Капкан

Амелия Брикс

Просмотров: 1429
4.3/5 оценка (4 голосов)
Загружена 28.09.17
Капкан

Купить книгу

Формат: PDF, TXT, EPUB, FB2
Избранное Удалить
В избранное!

Кто решает, когда нам рождаться, а когда умирать? Бог? Человек? Что если он идет наперекор Создателю и сам определяет свой срок на Земле? Или все же Господь оставляет за собой это право? Я неоднократно задавала себе эти вопросы.
Доверившись однажды не тому человеку, я совершила непоправимую ошибку.
Понимала ли, что он не для меня? – Да!
Любила и верила ему? – Да!
Предполагала ли тогда, что эти отношения перевернут всю мою жизнь? – Нет!
Догадывалась ли я, что человек, клявшийся мне в любви, так жестоко предаст? – Нет!
Смогу ли продолжать жить и снова доверять людям? – Не знаю.
Я убегала от прошлого, хотя знала, что тайное рано или поздно становится явным. И мне пришлось столкнуться лицом к лицу со своими страхами.

Капкан

Амелия Брикс

Редактор: Марина Перена

Потускневших слов мрак ...

И один лишь друг ‒ враг

И один лишь враг ‒ смерть

А ведь нужно жить ... НЕТ

Отгоревших чувств пепел ...

Даже черный свет ‒ светел,

Даже счастья свет ‒ грустен

И хотелось бы жить, но ... ПУСТО

От болевших ран шрамы...

И сейчас не помогут храмы,

И сейчас лишь вторые роли.

Нужно как то жить ... БОЛЬНО!

Бесполезной игры сюжеты,

Всем известные ‒ тайны, секреты.

И до Бога уже так близко ...

Говорят ‒ нужно жить ... НИЗКО!

Риторические вопросы.

И лишь смотрит черт косо,

И лишь дьявол давит улыбку.

Докажи мне, что жизнь не ошибка!

Неизвестный автор.

Посвящается всем женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

Всегда помните, что безвыходных ситуаций не бывает.

Надо обязательно жить, как бы не было трудно вам,

каким бы тяжелым испытаниям не подвергала вас жизнь.

Боритесь, не отчаивайтесь - и вы обязательно обретете свое маленькое счастье.

Аннотация

Кто решает, когда нам рождаться, а когда умирать? Бог? Человек? Что если он идет наперекор Создателю и сам определяет свой срок на Земле? Или все же Господь оставляет за собой это право? Я неоднократно задавала себе эти вопросы.

Доверившись однажды не тому человеку, я совершила непоправимую ошибку.

Понимала ли, что он не для меня? – Да!

Любила и верила ему? – Да!

Предполагала ли тогда, что эти отношения перевернут всю мою жизнь? – Нет!

Догадывалась ли я, что человек, клявшийся мне в любви, так жестоко предаст? – Нет!

Смогу ли продолжать жить и снова доверять людям? – Не знаю.

Я убегала от прошлого, хотя знала, что тайное рано или поздно становится явным. И мне пришлось столкнуться лицом к лицу со своими страхами.

«Не цепляйтесь за прошлое,

Не живите обидами.

Все, что небом Вам послано,

принимайте как должное.

Все, что сделано - к лучшему,

как бы ни было сложно Вам».

Пролог

Небольшая горсть таблеток - и кошмар закончится. Я смогу это сделать. Так будет лучше для всех. Через пару месяцев все забудут о том, что в небольшом сибирском городке девятнадцатилетняя девушка покончила с собой. Забудут все: друзья, сокурсники, родственники, знакомые, но только не мама. Слеза скатывается по щеке.

- Прости меня, мама, - шепчу я, будто она может меня услышать.

Сжимаю кулак. Чувствую, как таблетки прилипают к потной ладони. Выдыхаю и, больше не раздумывая, закидываю их в рот. Опустошаю стакан воды и ложусь на кровать. Я ничего не чувствую.

Прошло слишком мало времени, но я подскакиваю с кровати и высыпаю на ладонь еще горсть таблеток. Эта порция с трудом помещается во рту. Небольшое усилие. Проглатываю. Выпиваю еще стакан воды. Этого будет достаточно, чтобы меня не спасли. Возвращаюсь на кровать. Спустя пару минут - или часов - меня начинает тошнить. Если меня вырвет, то я могу остаться в живых. Я должна вытерпеть. Ложусь в позе эмбриона. Немного легче, но это длится недолго. Рвотный рефлекс. Прикрываю рот ладонью.

Темнота…

Часть 1

Глава 1
Год спустя
Смотрю на себя в зеркало: потухший взгляд, бледное и осунувшиеся лицо. Кто я теперь? Почему осталась жива? Почему Бог дал мне второй шанс? А жизнь ли это? Или это новые испытания за мои грехи? Провожу пальцем по ссадине на щеке. Щиплет. Побои отца я давно расцениваю, как замаливание своих грехов, поэтому не держу на него зла. Если это мое наказание за содеянное, то я смогу вытерпеть физическую боль. Я его заслужила. Рассматриваю синяки на своем теле. В этот раз их намного больше. Приподнимаю футболку и дотрагиваюсь до ребер. Острая боль пронзает все тело. Перелом? Закрываю глаза и думаю, сколько это будет длиться. Я не должна жаловаться на судьбу! Это моя карма! Распахиваю глаза. Я должна с этим смириться.
Провожу ладонью по своим коротко стриженым волосам. Когда-то они были длинные и роскошные, но после того, как отец неоднократно намотав их на руку, избил меня, я подстриглась. Ничего не осталось от той жизнерадостной девушки. Да, я изменилась и не только внешне, весь мой внутренний мир перевернулся с ног на голову и кувырком покатился вниз. Меня унизили, растоптали, предали. Я сломалась. Я - пустышка. Я - оболочка. Я - никто.
- Доченька, - в комнату тихонько заходит мама, - прости меня,- ее глаза наполняются слезами. Всхлипывает, прикрывая рот рукой. - Прости, моя маленькая девочка, - берет мою руку и гладит.
- Мам, за что?
- Я позволяю ему это делать с тобой, - смахивает слезы.
- Я в порядке, - накрываю ее ладонь, - правда, - пытаюсь улыбнуться, - я это заслужила.
Мама тяжело вздыхает и садится на кровать. Поначалу она вставала на мою защиту, и за это ей доставалось от отца. Я взяла с нее слово, что она не будет больше заступаться за меня. Только я сама во всем виновата. Она не должна расплачиваться за мои ошибки.
- Маша, ты должна уехать отсюда. Я не могу смотреть, как отец избивает тебя, и не могу наблюдать, как ты таешь на глазах.
- Мам...
Вытирает слезы подолом платья.
- Я позвонила Тане. Она ждет тебя. Пожалуйста, поезжай к ней. Так будет лучше для нас всех и я буду спокойна. Да и Тане нужна помощь с Линой.
Заодно поможешь ей по хозяйству. А там глядишь, и твоя жизнь наладится.
Мне становится тяжело дышать. Целый год я была под домашним арестом. Я не знаю, как вернуться в общество. Не знаю, как смотреть людям в глаза.
- Я не могу, - сажусь на кровать рядом с мамой. Она берет мои руки в свои.
- Ты должна это сделать, - произносит ласковым голосом, - ради меня, - поднимается на ноги и идет к окну. - Все эти скандалы с побоями к добру не приведут.
- Я не могу, - качаю головой.
- Сможешь. Ты у меня сильная. У тебя обязательно все получится, я верю в это. Надо учиться на своих ошибках и жить дальше. Мы все ошибаемся, но каждый имеет право на второй шанс.
Ей, как и любой матери, хочется счастья для своего ребенка. Я не могу винить ее за это.
Проблема заключается в другом. Я не достойна второго шанса. Я не даю себе второго шанса.
- Мам...
- Я прошу тебя, Маша, - поворачивает голову в мою сторону, - сделай это.
- Я… боюсь, - признаюсь в своем страхе и опускаю голову.
- Не стоит бояться. Ты молодая. У тебя вся жизнь впереди.
- Мам, зачем эти пустые надежды?
- Попробуй начать сначала, - подходит ко мне и садится рядом, - мне больно смотреть на тебя. От моей девочки не осталось ничего. Лишь тень. Возможно, переезд в город изменит твою жизнь.
Смотрю на нее и вижу в ее глазах надежду. Как же маме объяснить, что моя жизнь разделилась на до и после того случая? Порываюсь это пояснить, как входная дверь с грохотом открывается. Сердце бешено стучит. Я уже знаю, что будет дальше. Переглядываемся с мамой. Ее лицо застывает в гримасе боли и страха.
- Где эта тварь? – кричит отец.
Дрожь пробегает по телу и сковывает меня. Руки моментально леденеют. В комнату влетает отец с искаженным от гнева лицом.
- Сука! - пару шагов, и он стоит передо мной. - Сколько еще мне краснеть перед людьми? - с размаху отвешивает мне пощечину. Пронзающая боль. Щека горит. Прикусываю губу, чтобы не расплакаться. Красные глаза то ли от спиртного, то ли от гнева сверлят меня. Сглатываю.
- Сколько? Я тебя спрашиваю! - еще одна пощечина.
- Андрей! Прекрати! - сквозь рыдания умоляет мама.
- Заткнись! - поворачивается к маме. - Ты вырастила эту шлюху! - от удара мама падает на кровать. Комнату заполняют ее рыдания.
- Нет! - кричу я и хватаю отца за руку.
- Я тебе сейчас устрою, тварь!
За считанные секунды он вытаскивает ремень из брюк. Первый удар приходится по правой руке. Жгучая боль волной расползается по телу. Падаю на кровать и утыкаюсь лицом в подушку. Хаотичные удары по спине, рукам и ногам.
- Андрюша! Хватит! Это же наша дочь! - слышу крики мамы.
- Она мне больше не дочь.
Стискиваю зубы, чтобы как-то унять боль от ударов, и не разрыдаться.
- Андрюша, умоляю тебя. На ней уже живого места нет. Посмотри, что ты с ней делаешь!
- Лучше бы она сдохла в тот день, чем терпеть этот позор!
Удар бляшкой ремня по позвоночнику заставляет вскрикнуть.
- Хватит! Маша уедет. Доволен? - кричит мама.
Удары прекращаются.
- Завтра же пусть убирается отсюда.

Глава 2
Выхожу на перрон и нервно оглядываюсь по сторонам в поисках своей тети. Если она не встретит меня, то я пропала. Понятия не имею, куда дальше идти. Люди возмущаются и толкают меня, чтобы пройти. А я стою, боясь сделать шаг.
- Маша! – вздрагиваю от знакомого голоса. - Что ты с собой сделала? Я с трудом тебя узнала, - тетя Таня кладет руки на мои плечи. А я смотрю на ее безукоризненный макияж и прическу. Мне становится неловко даже стоять рядом с ней в старых джинсах и помятой футболке.
- Здравствуйте... тетя Таня, - не смело приветствую ее.
- Таня, без всяких тёть, - уточняет она.
- Хорошо.
-Идем, - бросает взгляд на мою дорожную сумку, - тяжелая?
- Нет.
- Тогда давай свою сумочку.
Протягиваю ей черную сумку, которая уже как года два вышла из моды. Оценивающий взгляд тети не остается для меня незамеченным.
- Как хорошо, что я уехала из этой глухомани, - бормочет Таня, направляясь к машине.
Мы подходим к Audi. Из нее выходит молодой человек лет тридцати, а может и меньше. Он слишком серьезен. Ему бы телохранителем работать. Водитель помогает закинуть мою сумку в багажник, и мы отъезжаем. Неужели у моей тети есть личный автомобиль, да еще с и водителем? Сквозь опущенное стекло майский ветерок пробирается в салон, раздувая мои волосы.
- Как мама? – спрашивает Таня.
- Хорошо.
-Надо было и ей с тобой приехать. Пять лет не виделись.
Я говорю ей, что мама не могла оставить дом и хозяйство. Это правда. Но истинная причина в том, что мы кое-как наскребли деньги мне на билет и мелкие расходы. Я все еще сомневаюсь, что идея уехать из дома была хорошей. Такое ощущение, что я выползла из кокона, после долгой спячки. Только вот бабочкой мне уже не стать никогда.
Я уже скучаю по маме. Практически весь путь до города меня одолевала тоска. Такая, что внутри все сжималось при одной мысли о маме. Как она там с ним? Не будет ли он срывать свое зло на ней? И сейчас, чтобы хоть как-то отвлечься, я спрашиваю у тети, как долго ехать до ее дома.
- Пятнадцать минут, - отвечает она.
Мы останавливаемся возле многоэтажного дома.
- Сережа, завтра как обычно в семь, - говорит Таня своему водителю.
- Понял, завтра в семь, Татьяна Александровна, - улыбается.
Интересно, на каком этаже живет тетя? Берем мой скромный багаж и заходим в чистый подъезд. Как оказалось, теперь я буду жить на пятом этаже. Таня открывает массивную стальную дверь черного цвета и пропускает меня вперед. Тут же из комнаты выходит женщина лет пятидесяти.
- Спит? - тихо спрашивает ее Таня.
- Полчаса как заснула.
Я понимаю, что они говорят о моей двоюродной сестренке Лине. Посмотрим, как у меня будут складываться отношения с ее дочерью. Я стараюсь об этом не думать. Так проще.
- Спасибо, что посидели с дочкой, Тамара Николаевна.
- Не стоит благодарности. Вы же знаете, как я привыкла к Линочке за эти три года.
- Ну, вы же будете к нам приходить два раза в неделю. Поэтому не будем прощаться.
- Да, конечно, всего хорошего. Я приду в среду.
- До свидания, - говорю я.
Женщина бросает на меня оценивающий взгляд и выходит из квартиры.
- Голодна? - шепотом спрашивает Таня.
- Нет.
- Тогда идем, я покажу твою комнату, а потом ты быстро в душ и спать. Потому что завтра подъем в шесть.
Послушно киваю.
Комната, в которую я захожу, кардинально отличается от той, что была у меня в нашем доме. Это словно противопоставление двух эпох: советский период с его однотипной и долговечной мебелью и современностью, в данном случае в стиле модерн. Сочетание желтого и фиолетового цветов в разных оттенках, начиная от стен и заканчивая подушками, придают комнате свежесть.
- Я вижу, тебе нравится? - говорит Таня.
- Очень.
Мне действительно нравится все в этой комнате: декоративные подушки; двуспальная кровать; длинная тумба напротив кровати и небольшая у окна; торшер; маленькое белое кресло и шкаф с зеркальными дверями. Взгляд падает на стену над кроватью.
«Life is good», - читаю я.
В любой другой момент я бы поспорила, но только не сейчас, когда нахожусь в этой красивой комнате, наполненной запахом морского бриза. В эту секунду мне действительно хочется верить, что жизнь хороша, пусть даже и на мгновение.
- Ты звонила Свете? - спрашивает тетя.
- Нет.
- Почему?
Отвожу взгляд от потолка, на котором висят три люстры геометрической формы.
- У меня нет телефона.
- Держи, завтра поищу свой старый. Ты всегда должна быть на связи, чтобы я была спокойна за Лину. Беру в руки айфон и набираю номер мамы. Мой телефон забрал отец, как только я вернулась домой. Год я ни с кем не общалась по сотовой связи. Даже как-то непривычно слышать длинные гудки.
- Алло, - от тихого голоса мамы щемит в груди.
- Мама, это я.
- Маша, слава Богу, ты доехала. Все хорошо?
- Да, не переживай. У тебя все в порядке?
- Обо мне не думай. Береги себя и знай, что все мы имеем право на счастье.
- Мам…
- Я люблю тебя, доченька.
- И я тебя, мама, - и снова эта тоска, подкрадывающиеся близко к сердцу.
- Тане привет. Отдыхай после дороги. Я позвоню на днях.
- Пока, мам, целую, - короткие гудки разрывают мне душу.
Таня показывает мне ванную комнату и уходит спать. Встаю под душ и прикладываю руку к небольшому шраму внизу живота. Слезы стекают по щекам и тут же смываются струями горячей водой. Мне стыдно, больно, обидно. И, самое главное, я плачу оттого, что во мне зародилось маленькое зернышко надежды на счастья. Но имею ли я право на это, после всего что натворила?

