Кейд. История

Novela

Просмотров: 1853
5.0/5 оценка (4 голосов)
Загружена 18.08.16
Кейд. История

Купить книгу

Формат: PDF, TXT, EPUB, FB2
Избранное Удалить
В избранное!

Это десять историй-зарисовок от Кейда Фостера. Некоторые вы могли видеть в книге Сломанные линии, теперь же они показаны глазами героя. Другие совершенно новые, которых не было в основной книге. Хотите узнать, что Фостер думал о Ло, и что творилось в душе этого парня? Все это вы можете узнать в книге Кейд. История.

Первая встреча

— Ну что, Доу, на свободу сегодня? — посмеиваясь, Бетти остановилась в дверях моей комнаты (палаты). — Дождался наконец?
Бетти, медсестра в Клифсайде, и ей слегка за сорок (по официальной версии тридцать пять). Она невысокая, пухленькая, с чудными короткими кудрями, а еще веселая. Всегда веселая.
Первое время именно она была объектом моего срыва и дерьмового обращения. Мне было херово, а она постоянно ходила с улыбкой на лице и отпускала шуточки в мой адрес. Я бесился. Вел себя как настоящий придурок. Думаю, я заслужил, чтобы Бетти возненавидела меня. Но этого не произошло. И мы даже подружились.
Если я и буду скучать по чему-нибудь в этом месте, то это Бетти.
— Ага, но не надейся, что я забыл про те четыре сотни, что проиграл тебе, — продолжая бросать одежду в сумку, усмехнулся я. — Я просто был в неважной форме, иначе тебе ни за что не обыграть меня.
Я никогда не признаюсь, что Бетти лучший игрок в покер, которого я когда-либо встречал. Она сделала меня влегкую, и мое состояние тут не при чем.
Но Бетти и сама это знает. Закатив глаза, она громко фыркнула.
— Просто признай, что ты лажовый игрок в покер, Доу.
Она намеренно подчеркнула мою фамилию, подмигнув мне. Бетти в курсе, что Доу – лишь прикрытие от журналистов. Да любой, кто смотрит телевизор или читает журналы, знает мое настоящее имя.
Ненастоящее настоящее имя.
Но это Клифсайд, клиника, где такие, как я, выпутываются из дерьма, в которое сами же и нырнули. Так что здесь давно привыкли к разным Джонам Доу и Смитам.
Когда мои вещи были собраны, я даже не оглянулся, выйдя из палаты, в которой проторчал месяц.
Все, чего я хотел, это свалить из этого места, от которого у меня уже крыша ехала.
Мои бумаги были подписаны, и все, что мне оставалось, это переступить через порог и уйти. Правда Арчи подложил мне настоящую свинью, застряв в Атланте, а Скотт с Тегом свалили из ЛА, пока у нас был перерыв в работе.
Ладно, задницы, я вам это припомню.
— Я пришлю тебе билеты на лучшие места, — пообещал я, обняв Бетти на прощание.
Она ласково улыбнулась мне, и я в который раз обозвал себя кретином за грубость с ней. Бетти была искренна со мной, а это одно из качеств, которое становилось дефицитом, когда находишься в моей среде.
— Буду ждать, красавчик, — потрепав меня по волосам, отозвалась женщина. Бетти всегда относилась ко мне как к своему младшему брату, что также было непривычным для меня.
Охранник у ворот тщательно проверил мои подписанные документы, прежде чем выпустить меня. Покидая пределы клиники, я и правда почувствовал, будто вышел на волю, отмотав срок.
Арчи сказал, что пришлет какую-то девицу, трудящуюся у него в офисе. Это не сделало меня счастливым — я не хотел, чтобы завтра все газеты написали, что Кейд Фостер сраный нарик, — но если она поможет мне убраться отсюда и если Арчи поручился за нее — тогда ладно.
