не объяснить, ты должна увидеть. Книги отдыхают по сравнению с тем, что ты видишь вживую.
- Какие ты мне страсти рассказываешь! Сама же знаешь, я не читала, не смотрела и не собираюсь. Такие романчики не по мне.
- А что по тебе? Миссионерская поза поздно ночью и обязательно перед сном?
- Да, что в этом такого? Разве это плохо?
- Да. Особенно, если твой мужчина более энергичный, - ответила она, становясь серьезной.
- С чего ты взяла?
- Не хотела тебе говорить, но, Энн, когда ты была в очередной командировке, я видела его в ночном клубе.
- Он там отдыхал? Странно, я ничего об этом не знаю, - удивилась я на это ее заявление.
- Да, правда, не видела с ним женщин, но, Энн, когда ты с ним ходила в ночной клуб?
Я задумалась, а ведь и вправду, никогда. Рестораны, кафе, иногда кинотеатры, очень редко театры, но не ночные клубы. Да и сексом мы уже не занимались каждый день, как в первое время, когда он переехал. Тогда мы не могли насытиться друг другом, Бен не выпускал меня из кровати, мы даже делали это на столе, хотя Бекка права, я предпочитала стандартную позу, кровать и приглушенный свет, но тогда все было по-другому, ярко, насыщенно. Да что там, я даже на работу ходила с неохотой, но то время давно прошло. Может быть, она права, и у нас все стало таким невероятно скучным, но идти в этот клуб с кричащим названием, где делают вообще неизвестно что, выше меня. Так я думала, пока не получила от нее открытку-приглашение, про которую и рассказала Бену.
- Представляешь, Бекк подарила вход на экскурсию в «Темную ночь».
- Да? Слышал о них, правда, так и не понял, что там происходит.
- БДСМ? – неуверенно отвечаю, ведь Бекка не вдавалась в детали.

(БДСМ — психосексуальная субкультура, основанная на эротическом обмене властью и иных формах сексуальных отношений, затрагивающих ролевые игры в господство и подчинение.)
- Не думаю, что они бы делали это так открыто, - озвучил мои мысли Бен, не верилось, что в клубе могли бы проводиться сессии с избиениями и прочими ролевыми играми.
- И я не думаю.
- Хотела бы пойти?
- Нет, меня все устраивает, - выдохнула я, обнимая его.
- Что и ни капли не интересно?
- Разве что самую малость, - прищурившись, показываю пальцами насколько.
- Я думаю нам бы это пошло на пользу, - отвечает, заглядывая в мои глаза.
- Думаешь? Разве у нас все так плохо?
- Нет, - качает головой, - но я бы посмотрел.
- На что? – не совсем понимаю, что он хочет увидеть.
- На то, что там происходит.
- Думаешь, стоит?
- Почему нет?
А ведь действительно, если даже Бен считает, что нам стоит туда сходить, то почему я должна отказываться. Рассказанное Беккой о походе Бена в ночной клуб навевает мысли, что наши отношения потеряли тот былой трепет, возможно из-за того, что мы видимся каждый день, а может быть всему виной быт и занятость, не знаю.
Спустя несколько недель, мы все же идем в заведение, имеющее довольно скандальную репутацию, ничего не зная о том, что происходит за закрытыми дверями. Я, ожидая увидеть чуть ли не публичные оргии, удивляюсь спокойствию, царящему в клубе. Да, есть стандартная атрибутика темы БДСМ, я уже о ней наслышана, как и от Бекки, так и из интернета, но в остальном ничего примечательного, если не думать об этих предметах, висящих на стенах и похожих на орудия пыток, слишком долго.
Нас встречает мастер Диего, так он, во всяком случае, представляется и проводит нас в большую комнату с освещенной сценой, заполненную людьми. Подзывает всех к себе и начинает рассказывать о том, для чего создано это место. Я слушаю краем уха, оглядывая толпу восхищенных слепцов, так и хочется прикрикнуть на них: «Это же боль, чему восхищаться?». А потом натыкаюсь на мужчину, проходящего возле нас, встречаясь с ним взглядом.
В миг, когда я его вижу, я забываю о том, где нахожусь, с кем и вообще зачем. Остается только он и его мимолетный взгляд. Мимолетно, а как будто прошелся сканером, оценил мою цену. Странное волнение разливается по всему телу, меня бросает в жар и в тоже же время окатывает ледяной водой. Кожа покрывается мурашками, а я, пытаясь сбросить с себя это наваждение, опускаю глаза в пол и разрываю контакт. Когда же поднимаю голову, мужчины уже нет, он как внезапно появился так и - скрылся из виду, а Бен трогает за руку, обращая внимание на себя:
- Энн, ты хоть слушаешь? – Наклонившись ко мне, спрашивает на ухо.