Глава 3
Липкая паутина стягивает мое тело. Я пытаюсь вырваться . Но она еще сильнее сжимает меня своими цепкими путами. Мне тяжело дышать. Хватаю ртом воздух. Пытаюсь закричать, позвать на помощь, но вместо слов из меня вырываются мучительные стоны. Собравшись с силами, предпринимаю последнюю попытку освободиться. Дергаю вязкую сеть, паутина разрывается – и я падаю в бездну с истошным криком.
От яркого света зажмуриваю глаза.
-Что случилось? Ты так кричала! - тетя подходит к моей кровати.
- Кошмар приснился, - один и тот же сон на протяжении долгого времени.
- И часто тебя мучают кошмары? -Таня хмурит брови.
Не проснувшись до конца, я молча выбираюсь из кровати. Ни с кем, кроме мамы и психолога, я свои сны не обсуждала. Знаю, что Тане известна моя история, но что конкретно она об этом думает - я не знаю. Достою сухую футболку из шкафа.
- Я задала тебе вопрос, - ее голос звучит требовательно.
- Год, - тихо отвечаю, переодеваясь. Мокрую от пота пижаму кидаю на пол.
Таня садится на кровать, скрестив руки. Я продолжаю стоять напротив нее с виноватым видом.
- Ты могла напугать Лину, - говорит с укором.
Что ей ответить? Я не контролирую свои сны. Я не могу приказать себе видеть хорошие сны, вместо кошмаров. Мне и самой хотелось бы видеть светлые и добрые сны, что и в детстве, где нет тех ужасов сковывающих меня своими удушающими щупальцами.
- Что ты сотворила со своей жизнью! - качает головой. Поднимаю голову и смотрю ей прямо в глаза, в них читается не скрываемое осуждение. Помимо отца, вот так открыто, мне никто не показывал своего осуждения. Но отец - это одно, а тетя совсем другое дело. Она олицетворяет общественное мнение. Больно. Хотя знаю, что Таня права, но все равно больно. А самое страшное, что ничего уже не исправить.
- Это отец тебя так? - кивает на синяки, не прикрытые одеждой. Не отвечаю.
Мое молчание она расценивает как «да».
- Ложись, скоро вставать, - с тяжелым вздохом Таня выходит из комнаты, плотно закрыв дверь.
Возвращаюсь в кровать. Не знаю, усну ли я теперь. Обычно я ворочаюсь. Поэтому давно привыкла после кошмарного сна читать до утра. Но у меня нет с собой книг. В течение года мама приносила мне книги из сельской библиотеки. За всю свою жизнь я столько не читала, как за этот год. Именно книги помогали мне справиться с депрессией. Они заполняли ту пустоту, которая появилась после самого ужасного дня в моей жизни. Каждый раз, начиная новый роман, рассказ или повесть, я проживала новую жизнь. Плакала, смеялась, радовалась, злилась, ревновала и ненавидела вместе с героями. То время, когда я отдавалась чтению, было лучшим в моих серых буднях на протяжении всего года, потому что я абстрагировалась от реальности и не чувствовала себя изгоем. Буквы, собранные в слова, а затем в предложения, зализывали ссадины, которые оставлял отец после побоев. Теперь у меня новая жизнь. Тут меня никто и пальцем не тронет. Я должна радоваться. Но всякий раз, когда отец избивал меня, я принимала это как очищение своего греха. А как сейчас мне расплачиваться перед Богом? Или меня ждут впереди новые испытания?
Видимо, я все-таки уснула. Потому что «пора вставать», сказанное тетей, слышится издалека.
Открываю глаза, и по телу пробегает холодок. Маленькая девочка с голубыми глазами внимательно смотрит на меня, прижимая к груди плюшевого мишку. Ее взгляд такой пронзительный, что, кажется, будто она читает твои мысли и видит тебя насквозь.
- Пивет, - улыбается мне.
- Привет, Лина, - хриплым ото сна голосом говорю я.
- Поднимайся, Маша. Мне нужно тебя проинструктировать, - Таня выходит из комнаты.
- Тео, - сестренка вытягивает вперед свою игрушку.
Мое напряжение постепенно спадает.
- Твой друг? - она радостно кивает.
Насколько я помню, ей примерно три года, и вряд ли она хорошо разговаривает.
- Маша! - доносится громкий голос Тани.
- Извини, малыш, твоя мама уже злится.
- Ты получишь по попе, - а девочка смышленая и разговаривает неплохо.
Ее слова вызывают у меня смех. Знала бы она, сколько моя попа вынесла ударов. Хотя я сомневаюсь, что маленькому ребёнку действительно нужно это знать.
Пятнадцать минут Таня рассказывает о моем распорядке дня на ближайший… год? Два? Сколько мне предстоит здесь жить? Вздыхаю и иду провожать ее до двери.
- На столешнице я оставила тебе телефон. Позже Сережа привезет сим-карту. Элина, слушайся свою сестру, - целует дочь в щеку.
Девочка послушно кивает, все так же держа в руках свою игрушку.
- Буду поздно, - помахав нам рукой, тетя скрывается за дверью.
Лина разворачивается и твердой походкой идет в гостиную. Я следом. Если что-то случится с этим ребенком, мне голову оторвут.
Она берет пульт и, удобно расположившись на диване, включает телевизор.
- Сначала завтрак, - напоминаю ей.
Полностью игнорируя меня, она продолжает листать программы ТВ.
- Ты слышишь меня? - строго говорю ей, а сама осматриваю комнату. Замечаю книжный шкаф, и мое внимание теперь приковано только к нему. Подхожу ближе и пробегаюсь подушечками пальцев по ряду книг. Они все такие красивые и новые. Мои глаза блуждают по полкам в полном восхищении. И их так много. Я чувствую радость, от предвкушения крохотной порции счастья в моей новой жизни.
- Мои книги, - приятный момент разрушен.
Оборачиваюсь. Лина стоит с серьезным видом, уперев руки в бока.
- Конечно, - говорю я и иду на кухню.
На столешнице замечаю лист бумаги и телефон. Сначала рассматриваю мобильный. Я бы вряд ли смогла позволить себе такой дорогой. Возвращаю на прежнее место и беру в руки лист бумаги. Пробегаюсь глазами по списку. Боже! Она расписала весь день по минутам. Это нормально? У каждого свои тараканы. Хотя, если подумать, она оставила ребенка с незнакомым человеком и, соответственно, волнуется. Ладно, что там у нас первое? Завтрак.
Когда овсяная каша готова, я зову Лину. Бесполезно. Иду за ней. Она все также сидит на диване и смеется. Звонкий, искренний детский смех вызывает противоречивые чувства во мне. Я любуюсь девочкой со стороны, и меня постепенно накрывает грусть. Я знала, что так будет. Но упрямо подавляла в себе это чувство. Надо было остаться дома! Иду в комнату и начинаю заправлять постель.
Из-за того, что я нервничаю, у меня все выходит криво. Бросаю одеяло и сажусь на кровать, схватившись руками за голову. И почему мама решила, что здесь мне будет лучше? Наоборот, я буду еще больше корить себя.
- Я хочу кушать, - тоненький голосок вырывает меня из раздумий.
Поднимаю голову и смотрю на белокурую девочку с растрепанными волосами.
- Сейчас, - устало вздыхаю.
Мы завтракаем, не разговаривая друг с другом. Изредка посматриваю на Лину, контролируя, чтобы она все доела. Глазами пробегаюсь по современной кухне и задумываюсь о том, как кардинально отличается жизнь моей мамы и ее сестры. Дочери, рожденные от одних родителей с разницей восемь лет и выросшие в одном доме, живут в абсолютно разных условиях. Конечно, одна семья - это не показатель того, что судьбы девочек будут похожи. Но чтобы настолько!
Мама так и не выбралась из нашего поселка. Родилась и выросла там. После школы устроилась продавцом в местный магазин, где и работает до сих пор.
Вскоре познакомилась с моим отцом, который в то время был первым красавцем. Это сейчас он любит выпить и не следит за собой. А в то время все девчонки мечтали выйти замуж за темноволосого, статного машиниста, который появился в их селе. Внешне я похожа на отца. Те же волосы и карие глаза, высокий рост и пухлые губы. У нас даже ресницы одинаковые: длинные и
густые. Когда-то папа гордился тем, что я переняла его черты. А теперь…
Тетя, в отличие от своей сестры, сразу после школы уехала в город. Поступила в университет на экономиста. По словам мамы, Таня всего добилась свои трудом. Такого будущего и для меня желали родители, но, к сожалению, все пошло не так, я не оправдала их надежд. В университет я поступила сама. Только проучилась там всего год. Конечно, я могу вернуться и восстановиться после академического отпуска. Но я не горю желанием учиться там, где обо мне ходит такая «слава».

Глава 4
Наконец-то, Лина садится в песочницу и играет с какой-то девочкой. Можно немного отдохнуть. Я устала за ней бегать по всей детской площадке. Рёбра болят до сих пор от побоев отца. Спасаюсь таблетками. Утром я забыла выпить обезболивающее, и теперь каждое движение даётся с трудом. Первым делом, как вернусь домой, нужно будет купировать боль лекарством. Постараться бы еще не забыть о таблетках, назначенных врачом после выписки. Детский плач, и я вскакиваю на ноги. По всему телу разносится резкая боль, невольно вскрикиваю. Девочка, с которой играла Лина, держится за голову и плачет. Чёрт! Что натворила моя сестренка?
- Собирай игрушки, мы возвращаемся домой, - говорю ей.
- Нет! - топает ножкой.
В кого она такая упрямая?!
- Отдай мою игрушку, - обращается к ней девочка.
- Адель, пусть она поиграет, - мама поправляет дочери резиночки на волосах. Множество хвостиков украшают её маленькую голову.
- Извините, не представляю, что на неё нашло, - я вообще не знаю, как ведёт себя этот ребенок.
- Всё в порядке. Это же дети, - с улыбкой, отвечает мамочка. Она красивая, со светлыми волосами и бледной кожей, напоминает ангела.
- Лина, верни чужую вещь, - разумеется, мои слова на неё никак не действуют. Девочка продолжает плакать, Лина - играть, я - злиться, и только мама Адель спокойна. Она всячески пытается отвлечь дочь.
В итоге девочка забывается, и с детским задором увлекается катанием на горке. После того, как у маленькой хозяйки пропадает интерес к игрушке, о ней тут же забывает и Лина.
Ещё раз извинившись, и вернув игрушку, мы идём обратно домой. Возле подъезда встречаем Сергея.
- Здравствуйте, - он так со всеми разговаривает или только со мной из-за тёти?
- Привет.
- Селёза, ты привёз мне киндер? - Лина подбегает к нему. У неё с ним, определённо складываются отношения лучше, чем со мной.
- Держи, - вытаскивает из кармана сюрприз, - только маме не говори, а то она меня уволит.
Лина послушно кивает. Эта сцена так умиляет меня, что и я не могу не улыбнуться.
- Вы здорово ладите, - замечаю я.
- Ты тоже ее полюбишь. Это же Лина, - вот мы и перешли на «ты».
Серёжа вынимает из машины пакеты с продуктами и мы заходим в подъезд.
На мою просьбу вымыть руки, Лина демонстративно отмалчивается. Этот бесёнок невыносим! На мое счастье, Сергей без проблем договаривается с ней. Затем, он помогает мне разложить продукты и отдаёт сим-карту.
- Ты давно работаешь у моей тёти? - спрашиваю его, разогревая обед в микроволновке.
- Больше года, - протягивает телефон, - всё готово. Можешь звонить.
- Да, мне особо-то и не с кем разговаривать, - пожимаю плечами.
- А как же друзья? - удивленно смотрит на меня.
Друзья! К сожалению, понятие дружба оставило для меня горький осадок. Больше года назад, у меня были подруги и даже молодой человек. Но они все дружно открестились от меня. А теперь делают вид, что никогда меня не знали. С кем такое происходило - прекрасно поймут мои чувства. Это равносильно тому, если бы тебя публично закидали камнями на площади как прокаженную. Только вместо камней - их слова, пропитанные ненавистью молчания.
- Маша? – Серёжа пытается вернуть меня к нашему диалогу.
- У меня нет друзей, - бросаю я.
- Один точно есть, - улыбается, - я записал свой номер. Пиши, звони, если станет скучно, - подмигивает.
Мне хочется сказать ему, что это поспешный вывод. Как только он узнает всю правду, то так же, как и все, отвернётся от меня. Впрочем, я должна его предупредить.
- Ты совсем меня не знаешь.
- Всему свое время.
Его телефон звонит. По разговору понимаю, что это тётя.
- Пора на службу, - обреченно вздыхает он, закончив разговор.
- Я думала, ты пообедаешь с нами.
- Спасибо, но не сегодня. Надо срочно отвезти Татьяну Александровну в банк.
Провожаю его до двери, и попрощавшись, возвращаюсь на кухню. Мне необходимо накормить Лину, хотя она уже перебила себе аппетит сладким. Накрываю на стол и иду в гостиную за сестрёнкой. Она лежит на полу лицом вниз. Меня моментально охватывает страх, но, подойдя ближе, понимаю, что она уснула. Аккуратно беру её на руки и несу в комнату. Уложив девочку, оглядываюсь по сторонам. В детстве я мечтала о такой комнате. Это настоящий дворец для принцессы: кровать с балдахином, белая мебель с золотой окантовкой, шкаф с игрушками, столик с зеркалом, письменный стол и прочие вещи, так необходимые девочке.
Перевожу взгляд на малышку, она мирно посапывает. Интересно, каким человеком она вырастит? Какая судьба её ждёт? Какие люди встретятся ей в жизни? Надеюсь, ей повезет больше, чем мне. Мысленно пожелав ей удачи, тихонько выхожу из комнаты.
Второпях обедаю в полном одиночестве и принимаюсь за готовку ужина. Я уже давно отстаю от графика, написанного тётей, а у меня ещё куча дел. Много времени уходит на то, чтобы разобраться с её навороченной техникой, но я справляюсь. К сожалению, приготовить ужин к моменту, когда просыпается Лина, я не успеваю. Да, что же это за день такой?
Оставшуюся часть дня, девочка капризничает, не слушается меня и вообще ведёт себя отвратительно. Мне сложно справиться с этим разбалованным ребёнком. Не представляю, как мы будем с ней жить под одной крышей. Она начинает меня раздражать. А это только первый наш совместный день. На эмоциях набираю номер мамы и высказываю ей всё, что думаю о ее идее. Она, естественно, меня успокаивает и говорит, что со временем, мы привыкнем друг к другу, но я не верю ни единому её слову.
- Мне кажется, ты себя накручиваешь, - говорит мама успокаивающе.
- Нет, ты просто не видела этого маленького монстра. Она ни во что меня не ставит, - жалуюсь я.
- Ты должна завоевать её авторитет, - я закатываю глаза на мамины нравоучения. Знала бы она какой это капризный и разбалованный ребенок. К тому же у меня нет вообще никакого опыта в обращении с детьми.
- Всё будет хорошо, доченька. У меня покупатели. Не могу говорить. Целую тебя.
- Пока, мам, целую, - кладу телефон и замечаю в дверях Лину.
Показывает мне язык и корчит рожицы,а потом убегает. Старательно подавляю в себе злость и шумно выдыхаю. Единственное, за что я могу благодарить эту девочку - это то, что она не оставляет мне времени для самобичевания. А в остальном... невольно у меня вырывается рык.
Перед приходом тёти навожу в квартире порядок. Её дочурка на славу постаралась, раскидав во всех комнатах свои игрушки. Даже умудрилась залезть в мою дорожную сумку.
Набираю в ванну тёплую воду и зову ее купаться. Последнее испытание на сегодняшний день. На удивление, она сразу соглашается. А когда сестрёнка начинает раскидывать во все стороны мыльную пену – я понимаю, откуда взялся этот энтузиазм. Видимо, усталость, накопленная за день, а может, непосредственная детская радость так заворожила меня, что я разрешаю ей это баловство. Прислоняюсь к стене и просто наблюдаю за ней. Набирает в маленькие ладошки пену и дует, а затем снова этот смех: звонкий, задорный и искренний.
- Что здесь происходит? - строгий голос тёти разрушает волшебный момент.
Я вздрагиваю от неожиданности. Лина садится и исподлобья смотрит на свою мать.
- Безобразие! – возмущается Таня.
Перевожу взгляд от матери к дочке. Впервые вижу свою тетю такой злой. Не вижу причин для этого.
- Лина купается, - спокойно говорю ей.
- Я вижу, как она купается. Неужели нельзя нормально помыть ребёнка, - ворчит Таня и недовольная выходит из ванной.
Несколько секунд мы смотрим с сестрёнкой друг на друга. От её радости не осталось и следа. Мне даже становится обидно за неё, но я всего лишь гостья, поэтому не могу говорить, что хорошо, а что плохо для ребёнка.
- Давай мыться, - беру мочалку и выдавливаю на неё детский гель.
Я успеваю только намылить Лине руки. Возвращается тётя и отбирает у меня губку.
- Я сама, - начинает мыть дочь, - иди накрой на стол.
Послушно иду на кухню и готовлю ужин.
Спустя примерно час, тётя присоединяется ко мне на кухне. За это время она успела искупать и уложить Лину спать.
- Впредь, чтобы такого не повторялось, - сходу отчитывает меня.
Минут двадцать я выслушиваю её нравоучения о воспитании детей, о том, что их нужно держать в строгости, и необходимо следовать чёткому распорядку дня.
- Запомни! Дети - это не игрушки, с которыми можно поиграть и выбросить. Хотя, кому я это говорю, - напоследок говорит родственница, окидывая меня пренебрежительным взглядом, и выходит из кухни.
Закрываю глаза и сжимаю кулаки. Я знала, что в мой адрес будет сказано нечто подобное. Знала! Стараясь успокоиться, медленно дышу через нос. Даже не знаю, что хуже: язвительные слова маминой сестры или побои отца. Иногда, слова калечат человека сильнее, чем удары. Если ссадины со временем заживают, то слова навсегда остаются в памяти и разъедают тебя изнутри.
***
Я лечу в огромную пропасть. Мне очень страшно.
- Боже, помоги мне. Прошу тебя, не оставляй меня, - бормочу я и просыпаюсь.
На щеках слёзы. В горле пересохло. Сегодня кошмар не сопровождался криками.
- Спасибо, - говорю я в пустоту.
Мне требуется время, чтобы отойти от сна. Переодеваюсь и снова ложусь в кровать. Так темно и… одиноко. Многие мечтают о новых нарядах, телефонах, драгоценностях, машинах. А я лишь хочу нормально выспаться без кошмаров, без тревог, без криков сдавливающих мои легкие. Теперь это неслыханная роскошь для меня. Те безмятежные, красочные и всегда приятные сны в далеком прошлом. Переворачиваюсь на бок и заставляю себя думать о хорошем. Первое, что приходит на ум - это воспоминания о бабушке и дедушке. В детстве я часто оставалась у них на выходные. К моему приходу, бабушка жарила блины и готовила вареники с творогом. Но что я больше всего любила, так это маленькие подарочки, которые они всегда припрятывали для меня в верхнем ящичке старинного комода. Не важно, что именно это было: шоколадка, кукла, заколка, раскраска, платье - я всему была рада. То с какой теплотой и добротой они относились ко мне, я никогда не забуду. Когда мы ложились спать, бабушка всегда нежно и ласково гладила меня по спине. Еще одна моя странная прихоть. Ничего не могу с собой поделать. Мама говорит, что эта привычка передалось мне от нее. После смерти бабушки и дедушки этого удовольствия я лишилась. Но год назад, каждый раз, после побоев отца, мама у краткой укладывая меня спать, также как в детстве бабушка нежно и ласково поглаживала по спине и что-то очень тихо шептала. Я чувствовала, как её слезы капали мне на спину.
Возможно, мама права и здесь мне будет лучше? Может быть…