Синий Кроссовер — единственное авто в пределах видимости, поэтому я подошел к нему и прежде, чем девчонка за рулем соизволила пригласить меня, приземлился на соседнее с ней сиденье, зашвырнув свое барахло назад.
— Давай сваливать отсюда, — сказал я, желая, чтобы она оказалась не болтливой и без лишнего сотрясания воздуха выполняла команды.
— Мистер Фостер, меня зовут Лорен Рейнольдс, и мистер Ричардс поручил мне…
— Давай сейчас на пирс в Санта-Монику, там лучшие чизбургеры во всем ЛА. Умираю от голода, — скомандовал я, не слушая ее.
Чизбургеры от Тито снились мне каждую ночь этого адского месяца. В клинике не водилось фаст-фуда, никакой вредной еды, только здоровая пища.
Уныло до тошноты.
Похоже, Лаура не была в большом восторге от меня. Да посрать, куколка, я и сам не слишком нравлюсь себе в последнее время.
Еще одна девушка меня ненавидит?
Переживу.
Она начала что-то говорить, но я прервал ее не самым вежливым образом. Успокойся, сладкая, мы оба знаем, что ты будешь прыгать так высоко, как я захочу.
Я поднял свои очки и впервые посмотрел прямо на нее.
Вот же срань! Ну и рот! Вот это губы!
Да, она выглядит так, будто тусовалась всю ночь и сейчас испытывает жуткое похмелье. Половина ее лица скрыта солнцезащитными очками, но ее рот — это нечто.
Я не трахался в течение месяца. Черт, да я практически снова стал девственником. И сейчас у меня внизу что-то происходит. Если бы у моего члена был голос, он бы громко попросился в ее рот.
Ну, еще немного, и она сама увидит, как мой дружок реагирует на нее. Поэтому, чтобы скрыть свою реакцию, я перешел на грубость:
— Ну, давай, толкни порицательную речь, которая должна заставить меня почувствовать себя неблагодарным. Дело в том, Лаура…
— Лорен, — поправила она, выглядя так, будто готова вышвырнуть меня из машины и проехаться по мне раз двадцать.
— Хорошо, Лорен. — Да пофиг, я забуду ее имя тут же, как выйду из машины. — Так вот, Лорен. Если не ошибаюсь, ты работаешь на Арчи. Я прав?
И я объясняю ей то, что каждый из нас и так знает. Когда я замолкаю, в ее взгляде читается отчетливое желание убить меня. Но она делает все в точности, как я ожидаю.
Слушается.
Они всегда слушаются.
***
— Выглядишь хреново, — не в силах отказать себе в желании позлить ее, сказал я. Весь ее вид говорил о том, что эта малышка думает обо мне.
Ничего хорошего, судя по всему. И я не в претензии — сам постарался. Но, когда на протяжении ряда лет получаешь от женщин слепое обожание, довольно травмирующим оказывается встретить такую вот реакцию.
Может, меня это немного задело. Черт возьми, я Кейд Фостер. Ты слышала обо мне, а если нет — значит, ты только что переселилась сюда с другой планеты.
Но она не выглядит как инопланетное существо и не кажется впечатленной. С уголков ее губ не стекают слюни, и — вот неожиданность — впечатленным оказался я.
Даже несмотря на то, что, как я сказал, выглядит она хреново — она такая, что с первого взгляда хочется нагнуть и…
Проделать много, много грязных вещей, которые и не снились создателям порнофильмов.
Уверен, она громкая, когда кончает.
Какого только хера я думаю о том, как она кончает?
— С тобой скучно.
