Любовь на острие ножа

Рубцова Марина

Просмотров: 2532
5.0/5 оценка (4 голосов)
Загружена 30.09.16
Любовь на острие ножа
Бесплатно

Скачать книгу

Формат: PDF, FB2
Избранное Удалить
В избранное!

Все знают, что любовь зла. Она не приходит по расписанию. Она врывается в жизнь внезапно, как тайфун, сметая все на своем пути, разрушая мечты, надежды и планы. Превращая в развалины привычную размеренную жизнь. Она меняет взгляды, привычки, мировоззрение. Это может произойти с каждым, но случилось именно со мной… Есть ли будущее у этой пары?

Уважение имеет границы, а любовь – никаких.

Лермонтов М.Ю.

Все знают, что любовь зла. Она не приходит по расписанию. Она врывается в жизнь внезапно, как тайфун, сметая все на своем пути, разрушая мечты, надежды и планы. Превращая в развалины привычную размеренную жизнь. Она меняет взгляды, привычки, мировоззрение. Это может произойти с каждым, но случилось именно со мной…

 Несколько месяцев назад, работая в полиции города Лос-Сантос, я и подумать не могла о том, что скоро лишусь всего, чего с таким трудом добилась за свои двадцать восемь лет. Но сейчас, смотря с обожанием на мужчину, лежащего в моей постели, понимаю — все это было не зря. Так должно было случиться. Я и он — мы две половинки одного целого. Нас разлучит разве что смерть. Но об этом думать не хочется…        

Я поцеловала спящего Леона в небритую щеку и легонько улыбнулась, любуясь чертами его лица. Вспомнился день нашего знакомства...   

— Ограбление банка на Маркет стрит, — оповестил дежурный по рации в тот момент, когда я пила кофе в служебной машине.  

— Я рядом, сейчас буду, — сообщила ему.

С напарником, находившимся в этот момент в Макдональдсе, по рации связаться не удалось. И я, решив не терять времени и взять все в свои руки, бросилась на вызов. Я и не подозревала, чем он для меня закончится, как изменит мою дальнейшую жизнь…

Грабителей было двое. Совсем молодые парни, лет так по двадцать три-двадцать пять. Оба в костюмах цвета угля и такого же оттенка водолазках под пиджаками, в черных очках, будто работники похоронного бюро. Я застыла в дверях банка, направляя пистолет то на одного, то на другого, со словами:

— Полиция Лос-Сантоса! Бросайте оружие и выходите с поднятыми руками!

Слегка растерялась, когда один из них наставил на меня пистолет и ехидно воскликнул:

— О, у нас гости!

Нет, на меня не в первый раз наставляют оружие, но в этот отчего-то было действительно страшно. Будто я была уверена, что этот пистолет обязательно выстрелит.

— Опусти «пушку», кретин! — приказал второй налетчик, медленно приближаясь ко мне. — Она — моя. Следи за заложниками.     

— Стой! — велела я, отступив на шаг. — Или мне придется…

— Что? — ухмыльнулся он. — Открыть огонь? Ну так давай! — дерзко выпалил, разведя руки в стороны. — Не медли. Иначе проиграешь.

Сердце трепыхалось в груди, словно птичка, пойманная в клетку. В голове промелькнули слова моего друга из ФБР, Генри Розетто: «Когда страх порабощает, просто дыши». И я принялась дышать полной грудью, все еще целясь в грабителя, который был уже довольно близко. Такие упражнения помогали мне изо дня в день на работе... Полицейские ведь не куклы, им тоже бывает страшно. Особенно, когда на тебя направлено дуло «глока».

Злоумышленник все-таки послушал своего товарища и опустил пистолет. Я же не понимала, почему не стреляю. И дело было не в том, что их двое, а я одна… Я привыкла рисковать жизнью, меня даже в участке прозвали «Камикадзе» за мое безрассудство. Что ж, в этот раз я тоже оправдала свое прозвище — явилась на место преступления в одиночестве. Признаюсь честно, меня это даже заводило и отчасти возбуждало. Страх щекотал нервы, разгоняя адреналин по крови.  