Я киваю, встретившись с ним взглядом, и шепчу:
- Прости, задумалась.
- Не отвлекаемся. Можете что-то упустить. Я могу продолжать? - спрашивает громко мастер Диего, смотря точно на нас.

Как только заметил в толпе? Думаю я, а, встретившись с мужчиной взглядом, мне почему-то кажется, что он понял, на кого я на самом деле отвлеклась, будто мужчина видит меня насквозь. Я безотчетно краснею и облегченно выдыхаю, когда он продолжает говорить, переводя свое внимание на кого-то другого, рассказывая о том, какие услуги они представляют для новичков.
- Странно место, - заключает Бен, чуть погодя, когда про нас благополучно забывают.
- Да, - и я с ним согласна.

Странное и страшное, особенно если учитывать тот факт, что предметы на стенах здесь висят явно не для украшения.

Глава 2

Знаете, бывает иногда такое чувство, что вы сделали что-то зря, еще не имея последствий своего решения или поступка, вот и у меня было такое, еще, когда я находилась в «Темной ночи». Зря мы сюда пришли, думала про себя, слушая мастера.
Разве это… Все это, сможет изменить что-то в наших отношениях? Разве плетки, стеки, зажимы смогут их подогреть? Сомневаюсь. Да, да, я знаю даже названия того, что вижу, и дело не в том, что мастер Диего такой хороший рассказчик, а в том, что прежде чем сюда придти я перерыла весь интернет в поисках того, что же представляет собой эта тематика, так восхищаемая Беккой. Но все равно не понимаю, что в этом такого прекрасного? Зачем вообще Бекка предложила нам сюда придти? На что рассчитывала? Что я воспылаю любовью к нестандартным развлечениям? Так она ошиблась, ведь единственный вопрос, который так и вертится в голове. Как ей может такое нравиться?

Нет, я все, конечно, понимаю, у каждого свои интересы, но одно дело читать книгу, быть может, смотреть фильм и удачно забыть, а совсем другое — испытать на себе пытки. Боль это всегда боль, нет других оттенков, их придумали сказочники для скрытия своих извращенных желаний.
Когда экскурсия шла к логическому завершению, мастер предложил всем присутствующим записаться и посетить завтрашнюю сессию. Я-то точно этого не хотела, мне хватило уже увиденного, но я не знала, чего хочет Бен, может быть, его все-таки заинтересовало? Однако приветливой администраторше, которая на выходе еще раз спросила: «хотим ли мы придти завтра?», он ответил лишь:
- Нам нужно дома все обсудить и лишь тогда мы будем принимать решение.
Девушка понятливо кивнула:
- Конечно, если решите, будем рады вас видеть в любое время, - сказала, улыбнувшись и сделав пометку у себя в журнале.
Не заинтересованы, наверняка записала. Ведь никто не из нас не чувствовал восхищения и благоговейного трепета, а лишь странное послевкусие.

Выйдя из здания, я поежилась от пронизывающего ветра, плотнее застегнув пиджак, а Бен, обняв за талию, спросил:
- Домой?
Я кивнула в ответ, и мы вместе направились к машине, припаркованной на стоянке неподалеку. Ехали домой мы в тишине, каждый, видимо, думал о своем. Нам бы следовало обсудить увиденное, но я не хотела начинать первой, ведь это именно он настоял на походе в этот клуб для избранных, так его там называли, но Бен упорно молчал, спокойно ведя машину, и лишь когда мы переступили порог нашей квартиры, заговорил:
- Мне не понравилось, Энн, - пока я разувалась, сидя на пуфике в прихожей, сказал он.