Я отвожу взгляд, который может выдать меня с потрохами. Я представляю, как она изгибается и стонет подо мной. Ее задница обтянута этими тонкими лосинами, которые почти не оставляют места воображению, и да, у девчонки шикарная задница.
Что за гребаная поибень?
Долгое воздержание не прочищает мозги, как об этом любят говорить. Оно делает их похожими на сборище старого хлама.
— Я здесь не для того, чтобы веселить тебя.
Я удивлен и не могу скрыть этого. Ну надо же, у кошечки есть коготки! Но я и сразу не обманулся на ее счет — да, она подчинилась, но куда охотней разбила бы мне голову.
Я вновь насмехаюсь над ней, но только затем, чтобы спровоцировать.
Черт возьми, я так долго был оторван от нормальной жизни, и мне необходима встряска.
Я думаю, она может дать мне ее. Мне хочется небольшой конфронтации с ней. Похоже, у нее достаточно смелости для этого.
«Давай, детка, пошли меня в задницу. Вели мне заткнуться. Покажи свой крутой нрав. Я вижу, в тебе есть это».
Но она не смогла. Ее хорошенький ротик открылся и закрылся, не издав ни звука. Она отвернулась к океану, а я почувствовал разочарование.
— Ладно, я готов ехать.
Потеряв всякий интерес, я поднялся и, не оборачиваясь, пошел к машине.
Конечно, она побежала следом.
***
Может быть, я в ней ошибся. Не знаю.
Да не важно.
Когда мы вновь оказались в ее машине, все, чего мне хотелось, это поскорее добраться домой и избавиться от ее компании. Я заскучал. Очевидно — ее рот — это самое примечательное, что есть в ней.
Я собрался выйти, даже не удостоив ее прощанием, но тут ее слова остановили меня.
— Знаешь, что странно?
Я обернулся к ней.
— Ты популярный, и у тебя так много поклонников.
Мои брови поползли вверх. Да неужели? Ты очень наблюдательна, дорогая.
— Это очевидно. — Я даже не пытался сделать вид, что меня хоть сколько-то интересовал этот разговор. — К чему ты ведешь?
— Наверняка, тебя постоянно окружают разные люди, ты редко бываешь один.
Она заблуждалась, но я не стал ее исправлять.
— Я вот к чему – несмотря на все это: популярность, востребованность – сегодня встречать тебя пришлось мне, человеку, которого ты совершенно не знаешь, который для тебя абсолютно чужой. Это печально.
Она улыбнулась победной улыбкой.
Ауч, маленькая злобная сучка нанесла мне удар ниже пояса, когда я не ожидал этого. Да я вообще больше ничего не ждал от нее.
Неожиданно ее слова попадают в цель. И это неприятно. Знает меня какой-то час, а уже удалось нащупать мое слабое место.
Я, мать его, такой очевидный?
Стерва!
Довольная собой, отыгралась. Чуть не сияет от удовольствия.
Ладно, считай, что сделала меня, солнышко.
— Ты даже не представляешь, насколько.
Я выхожу из машины с поникшей головой, нацепив на рожу скорбное выражение, но успеваю заметить, как улыбка сползает с ее лица. О, кому-то стало стыдно? Недолго же она праздновала победу.
Входя в дом, я теперь даже радуюсь, что Арчи застрял в Атланте.
Оглядевшись, я убеждаюсь, что мой дом ничуть не изменился, ну, разве только стал чище. Уверен, Арчи вызывал уборщиков перед моим возвращением.
Завалившись на диван, я достал из кармана мобильный и набрал Калеба.
Я обещал, что позвоню ему сегодня.
— Привет, приятель! — своим самым бодрым тоном произнес я, вмиг позабыв о Лорен Рейнольдс, когда Калеб ответил на звонок.
Ну, я хотя бы запомнил ее имя.