Между тем парень подошел совсем близко. Так, что дуло моего боевого пистолета оказалось направлено ему в грудь.

— Ты можешь выстрелить, а можешь просто уйти и сохранить жизнь себе и этим бедолагам.

Он кивнул в сторону заложников, поваленных лицами к полу. Запах страха и отчаяния явственно исходил от них. И сейчас главное спасти этих людей, чего бы мне это не стоило.  

— Вам все равно не уйти, — твердо произнесла, приподняв подбородок. — Подмога уже близко.

Плечи распрямились, и я посмотрела на свое отражение в черных очках грабителя. Взгляд запуганной волчицы… Откуда появился этот страх?!

И тут парень снял очки. Меня затянуло в омут его голубых искрящихся глаз. Смотрела в них и утопала в нежности. Таких глаз я никогда не видела. Глаза человека, которого я будто бы знала в прошлой жизни. Их взгляд перевернул все в моей душе.  

— Леон, что за чушь ты несешь? — нервно шепнул второй преступник, приводя меня в чувство. — Срать на нее. Если бы могла, давно бы по нам шмальнула. Берем бабло и валим, пока копы не заявились.

— А я, по-вашему, кто?! — его слова задели меня за живое.

Такое чувство, что меня здесь нет. Что за дискриминация?!

Оба парня уставились на меня, приподняв брови. Воспользовавшись их замешательством, я ударила Леона в пах и, заломив его руки за спину, защелкнула на запястьях наручники…

— А ну отпустила его, с*ка! — заорал второй, наставив на меня пистолет.

— Энтони, убери «ствол», — велел Леон. — Мы сдаемся.

— Чего?! — возмутился тот. — Ты рехнулся?

— Я сказал, убери! — тот повысил голос.

И Энтони подчинился.

Не думала я, что получится повязать двоих преступников так легко. Но факт остается фактом. Даже как-то обидно стало. Словно они сдались, потому что я женщина. Какие-то странные грабители мне попались. Первый подобный случай в моей практике. Будет, что рассказать детям.

По дороге в участок, меня не отпускало непонятное волнение, будто делаю что-то не так. Я глянула на злоумышленников в зеркало заднего вида, а у самой кошки на душе скребли. Вспомнились голубые глаза Леона, в которых я растворялась, и мелкая дрожь прошлась по коже… Еще раз посмотрела в зеркало и… встретилась взглядом с Леоном. И меня будто в бездну затянуло.  

А потом удар, разноцветные мушки перед глазами и темнота…

— Эй, красавица, ты как там? Жива? — расслышала я голос сквозь шум и писк в ушах.

Подняла с руля голову, глянула через плечо. Тихонько застонала, ощутив тупую боль в области виска.

— Нормально, — нехотя протянула. — Вы как? Оба в порядке? — встревожено поинтересовалась.

— Ага, будешь тут в прядке, — огрызнулся второй парень. — Вот если бы ты, с*ка, была на нашем месте…

— Заткнись, Энтони, — тягуче бросил Леон.

Я открыла дверь и вышла на улицу, осмотрелась. Оказывается, въехала в дерево, а кругом ни души. Лишь лента раскаленного асфальта. Черт меня дернул поехать в объезд! Обругав себя мысленно различными нехорошими словами, решила еще раз уточнить, не пострадали ли мои пленники.

— Вы точно не ранены?

— А то тебе не пох… — ругнулся Энтони. — Пошла ты, с*ка!

Я сдернула с волос резинку, и локоны упали мне на плечи. Немного прошлась, приходя в себя. Потом попыталась завести машину — безрезультатно. Рация тоже не работала как назло. Черт! Черт! Черт! Ну и в передрягу же я попала! Прошептала под нос проклятия, и вскоре услышала:

— Эй, ты, иди сюда! У Леона кровь!