Я понятливо кивнула, сразу сообразив, о чем он, собственно, говорит и, оставляя обувь в коридоре и проходя внутрь квартиры, спросила:
- То место или в целом?
- А ты? Тебе как? – Ответил вопросом на вопрос, не давая прямого ответа.

Я не любила, когда он так делал, как будто готовил заранее понравившийся мне ответ.
- Ты не ответил, а мне… - сделала вид будто задумалась, - мне тоже нет - странное место.
- В целом, Энн, - все же ответил, кивая.
- Может, все-таки плетку, наручники или повязку на глаза? Так же Диего говорил? Нужно начинать с малого, - хмыкнула я.
- Нет, - категорически ответил Бен, становясь серьезным, - начинать надо, если хочешь продолжить, но я не хочу.
- И я, - кивнула, соглашаясь с ним.
Бен подошел ко мне и крепко обнял, прижав меня к себе и выдохнув, где-то в районе уха. Так мы и стояли какое-то время, пока он не отстранился и не заговорил снова, задумчиво рассуждая.
- Знаешь, когда я понял, что это такое на самом деле - испугался, что тебе может понравиться. Видела, сколько женщин восхищенных? – я кивнула в ответ, ведь и сама заметила. - Рад, что это не так, я бы не смог причинить тебе боль, во всяком случае, не осознанно.
- Я тоже.
***
Вечер проходил в уютной обстановке, мы смотрели какую-то комедию, только недавно появившуюся на экранах, когда мне позвонила Бекка, испортив настроение. Я подняла трубку, извинившись перед Беном и выйдя в кухню, чтобы спокойно с ней поговорить, и услышала восторженный лепет подруги.
- Привет, ну что, мне тебя поздравлять, ты в клубе фанатов?
- Боже, нет. Мне не понравилось. Там страшно. Да, красиво, готика, все такое, но эти орудия пыток на стенах и рассказы, что от всего представленного можно получать удовольствие, не для меня.
- Как нет? Энн, я думала… - не договаривает, замолкая, а я спрашиваю.
- Что думала, Бекк? Я не извращенка.
- А я, значит, да? – Делает выпад она, явно защищаясь.
- Нет, но я мало представляю, как можно получать удовольствие от боли, ты хоть пробовала что-то? – Пытаюсь хоть как-то сгладить разговор.
- А вот и да, и считаю себя вполне нормальной.
- Что, например?
- Наручники, - отвечает она коротко.

Я по голосу тонко ощущаю, что она обиделась и приняла мои слова об извращениях на свой счет, но ведь я не этого хотела.
- Бекк, наручники это не то, мне кажется, если бы тебя реально отхлестали плеткой, весь этот флер таинственности и желанности мигом бы слетел.
- Ты ошибаешься и я тебе докажу, - бросает она.
- О нет, Бекк, не из-за меня. Успокойся, я ничего такого не имела в виду, просто это, - но в ответ уже слышу гудки, что значит, она бросила трубку, потому тихо добавляю уже себе, - неправильно.
В смятении я возвращаюсь в гостиную. Бен спрашивает взглядом, что случилось? А я лишь машу в ответ рукой, мол, ничего и, усаживаюсь рядом, ложа голову на грудь и вздыхая.
Лишь бы не наделала глупостей, думаю про себя, прокручивая в голове вспыльчивые слова подруги, пока мы досматриваем фильм, а стоит появиться титрам на экране, как Бен подхватывает меня на руки и несет куда-то.
- Бен? - Спрашиваю, не совсем понимая, но, увидев, что он направляется в спальню, улыбаюсь. – Тебя что, фильм возбудил? – Спрашиваю лукаво.
- Нет, твои ножки в этом платье, - отвечает, опуская меня на кровать.