Зачетные сиськи

— Я бы не выходил на твоем месте, иначе эти тёлочки разорвут тебя на сувениры, - посмеиваясь, посмотрел на меня Тег.
— Молча завидуй, Сото, — стирая грим перед зеркалом — никогда не любил эту срань, — бросил я. — Не моя вина, что девчонки хотят моего дружка, — ухватившись за свое хозяйство, усмехнулся я.
— Вы главное чику в джинсовых шортах и ковбойских сапожках не трогайте, я уже занял ее, — бросил на нас предупреждающий взгляд Скотт, открывая бутылку с минеральной водой.
Четыреста двадцать пять дней без капли спиртного — мы гордились выдержкой Скотти. Это особенно нелегко, при наших-то двинутых жизнях.
— Какого это? — возмутился Тег, закинув ноги на журнальный столик. — А если мы с ней понравимся друг другу? Что, если у нас любовь вспыхнет?
— Да пошел ты!
Скотт показал Тегу средний палец, на что тот заржал, запрокинув голову.
— Придурки! Там этих кисок — хоть хер сломай. Из-за чего спор?
— Я предупредил, — Скотт ткнул в Тега пальцем. — Я не забыл ту крошку в Нью-Мексико. Ты видел, что я настроился на нее, и все равно засунул свой стояк ей в задницу.
— Надо было присоединяться! — закатив глаза, развел руками Тег.
— Хренов извращенец, — Скотт изобразил рвотный рефлекс.
— Да ладно, забыл тех сестричек-мулаточек? Как мы их, а?
Тег поднялся, двигая бедрами вперед и совершая шлепки по невидимой заднице.
— Я тогда в говно бухой был. Тег, иди в жопу! — психанул Скотт, чем еще больше развеселил Тега.
— Ладно, давайте что ли дадим этим куколкам то, чего они желают, — с ухмылкой протянул Скотт.
Тег поднялся и лениво поплелся к двери, а я бросил на себя последний взгляд в зеркало, убеждаясь, что волосы в том положении, от которого женские трусики становятся мокрыми.
От визга фанаток хотелось заткнуть уши, но я улыбался каждой так, будто она была единственной. Мне не сложно, а они не скоро забудут этот вечер.
Нас обожали и боготворили. Фанатки готовы были целовать наши ноги… и не только. Проникновенный взгляд, обаятельная улыбка – и как по щелчку пальца, любая соглашалась на что угодно, в любой позе, любом месте.
— Милый лифчик, — Я улыбнулся блондинке, которая задрала футболку, выпятив не особо впечатляющие сиськи. Ее щеки залились румянцем. Довольно развратная, но хочет казаться скромницей.
Я должен на это купиться?
Приглядевшись к ней чуть внимательней, я прислушался к внутренним ощущениям. Точнее — шевелениям.
Не, не стоял и даже не собирался.
Хотя, если только согласится на отсос, может и сойдет.
— Я ваша огромная поклонница, — с придыханием призналась она, еще больше покраснев. — Вся моя половина комнаты в общаге в ваших постерах.
Я изобразил польщенную улыбку. Ох, милая, иначе тебя бы здесь не было. Скажи мне что-нибудь новое.
— Ребята, у нас тут несанкционированные действия! — закричал вдруг Скотт, и я поднял голову, в момент потеряв и так слабый интерес к «розовому лифчику».
Надо же — это ведь та девчонка, работающая на Арчи. Вот она мне не показалась фанаткой в прошлый раз. Мне едва удалось сдержать улыбку — малышка выглядела загнанной в угол и очень расстроенной.
— Все видят, что надето на этой горячей малышке? Скажите мне, что зрение подвело меня и я ошибся, потому что никто не мог прийти на наш концерт, а тем более пройти за кулисы в футболке чужой группы.
— Нет, Скотт, с твоим зрением все в порядке. Я тоже вижу это, — нараспев произнес я, подойдя к другу и хлопнув того по плечу. — Мисс Рейнольдс, верно?
Черт, а я, оказывается, помню ее имя. Меня удивил данный факт.
— Знаете, не стоит тратить на меня время, — замахала она руками. — У вас вроде как планы там, так что…