Глава 5
Когда твой день расписан по минутам, время летит незаметно. Я не скажу, что мне здесь плохо, но и особой радости, я тоже не испытываю. Хотя, мама была права. Мне была необходима смена обстановки, чтобы оградить себя от постоянных упреков отца. Здесь хотя бы никто не поднимает на меня руку и не напоминает о случившемся, вскрывая мои душевные раны. 
Сегодня среда. С минуты на минуту должна появиться Тамара Николаевна. Я бегаю за Линой по всей квартире, умоляя ее позавтракать. Никак не могу найти к девчонке подход. Она маленькая вредная хитрюга. А я никогда не имела опыта общения с детьми, и как найти с ней общий язык, понятия не имею. Когда ее мамы нет дома этот ребенок становится совершенно неуправляем, она так выносит мозг своими капризами, и через край бурной активностью в течение дня, что к вечеру я валюсь с ног. Я, возможно, поблагодарила бы ее за это, если от этого мои кошмары прекратились. Но, увы, они до сих пор мучают меня по ночам, несмотря на то, что к вечеру я выжата, как лимон. 
- Какая же ты вредина. Не хочешь, ходи голодная, - говорю я и иду на кухню, оставляя попытки накормить сестренку. 
Беру телефон и включаю радио. По комнате разлетается приятный голос Ирины Дубцовой. Прислоняюсь к столешнице и прислушиваюсь к словам песни:
«Счастье сшито белой ниткой. 
Даже не раскроено, и как его носить?
Пропустите к истине без очереди.
Очень, очень я хочу спросить
Как ты могла, Люба-Любовь?
Где ты была? Надя-Надежда?
Вера не верю, все ты врала.
Ира борись, Ире не в первой…»
Мое счастье было сшито невидимой нитью, и оно затрещало по швам, как только я попыталась его примерить. А было ли вообще это «счастье» у меня?
Звонок в дверь. Бросаю телефон на стол и бегу открывать.
- Здравствуйте, - приветствую Тамару Николаевну.
- Доброе утро, - в ее тоне не прослеживается доброжелательности.
Оглядывается по сторонам. Качает головой. 
-Ух, уж эта нынешняя молодежь. Что за дрянь вы слушаете? Тьфу… - ворчит себе под нос Тамара Николаевна и проходит в гостиную.
Бегу на кухню, чтобы выключить радио. Дубцова уже сменилась Miagi & Эндшпилем.
Вздыхаю и нажимаю стоп. Эта женщина даже не пытается скрыть своего отношения ко мне. Пора бы уже привыкнуть к такой реакции людей, но... это сложно. Больно. В такие моменты мне кажется, что весь мир обернулся против меня.
Устало вздыхаю. 
- Уже одиннадцать, а ребенок еще не завтракал?!
Вздрагиваю от пронзительного голоса Тамары Николаевны. Окидывает меня гневным взглядом. 
- И о чем только думала Татьяна, оставляя ребенка на легкомысленную девицу, - произносит она, словно меня нет в этой комнате.
Пока я соображаю, что ей ответить, она выходит из кухни. Сжимаю кулаки.
Неужели тетя рассказала ей обо мне? От обиды к глазам подступают слезы.
- Вот тебе и смена обстановки, - произношу шепотом сама себе, тяжело вздыхая.
Как же я устала от своего прошлого. Прошлое…. оно преследует меня. Напоминает о себе, каждый раз разрывая мою душу на части. Я хочу, очень хочу все забыть, вычеркнуть, стереть все воспоминания о нем из своей памяти. Сколько еще должно
пройти времени, чтобы избавиться от душевных мук? И хотя я понимаю, что это невозможно, от этого нисколько не легче. Слеза скатывается по щеке, и я быстро ее смахиваю. Сколько уже выплакано слез… Сколько муки.
Зачем… Зачем меня спасли? В груди жжет только от одной этой мысли. Хочется выть. Зажмуриваю глаза. К горлу подступает комок. По щекам непроизвольно льются слезы. Слышу приближение шагов, отворачиваюсь к окну и вытираю лицо. На кухне появляются Лина и Тамара Николаевна. К моему удивлению сестренка, как прилежная девочка, садится за стол и ждет завтрака. Почему она не может так себя вести со мной? Почему других она слушается, а меня нет? Меня охватывает злость. Я поспешно выхожу из комнаты.
Падаю на кровать, подгребаю подушку и утыкаюсь в нее. Меня опять душат слезы.
Мысли о том, что я зря сюда приехала, вновь прокрадываются в мою голову, но я гоню их прочь. Как бы ни было сложно, это лучше, чем сидеть как отшельница взаперти дома и ждать, со страхом, появления отца. От воспоминаний по телу пробегает холодок.
Сворачиваюсь клубочком на кровати и рассматриваю свою ладонь. Провожу пальцем по линиям жизни. Интересно, то, что со мной произошло, уже было предначертано мне с рождения, или я где-то ошиблась в людях, оступилась? Знать бы где. Шепотом, повторяю себе, вновь и вновь: «я сильная... я сильная... я сильная». Трель звонка возвращает в реальность. Прислушиваюсь. Откроют дверь? Нет. Придется мне открыть. Плетусь к двери. Открываю и вижу Сергея. Он улыбается. У него такая заразительная улыбка, что и я невольно улыбаюсь в ответ. И от этого на душе становится тепло. А при первой встрече он казался таким серьезным.
- Впустишь? - показывает на пакеты с продуктами.
- Оу! Конечно. Проходи, - я отхожу, пропуская его.
Усмехается и проходит в квартиру. Смотрю ему вслед. Хоть кто-то рад меня видеть. Лины и Тамары Николаевны нет на кухне. Видимо, они занимаются у нее в комнате.
- Ты сегодня рано, – включаю чайник.
- Татьяна Александровна никуда не планирует ехать и оправила меня к вам, - как обычно заполняет холодильник.
Я наблюдаю за ним со стороны. За эти несколько дней мы сблизились с Сережей. С ним легко, просто и весело. В его компании я всегда смеюсь. Иногда он отправляет мне сообщения с шутками, поднимая настроение.
- Готово, - оборачивается ко мне.
- Составишь мне компанию? – киваю на стол, намекая на обед.
- С радостью, - его губы растягиваются в улыбке.
Я торопливо накрываю на стол.
Сережа в основном рассказывает о своей работе, о том, как ему нравится жить в этом
городе. А я ловлю себя на мысли, что может, и я когда-нибудь полюблю этот город. Я делюсь с ним своими переживаниями по поводу взаимоотношений с Линой. Мне просто необходимо кому-то выговориться. А Сергей очень внимательный и чуткий собеседник.
- Так … Я все понял. Лина девочка с характером, но и к ней подход можно найти. Да ты не волнуйся, все у вас образуется. Здесь недалеко есть парк. Она очень любит там гулять, - подмигивает.
- Думаешь, у меня получится подкупить ее этим? - с надеждой спрашиваю я.
- А ты попробуй и сама узнаешь,- улыбаясь, подмигивает Сергей.
Может, это действительно сблизит нас. Стало бы намного легче, потому что сейчас все мои силы уходят на то, чтобы наладить контакт с сестренкой.
- Расскажи о себе, - неожиданно просит он.
- Что рассказать? - его прямой вопрос вводит меня в ступор.
- Ну, начни с того, почему ты переехала к тете? - складывает руки на столе и опирается на них подбородком.
И вновь воспоминания захлестывают и уносят меня в свой водоворот. Прошлое мельтешит перед глазами разными картинками. Нет! Не хочу вспоминать. Закрываю глаза, будто это поможет остановить мысли.
- Я столько рассказал о себе, а ты молчишь. Я внимательно слушаю.
Поднимаю голову и смотрю на Сергея. Его улыбка свидетельствует о том, что ему и действительно интересно узнать обо мне. Только я этого не хочу.
- Как-нибудь в другой раз, - говорю я очень тихо и опускаю глаза. - Не сейчас. Ладно? Не обижайся, - наши взгляды встречаются.
Какое-то время он внимательно на меня смотрит. Мы сидим в абсолютной тишине. Он, видимо, решает, чем ответить на мой отказ. Его заразительная улыбка постепенно угасает. Между нами повисает пауза. А меня охватывает страх, что и Сергей отвернется от меня, узнав мою историю. Не стоило мне рассчитывать на его дружбу. Почему я такая наивная? Знаю, что потом будет в два раза больнее, и все равно наступаю на те же грабли. Дура!
Легкое прикосновение к моей руке и я вздрагиваю.
- Расскажешь, когда посчитаешь нужным, - Сергей сжимает мою руку.
Киваю в ответ. Может быть, я поведаю ему правду потом, но не сейчас. На данный момент у меня просто нет ни сил, ни желания выворачивать душу наизнанку.
- Селёза! - с радостным возгласом вбегает в кухню Лина, и обхватывает его за талию.
Она искренне рада его видеть.
- Мы закончили занятия. Я пойду, - говорит Тамара Николаевна, заглядывая в кухню.
- Здравствуйте, Сергей, - она смотрит то на меня, то на Сергея, и ехидно ухмыляется.
- Добрый день, Тамара Николаевна, - здоровается Сергей и дружелюбно улыбается.
Провожаю ее до двери и возвращаюсь на кухню. Не спешу заходить. Прислоняюсь к дверному косяку и наблюдаю за Линой и Сергеем. И как ему только удается вот так легко и беззаботно общаться с этим ребенком? На моих губах играет улыбка.
- Маша, а ты знаешь, что Лина будет хорошо кушать, собирать свои игрушки и слушаться тебя, если ты отведешь ее на прогулку в парк? - подмигивает мне.
- Правда? - приподнимаю бровь.
- Лина, ты же будешь послушной девочкой?
Сестренка смотрит на меня исподлобья и тихо произносит: -"да".
***
Естественно, Лина не стала вмиг послушной девочкой, но, то, что мне не нужно было ее уговаривать пообедать и лечь спать - это был прогресс. Пока она спала, я приготовила ужин и навела порядок в квартире. Около шести вечера мы пошли в парк. Лина буквально тянула меня за руку. В парке действительно было хорошо. Я села на скамейку около небольшого пруда. Сестренка неподалеку кормила семечками голубей. Затем мы пошли посмотреть лебедей.
- Класивые птички! – произносит Лина.
- И верные, - провожу ладонью по ее волосам. А грудь сдавливает от тоски и боли. На глаза наворачиваются слезы и хочется крикнуть: "Это несправедливо!" Только кто меня услышит. Бог? Вряд ли. Я для него претендентка в ад! Туда мне и дорога. Втягиваю
воздух. Только зачем он дал мне второй шанс? Хочет сильнее меня помучить на этой Земле? Вероятно.
- Хочу пить, - Лина тянет меня за руку.
Мы заходим в ближайшее кафе недалеко от парка. Здесь уютно и пахнет вкусно. Подхожу к барной стойке, чтобы купить минеральной воды. Ищу деньги в кошельке. Да уж! Скоро я буду на мели. И только я хочу протянуть мелочь, как позади кто-то наваливается на
меня. Мужская рука протягивает купюру.
- Ириш, минералки, - произносит низким голосом покупатель.
Я цепенею от этого голоса. Стою, не шелохнувшись. Плечом чувствую мужскую грудь. Его парфюм обволакивает все вокруг. Кажется, он даже прокрадывается мне под кожу. Голова кружится. Что со мной? Мои рецепторы не улавливают больше ничего, кроме этого опьяняющего запаха. Боже! Какой приятный! На секунду прикрываю глаза, чтобы сосредоточиться только на нем.
- Девушка! - женский голос вырывает меня из дурмана. 
Я уже не чувствую тяжесть мужского тела на своем плече. Оборачиваюсь и в дверях замечаю мужскую фигуру в деловом костюме.
- Девушка! - снова обращается ко мне бариста.
- Минеральной воды, - говорю я.
Облизываю губы, так как они пересохли. Что это со мной? Что это было? Бред какой-то.
Я отхожу от барной стойки, и в глаза бросается объявление. Читаю «требуется официантка». Может попробовать? А как же Лина? Нет, эта работа мне не подходит.

Весь остаток дня я пытаюсь избавиться от запаха незнакомца. Но даже после принятия душа, я все еще чувствую этот пьянящий запах мужского парфюма. Вдруг, на меня обрушивается поток не прошеных воспоминаний. Тех, которые, терзают мне душу, тех, что я пытаюсь похоронить в памяти на протяжении года. Нет. Нет. Я не буду больше вспоминать. Зажмуриваюсь. Вдох. Выдох. Выполняю совет психолога. Успокаиваюсь. Удобно устраиваюсь на постели, надеваю наушники и включаю радио. Но, увы, все мои попытки забыться летят к чертям, как только я слышу песню Тимура Родригеза "Осколки памяти". Закрываю глаза… и вижу его образ, его глаза, его улыбку…