Я принимаю более удобную позу и уточняю:
- Разве не такие же, что и всегда? – закусываю губу, чтобы не рассмеяться.
- Нет, сегодня особенно, оно же новое, да?
- Не зря старалась, покупая?
- Не зря, - отвечает, наклоняясь надо мной и накрывая мои губы своими.

Я отвечаю на его нежное прикосновение и вцепляюсь в его плечи, притягивая к себе, а он углубляет поцелуй, целуя более настойчиво.
Его рука опускается вниз, приподнимая ткань платья и сдвигая в сторону трусики, потирая, а затем надавливая на клитор пальцами. Я охаю в ответ на его прикосновение, а Бен отстраняется и спускается к шее, чертя влажную дорожку из поцелуев. Я опускаю голову на подушку, расслабляясь и открывая его губам доступ к шее, а сама зарываюсь руками в его волосы, прикрывая глаза от испытываемого наслаждения.
Бен медленно раздевает меня, не прекращая целовать каждый открывшийся сантиметр кожи, а я, уже голая и заведенная, нетерпеливо, дерганными движениями, помогаю ему снять футболку.
С ширинкой даже не борюсь, бесполезная затея. Хочу его, уже сейчас, всего.
Бен улыбается, смотря на меня, и отстраняется, чтобы расстегнуть ширинку на джинсах и снять их, я же устраиваюсь удобно на кровати, ожидая его. Он избавляется от штанов и ложится обратно на кровать, водит медленно ладонями по моего оголенному телу, а затем вклинивается между моих ног, входя в меня медленно и аккуратно. Я в ответ обвиваю его спину ногами, подталкивая глубже в себя, а когда он полностью входит, выгибаюсь и поддаюсь навстречу его медленным движениям, сводящим меня с ума.
- Люблю тебя, - шепчет, смотря в мои глаза прежде, чем кончить.
- И я тебя, - отвечаю на выдохе, встречаясь с ним взглядом, и парю на пике экстаза, чувствуя на задворках сознания, как внутри разливается тепло его семени.
Нежный, добрый, любящий, родной, нам не нужно греть отношения, мы просто должны больше времени проводить вместе, разговаривать, думаю я, когда он скатывается с меня и, закрывая глаза, засыпает. Я смотрю на его умиротворенное лицо и, слыша мерное дыхание такого родного человека, думаю, что, возможно, нам просто нужна была эта встряска, чтобы сблизится снова. Задумчиво провожу ладонью по дорожке его волос на животе, а затем укрываю нас одеялом, решая, что обязательно поговорю с дядей, чтобы он хоть иногда отпускал меня пораньше, тогда, быть может, ссор станет меньше, а отношения примут новую форму, перейдут на новый уровень.


В комнате стоял запах ароматизированных свеч, а я впитывала в себя другой запах - тонкий древесный, грубый, как и сам мужчина.
- На колени, - прогремел его грубый баритон в тишине комнаты.
Я так и сделала, смотря на кремовый ковер под своими ногами, а затем снова подняла голову, чтобы встретиться глазами с его пронзительными омутами.
Мужчина вышел из тени и медленно, с предвкушающей улыбкой на лице, подошел ко мне, обходя и вставая за спиной. Какое-то время ничего не происходило. Я даже начала подрагивать всем телом от неизвестности, смешанной с возбуждением и ожиданием чего-то, а затем почувствовала практически невесомое прикосновение к моей голой спине. Кожа покрылась мурашками, а я зажмурилась, концентрируясь на прикосновениях мужчины. Его пальцы чертили только ему ведомые линии на моем позвоночнике, рисуя узоры, пока его рука не оказалась возле шеи, неожиданно резко поднимая мои волосы с плеч и наматывая их на свой кулак, заставляя меня откинуть голову назад. Я встретилась с его взглядом, утопая в темноте его глаз, а он проговорил укоризненно.
- Опять не собрала волосы, - я сжалась всем телом, понимая, что совершила что-то не то, но в то же время почувствовала, как мои трусики стали влажными от его вкрадчивого голоса.
- Непокорная, как и всегда. Да?- продолжал он укоризненно.
- Нет, - прошептала в ответ, чувствуя дискомфорт от натянутости волос и желание почувствовать его глубоко внутри себя.
- Плохая девочка, обманщица, - отпуская мои волосы, пророкотал он, меняя тему, - на локти и приподними попу вверх.
Все внутри протестовало против этого, но я сделала, как он того хотел, опускаясь на локти и выгибаясь. Почувствовала, как мужчина приспустил мои трусики вниз по ногам, и ощутила, как румянец окрасил мои щеки от стыда за следы на крошечной шелковой ткани, которые отчетливо сообщали о моем желании большего. Мужчина накрыл мой лобок ладонью и провел ею, смазывая палец, а затем входя ним внутрь меня и тут же выходя.
- Очень плохая, - заметил он, продолжая свои движения.