— Нет, нет, — покачал головой я, не давая ей возможности выкрутиться. — Все наши планы отменяются до того момента, пока ты не сменишь свою футболку. Проявите вежливость по отношению к нам, мисс Рейнольдс. Все слышали? — Я обернулся к фанаткам, которые враждебно глазели на темноволосую красотку с умопомрачительным ртом. Мисс Лорен Рейнольдс. Черт, я с трудом удержался от того, чтобы поправить член в джинсах — только прилюдного стояка мне сейчас не хватало. — До тех пор, пока эта девушка, — я ткнул в нее пальцем, — не снимет с себя футболку, что сейчас на ней, приглашения на вечеринку отменены.
Девицы позади меня загалдели, крича, чтобы она «сняла свою сраную футболку». Сложив руки на груди, я не без удовольствия наблюдал, как недоверие и шок отразились на ее лице. Но вот ее глаза сузились, и она впилась в меня убийственным взглядом.
Мне захотелось рассмеяться в голос — эта киска сделала мой вечер.
— Кесседи, — она обратилась за поддержкой к подружке, которую я заметил рядом только сейчас.
— Это всего лишь футболка, Лорен, — негромко произнесла та, пожав плечами. Ей просто очень хотелось на нашу вечеринку, а ее строптивая подружка могла все испортить.
Мисс Рейнольдс казалась преданной. Черт, девочка, шли таких подружек куда подальше.
Она вновь посмотрела на меня, стараясь храбриться.
— Я не стану раздеваться. У меня под ней, кроме лифчика, ничего нет, а щеголять в неглиже этим вечером в мои планы не входило!
«Да, давай лучше без всего», — подумалось мне, и член в джинсах болезненно дернулся.
«Спокойней, Фостер».
— Тег, принеси, пожалуйста, мисс Рейнольдс одну из наших новых футболок, — попросил я — нет, я не дам уйти тебе, сначала я как следует повеселюсь. — Прошу.
Я протянул ей новенькую футболку — несколько штук всегда лежало в гримерке.
Я проверял ее, сомневаясь, что она решится раздеться прилюдно. Она держалась стойко, но не была похожа на тех, кто запросто светит своим лифчиком. Цыпочкам позади меня ничего не стоило остаться и вовсе без одежды, но не мисс Лорен. Я чувствовал ее возмущение и негодование, а также бессильный гнев. Она привлекла к себе внимание, от которого не была в восторге.
Ее зеленые глаза смотрели на меня так, будто хотели уничтожить. Дикая. Своевольная. Я представил, как эти густые темные волосы оказываются у меня в кулаке, пока я трахаю ее, поставив на колени.
Это было заманчиво, но, боюсь, принесло больше проблем, чем удовольствия.
И в следующее мгновение она сделала нечто такое, что гарантировало мне стопроцентный стояк. Стащив футболку через голову и засветив свой горячий черный лифчик и еще более горячие сиськи, быстро переоделась.
Скотт присвистнул, окинув ее плотоядным взглядом, чем вызвал во мне неожиданное раздражение. Я позволил губам чуть изогнуться в улыбке — малышка сделала меня, и черт, я не мог ни о чем думать, кроме того, как затащить ее куда-нибудь и оттрахать так, чтобы ее спесь поубавилась.
— Представление окончено! А теперь, — она перевела взгляд на меня и, сузив глаза, процедила: – свалите с дороги, мистер Фостер.
Она собиралась уйти. Ну нет, я не мог так ее отпустить. Откуда нахрен взялся этот прилив разочарования при мысли, что она сейчас исчезнет?
Не давая себе возможности передумать, я схватил ее за руку и подтянул к себе.
Твою мать — как же вкусно она пахла! У меня все заныло в районе паха от видения, как я раскладываю ее перед собой и вылизываю до тех пор, пока скулить не начнет.
— Зачетные сиськи, Лорен, — усмехнулся я, стараясь скрыть реакцию, которую она вызвала во мне.
«Да и вся ты охереть какая зачетная».