Глава 6
1 год и 9 месяцев назад
Легкий ветерок играет с моими волосами. Надо было заплести, но я так люблю их распускать. Поднимаю голову и щурюсь сентябрьскому солнцу. Скоро станет холодно и придется попрощаться с теплыми деньками.
- Привет, красавица!
Поворачиваюсь. Смотрю на парня с наглой ухмылкой на лице. Карие глаза устремлены на меня. Оглядываюсь по сторонам. Никого рядом нет. Значит, красавец-брюнет обращается ко мне.
- Привет, - вежливо отвечаю я и отворачиваюсь. Более банального повода познакомиться он не нашел.
- Скучаешь? – оставляю его вопрос без ответа.
Перевожу взгляд на дверь общежития. Моя соседка по комнате и по совместительству сокурсница, слишком долго собирается.
- Влас, - представляется незнакомец.
Оборачиваюсь и смотрю на его протянутую руку.
- Очень приятно, Влас, - я слегка улыбаюсь. Игнорирую его руку и снова отвожу взгляд в сторону двери общежития. Слышу его смех.
- Я же все равно узнаю твое имя. Может, сама скажешь?
Игнорирую его реплику. Да где же носит Риту? Я уже поднимаюсь по ступенькам, но тут выбегает сокурсница с криком: "Маш, прости! На колготках нашла стрелку. Пришлось переодеваться".
- Значит, Маша. Очень приятно, Мария, - доносится за спиной голос парня. Рита хитро улыбается и переводит взгляд на Власа.
- Тебя даже на пять минут нельзя оставить одну, - с шуточным укором говорит девушка.
Я чувствую неловкость от проявленного интереса к моей персоне.
- Идем, иначе опоздаем на пару, - говорю я и быстрым шагом направляюсь в сторону университета.
Рита догоняет меня первой, но и Влас не отстает. Всю дорогу я молчу, а вот моя соседка по комнате с энтузиазмом отвечает на его вопросы, выкладывая ему всю информацию, чем меня очень злит. Он провожает нас до дверей аудитории.
- Еще увидимся, девчонки. Маша, приятно было познакомиться, - говорит он, напоследок улыбаясь и подмигивая мне. Бросаю на него равнодушный взгляд, и, ничего не говоря в ответ, скрываюсь за дверью.
- Кажется, ты ему понравилась, - Рита легонько пихает меня в бок и улыбается.
- И что? - зло отвечаю ей.
- Да что с тобой? – изумленно смотрит на меня.
- А что если он мне не понравился?
- Ты шутишь? Он же такой лапочка! – томно возводит глаза к потолку. Качаю головой.
- И впредь, пожалуйста, не надо за меня отвечать. Если я захочу, то сама расскажу о себе.
Рита не успевает ничего ответить, так как раздается звонок на пару.
***
Я не придала большого значения знакомству с Власом, а стоило бы. С того самого дня, он постоянно преследует меня. По-другому я не могу назвать его поведение. Он приходит в аудитории, где проходят мои пары, в столовую, на кафедру. По стечению обстоятельств мы учимся с ним на одном факультете и на одной специальности «Экономика». Только я на первом курсе, а он на четвертом. Однажды он даже пришел в общежитие, но я попросила вахтера никогда его не пропускать в мою комнату. В общем, этот парень всегда появляется там, где нахожусь я. Меня это жутко раздражает. А вот мою сокурсницу
забавляет. Она называет его, не иначе, как Твой. «О! Твой идет!» «Твой уже тут как тут!» «Что-то Твоего не видно сегодня!» Мои просьбы не называть его так она игнорирует. И мне ничего не остается, как не обращать внимание на подобные реплики. Спустя какое-то время, вся группа вслед за Ритой, нарекает его «Твоим» и с нетерпением ждет развития наших отношений. Но только одного они не предусмотрели. Я приехала сюда с четким намерением - учиться, а не парней цеплять. В мои планы это не входит. Слишком много усилий потрачено для того, чтобы поступить на бюджет. И я не собираюсь тратить время на отношения. Сначала я должна достичь своих целей: получить диплом и устроиться на хорошую работу. А потом уже займусь личной жизнью.
Звонок мобильного вырывает меня из раздумий. Приветствуем с мамой друг друга, а затем она спрашивает о моих успехах. Я подробно рассказываю о своих достижениях в учебе, но прерываюсь когда слышу крики отца.
- Мам, отец снова пьян?
Молчание.
- Мам?
- Да, - так много грусти в одном слове. - Доченька приезжай на выходные, - мама пытается поменять тему разговора.
- Я постараюсь приехать. Он не трогает тебя?
- Не переживай за меня.
Легко сказать «не переживай»! С тех пор, как отец попал под сокращение, он перебивается временными заработками. А в свободное время просто-напросто пьет и скандалит. Это длится уже порядка восьми месяцев. И за это время я просто не узнаю
своего отца. Он стал злым, раздражительным, агрессивным. Но самое ужасное, что он стал поднимать руку на маму. Когда это произошло впервые, я была жутко напугана.
Меня трясло и понадобилось несколько дней, чтобы прийти в себя. А потом это повторилось снова, снова и снова. Самое ужасное то, что это не закончится, пока он не завяжет с выпивкой. А для этого ему надо найти постоянную работу, но, увы, с
трудоустройством, у нас в поселке большая проблема. Наша семья стала еще одной жертвой экономического кризиса в стране.
- Машка! – резкий крик возвращает меня к телефонному разговору, но теперь уже с отцом.
- Да?
- Ты там учись, а не шляйся. Если узнаю, что ты гуляешь – убью, - бормочет он.
- Андрей, ну о чем ты говоришь? – доносится голос мамы.
- А ты заткнись, мразь! Думаешь, я не знаю, как ты крутишь своим задом в магазине, - я четко слышу, как отец дает пощечину маме. Ее плачь. Связь обрывается.
Меня охватывает злость, паника, обида и страх. Страх за маму.
- Ненавижу! – цежу я сквозь зубы, и слезы градом льются по моим щекам.
***
С трудом вытаскиваю свою сумку из багажного отсека автобуса и волочу ее по земле. Я просила маму не класть столько еды. Но ее разве переубедишь? Ей все кажется, что я похудела и здесь помираю с голоду. И теперь мне придется как-то донести эту огромную сумку до общежития. Останавливаюсь и тыльной стороной ладони вытираю пот со лба.
- Давай помогу, - знакомый голос заставляет меня обернуться.
Опять этот Влас. Про себя стону. Неужели непонятно, что я не желаю с ним общаться, а тем более принимать от него помощь.
- Спасибо, не надо, - хватаюсь за ручку и продолжаю тащить сумку.
- Интересно, в кого ты такая упрямая? - легкий походкой идет рядом со мной.
- Интересно, в кого ты такой надоедливый! - не остаюсь в долгу.
Его громкий смех заставляет остановиться. Замечает мой гневный вид и прекращает смеяться.
- Не боишься пуп надорвать? - улыбается, склонив голову на бок.
- А ты что так за мой пуп переживаешь?
- Нравишься ты мне. Вот поэтому и переживаю, - уже более серьезно отвечает он.
Его прямота сбивает с толку. Не зная, что сказать, хватаю ручки, которые, к моему несчастью, рвутся. Терпение у Власа тоже лопается. Он выхватывает сумку и несет в сторону припаркованных машин.
- Отдай мою сумку! - кричу ему вслед, а затем иду за ним.
Он закидывает мой багаж на заднее сиденье, а для меня открывает переднюю пассажирскую дверь.
- Долго будешь думать? - не выдерживает Влас. - Садись уже. Обещаю, кусаться не буду, -шутит он, улыбаясь.
Устало вздыхаю и сажусь в машину. Мысленно уговаривая себя, что для меня так лучше. Не надо плестись до остановки с баулом, трястись в автобусе, а потом тащить свою поклажу до комнаты. До общежития едем в полной тишине. Старательно не смотрю на водителя, а в мыслях прокручиваю его признание. Неужели действительно нравлюсь?
Судя по тому, что он несколько недель не дает мне прохода – это правда. Но только мне отношения не нужны! Молча проходим вахту. И только, переступив порог моей комнаты, Влас заявляет:
- Так вот как живут настоящие студенты!
Получает от меня раздраженный взгляд. Конечно, ему не понять. Весь холеный, одет с иголочки. От таких парней за версту веет достатком и деньгами. Гость, не спрашивая разрешения, проходит в комнату и начинает все рассматривать. Моя совесть не позволяет его выгнать. Все-таки помог, и я начинаю распаковывать сумку.
- Чаем угостишь? - наглости этому парню не занимать.
Но его очаровательная улыбка обезоруживает меня. Как ни странно за столом мы ведем спокойный диалог, задавая друг другу вопросы. Спустя час я уже знаю, что он живет один в собственной квартире, его родители поселились за городом. Влас, как и я, в семье единственный ребенок. После учебы будет помогать отцу с фирмой. Наши музыкальные вкусы совпадают. Но, что меня действительно удивляет – он книгоман. У нас в поселке единственная книга, которую читали мальчишки - это букварь. Его начитанность и любовь к книгам подкупает меня. В ходе нашей беседы, мое мнение о нем меняется, и я смотрю на него уже другими глазами. Наше общение переходит на новый этап.
***
Смотрю на часы. У меня еще есть время, перед тем как закроется библиотека. Перевожу взгляд на учебник и снова принимаюсь за конспект. Слышу знакомый голос и поднимаю голову. Влас! Я даже не удивлена, что он здесь появился. Улыбаюсь и устремляю взгляд на книгу. Но легкое волнение от его присутствия не дает сосредоточиться. В последнее время очень сложно игнорировать его симпатию ко мне. Вздыхаю и заставляю себя думать о предстоящем семинаре.
- Привет, - Влас подсаживается рядом и аккуратно раскладывает учебники.
- Уже виделись, - напоминаю я о нашем совместном обеде в столовой. Улыбается.
- А ты все грызешь гранит науки, - кивает на мою тетрадь.
- А ты все преследуешь меня, - парирую я. Его легкая усмешка завораживает меня. Не могу сдержать себя и улыбаюсь в ответ.
С трудом отрываю взгляд от его красивого лица и продолжаю конспектировать. Как ни странно, но мне удается сосредоточиться на китайской философии.
- Молодые люди, библиотека закрывается. - Только сейчас я понимаю, что час пролетел незаметно. Сдаем книги и выходим из здания.
- Какие планы на вечер? - спрашивает Влас.
- Особо никаких, почитаю что-нибудь или послушаю музыку, - пожимаю плечами.
- Может, в кино сходим, - предлагает он.
- Нет, спасибо. Мне пора, - спускаюсь по ступенькам.
- Маш, ну что ты, в самом деле все бегаешь от меня? - хватает меня за локоть и тем самым останавливает. Бросаю взгляд на его руку. Отпускает.
- Мы просто посмотрим фильм. Обещаю, приставать не буду, - лукаво улыбается.
-Извини, но...
- У тебя все равно нет никаких планов. Пожалуйста, - и его умоляющий взгляд разрушает мою стойкость.
- Ладно, только не долго, - сдаюсь я.
После споров и раздумий, мы останавливаем выбор на фильме «Пианист». Влас покупает попкорн и колу, и мы устраиваемся поудобнее в креслах. Минут через пятнадцать я чувствую легкое прикосновение к своей руке. Влас переплетает наши
пальцы. По спине пробегают мурашки. Мне требуется немало времени, чтобы прийти в себя и сосредоточиться на фильме. До конца фильма он так и не отпускает мою руку. Но, как только титры плывут по экрану, а слезы по моим щекам, я отнимаю руку, чтобы стереть эмоции на своем лице.
- Посидим в кафе? – спрашивает Влас.
- Уже поздно. Я не могу. У нас комендантский час, - извиняюсь с робкой улыбкой.
- Я бы мог предложить остаться у меня, но, уверен, ты не примешь приглашения, - смеется надо мной.
- Не приму, - фыркаю я и иду по направлению к машине.
По дороге я периодически посматриваю на него. Пару раз он ловит мой взгляд, но я отворачиваюсь.
- Спасибо тебе. Фильм прекрасный! – говорю я, стоя на ступеньках, ведущих к общежитию.
- Спасибо, что скрасила мой скучный вечер, - Влас делает шаг ко мне.
Боясь, что за этим последует что-то еще, я быстро прощаюсь и забегаю в общежитие. В комнате прислоняюсь к двери и пытаюсь выровнять дыхание. Сердце бешено колотится, и это связано не только с тем, что я бежала, как угорелая. Закрываю глаза и не могу сдержать улыбку.
***
После посещения кинотеатра, Влас практически каждый день, куда-нибудь приглашает меня. Мы побывали с ним в боулинге, театре, пиццерии, выставке. Вот и сегодня я жду, когда он заедет за мной. Влас, как обычно, не говорит, куда мы пойдем. Единственное, что он сказал это надеть джинсы и теплый свитер. Стук в дверь, и я иду открывать.
- Привет, - Влас прислоняется к двери. Как всегда, на лице его фирменная улыбка. Я не могу не улыбнуться ему в ответ.
- Готова?
- Да, - в последнее время я часто чувствую волнение в его присутствии.
Но, что больше всего настораживает, так это тоска, которая охватывает меня, как только он уходит. Я не могу отрицать, то, что он нравится мне. Но отношения не вписывались в мои планы и я, как могу, борюсь со своими чувствами к этому парню. Но, внутренний голос мне подсказывает, что я проиграю эту битву.
-Ты не скажешь, куда мы поедем? - пристегиваю ремень безопасности.
- Нет. Сюрприз, - лукаво подмигивает мне, растягивая улыбку.
Я не удивлена. Через пятнадцать минут мы подъезжаем к спортивному комплексу.
- Зачем мы сюда приехали? - перевожу взгляд от здания к Власу.
- Будем кататься на коньках, - смеется.
- Здорово! - радостно восклицаю я. - Обожаю коньки! Как ты догадался?
Мы переобуваемся, и мне уже не терпится оказаться на льду. Все-таки мы живем в прекрасное время! В октябре мы можем позволить себе искусственный лед. А раньше людям приходилось ждать зимы. Первый круг я не позволяю себе кататься в полную силу. Но как только тело вспоминает навыки, я нарезаю круг за кругом, не замечая никого вокруг. Я наслаждаюсь катанием, но вдруг кто-то хватает меня за руку и мне приходится остановиться.
- Эй, Навка, притормози, за тобой не угнаться! - смеется, запыхавшись Влас. Подъезжаю к бортику и перевожу дыхание. Влас встает напротив меня.
- Спасибо! Это так здорово! - мои щеки горят, а дыхание до сих пор не выровнялось. Влас сокращает между нами расстояние, и я чувствую, как воздух вокруг сгущается. На несколько секунд задерживаю дыхание и, не в силах выдержать его взгляд, опускаю глаза. Парень касается указательным пальцем моего подбородка. Смотрю ему в глаза, а внутри все переворачивается от волнения и предвкушения первого поцелуя. Закрываю глаза от его пристального взгляда. Одна, две, три секунды и его губы накрывают мои. Медленно он пробует их на вкус. Движения его губ нежные, и я отвечаю на поцелуй. Кладу руки ему на грудь и разрешаю себя обнять. Боже! Как же приятны его прикосновения! Наш робкий первый поцелуй постепенно перерастает в страстный. Влас касается языком кончика моего языка. Я слышу, как у него вырывается стон, и его движения становятся более
настойчивые. Мне не хватает воздуха, и я отстраняюсь от его губ, хотя мой внутренний голос требует продолжения. Влас прислоняется своим лбом к моему.
- Машенька, что ты делаешь со мной, - шепчет он, тяжело и протяжно выдыхая.
***
Я пытаюсь унять дрожь в руках.
- Маш, прекрати. Ну, что ты так волнуешься? - Влас проводит большим пальцем по моей щеке.
- Знакомство с твоей семьей – веский повод для волнения, - вырывается нервный смешок.
- Мы же договорились. Это твой подарок, мне на день рождения. Так что тебе не отвертеться, - напоминает он.
- Да-да. Я помню. Дай мне пару минут, - откидываю голову на спинку сидения. Скорей бы этот день закончился. Я даже перед вступительными экзаменами так не волновалась.
Боже, дай мне сил пережить этот момент! Шумно выдыхаю и отстегиваю ремень.
- Я готова, - решительно произношу, вызывая смех у своего парня.
Я, конечно, предполагала, что Влас из состоятельной семьи, но не до такой степени. Все вокруг просто кричит о богатстве. А люди вокруг, словно из другой планеты, где живут миллионеры. Мое волнение вновь возвращается.
- Маш, не переживай, я рядом - шепчет Влас мне на ухо.
- Сынок! Мы тебя заждались, - к нам приближается женщина, лет сорока пяти в элегантном красном платье.
Мама Власа очень красива! Изящные и ухоженные пальцы сжимают в руках бокал с шампанским.
- Мам, познакомься… Это Маша.
Улыбка на долю секунды исчезает с лица этой женщины, но она виртуозно возвращает ее на свои губы.
- Елена Александровна. Приятно познакомиться, Мария, - мне даже кажется, что она говорит вполне искренне.
- Влас, - к нам подходит мужчина с сединой в волосах. Он сдержан и властен.
- Дорогой, познакомься с Машей. Она …, - заминается Елена Александровна, - знакомая нашего сына, - Елена Александровна делает акцент на слове "знакомая ".
- С моей девушкой, - поправляет Влас.
Губы его матери растягиваются в кривой улыбке.
- Как скажешь, милый.
- Здравствуйте, - робко выдавливаю я. Мужчина смотрит на меня прожигающим взглядом, а потом просто кивает в ответ.
Мысленно я успокаиваю себя, что все хорошо, что родители моего парня примут меня, и все у нас будет замечательно. Влас знакомит меня с огромным количеством людей, имена которых я даже не пытаюсь запомнить. Перед праздничным ужином, он показывает мне дом. В каждой комнате мы целуемся, как сумасшедшие. К тому времени, как мы присоединяемся к гостям, мои губы припухшие от бесконечных поцелуев.
Ужин проходит в спокойной обстановке. Влас периодически берет меня за руку и слегка сжимает. Я благодарна ему за поддержку. По левую сторону от меня сидит девушка, которая представилась Аленой. Она красивая и приятная в общении. Разговор с ней полностью расслабляет меня. После ужина Влас оставляет меня одну на несколько минут. Моя новая знакомая скрашивает мое одиночество своими рассказами о себе. Оказалось Алена - друг семьи. Ее родители дружат с семьей Власа более десяти лет. И их отцы партнеры по бизнесу.
-Маш, мы уезжаем, - Влас обнимает меня за талию.
- Куда? - с интересом смотрю на него.
- Дальше праздновать, - целует меня в висок, - Едем в кафе. Надо и с друзьями отметить.
- Сынок, вы уже уходите? - к нам подходит его мама.
- Да. Спасибо, мам, ужин был прекрасный, - целует ее в щеку.
- Не стоит благодарности. А может, вы и Алену с собой возьмете?
Влас смотрит на меня в ожидании. Мне нравится эта девушка, и поэтому я киваю в знак согласия. Прощаемся с его родителями и едем в кафе. Теперь надо пережить знакомство с друзьями.
Компания, с которой меня знакомит Влас, оправдывает все мои ожидания: богатые детки богатых родителей. Алена, в отличие от меня, со всеми знакома. Они все на одной волне. Но постепенно и я вливаюсь в их круг общения.
Подбегаю к столику и залпом опустошаю стакан с соком. Сажусь на диван, чтобы отдохнуть после танцев. Влас машет мне рукой. Отправляю ему воздушный поцелуй.
Через пару минут рядом со мной плюхается один из его друзей. Кажется, Андрей или Артем, или Антон. Господи! Никогда не знакомилась сразу с таким количеством человек за один вечер.
- И как давно Влас прячет тебя от нас? – собеседник вальяжно устраивается на диване и ехидно улыбается.
- Мы познакомились с ним два месяца назад, если ты об этом спрашиваешь, - немного отодвигаюсь от него.
Сканирует меня взглядом, отчего мне становится не по себе.
- Я, на его месте, тоже прятал бы тебя от искушенных друзей, - заявляет он и подвигает мне стакан с коктейлем, - за твоего парня и моего друга, - поднимает свой стакан.
- За Власа, - чокаюсь с ним, но не отпиваю.
- Я жду, - щурится.
- А почему пьете без меня? – к нам присоединяется Алена.
Я облегченно выдыхаю. А когда мой парень садится рядом со мной, и вовсе успокаиваюсь. Вечеринка продолжается до двух часов ночи. Мы много танцуем, смеемся и хорошо проводим время. Андрей, или Артем, или Антон больше не лезет ко мне с
расспросами, что заметно улучшает мне настроение.
- Я хочу домой, - шепчет Влас на ухо.
Мы заранее обговорили, что сегодня я останусь у него. Это первый раз, когда мы будем ночевать вместе. До этого я только приходила к нему в гости. Прощаемся с его друзьями и едем на квартиру. Я люблю это место. Здесь спокойно и уютно. Также я себя чувствую в обществе Власа.
- Ты не должен пьяным садиться за руль, - говорю я, проходя в спальню.
- Хорошо, больше не буду так делать, - обнимает меня сзади за талию и целует шею.
Его прикосновения и поцелуи всегда нежны и вызывают у меня волнующий трепет. Но я еще не готова сделать следующий шаг. И рада, что мой парень не давит на меня.
Оставляет нить поцелуев от шеи к губам. Я слегка отстраняюсь.
- Мне нужно принять душ, - шепчу я. Влас разжимает руки, отпуская меня. Беру его футболку и направляюсь в ванну.
- Не долго там,- вдогонку кричит он, - я жду.
Выхожу. Он мирно уже посапывает. Несколько минут любуюсь спящим Власом, его красивым, умиротворенным лицом. Вздыхаю. Устраиваюсь рядом и проваливаюсь в сон.
Просыпаюсь от легких поцелуев на моем плече.
- Ммм, - бормочу сквозь сон.
- Спи, мое солнышко, - шепчет Влас.
Разворачиваюсь к нему лицом и обнимаю за талию.
- Маш?
- Мм?
- Я люблю тебя, - тихо произносит он, выбивая воздух из моих легких.
- Влас…
- Шшш, - прикладывает палец к моим губам, - спи, любимая.
***
Я не могу спокойно сидеть на месте. Мысленно отсчитываю минуты до встречи с Власом. Мне кажется, что автобус едет очень медленно. Но на самом деле это все от ожидания. Я не виделась со своим парнем две недели, но для меня они показались двумя годами. Если бы не мама, то я отметила бы Новый год с Власом и все каникулы провела бы с ним. Но я не могла оставить маму с отцом. Мой приезд домой – единственное хорошее событие для нее. И поэтому, как ни уговаривал меня Влас, я все же уехала домой после сессии.
Оставшиеся десять минут до прибытия нашего автобуса на автовокзал кажутся мне вечностью. После долгих и томительных ожиданий, я, наконец, выхожу на платформу и оглядываюсь по сторонам. Неожиданно кто-то сгребает меня в охапку. Я не вижу
человека за спиной и начинаю кричать. Смех Власа успокаивает меня.
- Ты сумасшедший! – счастливо смеюсь я, крепко обхватываю его за шею и наслаждаюсь красивыми чертами лица.
- Это твоя вина, - дразнит он. - Я чуть с ума не сошел, так скучал!
Мы смеемся, но смех постепенно угасает. Не отводим взгляда друг от друга, а затем одновременно приближаем губы для поцелуя. Как только его губы касаются моих – мир снова играет яркими красками и невероятными ощущениями, которые может подарить только Влас. Две недели разлуки дали возможность понять, как мне плохо без него и как сильно я люблю этого парня.
- Девочка моя, как же я скучал без тебя, - шепчет он между поцелуями.
С трудом отстраняемся друг от друга и идем к машине.
- К тебе или ко мне? – как обычно шутит Влас.
Этот вопрос вошел у него в привычку.
Вместо обычного «ко мне» я отвечаю «к тебе». Влас со свистом выдыхает и, буквально через пятнадцать минут, мы заходим к нему в квартиру. Мне не нужно пояснять словами, что я готова двигаться дальше в наших отношениях. Влас все понимает без слов. Я не замечаю, как мы оказываемся в его спальне. Как постепенно одежда слетает с наших тел. Сейчас есть только наши объятия и поцелуи, ласки и слова любви, которые он шепчет мне, как молитву. От его прикосновений я дрожу. От его поцелуев я горю. От его ласк я кричу. Никогда прежде я не чувствовала себя такой счастливой.
- Маленькая моя. Малышка. Ты уверена? - еле слышно шепчет Влас мне на ушко.
Я вся горю. Не могу вымолвить ни слова. Выгибаю спину, приподнимая бедра навстречу ему.
- Любимая, - резким движением Влас входит меня. А потом на время замирает, сдерживая себя. Чувствую его напряжение.
Боль и эйфория смешались в одно целое. Я зажмуриваю глаза. По щеке стекают слезинки. Я сама не понимаю, то ли это от счастья, то ли от печали. Он осыпает мое лицо поцелуями, слизывая слезы.
- Продолжай, - прошу я.
Влас снова двигается, не прекращая меня целовать. Боль немного стихает, но дискомфорт все еще чувствуется.
- Моя девочка, - шепчет он, ускоряя темп, - если бы ты только знала, как хорошо… - не успевает закончить фразу, как доходит до финала. Спустя несколько секунд я чувствую теплую жидкость на своем животе.
- Чуть не забыл, - вырывается у него смешок.
Устраивается рядом со мной и окутывает своими объятиями.
- Как ты себя чувствуешь? – целует в висок.
- Все хорошо, - вырисовываю пальцем сердечко на его груди.
- Я люблю тебя, Маш.
Его признание заставляет меня поднять голову и посмотреть ему в глаза.
- Влас… я тоже тебя люблю, - произношу я не своим голосом.
Его губы атакуют мои с новой силой, заставляя низ живота, стянуться в тугой узел.