Мгновенно отреагировав на призыв, подбежала к машине и открыла дверь. Помогла ему выйти и сесть, откинувшись спиной на автомобиль. Все лицо Леона было залито кровью. Жуткое зрелище. Я смотрела на него и не понимала, с чего начать оказывать помощь. Как-то сразу растерялась. Руки тряслись, дыхание участилось. А он только улыбался, будто вся эта ситуация доставляла ему удовольствие. Идиот!

— Я же спрашивала! Почему ты не сказал?! — взбунтовалась я, не понимая, почему этот придурок промолчал, что нуждается в помощи.

Что он пытается доказать? И кому?

Отчего-то меня взбесила эта ситуация. Стало даже страшно… что я могу потерять его. В том смысле, что больше не увижу его голубые глаза и дерзкую улыбку. О, Боже, что же со мной происходит? Видимо, хорошо головой приложилась!

— Не привык жаловаться. Тем более женщинам.

— Ну и дурак, — заключила я и сняла с него наручники. — Но, если вздумаешь бежать, открою огонь. Ясно?

— Так точно, мисс, — кивнул Леон.

Потом я слазила в машину за аптечкой и, опустившись на колени перед ним, принялась обрабатывать разбитую бровь перекисью водорода. Он поморщился.

— Терпи, — велела я и решила приободрить его. — Я однажды пулю словила, вот тогда было действительно больно.

— А в меня дважды стреляли, — сказал Леон и скривился, когда я в очередной раз прикоснулась смоченной в перекиси ваткой к его брови.

Я промолчала, продолжая обрабатывать рану. Какое мне дело до его ранений?

— А ты красивая, блондиночка, — прошептал он, чем ввел меня в ступор. — Как тебя зовут?

— Мэри, — еле слышно проговорила я, неотрывно смотря в его светлые глаза.

Ощутила, как прошлась по моей ноге крепкая ладонь, но не перестала вытирать кровь с его лица. Сглотнула слюну, чувствуя, как внизу живота потянуло.

Я совершенно не понимала свое тело, которое отзывалось дрожью на прикосновения незнакомого парня. Это было что-то запредельное, выше моего понимания. 

— Эй, голубки, я вам не мешаю, нет?! — раздался голос Энтони из машины.  

И тут я будто очнулась. Быстренько заклеила рану пластырем и прокашлялась, приводя дыхание в порядок. Отстранилась от Леона, который сидел смирно.

— Придурок! Заткнись лучше там! — возмутился он, повернув голову в сторону друга.

Встать Леон мне не позволил. Обхватил за талию, притянул к себе, зарылся пальцами в волосы, вызывая дрожь во всем теле. А потом его губы слегка коснулись моих. Я будто этого только и ждала… закрыла глаза и замерла, упиваясь невинным прикосновением. Что творилось в голове — не знала, да и не хотела знать. Было плевать на все. И на то, что я сотрудник полиции, и на то, что парень, целующий меня, преступник, которого я должна доставить в участок. Был только он и я. И больше ничего вокруг. Никогда еще со мной не случалось ничего подобного, и это безумно возбуждало. 

Между тем, Леон продолжал медленно дегустировать мой рот, то посасывая нижнюю губу, то скользя языком по губам. Я уже слегка осмелела и уже сама готова была отдаться ему прямо здесь, поэтому ответила на поцелуй. Язык Леона скользнул глубже, вынудив меня теснее прижаться к его груди. Дыхание сбилось, стало прерывистым, тяжелым. Голова закружилась, я расслабилась, отдаваясь в объятия дурмана. 

   Вскоре почувствовала, как требовательные пальцы проникли мне под рубашку и сжали грудь. Из горла вырвался сдавленный тихий стон. Я уже не контролировала себя… Это походило на одно большое безумие! Я позволяла незнакомому человеку делать со мной то, что не позволяла никому уже около года. Как это можно назвать иначе?! 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.