Я покажу тебе Лондон

— Далеко собралась?
Ло обернулась, метнув в меня свирепый взгляд, но шагу не сбавила.
— Иди в задницу!
— Какого хера на тебя нашло?! — догнав ее, потребовал я.
— Какого хера?! А чего ты ожидал после того, как смешал меня с дерьмом?! — круто развернувшись, рявкнула она. — Сюрприз, придурок, у меня тоже есть чувства!
— О, извини, я оскорбил твои чувства?
Она только что, на глазах всех наших друзей, полностью забыв обо мне, ворковала с этим парнем, а я теперь виноват?!
— Твоя фанатка? Я не твоя фанатка, кретин! — возмущенно зашипела она. — Ты — идиот с махровым самомнением, который ничего не видит дальше своего носа. Ты просто, просто…
Отлично, она держала меня за идиота и даже не скрывала этого! Может, я и был идиотом, когда увлекся ей.
— Ну, если я такой отстойный, может, этот Йен тебе больше подойдет? — фыркнул я, а у самого кишки в узел завязывались от мысли, что у нее с этим Йеном — да кем угодно — может что-то быть. — Он такой милый парень, и у него такой милый акцент, и вообще, он весь такой… — я сделал вид, что меня сейчас стошнит, что было недалеко от правды. — Будете сидеть с ним и вспоминать счастливое прошлое, и никакой придурок с махровым самомнением не станет вам мешать!
Я продолжал бросаться насмешками, в то время как мне было тошно от своего собственного яда. Я думал, как же хорошо мы с Ло проведем время в Лондоне и как я покажу ей свои любимые места тут, но появляется придурок, который все портит.
Только вот сейчас я не уверен, что этот придурок не я.
Неся какую-то херню в ее адрес, я упустил момент, когда она бросилась к проезжающему такси, собираясь уехать от меня.
Она хотела уехать от меня! Вот что она собиралась сделать, оставить меня здесь, когда мы явно ничего не решили.
— Лорен! Лорен, мать твою!
Я едва не бежал за машиной, до последнего веря, что она не сделает этого, что у нее духу не хватит. Но мне пора было перестать удивляться всему, что касалось Ло, потому что она могла быть очень непредсказуемой.
Лорен уехала. Оставила меня торчать на холодной улице, как последнего кретина. Может быть, я и заслужил это.
Я поднял лицо к темному небу и недобро усмехнулся. Этот вечер еще не окончен.
Я поймал следующее такси, назвав адрес отеля. Ло не знала города, и я не думал, что она могла еще куда-то поехать. Надеялся на это.
Все внутри меня кипело, а злость подогревалась алкоголем, который я опрокидывал в себя, пока она вела «милое общение» с Йеном.
В лифте я прислонился к задней стенке затылком и прикрыл глаза. Всякий раз, когда я думал о Ло и других мужчинах, то просто сходил с ума. Я не мог понять, отчего такая реакция, совершенно не типичная для меня. Я не был собственником. Во всяком случае, не замечал за собой подобного, до ее появления.
Прошло много лет, но я не мог вспомнить, ревновал ли так Софию. Хотя наши отношения с Ло сильно отличались от того, что было у меня с Софией. Во всем. Эти девушки были настолько разными, насколько только возможно.
Мне казалось, что всякий мужик, раз взглянув на Ло, представляет ее без одежды; хочет ее, и это изводило меня, сгрызало. Правда была в том, что я хотел быть единственным, кого она желает и кем восхищается. Но, если в ее жизни появится еще кто-то, как я смогу запретить ей? Удержать ее?
Когда я добрался до своего номера, мой гнев был разбавлен страхом, составив адскую смесь. Не только ее поведение в пабе было проблемой, но и то, что это меня задевало настолько сильно. Я поддавался всё большему и большему негласному контролю со стороны Лорен и был беспомощен остановить это.
— Какого. Чёрта. Ты. Уехала. От. Меня?! — едва не скрипя зубами от напряжения, набросился на нее я, как только дверь ее номера открылась.
— А ты какого черта там устроил?! — заорала она. — Ты унизил меня! — Она ткнула в меня дрожащей рукой. — Просто вытер об меня ноги при всех!
— А ты не флиртовала на виду у всех с этим английским мальчиком, нет?! Он тебе понравился, Ло? Замечательно! — развел руками я, будто мне было плевать на это. — Хочешь его? Иди, трахайся с ним! Мы ничего не обещали друг другу. Можешь что хочешь делать. Мне насрать! — еще громче выплюнул я, от ярости хлопнув ладонью по дверному откосу. Из-за бурлившего во мне адреналина даже боли не почувствовал.
— Что?
Она отшатнулась от меня, как если бы я ее ударил. Ее лицо в момент сникло, а глаза с растерянным недоверием впились в меня. Я не мог унять тяжелое дыхание; кажется, я дошел до какой-то черты, за которую лучше не переступать. Смотрел на Ло и понимал, что вот оно — еще одно неверное решение, слов – и я ее потеряю. Окончательно. И стало страшно. Не просто страшно, а дико, до бешеного испуга, который все перекрывает собой.
«Идиот, какой же идиот! Как мог взять и испортить все?!»
— И тебе правда будет всё равно, если я сделаю это? — Слезы навернулись на ее глаза, что повергло меня в новую степень отчаянья. Я довел ее до слез своей глупой ревностью, глупыми страхами из-за того, что влюбляюсь в нее. Просто взял все хорошее, что было, что она давала мне, и перечеркнул. Я не знал, что сказать, кроме того, чтобы молить ее простить меня. — Если я пойду к нему, или любому другому парню, и буду трахаться с ним — для тебя это ничего не будет значить? Ты будешь знать, что кто-то имеет меня, как хочет; с кем я стону, с кем я кончаю, — она прижала руки к груди, — и тебе будет насрать? Правда, Кейд?