Глава 7
- Ладно, я побежала на работу. Вроде ничего не забыла, - тетя заглядывает в свою сумку, - ах, да, приготовь сегодня что-нибудь вкусненькое. У нас будут гости, - радостно улыбается и отводит взгляд.
- Гости? - удивленно переспрашиваю я. Встречается со мной взглядом.
- Отец Лины, - выходит из квартиры.
- Хорошо. Я постараюсь.
Я живу здесь практически месяц, но никогда не задумывалась о том, где отец моей сестренки. Общается ли он с дочерью? Почему за все это время я его ни разу не видела? Я даже не задавалась этими вопросами. Однажды мама сказала, что Таня с отцом Лины не смогли ужиться и решили разбежаться. Наверное, семья и ребенок ему не нужны. А тетю все это устраивает. Она родила дочь для себя. С этими мыслями я иду на кухню.
- Что-то особенное, - повторяю слова тети.
Все-таки она его любит, иначе не стала устраивать из его визита событие. Даже железные леди не могут противостоять силам любви. Улыбаюсь от своих мыслей. Немного подумав, я решаю приготовить ризотто. Когда-то это было моим любимым блюдом. И... Власа. Не хочу его вспоминать. Отгоняю мысли о нем. Надо заняться делом. Принимаюсь за уборку.
Ближе к обеду, как обычно, приезжает Сережа. Я накрываю на стол, мы обедаем и болтаем на различные темы. Я уже не представляю свой день, без нашего совместного обеда. Поэтому, когда наступают выходные, я скучаю без общения с ним. В прошлое воскресенье, я не выдержала и сама написала ему сообщение. И мой день прошел на позитиве. Впервые встречаю такого жизнерадостного и открытого человека. Ни разу не видела его грустным или злым. Наверное, поэтому к нему так тянется Лина.
- Татьяна Александровна не изменила своего мнения о твоем трудоустройстве? – спрашивает Сережа.
- К сожалению, нет, - с грустью отвечаю я. Хорошее настроение вот-вот улетучится.
- Не переживай. Зато тебе не надо пахать, - пытается поддержать.
- Ты не понимаешь, - вздыхаю,- мне очень хочется работать для себя самой. Хочу чувствовать себя полноценным человеком, - признаюсь ему. - И хочу работать именно в этом кафе. Там какая-то особенная атмосфера. Я была там уже несколько раз. И каждый раз убеждаюсь все сильнее, что мне очень бы хотелось туда устроиться. Им пока требуется официантка на полставки, в час-пик, то есть в обеденное время, когда большой наплыв посетителей с двенадцати до четырех. Я даже уже познакомилась с девушкой, которая работает в баре, - обреченно вздыхаю. - Но, увы, моя тетя категорически против, даже слышать об этом не хочет. На мои доводы, что мне нужны хоть какие-то карманные деньги, отвечает: "Деньги не проблема. Скажи сколько и я тебе дам". Я отказываюсь, а утром нахожу несколько купюр на столешнице. Но дело даже не в деньгах! Я просто хочу работать! - на глаза наворачиваются слезы.
- Маш, ну не грусти, - Сережа дует губки, как ребенок, пытаясь меня рассмешить. И ему это удается.
- Ты не оставил мне выбора, - я уже смеюсь. Получаю в ответ широкую улыбку.
После обеда, ему с трудом удается оторвать от себя Лину и уехать на работу. До сих пор поражаюсь, как он смог завоевать ее любовь. Она души в нем не чает. После его ухода сестренка расстроена и мне стоит не малых усилий уложить ее спать. 
- Как вкусно пахнет! - тетя просто светится от счастья.
Я подумала, что буду лишней на этом ужине, и решила прогуляться. О чем и сообщаю Тане.
- Ты нам нисколько не мешаешь. Я хочу познакомить тебя с Виктором.
- Как-нибудь в другой раз,- вежливо отказываюсь. - Ужин на плите. Я пошла, - быстро выхожу из квартиры.
- Смотри не заблудись, - кричит тетя вслед.
- Хорошо.
На улице прекрасная погода. Светит солнышко. На небе ни тучки. Вздыхаю полной грудью.
- Здласти. 
Оборачиваюсь и узнаю девочку с песочницы, у которой Лина отобрала игрушку.
- Привет, Адель, - приветливо улыбаюсь.
- Так мы оказывается соседи, - ее мама указывает на подъездную дверь.
- Кажется, да, - подхожу к ней.
- А мы в следующем подъезде живем. Раз соседи, давайте знакомиться, - улыбается, - Инга.
- Очень приятно. Маша. Вы на прогулку вышли?
- Нет, уже домой. Мой брат должен прийти.
Адель тянет маму за руку в сторону их подъезда.
- Мы пойдем, - улыбается Инга.
- До свидания, - машу им рукой, и легкой походкой направляюсь в сторону парка.
Устраиваюсь на скамейке и открываю электронное приложение, чтобы продолжить чтение. Конечно, я больше люблю печатные книги, но электронный формат очень удобен. А ночью, после кошмаров, лучше и не придумаешь способа для чтения. Спустя полчаса, мне приходит сообщение от Сережи. Он интересуется, чем я занимаюсь. Пишу, что я читаю в парке.
Сережа: Можно я составлю тебе компанию?
Я: Буду рада.
Сережа: Уже лечу (смайлик улыбка). Жди.
Счастливая улыбка расплывается на моих губах. Лучшей компании для веселого вечера и не придумаешь.Возвращаю взгляд к книге. От чтения меня отвлекает тень пробегающего мимо меня парня. Поднимаю голову и наблюдаю. Шорты, борцовка и кроссовки - это все, во что он одет. Волосы влажные от пота. Опускаю взгляд на широкие плечи, накаченные руки. Майка плотно облегает его фигуру. Лица я не вижу. Но, что-то в нем мне кажется смутно знакомым. Пытаюсь приглядеться, он уже отбежал на приличное расстояние, и я смотрю ему в след. И тут меня осеняет. Это тот парень из кафе, таинственный
незнакомец.
- Кем любуешься?
Вздрагиваю от неожиданного вопроса Сережи. Он сидит рядом на скамейке, облокотившись на спинку.
- Эээ... лицо показалось знакомым, - мне стыдно, что он застал меня за разглядыванием незнакомца. Я даже подалась вперед, чтобы было лучше видно.
- Теперь буду иметь ввиду, что тебе нравятся парни в спортивной одежде. В следующий раз надену майку и шорты, - подмигивает, - чтобы ты обратила на меня внимание, - произносит, улыбаясь, но серьезным тоном.
Не знаю, как на это реагировать и просто смотрю ему в глаза. Сережа тоже не отрывает от меня взгляд. Но в следующую секунду, он улыбается и произносит, как ни в чем не бывало.
- Значит, ты решила не мешать семейной идиллии?
- Да.
Какое-то время мы еще болтаем о разных пустяках. Сергей меня веселит своими шуточками. Неловкая ситуация постепенно забывается. Решаем прогуляться, и идем к пруду. К вечеру возле воды прохладно, и я обнимаю себя за плечи, любуясь закатом.
- Я смотрю, тебе тоже приглянулось это место? - Сережа оборачивается ко мне.
- Здесь особая энергетика, - тихо произношу я, словно боясь спугнуть счастливый момент. Впервые за долгое время мне спокойно на душе. Не знаю что тому причина. Может, действительно, это место успокаивает. А может, это присутствие Сережи.
- Замерзла? - вздрагиваю от легкого прикосновения к моему плечу. Парень притягивает меня к себе. По телу пробегает холодок. Так давно никто не касался меня. В груди становится тесно, и я шумно выдыхаю. - Может, по чашечке кофе, - Сережа улыбается.
Киваю в ответ, не в силах произнести ни слова.
Он не убирает руку до самого кафе. Меня одновременно это смущает и успокаивает. Вот такие противоречивые чувства вызывают его касания. Не думала, что после случившегося, позволю парням дотрагиваться до меня. Еще несколько недель назад я даже мысли не допускала, что подпущу к себе мужчину. А может, стоит оставить прошлое позади и
двигаться дальше?
Мы занимаем столик на террасе. Сережа заказывает нам кофе. Пока ждем свой заказ, он веселит меня армейскими байками. Общение с ним вызывает теплоту в душе. Сережа переполнен оптимизмом и даже понятия не имеет, как заражает этим окружающих.
- Петрович, здорово, - обращается он к проходящему мимо нас мужчине лет шестидесяти.
Тот останавливается, и они обмениваются рукопожатиями. Петрович приветливо улыбается, когда Сережа представляет нас друг другу. Поговорив недолго, мужчина заходит в кафе.
- Стоит только позавидовать твоей открытости и общительности, - отвешиваю комплимент.
- Это, кстати, был хозяин заведения, - подмигивает.
- Шутишь? - округляю глаза.
Качает головой и смеется.
Примерно час мы с Сережей сидим в кафе. Мое настроение с каждой секундой, проведенной рядом с ним, улучшается, и я уже вовсю смеюсь его шуткам. Раздается звонок его телефона. Смотрит на экран и сбрасывает вызов. Мне даже показалось, что этот звонок его взволновал, но спросить не решаюсь.
- Ну что, пора домой, - говорит он с улыбкой на лице.
Просит счет, расплачивается, и мы выходим из кафе. Не спеша идем к дому тети, до которого минут десять ходьбы. Сережа расспрашивает о моих взаимоотношениях с Линой, которые особо не изменились. Но наши с ней прогулки в парк определенно
сдвинули их с мертвой точки. Подходим к подъезду. Между нами повисает неловкая пауза, а затем, он делает шаг ко мне. Я неосознанно пячусь назад.
- Спасибо за вечер. Мне уже пора, - поворачиваюсь и захожу в подъезд.
Знаю, глупо, но это вышло спонтанно. Ситуация настолько сильно напомнила мне эпизод с Власом после кино, что мне стало не по себе. Еще одного разочарования я просто не переживу. А стоит ли вообще начинать с кем-то встречаться, если я абсолютно всё сравниваю с нашими отношениями с Власом? В расстроенных чувствах захожу в квартиру. На кухне горит свет. Замечаю тетю за столом, на котором стоит бутылка вина. Она держит в руках бокал и наблюдает за тем, как капли стекают по стенкам стекла.
- Привет, - прислоняюсь к дверному косяку.
Вымученная улыбка на ее лице и слегка покрасневшие глаза показатель не совсем удавшегося свидания с Виктором.
- Будешь? - кивает на бутылку с вином.
Отрицательно качаю головой.
- Тогда просто посиди со мной, - просит она. Выполняю ее просьбу.
- Лина спит?
На глазах тети поблескивают слезы.
- После истерики сразу уснула.
- Истерики? - переспрашиваю я, удивляясь.
- Ее отец, как всегда не смог приехать. Расстроилась, - делает глоток вина.
- Ясно, - в душе появляется злость на этого нерадивого папашу. Неужели нельзя уделить немного времени ребенку?
- Я начала встречаться с Витей практически сразу после начала стажировки в его фирме. В университете отшивала всех парней. Меня интересовала только учеба. А перед женатым мужчиной не смогла устоять. И вот практически пятнадцать лет мы с ним вместе. Если так можно назвать «вместе», - тяжело вздыхает.
Я внимательно слушаю исповедь Тани.
- Знаю, он никогда не оставит семью, но все равно не могу разорвать с ним отношения. Тянет к нему, как к магниту. Когда забеременела, появилась маленькая надежда, что мы все-таки будем вместе. Но он кормил меня обещаниями вплоть до родов. И в итоге я смирилась с ролью… любовницы, - наливает себе вина и залпом выпивает.
- Осуждаешь? - неожиданно спрашивает тетя.
- Нет.
- Правильно. Никогда не примеряй на себя чужую судьбу. Все равно размер не подойдет, - с грустью произносит она.
- Он любит Лину? - решаюсь спросить. Для меня это главный вопрос.
- Очень, - счастливая улыбка свидетельствует о достоверности ее слов, - у него еще два сына. Но в Лине он души не чает.
- Тогда почему так редко навещает ее?
- Работа, семья, жена, которая устраивает ему скандалы. Как женщина я ее понимаю, но как мать - нет.
Спрашивать, почему тетя не разорвет эти отношения, глупо. Она не из тех, кто будет на вторых ролях. Но, видимо, любовь и не таких гордых подминает под себя.
- Ну, что спать? - спрашивает она, растягивая губы в подобие улыбки.
- Ага. Но сначала в душ, - поднимаюсь из-за стола.
- И снова здравствуй, холодная постель, - шепчет Таня.
Мне хочется подойти и обнять ее, но я не решаюсь на этот шаг. Люди не любят, когда к ним проявляют чувство жалости. Хотя мной, скорее всего, двигает желание поддержать ее в трудную минуту.
- Беги в душ. Спасибо, что выслушала меня.
Уже в дверях тетя окликает меня по имени.
- Ты еще не передумала устроиться на работу официанткой?
Сердце готово выпрыгнуть из груди.
- Нет, - пищу я.
- Тогда завтра иди устраиваться на работу.
- А как же Лина? - растерянно спрашиваю я.
- На выходных со мной. В будни будет посещать центр развития. Не переживай по этому поводу, я все устрою, - мягко улыбается.
Только мирно спящий ребенок, в соседней комнате, сдерживает мои эмоции, готовые вырваться в радостный крик.