Да, я именно такая, на задворках сознания пронеслась мысль, пока я двигала попой навстречу его настойчивым пальцам, а в следующее мгновение все изменилось, пальцы исчезли, принося с собой недоумение и неудовлетворение, я услышала шорох и, не успев придать ему значения, почувствовала боль, обрушившуюся на спину. Слезы выступили на глазах, и я пискнула в ответ сбивчиво:
- Неправда, хорошая. Очень хорошая.
- Нет, - ответил он, снова беспрепятственно входя в меня пальцем и делая круговые движения.
- Неправда, - пытаясь скрыть гортанный стон, ответила.

Боль смешалась с желанием тела о разрядке, я пыталась это скрыть, но сама себя предавала. А мужчина, прижимаясь к моей болезненной коже спины, прошептал на ухо:
- Тогда почему вся течешь?


Я проснулась вся в поту, не сразу понимая, что сон, а что реальность, чувствуя влажность трусиков и ощущая настойчивое желание тела, просящего о разрядке. Посмотрела на мирно спящего Бена, повернувшегося ко мне лицом, и скривилась, чувствуя себя неправильно за этот сон. Ведь в нем был не Бен, а другой мужчина, которого я даже не знаю. Я тихо выбралась из кровати, смотря на время и отмечая, что еще слишком рано, чтобы вставать на работу, и поплелась в ванную, где сначала думала смыть с себя чужие прикосновения и странный сон, но все во мне протестовало этому, а набухший клитор просил, чтобы я закончила. И я сдалась, вставая под горячие струи воды и опуская свою руку между ног, закрывая глаза и представляя… поначалу Бена, но его образ надолго не задержался перед глазами, так как его сменил пронзительный взгляд мужчины из сна.
Теперь не мои пальцы во мне, а его член, большой и мощный, теперь не я управляю рукой, а видение управляет мной, я остро кончаю от увиденного, плывя в невесомости, начиная свое падение.

Глава 3

Утром я не могла найти себе место, чувствуя себя ужасно. Я не хотела так поступать и все же делала. Этот мужчина – незнакомец из клуба, действовал на меня даже на расстоянии, я не могла себе это объяснить, не могла понять саму себя, потому боролась со своими чувствами, как могла. Сначала долго смывая с себя воспоминания и свою реакцию на происходящее в ванной, потом тихонько собираясь на работу, чтобы не разбудить раньше времени жениха. Мне было стыдно перед ним и неудобно, ведь я, по сути, ему изменила, и ладно бы, если только во сне, так и наяву продолжила. В душе надеялась, что вечером все уляжется, я забуду сон и мужчину, а Бен просто ничего не поймет.
Выходя из спальни, я еще раз бросила взгляд на мирно сопящего жениха, он даже и не догадывался о моих внутренних стенаниях, спокойно спя, а я… Я чувствовала потребность сбежать на работу, чтобы не видеть его глаза этим утром, но, посмотрев на время, поняла, что еще слишком рано уходить. Поэтому, сделав себе кофе, решила хоть чем-то заняться, быть может, поискать в интернете значение и толкование снов, хоть и понимала, как бесполезна эта затея, но все же, мне нужно было как-то объяснить этот странный сон и мое внутреннее замешательство, но результаты поисков оказались неудачными, ни одно толкование не подходило.
Это либо «Темная ночь» на меня так повлияла, либо мужчина - глаза, которого прочно въелись в память, отпечатавшись в сознании. Он как будто оставил на мне свой слепок и теперь проникал в мою душу, отравляя.
Услышав шаги за спиной, я обернулась и встретилась взглядом с Беном. Он улыбнулся мне и, подойдя ближе, заглянул в монитор, хмыкнув.
- Толкования снов? Думал, ты не веришь в такое.
- Я и не верю, так, стало интересно, - ответила, закрывая крышку ноутбука.