Ее слова словно выбили весь воздух из моих легких. Картина, которую она нарисовала — это могло стать моим ночным кошмаром, от которого я с криками буду просыпаться по ночам. Я увидел — на этот раз действительно увидел, как сильно ранил ее. И Ло стояла передо мной, уязвимая, с влажным блеском в глазах, и смотрела так, будто уже готова попрощаться.
А мне хотелось драть волосы на голове оттого, что все обернулось так неправильно.
Запустив руку в волосы, я выдохнул, надеясь, что волнение не помешает мне говорить связно.
— Нет, нет, Ло. Мне не всё равно. Я… — я запнулся, пытаясь унять растущую панику внутри. — Пиздец, Ло. — Я прижал руки к вискам — хотелось орать во всю глотку из-за собственной тупости и трусости. — Мне так не все равно, что от одних твоих слов у меня башню рвёт. Я в бешенстве, потому что… Чёрт! Я ревную. И это злит меня. И то, что тебе понравился этот парень. Я сидел там, смотрел на вас и думал, что, если ты захочешь провести с ним ночь, я никак не смогу тебе помешать, да? Потому что сам изначально не устанавливал рамок, думал, это ни к чему. Считал, что с этим не будет проблем. Всё просто. Но нет, это нихера не просто, — я вымученно усмехнулся, пожав плечами. — Я не хочу делиться тобой, Ло!
И я заткнулся, таращась на нее в ожидании решения. Пожалуйста, просто скажи, что ты согласна. Скажи, что я все, чего ты хочешь, потому что ты все, чего хочу я. Пожалуйста, Ло… Моя Ло, моя девочка. Если бы ты только знала, что делаешь со мной. Если бы догадалась, каким я становлюсь из-за тебя.
Она молчала так долго, слишком долго. И ее молчание было худшим наказанием для меня.
— Какой же ты идиот, — наконец-то устало произнесла она.
Я нахмурился — как же она права.
— Если ты ещё не понял, то объясню — меня в этом плане только один мужчина интересует. Ты не можешь этого не знать, поэтому для меня непонятно, почему ты ведёшь себя, как пещерный человек, когда на то нет никаких оснований. Дай мне сказать. — Она выставила руку вперед, когда я готов был броситься оправдываться. — Да, находясь на другом конце земного шара, мне приятно было встретить человека, который учился в том же университете, что и я. Это волнительно. Я в другой стране, где ничего не знаю, и рядом со мной оказывается парень, с которым у нас в какой-то степени похожее прошлое. Но это ничего не значит для наших с тобой отношений. — Она указала на меня рукой. — Да, ты говорил, что не даёшь обещаний, и всё это не для тебя, но знаешь что — я даю обещания, и говорю тебе, что пока ты и я… — Ло сделала паузу, но быстро продолжила: — вместе, никого другого у меня быть не может. И не будет. Мне это не интересно, потому что ты… даёшь мне всё, в чём я нуждаюсь сейчас.
Она скрестила руки на груди, воинственно посмотрев на меня, а я испытал ни с чем не сравнимое облегчение. Это было лучшее, что она могла сказать мне.
— Я идиот, — коротко усмехнувшись, я сделал шаг ей навстречу, но она отступила.
— Да, не могу с этим не согласиться. Но дело не только в твоей ревности, Кейд. То, как ты обошёлся со мной — неприемлемо.
— Я знаю, — с искренним сожалением кивнул я.
— Ты видишь меня такой? — поморщилась она. — Фанаткой-прилипалой, готовой на всё ради возможности быть возле тебя? Ты просто позволяешь мне находиться рядом из-за снисходительности? Просто потому, что тебе так удобно?
Ее глаза вновь заблестели, а я смотрел на нее и испытывал ужас при мысли, что она могла думать так, что поверила моим злым словам, брошенным в запале.
— Нет, Ло, нет! — Я положил руки ей на плечи, и на этот раз она не оттолкнула меня. — Прости за это, я действительно тот ещё мудак, если сказал это. Я не думаю так, и сморозил весь этот бред только из ревности, — склонившись к ее лицу, прошептал я.
— Ты ранил меня, — с болью пробормотала она.
— Малыш, прости, хорошо? Чёрт, Ло! — Кажется, рано я успокоился. Неужели она не собиралась прощать меня? — Я облажался, я говорил, что сделаю это, но теперь, когда это случилось, и я вижу, что ты с трудом сдерживаешься, чтобы не заплакать… Я не хотел, чтобы было так, Ло. Не с тобой. Только не уходи, ладно? Ты… — Я на мгновение прикрыл глаза, собираясь с духом сказать ей то, что так пугало меня самого начала и то, что она должна была услышать. — Ты мне нужна, Ло Рейнольдс.

Книги автора

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.