Глава 8
Мое трудоустройство, знакомство с коллективом и первый рабочий день можно было назвать удачным, но только до того момента, как мне поручили принять первый заказ. Год вынужденной изоляции от общества для меня не прошел бесследно. Я чувствую неловкость, смущение и даже панику среди незнакомых мне людей. Настраиваю себя. У меня все получится. Вдох. Выдох. Натягиваю вежливую улыбку и иду к столику. Но вся моя уверенность испаряется, как только я чувствую знакомый аромат мужского парфюма. И я понимаю, что это тот самый незнакомец. Стою, как вкопанная, не в силах произнести ни слова. Он поднимает голову и смотрит на меня. На мгновенье наши взгляды встречаются. Клиент безмолвно изучает меня, а я его. Первое, что привлекает в его внешности - это завораживающие карие глаза, с очень пронзительным взглядом. Я
перевожу свой взор на его губы. Они не грубой формы, как у большинства мужчин, а очерчены, словно легкой рукой искусного художника. Я смотрю на них. Незнакомец что-то произносит, но я не слышу ни единого слова. Из оцепенения меня выводит хихиканье. Отвожу свой взгляд от мужчины в деловом костюме и перемещаю на девушку, которая все это время является свидетельницей нашего молчаливого разглядывания друг друга. Ужас! Ну, надо же быть такой идиоткой, и так неприлично долго рассматривать незнакомого человека. Мысленно ругаю себя. Его взгляд из-под бровей заставляет меня покраснеть от кончиков ушей до пяток. Как же я могла так опозориться в первый рабочий день?
- Надеюсь, вы запомнили заказ? - и голос у него такой... бархатный. Боже! О чем я думаю? Я же ни одного блюда не запомнила!
- Простите. Вы можете повторить Ваш заказ? - мямлю я.
Его сурового взгляда достаточно - на этом моя карьера официантки закончена, не успев начаться.
- У вас проблемы со слухом? - ехидно спрашивает посетитель. Он еще и издевается!
- Извините, - поворачиваюсь и быстрым шагом направляюсь к бару.
Подбегаю к барной стойке и начинаю пересказывать все баристе. Ира, девушка с которой я познакомилась пару недель назад, слушает беглый рассказ моего позора, а затем интересуется за каким столиком сидит клиент.
- Возле окна ближе к стене, - шепчу я, опасаясь, что они могут услышать.
- Ааа... не переживай. Эти всегда заказывают бизнес-ланч. Тебе повезло, что сейчас обед, -подмигивает мне, улыбаясь.
Благодарю свою спасительницу и пулей лечу на кухню.
Помещаю блюда с ланчем на поднос и возвращаюсь к столику. Аккуратно расставляю тарелки и стаканы на стол, стараясь не смотреть на мужчину. Желаю "приятного аппетита" и возвращаюсь к барной стойке.
- Фух... Неужели все обошлось, - с облегчением выдыхаю, обращаясь Ире.
- Не переживай, пару недель практики и ты будешь здесь, как рыба в воде.
- Надеюсь. Мне очень нужна эта работа, - вымученно пытаюсь улыбнуться.
К барной стойке подходит клиент, и я переключаю внимание на зал. Контингент посетителей кафе разнообразный и по социальному статусу, и по возрасту. Это и семейные пары, и офисные работники, много молодежи. За одним из столиков замечаю хозяина заведения. Он мило беседует с пожилой парой. Еще раз обвожу взглядом посетителей. Мне нравится здешняя атмосфера - так уютно, спокойно. Я смотрю на столик, который обслуживала. Мужчина поднимает указательный палец вверх, прося подойти. За несколько секунд оказываюсь рядом с их столиком.
- Два кофе.
На этот раз слух меня не подводит. Возвращаюсь с двумя чашками ароматного напитка. Ставлю один перед девушкой. Беру в руки второй и поднимаю глаза на мужчину, чем
совершаю роковую ошибку. От его пристального взгляда меня охватывает волнение, и горячий напиток проливается на его брюки. Хватаю салфетки, попутно извиняясь, и начинаю усердно вытирать область паха. И почему я такая везучая? Какая счастливая звезда зажглась на небосклоне в день моего рождения? Я старательно пытаюсь не оставить следа от кофе. Но мой труд останавливает рука незнакомца, крепко схватившая меня за запястье. Сглатываю. Поднимаю голову и сталкиваюсь со злым взглядом карих глаз. Он разжимает мою руку, одновременно отталкивая в сторону.
- Достаточно, - произносит мужчина, встает из-за стола и направляется к барной стойке. Я стою в растерянности и оцепенении. Ну, как же меня угораздило так опрометчиво пролить кофе на этого придурка?
- Вы свободны, - слышу его голос. Возле меня стоит незнакомец с новой официанткой. – Пожалуйста, избавьте меня от этой девицы, - показывает взмахом руки в мою сторону, даже не удосужившись посмотреть.
- Что случилось? - слышу голос шефа. Замираю. Ну вот и все, моя карьера закончилась.
- Петрович! Ты чем руководствуешься, набирая персонал? - незнакомец бросает на меня гневный взгляд.
- Внутренним чутьем. А что? – хозяин кафе смотрит то на меня, то на клиента.
- Теперь понятно как появилась эта... рукожопая.
- Марк, ты сегодня что-то злющий. Проблемы? - улыбается Петрович и подсаживается к ним за столик.
- В порядке я. А ты сделай мне одолжение - держи свою новенькую подальше от моего столика.
После этого инцидента шеф отправляет меня к бару, откуда я наблюдаю за ненавистным мне посетителем.
- Не нервничай ты так. Петрович мужик мировой. Мы все понимаем, что это твой первый день. Наберешься еще опыта, - дружески успокаивает меня Ирина.
- Ага. Тебе легко говорить. Это меня, кажется, сейчас уволят, - нервно прикусываю губу.
- Вообще, очень странно. Марк всегда такой спокойный и дружелюбный. Какая муха его сегодня укусила? - пожимает плечами Ира. - Но ты его так вытирала… усердно. Он даже в лице изменился, - она не может сдержать смех.
- А мне совсем не смешно, - бурчу я и разворачиваюсь, чтобы посмотреть на "черный" столик. Наши взгляды встречаются, и я отворачиваюсь. Наверное, упивается своей местью. Гад!
Ира кладет ладонь на мой локоть, привлекая внимание. Мой второй заказ. Я должна сделать все идеально! Без каких-либо происшествий обслуживаю двух девушек. А затем поступает еще несколько заказов. В итоге, меня не только не увольняют, но я еще получаю чаевые и счастливая ухожу домой.
* * *
Как же хочется еще поспать, но тетя непреклонна. Первый трудовой день и ночной кошмар забрали все мои силы.
- Маш, поднимайся давай. Даже Лина уже завтракает, - Таня вновь заглядывает в комнату.
- Еще пять минут, - бормочу я.
- Нет. Подъем! - кричит она, заставляя меня скривиться от громкого звука, но я все же поднимаюсь. Принимаю бодрящий душ и иду к завтракать с Таней и Линой.
- Опять кошмары мучили? - спрашивает тетя.
- Ага.
- А что такое космар? - интересуется Лина.
- Плохой сон, - отвечаю я.
- А что такое сон?
- Это сказка, которую ты видишь, пока спишь.
- А мы сейчас пойдем в салон, - заявляет сестренка.
- Салон?
- Салон класоты!
- Хватит разговаривать. Кому-то еще на работу. Так что поживее, - командует тетя.
Я пытаюсь возразить, но Таня даже слушать меня не хочет.
- Ты работаешь с людьми. Поэтому должна выглядеть идеально. И, кстати, может тебе к психологу записаться.
- Не поможет, - отрицательно машу головой.
- Тогда в церковь сходи. Но если честно, ты должна себя простить и отпустить прошлое. Думаю, тогда твои кошмары закончатся.
Лина вновь осыпает нас вопросами. Что такое церковь? Что такое психолог? Под шумные разговоры мы заканчиваем завтрак и идем в салон. А я все обдумываю слова тети. Может, и правда надо в церковь сходить? Поможет ли?
В салоне надо мной колдуют несколько человек. Один занимается прической, другой маникюром, третий макияжем. В итоге, когда мне позволяют посмотреть на свое отражение, то я вижу красивую девушку со сногсшибательным макияжем и прической.
Подхожу к своим родственникам, которые смотрят на меня, не скрывая восторга.
- Маса, ты такая красивая! - восхищается Лина и начинает рассматривать мой маникюр.
Скорее всего, вечером она будет экспериментировать с маминой косметикой.
- Марк, дорогой, как давно ты не заходил к нам.
Резко поворачиваю голову, услышав знакомое имя, в тайне надеясь, что оно принадлежит другому человеку. Но парфюм и взгляд из-под бровей свидетельствуют о том, что это вчерашний клиент-хам. Мы встречаемся взглядами. На долю секунды мне даже кажется, что его зрачки увеличиваются в удивительном восхищении, вероятно, от моего преображения. Его губы слегка искривляются в ухмылке. Но потом выражение его лица так же быстро меняется на маску напыщенного безразличия, и он отводит взгляд. Я возвращаю свое внимание к Тане.
- Теперь моя очередь, - тетя оставляет нас с Линой на мягком диване среди многочисленных журналов. 
Марк вальяжно устраивается на соседнем, закинув одну ногу на другую. Сегодня он одет в рубашку-поло и хлопковые брюки. Замечает мой взгляд и ухмыляется. И какого лешего я смотрю на этого придурка?!
- А где ты лаботаешь? – спрашивает Лина.
- В кафе.
- В каком кафе?
- Где обливает посетителей горячим кофе, - вставляет Марк, проходя мимо нас в мужской зал.
Надо же какой злопамятный! 
- Это плавда?
- Дядя шутит. А кафе называется «Надежда». Помнишь, мы с тобой ходили туда?
- Да, - сестренка улыбается.
К моему счастью, я больше не сталкиваюсь с этим типом. Надеюсь и в кафе его не увижу.
После салона я отправляюсь сразу на работу, а Таня и Лина домой. Изменения в моей внешности сложно было скрыть, и весь день я получаю комплименты от персонала и даже от клиентов. Когда в течение года тебя все считали отбросом общества, непривычно слышать хорошие слова в свой адрес. Поэтому я смущаюсь, а порой, даже краснею. Но я поставила перед собой цель – вернуться в социум и быть полноценным его членом. И, если для этого потребуется повторная социализация, я ее пройду.
По дороге домой звоню маме и делюсь последними новостями. Если для меня все это кажется сном, то для нее и вовсе за гранью фантастики. Об отце я не спрашиваю, а мама не напоминает. Надеюсь, что с моим отъездом он стал спокойнее и не донимает маму из-за меня.
* * *
Неделя пролетает незаметно. С каждым днем я все больше убеждаюсь, что поступила правильно, устроившись официанткой. Чем больше я буду общаться с людьми, тем быстрее начну новую жизнь. Петрович – самый отзывчивый и добрый начальник. Хотя сравнивать мне не с кем, но я уверена, что мне крупно повезло с руководством. Работу я осваиваю быстро. «Черный» столик (так я называю место, где сидит Марк) обхожу стороной. Но каждый раз, случайно встречаясь с ним взглядом, я
вижу надменность. Вот так чашка кофе обеспечила мне недоброжелателя в лице клиента. Не самое лучшее в начале трудовой деятельности, но и не самое страшное. Больше
никаких казусов с обслуживанием посетителей у меня не происходит. Моя жизнь постепенно налаживается. С Линой мы почти нашли общий язык. Она стала более покладистая и уже не так вредничает в общении со мной. Я знаю, потребуется время,
чтобы у нас возникло полное взаимопонимание. Но, замечая те небольшие результаты, что произошли всего за месяц, понимаю, что у нас все получится. Среди персонала я особенно хорошо общаюсь с Ирой. Эта девушка мне очень импонирует. Она веселая и добрая, всегда найдет для тебя добрые и подбадривающие слова. И рядом с ней я всегда смеюсь. Вот и сейчас, остановившись на пару минут возле бара, я прыскаю от смеха от очередного анекдота.
- Всё, я побежала работать, - говорю ей и спешу на террасу.
Самый злой клиент года сидит за одним из столиков, который я тут же мысленно помечаю черной меткой. Сегодня он один, без своей пассии, которая всегда обедает с ним.
Принимаю заказ у двух девушек и делаю вид, что даже не замечаю его.
- Привет, - слышу за спиной знакомый голос, и на моем лице непроизвольно появляется улыбка, - а мой заказ примешь?
Разворачиваюсь к Сереже. Он, как всегда, в хорошем настроении и с широкой улыбкой на лице. Я радушно улыбаюсь в ответ.
- Если подождешь пару минут, - прижимаю к груди блокнот.
- Конечно.
К моему великому сожалению он выбирает столик напротив Марка. Не показывая своего раздражения, иду в кухню. Обслуживаю девушек, а затем подсаживаюсь к Сереже. Новых клиентов нет, поэтому я могу составить ему компанию.
- Тебе очень идет эта униформа. - Сережа накрывает мою ладонь своей.
Мурашки пробегают по коже, и меня охватывает озноб, хотя на улице плюс двадцать.
- Спасибо, - краем глаза замечаю, что Марк внимательно наблюдает за нами, подперев щеку одной рукой. Он даже не пытается это скрыть. А я снова делаю вид, будто не замечаю его любопытного взгляда.
- И ты стала чаще улыбаться, что делает тебя еще красивее.
Краснею и опускаю глаза от приятного комплимента.
- Ты же скоро заканчиваешь. Давай, я провожу тебя до дома, - предлагает Сережа.
- Хорошо. Ты обедай, а мне нужно работать, - это хороший повод покинуть террасу. Если я этого не сделаю, то буду насквозь прожжена взглядом напротив или смущена комплиментами друга. Поднимаюсь на ноги. Но, как бы я не старалась игнорировать Марка, все же смотрю в его сторону. Его взгляд опускается от лица к моим ногам. Отчего я автоматически одергиваю голубое платье-униформу, не доходящее до колен. А затем быстрым шагом покидаю террасу. И все-таки, этот Марк очень странный. Мысленно делаю себе заметку подальше держаться от его столика, его прожигающего и смущающего меня взгляда, и от него самого.
Я возвращаюсь на террасу через десять минут. Марк до сих пор сидит здесь. А я так надеялась, что он уже ушел. Мне не нравится нервозность, которая охватывает меня в его присутствии. Не нравится оценивающий взгляд, направленный в мою сторону. Не нравится, что он каждый день приходит в это кафе. Но я ничего не могу с этим поделать. Как обычно делаю вид, что его здесь нет, и заканчиваю свой рабочий день. Переодеваюсь, прощаюсь со всеми, и мы с Сережей выходим из кафе. Спустя пару шагов он берет меня за руку. Я не возражаю. Его касания успокаивают, а мне сейчас это необходимо. Мы не спеша направляемся в сторону дома через парк. Сережа рассказывает, как прошел его день. Я делюсь впечатлениями от работы.
Садимся на скамейку. Сергей не выпускает мою руку. Я чувствую его медленное поглаживание и перебирание моих пальчиков. У меня перехватывает дыхание от такого трепетного жеста. А вслед за этим просыпается совесть. Я не достойна такого человека, он заслуживает лучшего.
- Маша, - хриплым голосом произносит он.
Его рука перемещается на затылок. Наши лица слишком близко. Он тяжело дышит. Я закрываю глаза. Чувствую касание губами моих губ. Несколько секунд я неподвижна от такого решительного шага с его стороны. Но, когда я начинаю отвечать на поцелуй, раздается сигнал его телефона. Сережа отстраняется от моих губ. Мне требуется еще пара минут, чтобы открыть глаза и посмотреть на него. Он уже достал телефон и смотрит на входящий звонок, а потом сбрасывает.
- Почему ты не ответил на звонок?
Переводит взгляд на меня и пытается улыбнуться.
- Это подождет, - он выглядит смущенным и растерянным.
Даже не знаю, что и думать. Все вышло спонтанно и как-то нелепо. Ссылаюсь на то, что мне пора домой и поднимаюсь. Сережа идет меня провожать, но за руку меня уже не берет. Его действия не укладываются в голове. Я вижу, что нравлюсь ему. Но что-то тревожит его. Может, все дело в тете? В ближайшие дни я обязательно поговорю с ним об этом.
По дороге мы встречаем Ингу и Адель. Они, как и мы, любят гулять в этом парке. Иногда мы гуляем здесь вместе. Девочки нашли общий язык и даже крепко сдружились. Больше разногласий из-за игрушек у них не возникает. Детям проще завести друзей. Они не обдумывают свои поступки, а просто поступают так, как им подсказывает сердце.
- До вечера, - говорит Инга, и мы с Сережей идем к подъезду.
Разговор у нас не клеится. Все как-то неожиданно поменялось после поцелуя, и мы оба чувствуем неловкость.
- До завтра, - он наклоняется и легонько целует меня в щеку. Разворачивается и уходит.
- Пока, - шепчу ему в след, провожая его взглядом. 
***
Бегу на работу. Сегодня я опаздываю на десять минут. На ходу одна из официанток сообщает, что шеф ждет меня в своем кабинете. Как же быстро он заметил мое отсутствие! Надеюсь отделаться выговором. Переодеваюсь и иду к начальству. Сердце бешено стучит, как будто меня ведут на эшафот. Вдох. Выдох. Стучусь и, когда слышу «Входите», заглядываю внутрь.
- Здравствуйте, Аркадий Петрович.
Он начинается смеяться, и смех получается мягким. Не знаю, как реагировать на его приветствие.
- Машенька, я уже и забыл, как меня зовут. Обычно все Петровичем называют.
Вот, значит, в чем причина его веселья. 
- Я опоздала. Этого больше не повторится, - решаю опередить начальство.
- Ничего страшного. Я хочу попросить тебя об услуге. Иришка наша заболела. Опять ангина. Ты сходи, отнеси ей бульончика, а то ее лоботряс еще не вернулся из командировки. Кто за ней присмотрит?
- Заболела? Лоботряс? – повторяю невпопад.
- Парень ее. Она тебе не говорила о нем? Ну, какие же вы подруги, если о парнях своих не рассказываете друг другу, - снова этот мягкий смех, - держи ее адрес. Это недалеко. Не заблудишься. Идем на кухню.
Повар протягивает мне корзину для пикника. Судя по весу, они с Петровичем решили откормить Иру. Решаю не переодеваться. Только меняю лодочки на кеды.
Через пятнадцать минут я нахожу нужный дом. На мое счастье из подъезда выходит молодая девушка, и я быстро забегаю внутрь. Мне нужно на седьмой этаж, поэтому без лифта не обойтись. Нажимаю нужную кнопку. Двери практически закрываются, но мужская нога, о чем свидетельствует обувь примерно сорок третьего размера, раздвигает их. Я смотрю, как обладатель карих глаз и взрывного характера заходит в лифт и встает напротив меня. Он смотрит на панель управления и не нажимает кнопку своего этажа. Все вокруг наполняется его ароматом. Марк даже не думает отводить взгляд, поэтому это делаю я. Смотрю на пол, на мужские туфли - куда угодно, только не на него. Надеюсь, ему нужно на четвертый этаж, а лучше на третий. Потому что в кабинке становится душно.
Очень душно. И, кажется, у меня закладывает уши. Мне срочно нужно на свежий воздух. Этот мужчина заполняет практически все пространство в лифте. Чувствую на себе его пронзительный взгляд, но глаза не поднимаю. Мне кажется, лифт так медленно двигается. Мы молчим. Наконец-то, кабина останавливается на моем этаже, и двери открываются. Марк не двигается. Мне приходиться протиснуться мимо него, и я задеваю парня плечом. Он не издает ни звука, но я чувствую его взгляд у себя за спиной. Делаю вид, что не замечаю и подхожу к квартире с номером сто пятнадцать. Нажимаю на звонок. Мой палец накрывает чья-то рука. Но мне не нужно разворачиваться, чтобы понять кто это.
- У нас, оказывается, много общего, - слышу нотки ехидства, потом добавляет, - неуклюжая Маша.
По спине пробегает холодок. Меня злит его сарказм, но я стараюсь держать себя в руках.
- Разве, неуравновешенный Марк? – поражаюсь спокойному тону своего голоса.
- Больше, чем ты предполагаешь, - его теплое дыхание опаляет мою шею.
Я не успеваю ничего ответить, так как щелкает дверной замок, и на нас смотрит светловолосый парень.
- Привет, - обращается ко мне, - Марк, - переводит взгляд на моего компаньона поневоле и протягивает ему руку.
Видимо, у нас есть с этим хамом общие знакомые.
- Привет. Ира здесь живет? – вставляю я.
- Здесь-здесь, - Марк кладет руки на мою талию и подталкивает в квартиру.
От его теплых ладоней я чувствую, как по всему телу распространяется жар. Моя кожа покрывается мурашками. Мне одновременно хочется быстрее избавиться от этих ощущений и, в то же время, продлить их. Но, как только захожу в квартиру, я отстраняюсь от него.
- Маша, привет! – удивленно восклицает Ира и доброжелательно улыбается. – Какими судьбами?
- Вот, - протягиваю ей корзину, – меня Петрович отправил. Как ты себя чувствуешь?
- Петрович, - Ирина смеется, - тогда все понятно, он как всегда, добрая душа, заботится обо всех. Мне уже лучше. Ну, ты проходи, чаем угощу, - она передает корзину своему парню.
- Ах, да, познакомьтесь, это мой Игорь, – указывает на блондина, - а это Марк – друг Игоря, - улыбается, - хмм... ну, вы немного уже знакомы.
Марк ехидно улыбается, - Ага, знакомы.
Игорь выгибает бровь, но ничего не говорит. Ира приглашает всех на кухню. Она начинает спешно накрывать на стол.
Я ей предлагая свою помощь,- Давай я чай разолью,- тянусь за чайником. Позади себя слышу покашливание. Поворачиваюсь.
- Ириш, ты бы лучше сама, а то от ее помощи можно еще один ожог получить,- с язвительной ухмылкой произносит Марк и смотрит на меня.
Вот злопамятный гад, опять издевается! Меня так и подмывает ответить на его колкости что-то грубое, но решаю промолчать, и продолжаю помогать Ире накрывать на стол.
Чаепитие проходит относительно спокойно, не считая того, что Марк красочно описывает по просьбе Игоря наше знакомство. Особо акцентируя внимание на том, как тщательно я вытирала его брюки. И только сейчас я понимаю, как это ужасно выглядело со стороны и начинаю гореть от стыда. Стыд сменяется злостью на этого мужчину, сидящего напротив, и на Иру за то, что не сказала о дружбе с Марком, и на Петровича за то, что отправил меня сюда и теперь мне приходиться выслушивать шуточки о себе самой, и на …. Игоря. А он-то в чем виноват? Вспоминаю, что он друг Марка. А это повод злиться. Смотрю на часы.
- Мне пора на работу.
- Посиди еще немного, - просит Ира.
- Петрович меня уволит.
- Не переживай, он же сам тебя отправил ко мне.
- Да, но скоро начнется наплыв посетителей. Мне пора. Выздоравливай, - я поднимаюсь из-за стола и направляюсь к двери.
Ирина идет меня провожать. Следом за нами выходят парни.
- Мне тоже уже пора. Работа зовет, - Марк пожимает руку Игорю, - Ириш, выздоравливай.
Меня охватывает волнение и возмущение. Опять с этим типом ехать в одном лифте? Выходим за дверь, и я смотрю на лестничный пролет.
- Я не кусаюсь. Поехали, - вдруг доносится у самого уха.
Вздрагиваю, чем вызываю у него усмешку. Немного поколебавшись, захожу в лифт. Не хочу, чтобы он думал, будто я его боюсь. А я его боюсь? Нет. Но его присутствие, однозначно, выводит меня из равновесия. И мне это не нравится. В лифте я рассматриваю надписи на стенах, делая вид, что это самое интересное занятие в мире. Но я же должна занять себя чем-то, иначе просто-напросто упаду в обморок. Ну и жара сегодня… в лифте. Особенно, когда тебя рассматривают, словно через лупу. Еще чуть-чуть и я расплавлюсь под этим взглядом. Но, на мое счастье, мы быстро доезжаем до первого этажа.
Оказавшись на улице, вздыхаю полной грудью. Мне нужен кислород.
- Нам по пути, давай подкину, - слова Марка останавливают меня.
Поднимаю на него глаза. Нет ни насмешки, ни улыбки.
- Спасибо, пешком доберусь, - и направляюсь в сторону кафе, не дав ему возможности что-то сказать в ответ.
Через пару секунд я вздрагиваю от сигнала машины, а улыбка Марка и вовсе приводит в ярость.