Таким образом, отрезая дальнейшие расспросы на эту тему, но Бен все же спросил то, чего я так боялась.
- Снился плохой сон? Ты ворочалась, - заметил он.
- Нет, - ответила, обмирая.

Если бы он только знал, от чего я ворочалась, но продолжила как можно более ровным голосом, - все нормально, пойду-ка я на работу.
- Не слишком ли рано?
- Нет, Дэвис просил выйти пораньше, - вставая со стула, ответила я.
- Надеюсь, отпустит он тебя так же.
- И я надеюсь, хорошего дня, - пожелала ему, а затем, прикоснувшись к его губам легким, практически невесомым поцелуем, вышла из комнаты, беря по дороге сумочку и выходя из квартиры.
Неправильно так его обманывать, но я хотела сбежать, на меня давила ночь. Мне нужно было придти в себя, ведь Бен мог что-то заметить, понять, что мне снилось.
Как бы я это ему объяснила? Прости, но мне снится незнакомец, и мы с ним делаем ужасные вещи, только это все не я, я на самом деле его не хочу – это все мое больное воображение, так? Глупо. Он бы подумал, что я больная, и в итоге еще бы обиделся на мой бредовый лепет, поэтому уйти на время, что бы привести себя в норму, было выходом. Но вместо того, чтобы собраться, я, наоборот, целый день анализировала, думала. На меня это не было похоже, я никогда не любила такие вещи, а уж тем более боль. Как я могла во сне так реагировать? Как могла этого желать? И что самое ужасное, я еще и продолжила наяву - в ванной, представляя мужчину из сна, его руки, даже его член, вместо того, чтобы вспоминать с ужасом ночь.
В итоге я целый день была несобранна, все время отключалась от происходящего в офисе, витая где-то в облаках, ведь перед глазами то и дело всплывал его взгляд, его черные омуты, затягивающие в свои темные глубины.

Дэвис, заметив мою несобранность, отправил меня к врачу, сказав, что я, наверное, заболела. А я, садясь в машину и направляя ее домой, а не в больницу, как обещала дяде, думала, что он в чем-то и прав, ведь я сходила с ума.

Я думала, что смогу выбросить воспоминания из своей головы, забыть сон и свое предательство, но мне это не удалось ни в этот день, ни потом, ведь незнакомец стал сниться мне постоянно, не через день, не периодически, теперь он снился каждую ночь. Я не могла понять, почему и как такое возможно… но так происходило, а любые попытки совладать со снами - тщетны.
Один мимолетный взгляд, и я не могу выбросить из головы его образ. Не могу, как ни пытаюсь, я не властна над своими снами, своим телом, как будто во мне живет другой человек - иррациональный, распутный, покорный воле незнакомца.
С каждым днем я все дальше отдалялась от Бена, гложимая виной, что не он в моих снах. Я ограждалась от него, выстраивая стену, задерживаясь на работе даже тогда, когда не было необходимости. Дэвис лишь поощрял мою инициативность, а Бен каждый раз злился, но вздыхал, принимая действительность.
О походе в «Темную ночь» мы больше не говорили, закрыв тему раз и навсегда в тот же день. Бен ясно дал понять, что это не его, а я думала, что это не мое, если бы не сны и образ незнакомца, прочно поселившийся где-то на подкорке подсознания. Возможно, я бы даже смогла вычеркнуть это все из своей жизни, но… Я не могла, как ни пыталась. Наверно, бессознательное происходящее во сне и было моим желанием? Я даже отправилась в секс-шоп, чтобы посмотреть на наручники и плетки, думала, что воспылаю какими-то чувствами к этим предметам и попробую опять заговорить на эту тему с Беном, но, увидев их, ничего не произошло, не екнуло и не затрепыхалось сердечко, не повлажнели трусики от желания испытать на себе. Ничего этого не было, и я расстроенная ушла, но ночью все повторилось.

Снова вкрадчивый голос незнакомца, снова его шепот за спиной, и секс… Да. С каждым сном мужчина шел дальше, теперь он не просто говорил - действовал, пронзая меня своим членом. Он был беспощаден и совсем не нежен. Не медленно любил меня, как Бен, а жестко тра*ал. Каждое утро я не знала, куда себя деть, и хоть часть снов куда-то исчезала, что-то оставалось и это… Это вводило в меня в напряжение, смешанное с непониманием, но если бы только это, нет, было еще одно чувство… Оно запускало свои щупальца в мою душу, отравляя и изменяя. Любопытство. Именно оно меня погубило, поставив точку невозврата.
Неделя… Целая неделя непрекращающихся снов с незнакомцем и балансирования между сном и явью. Всего лишь неделя, чтобы стать не той, что прежде.
Я желала… Да, именно желала мужчину из снов, и в то же время гнобила себя за эти желания, ведь я не знала его, но вспомнила… Я вспомнила, где могла его видеть. Поначалу во снах не осознавала, что это был именно он, но, долго думая над тем, что происходило, нашла ответ. Он - тот незнакомцем, который привлек меня настолько, что мир исчез. Тогда я забыла о Бене, о «Темной ночи», обо всем, в тот миг был только он. Разве такое бывает, думала я? Чтобы одна единственная встреча, взгляд, и уже нет возможности избавиться от мыслей о нем, даже ночью он находит? Мистика, не иначе, или же это и есть химия? Мне казалось, ее придумали, что есть лишь «нравится» или «не нравится», но, видимо, я ошиблась. Ведь чем больше проходило времени, тем больше мне хотелось увидеть мужчину вновь, узнать, кто он, почему он так въелся в мои мысли. Каждое утро я задавала себе миллионы вопросов, себе и мужчине, но во сне я была вещью, не было мыслей, не было и чувства неправильности, лишь он и его руки. Я ловила себя на мысли, что мне хотелось бы знать, такой ли он на самом деле? А если не такой, то какой?
О походе в «Тёмную ночь» снова и речи быть не могло, слишком странное то место, и хоть мужчина не покидал моих мыслей, для меня это было слишком. Да, во сне я изнывала по прикосновениям и наслаждалась болью, но в жизни я не могла этого признать. Во мне просто этого не было. Ни интернет, ни порно, ни секс-шопы не меняли мое мировоззрение. Я все так же не понимала этих людей, верная своим принципам, как и не понимала Бекку, восхищенную «оттенками».

Кстати, она после того разговора мне так больше и не звонила, а я, зная, что она обиделась, пыталась позвонить сама, но подруга сбрасывала звонок. Я не знала, как исправить ситуацию и загладить свою вину перед ней, ведь я действительно считала, что боль это боль. А сон я списывала на помешательство, не более, порой считая, что это происходит не со мной. И хоть я желала незнакомца, не покидающего мой разум, я, как могла, отметала эти желания, перед сном прижимаясь к Бену, надеясь, что его тепло развеет мои навязчивые сны, но все повторялось - замкнутый круг, по которому я ходила изо дня в день.
Сегодняшний день был таким же, что и всегда, если бы не странные взгляды Бена утром, которым не было ответа, а потом еще и сообщение от незнакомого отправителя.
Зачем я вообще еду? Почему соглашаюсь на чью-то игру? Почему не могу остановиться и все же делаю? Зря. Я ведь все равно не найду ответов, но я нашла… Это был он. Моя боль, мой сон.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.