Глава 9
Мои дни расписаны по часам. До обеда я присматриваю за Линой и занимаюсь домашними делами, затем передаю ее Сереже, он везет сестренку в центр детского развития, а я бегу на работу. К концу моей смены Сергей привозит Лину в кафе, и мы с ней возвращаемся домой или гуляем в парке до прихода тети. И только ночи остаются неизменными: сон, кошмар, чтение книг почти до рассвета.
Мой круг общения постепенно расширяется. Коллектив кафе приветливый, всегда подскажут и помогут, если я обращаюсь за помощью.
После нашего с Сергеем поцелуя нам так и не удалось поговорить. Всю неделю он занят на работе. Видимся с ним только мельком, когда он забирает и привозит Лину. А мне очень не хватает наших разговоров и его веселой компании. Очень надеюсь, что на выходных он будет свободен и нам удастся пообщаться, как раньше.
Ира все еще на больничном, и, хотя я до сих пор на нее зла, должна заметить, что скучаю по этой девушке.
Марк появляется в кафе каждый день в обеденные часы. После случайной встречи в квартире Игоря и Иры он лишь бросает взгляды в мою сторону, а я по-прежнему обхожу стороной «черный» столик.
Погруженная в свои мысли, я вхожу в кафе и иду в комнату для персонала, но возле бара меня останавливает Ира.
- Маш, привет. Не хочешь поздравить именинницу? – с радостной улыбкой произносит она.
- Привет, - получается сухо. Я еще обижена за то, что она промолчала о своей дружбе с Марком, - с днем рождения.
- Все еще злишься на меня?
- Да, - признаюсь честно.
Огибает барную стойку и подходит ко мне.
- Ну, прости,- берет меня за руки, - надо было сразу тебе сказать. Понимаешь, просто не было подходящего случая, я даже не предполагала, что вы столкнетесь у нас дома.
- Значит, если бы я не пришла к тебе тогда, то до сих пор бы ходила в неведении? – возмущенно приподнимаю бровь.
- Конечно же, нет. Я собиралась тебе рассказать о Марке и об Игоре. Простишь меня, дуру бестолковую? - сжимает мои руки и с искренним сожалением смотрит мне в глаза. Не хочу из-за этого Марка ссориться с Ириной. У меня здесь кроме Сережи нет друзей, а Ира хорошая девушка, с которой я хотела бы дружить.
- Ладно уж, прощаю, - улыбаюсь.
- Спасибо, что не держишь зла, - смеется Ира и дружески обнимает меня за шею.
Интересуюсь состоянием ее здоровья и еще раз поздравляю с днем рождения. Ира делится планами на выходные. В отличие от меня, рабочий день у Иры длится с десяти утра до двенадцати ночи, и поэтому праздновать она будет в субботу.
- О, нет, прости, я не могу поехать с вами.
Отправляться с ее друзьями на озеро, да к тому же с ночевкой, не самая лучшая идея.
- Там будут все свои: Игорь, наши друзья, несколько коллег по работе, даже Петрович поедет.
- Ага, и этот …. Марк, - хмыкаю я.
- Нет, его не будет,- уверяет меня Ирина.- Они с Игорем сегодня вечером уезжают в командировку. Игорь вернется в пятницу, а Марк останется еще на пару дней. Его точно не будет на моем дне рождении.
Если этого типа не будет, то можно поехать. Я уже забыла, когда в последний раз веселилась в большой компании.
- Можешь взять с собой своего парня, - Ира подмигивает.
- Парня? У меня нет парня, - смеюсь.
- А что это за красавчик был с тобой в кафе? Ты думала, я ничего не замечу, а? – обнимает меня за плечи, и мы идем в комнату для персонала.
- Это Сережа, и мы с ним друзья, - воспоминания о нем заставляют улыбнуться, и по телу растекается тепло.
- Ну, мне ты можешь не рассказывать сказки. Я видела, как вы держались за ручку, какие взгляды он бросает на тебя. Однозначно, вы не друзья, - хитро улыбается.
- Хорошо, хорошо, - смеюсь, - он мне нравится, и мы целовались, - закрываю лицо ладонями от смущения. - Но понимаешь, все так непонятно между нами.
- Ну, вот и поговорите на озере. Природа, водичка, солнышко, романтика одним словом. Вы официально приглашены с Сережей на мой день рождения.
- Я подумаю над твоим предложением. 
- Учти, - улыбается, прищуривая глаза,- отказа не приму, - с этими словами Ира выходит из подсобки, оставляя меня одну.
Мне очень хочется съездить отдохнуть на природе, тем более там не будет этого Марка. Но по поводу Сережи я сомневаюсь. Я не хочу, чтобы он посчитал меня навязчивой.
Поэтому вряд ли приглашу его с собой. Еще одна немаловажная деталь – отпустит ли меня Таня.
В течение дня Ира напоминает о том, что ждет моего ответа, подключив к своей команде Петровича и коллег, которые приглашены. В конце концов я соглашаюсь, но предупреждаю, что окончательно будет известно после разговора с тетей.
В обед как обычно в кафе появляется Марк со своей девушкой, женой или подругой. Не знаю, кем ему приходится эта эффектная брюнетка, но обедают они всегда вместе. Но то, как она смотрит на него с обожанием, не оставляет сомнений, что они больше чем друзья или коллеги. Но он в свою очередь скуп на проявление каких-либо чувств, лишь изредка улыбается в ответ на ее рассказы. Я, естественно, делаю вид, что этот человек мне не знаком, обходя их столик стороной. В какой-то момент, когда наши взгляды пересекаются, мне кажется, что он кивает в знак приветствия. Но посчитав это
галлюцинацией, переключаю внимание на работу. Спустя пятнадцать минут я смотрю на их опустевший столик. Теперь я могу работать спокойно, а не под пристальным вниманием карих глаз.
Как ни странно Таня не против того, чтобы я поехала с друзьями на озеро. Все мои мысли теперь заняты поездкой на выходные. Слишком долго я была лишена дружеской компании и от этого непроизвольно чувствую волнение.
***
- Уже выхожу, - говорю Ире и отключаю вызов.
- Если что, сразу звони мне, - уже в дверях говорит тетя.
Она волнуется за меня, так как не знает никого из моих новых знакомых. Но, тем не менее, считает, что отдых мне необходим, и я полностью с ней согласна. Сережу я так и не решилась пригласить. Наши отношения пока остаются в статусе «друзья». Попыток поцеловать меня он больше не делал, но при этом очень нежен со мной и при каждом удобном случае проявляет это либо в легких касаниях, либо в комплиментах. Выхожу из подъезда и ищу глазами машину марки «Лексус».
- Маш, мы здесь, - радостно кричит Ира и машет мне рукой. Машу ей в ответ и иду к черному автомобилю.
Приветствую Игоря, вручаю подарок имениннице, и мы отъезжаем. Петрович и коллеги едут следом на машине нашего шефа. Настроение у всех приподнятое. Игорь оказался веселым и компанейский парнем. Всю дорогу он развлекает нас смешными анекдотами и рассказами. Для меня не остается не замеченным, как он смотрит на Иру влюбленными глазами, и в них столько тепла, столько нежности. Какие же они счастливые.
Непроизвольно всплывают воспоминания. Нет, нет... зажмуриваю глаза, пытаясь прогнать прочь неуместные воспоминания. Стараюсь себя отвлечь и вникнуть в суть очередной шутки Игоря. Так мы и добираемся до озера. Место живописное. Все утопает в зелени и цветах. Относим свои вещи в летний домик, забронированный заранее. Пока все размещаются, Ира предлагает нам прогуляться к озеру. И я с радостью соглашаюсь.
Небольшой спуск по каменистой поверхности приводит к песчаному пляжу. Видимо, песок сюда завезли, потому что он отличается от того, что я видела в своем поселке.
Скидываю сланцы, и пятки касаются горячего песка. Просто блаженство. Мне не терпится скинуть с себя пляжные шорты и футболку, чтобы окунуться в воду. Я люблю плавать, но в прошлом году я была лишена этого из-за вынужденного заточения. Сегодня я наверстаю упущенное. Вступаю в воду. Она прекрасно охлаждает после горячего песка.
- Как же здесь хорошо! - восхищаюсь я, и меня переполняют радостные эмоции.
- А ты не хотела ехать, - замечает Ира.
- Но я же здесь, - улыбаюсь.
Мы прогуливаемся вдоль берега, на котором лежат пара огромных камней, напоминающих скалы. Предлагаю Ирине взобраться на них, но она категорично отказывается, а я отмечаю про себя, что позже обязательно сюда вернусь. Мы возвращаемся к домику. Мужская половина занимается шашлыком, а женская накрывает на стол, который расположен в беседке недалеко от домика. Сигнал машины отвлекает от этого дела. Я замираю. Глазам своим не верю! Из машины выходит Марк, ослепляя всех своей улыбкой. В изумлении и негодовании смотрю на его довольную физиономию.
Пассажирская дверь открывается и появляется миниатюрная блондинка. Она снимает солнцезащитные очки с кукольного личика. Милое создание. Интересно, а где же его пассия из кафе? Хотя сейчас меня больше волнует другой вопрос: «Что он здесь делает?» Обращаю свой гневный взгляд на виновницу торжества. Ира стоит в полной растерянности, и по выражению ее лица, я понимаю, что она не меньше моего удивлена появлению Марка. Это радует, иначе о дружбе с ней мне пришлось бы забыть.
- Марк, ты же вроде в командировке должен быть, - удивленно говорит Ира.
- Ириш, разве я мог пропустить твой день рождения? А ты что, не рада меня видеть? -смеется и подходит к имениннице, обнимает и целует в обе щеки.
- Снежана, - девушка мило улыбается. Странно, что она сама представляется, а не Марк знакомит ее.
Она начинает восторгаться местными пейзажами, а я отворачиваюсь и возвращаюсь к нарезке овощей.
- Я бы не доверял нож Маше, - слышу ехидный голос этого придурка. Вот же гад, достал уже. А что еще от него ожидать? Теперь он постоянно будет донимать меня своими язвительными шуточками. Бросаю в его сторону недовольный взгляд.
- Марк, оставь Машу в покое, - вступается Ира.
- Да я даже не прикоснулся к ней, - отшучивается гад и лыбится.
- А про это, дружок, забудь. У нее есть парень.
После слов Иры приподнимаю подбородок. Неужели он думает, что все без ума от него. Какая самоуверенность! Окидываю его высокомерным взглядом и переключаю свое внимание к нарезке. Я не позволю этому типу испортить мне отдых!
Конечно же, ему удалось испоганить такой прекрасный день. Нет, ко мне он больше не обращается, даже свои шутки не применяет, наслаждаясь обществом своей подруги, которая, буквально облизывает его, что ужасно раздражает. Даже присутствие за столом Петровича не мешает им целоваться и лапать друг друга у всех на глазах. Но что
действительно доводит до бешенства, так это его взгляд, обращенный в мою сторону, каждый раз после того как он отрывается от губ девицы и облизывает свои, при этом наблюдая за моей реакцией. Вдоволь насмотревшись на все это безобразие, я решаю искупаться. Тихонько встаю из-за стола, не привлекая к себе внимания, и направляюсь к озеру. Сейчас мне хочется немного побыть одной. Скидываю одежду и погружаюсь в воду. Какая благодать. Все мысли уносятся прочь, тело расслаблено. Я наслаждаюсь купанием. Не знаю сколько времени я провожу в воде, но когда начинает сводить палец от судороги, я решаю вернуться на берег. Бреду по песчаному дну и спотыкаюсь о камень. Падаю. Чувствую жжение в области коленки. От боли на глаза наворачиваются слезы.
Добираюсь до берега и начинаю осматривать себя. Коленка содрана. Почему я такая невезучая! Слезы одна за другой стекают по моим щекам. Даже во время отдыха я умудряюсь пораниться. Что не так со мной? Слышу шорох шагов. Глотаю слезы.
- Кого на этот раз ты чуть не сделала калекой? – доносится язвительный голос Марка.
У меня нет сил с ним пререкаться и спорить. Поднимаю голову и смотрю на него.
Плевать, что он видит меня в слезах. Плевать, что я выгляжу в его глазах жалкой и беспомощной. Я устала быть сильной. Потом я снова найду силы бороться. А сегодня я буду уязвимой, ранимой, искалеченной и вызывать жалость окружающих.
Ухмылка на его губах сменяется встревоженностью. Опускается на колени возле меня.
На меня смотрят те же карие глаза, но в них нет ни грамма иронии, а прослеживается сострадание и сочувствие. Если бы мы не были знакомы, то я бы подумала, что он действительно беспокоится за меня.
- Дай посмотрю, - пытается дотронуться до моей коленки. Непроизвольно отодвигаюсь назад. Но это его не останавливает. Он берет меня за щиколотку и рассматривает ссадину.
- Ну, и как тебя угораздило пораниться? – в его тоне ни единого намека на насмешку.
Моя нога зажата между его ног. Чувствую, как его пальцы очень нежно двигаются вдоль моей ноги от коленки к щиколотке. От его прикосновений по телу пробегает приятная волна мурашек, пробуждая во мне давно забытые ощущения. Горло сдавливает, и я на мгновение замираю, не зная как реагировать на прикосновения этого мужчины. Передо мной совсем не тот человек, который взбесился из-за пролитого на него кофе, не тот человек, который язвил мне при каждом удобном случае. Сейчас на меня устремлен искренний взгляд полный нежности. Я словно загипнотизирована им и забываю как дышать. Марк обхватывает мое лицо ладонями, проводит большим пальцем по моей щеке, нежно вытирая слезы. Этот жест возвращает меня к реальности.
- Не трогай меня, - шиплю я. Мои слова и тон голоса словно защита от этого противоречивого человека.
В одну секунду он меняется в лице и больше нет в его взгляде заботы и нежности, а только злость.
- Дура! Я же помочь пытаюсь, - выплевывает каждое слово, - иди в дом и продезинфицируй рану, - поднимается на ноги, отходит в сторону, нервно сбрасывая с себя одежду, и идет к озеру. Невольно любуюсь его обнаженным накаченным торсом.
Какая красивая фигура у этого мужчины. Продолжаю сидеть на песке, пока его силуэт не исчезает в воде. И тело, и лицо красивые, а вот душа …. Я больше никогда не попаду в капкан таких парней, как Влас или Марк. Никогда! Обида и злость настолько переполняют меня, что я забываю о ране, поднимаюсь и быстрым шагом иду в сторону нашего домика.
По дороге встречаю Снежану.
- Ты не видела Марка? – спрашивает она. Какой же у нее мерзкий голос.
Мне просто противно ее поведение. Все время вешается на него. Надо же иметь хоть какое-то приличие и чувство собственного достоинства. Молча указываю рукой в сторону озера и продолжаю свой путь.
Ира машет мне рукой и встает из-за стола, спеша ко мне.
- Маш, мы тебя потеряли. Где ты была?
Я опускаю глаза и иду в дом. Ира меня догоняет и разворачивает к себе.
- Маш! Что случилось? Ты плакала?
Я показываю на свою коленку и тяжело вздыхаю.
- Ого, ты что упала? О боже, - Ира смотрит на мою ногу. - Маш, где тебя так угораздило?
- Ириш, у тебя есть аптечка? Надо бы промыть и продезинфицировать рану.
- Да, конечно. Сейчас принесу, ты присядь пока, - заводит меня в свою комнату. 
Возвращается с аптечкой и обрабатывает рану.
- На пять минут тебя нельзя оставить, - произносит она, наклеивая пластырь.
- Прости. Иди к гостям. Я только переоденусь и присоединюсь ко всем.
- Хорошо, - сжимают руку, - но если что-то не так, то сразу скажи мне. Я имею в виду... Марка, - серьезно смотрит мне в глаза, пытаясь разгадать мою реакцию.
- Все хорошо, правда. Беги к своему парню, - улыбаюсь.
Мы расходимся с Ирой в разные стороны: она возвращается к гостям, а я иду в свою комнату. Открываю дверь и застываю в полном шоке. На моей кровати, практически обнаженные, два разгоряченных тела. Юбка Снежаны задрана до пояса, футболки и вовсе нет. Смотрю на мужские руки, блуждающие по стройному телу девушки. Ее дикий стон выводит меня из шокового состояния. Перемещаю свой взгляд от жадно блуждающих рук к карим глазам, но в них нет даже искры затуманенной похоти, а только наглая надменность. Он в упор смотрит на меня, и его рот искривляться в саркастической ухмылке. Меня пронзает волна злости. Какой же он мерзкий тип. Он специально приволок эту девку в мою комнату, на мою кровать. Сжимаю кулаки. К горлу подступает тошнота. Я зажмуриваю глаза. Вдох. Выдох. Разворачиваюсь и выбегаю из комнаты, с грохотом
захлопывая дверь. В коридоре встречаю Петровича, который пытается мне что-то сказать, но я не могу сейчас его слушать. Меня тошнит. Бегу к озеру. Не знаю что со мной. Тяжело дышу. Не хочу здесь больше находиться. Ни одной минуты не выдержу рядом с этим гадом. На ходу набираю номер Сережи, и, услышав его тихий голос, умоляю забрать меня отсюда.
- Маша, что случилось? Тебя кто-то обидел? - встревожено спрашивает Сережа.
- Пожалуйста, просто забери меня отсюда, - умоляющим голосом произношу, не отвечая на вопрос.
- Хорошо, хорошо, только скажи, где ты находишься, и я заберу. С тобой точно ничего не случилось? - взволнованно переспрашивает Сергей.
- Точно. Я очень жду тебя, - пытаюсь сдерживать себя, чтобы не зарыдать в трубку.
Диктую ему координаты. Сережа заверяет, что через полчаса заберет меня, и я завершаю вызов. Опускаюсь на песок и обхватываю руками колени, на которые капают крупные капли слез. Я не хочу плакать, но не в силах остановиться. Чувствую себя эмоционально опустошенной. Ненавижу его! Какой же он подлый и мерзкий человек! Он специально выбрал мою комнату для своих оргий! Всхлип. Почему в жизни мне попадаются такие типы? В жизни я всегда пытаюсь стороной обходить таких людей, но их притягивает ко мне, словно магнитом. Всхлип.
- Дочка, - теплая рука ложиться на мои плечи, и я вздрагиваю, - это я, не бойся, - Петрович прижимает меня к себе, и я даю волю слезам. – Поплачь, девочка, поплачь, - нежно и успокаивающе поглаживает меня по спине, - иногда это полезно, выплакать все свои печали и горести. Намного хуже, когда сухие глаза, а плачет душа, уж поверь мне старику, - тяжело вздыхает.
Когда рыдания переходят на всхлипы, я отстраняюсь от своего начальника.
- Простите, я...
- Такие молодые, а уже такие сломленные, - тихо произносит он, смотря на водную гладь.
Да. Сломленная. Как точно он подобрал слово. Я уже никогда не буду цельной. Можно залатать рану, но каждый раз она будет ныть и кровоточить, напоминая о прошлых ошибках.
- Ты не отчаивайся, Машенька, - в груди что-то сжимается от такого родного и по-отечески нежного "Машенька".
- Спасибо, - шепчу я.
- Пока не за что, - добродушно улыбается, - найдешь ты еще свое счастье.
Киваю в ответ, не веря его словам.
- Все будет хорошо, дочка, - будто читая мои мысли, говорит шеф, - у тебя точно оно будет, а на Марка ты не обижайся. Он парень не плохой, но жизнь его потрепала и сломила. Вот в его счастье я сомневаюсь, - обреченно вздыхает.
Не хочу слышать это имя, но факт того, что мой начальник говорит о нем - дает понять - у Марка свое не самое счастливое прошлое. Петрович молчит, а я не расспрашиваю. Так, в полной тишине, мы сидим какое-то время, наслаждаясь красотой раскинутой вокруг и стрекотом сверчков, пока до нас не доносится урчащий звук мотора.
- Решила уехать? - уточняет шеф.
- Да... Так будет лучше, - поднимаюсь, стряхивая с себя песчинки.
- Возможно. Ну, ты беги, а я еще посижу тут немного, - задумчиво говорит Петрович.
По тропинке добираюсь до домика. Вижу Сергея, поддаюсь эмоциям и бросаюсь в его крепкие и родные объятия, утыкаюсь в грудь.
- Ну, что ты, моя хорошая, - проводит ладонью по спине,- я здесь. Я приехал. Давай отвезем тебя домой. Где твои вещи? - я отстраняюсь и киваю головой в сторону домика.
Взявшись за руки, мы проходим мимо людей, с которыми я провела этот день.
- Уже удираешь? – слышу ненавистный мне голос, - а впредь, - Марк выставляет вперед палец, - запомни, воспитанные и взрослые люди стучатся, прежде чем врываются в комнату и прерывают людей на самом интересном моменте, - зло ухмыляется.
От такой наглости я просто теряю дар речи. 
- И не надо хлопать дверью. Она здесь не причем, - хмыкает и отворачивается, запускает руку в волосы, тормоша свою шевелюру.
Собравшиеся вокруг нас люди стоят с открытыми ртами, не понимая, что происходит. Я уже не контролирую себя и выпаливаю все, что накопилось за этот день. 
- А придуркам, вроде тебя, не надо занимать чужие комнаты, или хотя бы научиться запирать двери, если уж так невтерпёж потрахаться, - срываюсь на нервный крик.
- Да пошла ты... соплячка!
- А ты... а ты... наглый придурочный сноб! - выпаливаю я.
Его лицо становится пунцовым от злости. Между нами встают Ира с Игорем. Краем глаза замечаю, что Сережа ринулся в сторону Марка. Но Игорь успевает встать между ними и уводит своего друга. Я тяну Сережу к машине, а вслед доносится грохот перевернутых стульев и глухие звуки бьющейся посуды...
Ира подбегает ко мне и начинает извиняться за этого придурка. Успокаиваю, говоря, что ее вины здесь нет. Прошу девушку захватить мои вещи, и мы отъезжаем.
По дороге Сережа не досаждает меня расспросами, за что я ему безмерно благодарна. Из динамиков доносится приятный голос Сати Казановой в дуэте с Батиштой. Песня «Чувство легкости» заканчивается, и я прошу Сережу поставить ее на повтор. До самого дома играет одна и та же композиция.
- Сереж, прости, что сорвала твой выходной, - эмоции улеглись, и сейчас мне стыдно за свое поведение. Я не должна была звонить ему и просить приехать.
- Не знаю, что произошло между тобой и этим парнем, расскажешь сама, если захочешь, но знай, я всегда приду к тебе на помощь, поэтому не извиняйся, ты правильно сделала, что позвонила мне, - убирает прядь волос со лба. Наклоняется и нежно касается моих губ.
- Я провожу тебя до квартиры, - шепчет он.
Киваю в ответ. Возле квартиры я не сдерживаюсь и обнимаю его за талию, шепча «спасибо». Целует в макушку и уезжает на лифте.
Тетя удивлена моим возвращением, но разговоры решает оставить до утра. Ложусь спать и как только закрываю глаза, снова вижу их, Марка и Снежанну. Когда-то я была отдана такой же страсти. Воспоминания лавиной накрывают меня...

Глава 10
1 год и пять месяцев назад
Влас рисует пальцем узоры на моем животе. От его прикосновений я чувствую приятное тепло, разливающееся волнами по всему телу. Он всегда нежен со мной, словно я хрупкое стекло.
- После возвращения из дома ты всегда грустная. Почему? - шепотом спрашивает он, хотя в комнате мы одни. Моя соседка приедет только завтра.
Печально вздыхаю. Не знаю, стоит ли ему рассказывать о своем отце. Семья Власа абсолютно другая. Мы будто из разных миров.
- Маша? - дотрагивается до моей щеки и заставляет посмотреть на него, - расскажи мне, что случилось. Я же вижу, что ты чем-то расстроена.
- Все хорошо. Правда, - заверяю его и улыбаюсь. - Лучше расскажи, чем ты занимался на выходных? - пытаюсь увести разговор от неприятной мне темы.
- Понятно, - ложится на спину.
- Влас? - кладу голову ему на грудь.
- Что? - пытается придать тону голоса безразличие.
- Это семейное, понимаешь? - тяжело вздыхаю.
Проходит время, прежде чем он разворачивается и нависает надо мной.
- Как ты не можешь понять, что я люблю тебя, и все, что происходит с тобой, для меня важно! - возмущенно произносит Влас.
Глаза в глаза. Синхронный стук сердец. Дыхание в унисон. Губы сплетаются в страстном поцелуе.
- Я люблю тебя, Маша, - шепчет в губы, - и видеть, как тебе плохо, мне невыносимо. Хочу быть для тебя всем: семьей, защитником, другом, братом, любовником. Всем, понимаешь? Хочу, чтобы ты доверяла мне, - Влас не на шутку рассердился.
- Влас, - мой голос отдает хрипотцой.
- Знаешь, что я делал все выходные? 
Отрицательно качаю головой. 
- Рассматривал твои фотографии. Два дня я только и думал о тебе, о нас. Засыпал и просыпался с одной мыслью - о тебе. Тебя нет рядом, и все валится из рук. Я не знаю, что со мной, сам в шоке, но знаю одно - без тебя мне плохо, - протяжно вздыхает.
- Ох... Влас… - глаза щиплет от непрошеных слез.
- Маша, - перебивает меня, - я люблю тебя так, что самому страшно от этих чувств. Теперь я понимаю, что значит "потерял голову", - ухмыляется, - доверься мне, любимая. Прошу, - ласково проводит по моей щеке пальцем, вытирая слезинку.
- Хорошо, - шепчу я.
Нежно касается моих губ, а затем ложится на бок так, чтобы мы смотрели друг другу в глаза, и я рассказываю ему о своей семье. Влас внимательно слушает, не перебивая, только по его хмурому взгляду понимаю, что ему не нравится мой рассказ.
- Ужасно видеть родного человека абсолютно другим. Раньше папа был для меня примером во всем, а теперь я содрогаюсь от ужаса, что мой муж будет таким же, - поднимаю глаза на Власа.
- У нас никогда так не будет,- крепче меня обнимает, - обещаю тебе, - целует в висок.
Прижимаюсь к его груди. Я верю! Верю как самой себе. Я целиком и полностью доверилась этому человеку.
***
Я кружусь перед зеркалом. Сегодня День влюбленных, и скоро должен приехать Влас. Я в прекрасном настроении, но все же немного нервничаю.
- Красотка! - Рита смотрит на меня с восхищением, - Влас итак пылинки с тебя сдувает, а теперь вообще будет бояться дышать в твою сторону, - шутя, подначивает меня подруга.
- Я так счастлива! - прикладываю ладони к щекам, которые буквально горят.
- Это и слепой заметит, - смеется, - ну все, беги уже, а то твой принц тебя заждался, - Рита подает мне пальто.
Последний раз бросаю взгляд на свое отражение в зеркале. Платье дымчатого цвета до колен сидит идеально. Волосы распущенны и струятся по спине легкими волнами. Всё как любит Влас.
- Хорошо тебе отметить день влюбленных, - целую подругу в щеку и выхожу из комнаты.
- Машенька, какая ты красивая! - останавливает меня вахтер.
- Спасибо, Нина Владимировна. Меня сегодня не ждите, - предупреждаю ее.
- Поняла уже, - подмигивает мне. 
Открываю входную дверь, и меня сразу пробирает озноб от мороза. Брр, как сегодня холодно. Влас стоит возле машины. В руках у него охапка пурпурных роз. Боже! Какие они красивые! А он… я не могу оторвать взгляд от своего парня, который смотрит на меня с нежностью. У меня нет никаких сомнений, что он меня любит. Моя душа ликует. Он самый дорогой мне человек после мамы. Иногда даже становится страшно от мысли, а вдруг мы бы не встретились … Влас медленно идет ко мне на встречу, наши глаза прикованы друг к другу. Мое сердце грохочет в груди, ускоряя ритм от переизбытка чувств к этому парню. Он подходит, вручает цветы и очень бережно берет мое лицо в ладони, прикасается к губам в нежном поцелуе, потом отстраняется и всматривается мне в глаза.
- Машенька ... Моя девочка, - прислоняется своим лбом к моему и закрывает глаза. Мы стоим на крыльце общежития, как безумно влюбленная парочка. И нам дела нет до окружающих. Наплевать на всех и всё ... И пусть весь "мир" летит к чёрту. Сейчас есть только мы. Чувствую себя бесконечно любимой и желанной женщиной!
- Спасибо за цветы – шепчу я. 
- Маша, - сердце готово выпрыгнуть из груди, когда он шепчет мое имя и смотрит так, словно я самое прекрасное создание на Земле, - я люблю тебя, - снова дарит один из своих страстных поцелуев. Мне всегда будет мало его прикосновений и поцелуев, его всего.
Отстраняется и обнимает за талию.
- Идем, моя принцесса, - радостно произносит Влас.
- Ты как всегда не скажешь, куда мы едем? – прикусываю губу.
- Как всегда, - подмигивает и улыбается.
Как только мы отъезжаем от здания, Влас включает аудиосистему, и мы наслаждаемся песней «Тебе принадлежу»:
Ты мои слезы
Ты мое сердце
Ты частичка тепла
Никуда мне не деться
Моя жизнь только ты
От тебя она зависит
Если ты уйдешь
На волоске она повиснет
Я касаюсь твоих губ
Я касаюсь твоих плеч
Теплоту твоих глаз
Я хочу в душе сберечь
Не держи меня пожалуйста когда я ухожу
Ведь я целиком и полностью Тебе принадлежу…

Сердце неистово колотится от его послания через музыку. Смотрю на своего любимого человека. Он не сводит взгляд с дороги, а я, пользуясь моментом, любуюсь его красивым лицом. Мой подарок с небес, правда, не знаю за какие заслуги.
Мы подъезжаем к одному из самых дорогих ресторанов в городе. Я начинаю ерзать на сиденье от волнения, потому что не привыкла посещать такие места.
- Маш, прекрати нервничать, - Влас берет мою руку и подносит к своим губам.
- Ты же знаешь, я чувствую себя не комфортно в таких пафосных заведениях.
- Привыкай, нам придется часто в них бывать, - улыбаясь, произносит он.
- Я постараюсь, но ничего не обещаю, - обреченно вздыхаю.
Влас выходит из машины и, как истинный джентльмен, открывает мою дверь, и подает руку.
Администратор провожают нас в вип-кабинку, где я немного успокаиваюсь. Влас, как обычно, делает заказ на свое усмотрение. А я настраиваю себя, чтобы вручить ему свой подарок. Очень сложно что-то подобрать для человека, у которого есть абсолютно все, но меня спас сокурсник. Семен держит небольшую мастерскую, где занимается гравировкой надписей практически на всех изделиях. Я остановила свой выбор на брелке.
- Влас, - наконец, решаюсь я.
В этот момент входит официант с серебряным блюдом на подносе и останавливается в дверях.
- Маш,- прикладывает палец к моим губам и слегка улыбается,- прости. Я хочу… в общем, сюрприз для тебя, - Влас замолкает. Волнуется. Не пойму, что происходит. Смотрю на него с удивлением. Он подзывает официанта кивком головы. Тот подходит с подносом к нам ближе. Мой парень поднимет крышку, и я вижу маленькую бархатную коробочку красного цвета в форме сердца. Влас берет ее в руки и смотрит внимательно на меня. Я не знаю как себя вести, просто сижу, приросшая к стулу. Сердце стучит так, что мне, кажется, оно вот-вот выпрыгнет из груди. Влас подходит ко мне и подает руку, слегка
тянет на себя, помогая встать.
- Маш, не нервничай ты так. Кхм, - прочищает горло, по нему заметно, что он взволнован не меньше меня. Улыбается. – Я тоже волнуюсь. Для меня это в первый раз, - смотрит в глаза. - Знаю, что мы еще молоды для семейной жизни, но я хочу всегда быть с тобой. Ты мое ВСЕ. - Открывает коробочку. Я просто теряю дар речи. В горле пересыхает, не могу вымолвить ни слова.
- Это кольцо - мое обещание, что я навсегда ТВОЙ, - смотрит мне в глаза. - Не молчи, - смеется,- скажи что думаешь? Ты будешь моей навсегда? - не в силах от волнения вымолвить свой ответ, я бросаюсь ему на шею и целую в губы. Влас крепко обнимает меня, подхватывая и углубляя наш поцелуй, его язык сплетается с моим, и мы сливаемся в головокружительном водовороте чувств. Я задыхаюсь и отстраняюсь первая.
- Ну, что скажешь? - Влас приподнимает бровь и ухмыляется, - Ты моя навсегда?
- Да, да, да! Я люблю тебя.
- Я думал, что ты мне никогда не скажешь этих слов, - его лицо озаряет счастливая улыбка. Берет мою левую руку и надевает кольцо на безымянный палец.
- И я тебя люблю, моя Принцесса. Мы связаны теперь навсегда, - подносит мою руку к губам и нежно целует, - а когда ты станешь моей женой, я надену кольцо и сюда, - целует безымянный пальчик правой руки, нежно поглаживая.
Я смотрю на колечко. Такое красивое. Оно небольшое и, наверное, из белого золота, а посередине камушек, который так ярко переливается. Скорее всего, это бриллиант.
- Спасибо тебе. Очень красивое кольцо, но слова твои еще красивее, - на глаза наворачиваются слезы.
- Нет, так дело не пойдет, - Влас улыбается и вытирает маленькую слезинку, успевшую всё же скатиться по моей щеке, - у нас сегодня праздник. Помнишь? - целует меня в кончик носа. - А теперь давай праздновать. Закажем поесть, а то я так перенервничал, что проголодался, как зверь.
- Самый лучший подарок, который я когда-либо получала. Спасибо, любимый, - шепчу ему на ухо, а затем отодвигаюсь и накрываю его губы в поцелуе. Влас отвечает на мой поцелуй, который из невинного перерастает в чувственный, и мы не сразу находим силы
разорвать его. Мне хочется быстрее покинуть это заведение, чтобы оказаться в его объятиях.
- У меня тоже есть для тебя подарок, - я по-прежнему обнимаю своего парня за шею, а он держит меня за талию. Наши лбы соприкасаются.
- Я в предвкушении, - облизывает губы.
- Ты не о том подумал, - смеюсь.
- Я только об этом и мечтаю, - касается моих губ.
- Влас, подожди, - освобождаю его из своих объятий и тянусь к своей сумочке. Вынимаю оттуда маленькую синенькую коробочку и вручаю ее Власу. Живот стягивает в нервный узел в ожидании его реакции.
- Возможно, в этом мире ты всего лишь человек, но для меня ты – весь мир! – читает надпись на брелке.
Мои руки дрожат. Сейчас я оголила свои чувства перед ним. Я не жалею об этом, так как уверена, Влас никогда не сделает мне больно. Он поднимает глаза, в которых стоят слезы, и мое сердце готово разорваться на тысячи мелких кусочков от любви к этому мужчине.
- Маша, девочка моя, как же я тебя люблю, - обнимает меня и крепко прижимает к своей груди. Я слышу, как быстро и гулко бьется его сердце. Дух захватывает от этого звука. 
Мы стоим так, пока эмоции не отпускают. Когда волнение и эйфория от подарков стихает, мы наслаждаемся прекрасным ужином. Превосходная кухня, живая музыка и романтическая атмосфера делают все происходящее сказочным. Я чувствую себя
настоящей принцессой. На несколько минут все происходящее кажется мне сном, и я легонько щипаю себя, чтобы убедиться в реальности происходящего.
- Тебе понравился ужин? – Влас берет мою руку и целует внутреннюю сторону ладони.
- Ты еще спрашиваешь? - улыбаюсь, - все замечательно. Это самый лучший день в моей жизни.
- Я думаю, ночь будет намного лучше, - его коварная улыбка заставляет трепетать моих бабочек в животе.
- Я не сомневаюсь, - осмелев от шампанского, произношу я, не сводя с него глаз.
Его взгляд кричит о желании и, не теряя времени, мы покидаем ресторан. Нам стоит немалых усилий сдерживать себя в машине, но как только мы добираемся до лифта, даем волю своей страсти. Тяжело дыша, мы выходим из лифта. Влас не сразу попадает ключом в дверной замок и рычит от нетерпения, вызывая у меня смех. Наконец, дверь открыта. Я успеваю только скинуть пальто. Любимый прижимает меня к стене и обрушивается с поцелуем на губы, шею, спускаясь постепенно к ключице. Он прижимается ко мне всем телом, и я чувствую его возбуждение. По телу пробегает приятная дрожь. Мой. Только мой. Хочу, хочу его.
- Моя девочка, люблю тебя ... безумно, - шепчет он между поцелуями.
Его рука пробирается под платье и сжимает ягодицы, усиливая мое желание. Палец касается тонкого кружева, вырывая из меня стон. Стаскиваю с него пальто, нащупываю пуговицы на рубашке и пытаюсь дрожащими руками расстегнуть. Все тщетно. Дергаю, распахивая рубашку, и пуговицы разлетаются в разные стороны, издавая легкий стук, соприкасаясь с полом.
- Какая нетерпеливая,- шепотом, тяжело дыша от возбуждения, произносит Влас, - и вся моя.
Его палец пробирается под трусики, и я издаю всхлип от долгожданного томления.
Круговые движения вокруг клитора вырывают из меня протяжный стон. От возбуждения мое тело горит, еще немного - и я взорвусь.
- Пожалуйста... пожалуйста..., - умоляю я.
- Чего ты хочешь, моя Принцесса? - шепчет на ухо.
- Не останавливайся, - нахожу его губы и впиваюсь в них. Наши языки сплетаются в диком танце страсти и вожделения. Я практически кончаю от умелых ласк, но Влас останавливается, и я хнычу, прижимаясь к нему.
- Влас...
Он подхватывает меня на руки и несет в спальню.
- Сейчас, любимая, потерпи немного, - касается моих губ.
Аккуратно кладет меня на кровать, и я чувствую прохладу на разгоряченной коже.
- Закрой глаза, - говорит Влас. Прикрываю веки и слышу звуки, похожие на щелчки зажигалки.
- Долго еще? – издаю нервный смешок.
- Открывай.
Приподнимаюсь на локтях и осматриваю комнату, усеянную лепестками роз и декоративными свечками.
- Боже! Какая красота! - шепчу я и перевожу взгляд на своего парня, который избавляется от одежды. Сглатываю при виде его красивого и статного тела.
Мой мужчина великолепен! Мой мужчина идеален. Влас медленно подходит ко мне и бережно берет мою ногу, целует. Избавляет ее от чулка и снова осыпает поцелуями, не торопясь, поднимается вверх. То же самое проделывает с другой ногой. Снимает с меня платье, покрывая мое тело нежными поцелуями. Медленно снимает трусики.
- Влас, пожалуйста... - сгорая от желания, умоляю я.
Раздвигает мои ноги. В нетерпении я выгибаюсь ему на встречу. От предвкушения зажмуриваю глаза, затаив дыхание. Он пристраивается к моему разгоряченному и влажному входу. Я стону. Влас тяжело дышит. Видно, как ему тяжело совладать со своим возбуждением. И, наконец, входит в меня, медленно растягивая мою плоть вокруг своего члена. Я не сдерживаю крик от наслаждения. Подстраиваюсь под его ритм, и мы движемся в унисон. Его губы опускаются на мой сосок, слегка посасывая и покусывая. Я впиваюсь ногтями в его плечи.
- Люблю тебя, Маша, - шепчет он, поднимаясь от груди к губам, которые потом сминает в жарком поцелуе, глотая мои признания.
Страсть берет над нами верх. Комнату разрывают стоны и звук соприкасающихся тел. Мое тело дрожит, чувствую внутри нарастающую волну экстаза, стенки влагалища сжимаются. Влас ускоряет темп, он тоже уже на грани.
- Давай, моя хорошая... кончай, - задыхаясь, произносит Влас.
И я взрываюсь в головокружительном оргазме. Влас следом за мной. В комнате тишина, только слышится наше тяжелое дыхание, постепенно переходящее на ровный ритм. Влас скатывается с меня. Легкие поцелуи на плечах возвращают в реальность, и я нежусь от удовольствия.
- Это было... - облизываю пересохшие губы.
- Офигенно, - заканчивает за меня Влас, - но это только начало, - и мой сосок оказывается в плену его губ. 
Новая волна желания зарождается внизу живота. Я хочу, чтобы эта ночь длилась вечно...

 

Книги автора

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.