Между нами

Novela

Просмотров: 1267
Категории: Любовные романы
0.0/5 оценка (0 голосов)
Загружена 31.07.17
Между нами

Купить книгу

Формат: PDF, TXT, EPUB, FB2
Избранное Удалить
В избранное!

Когда Микаэлла получает роль своей мечты в новой танцевальной постановке, то и не догадывается, что с возможностью быть замеченной и прославиться приобретет нечто большее в лице хореографа-постановщика, обладающего непростой репутацией.
Дэниел уже имел неудачный опыт в прошлом и пообещал себе, что больше не позволит чувствам взять верх, особенно если это касается прекрасной девушки из балета.
До тех пор, пока их пути с Микаэллой не пересекутся. И тогда встанет вопрос: что важней - амбиции, слава и успех - или любовь?

ГЛАВА ПЕРВАЯ
МИКА

Черт! Черт! Черт!
Почему?! Ну почему именно сегодня мне нужно было опоздать? Почему это не случилось вчера или в любой другой день?
Я вылетела из подземки, перепрыгивая сразу через три ступеньки, рискуя свалиться и получить травму. Это могло бы надолго выбить меня из колеи, и тогда вообще никаких танцев, но именно в данный момент это пугало меня меньше, чем опоздать на первую встречу с главным хореографом-постановщиком.
Мне он был не знаком, но Джун слышала о нем жуткие вещи:
«Он монстр и он уничтожит тебя, если ты сделаешь что-то, что ему не понравится. О, а так же он гений и работать с ним настоящая удача».
Это и пугало и обнадеживало. Для меня это был огромный шанс, который я никак не могла упустить. После шести лет в Лондоне, бесконечных прослушиваний и случайных эпизодических ролей, меня взяли на ведущую роль в новой много бюджетной постановке в театре Аполло. Мой агент Клара едва не писалась кипятком от счастья, когда это случилось.
«Ты попала в высшую лигу, куколка. Это охренительно сложно, а вот вылететь легче простого, поэтому смотри, не допусти этого».
Я поклялась себе, что если надо, буду зубами держаться, но не потеряю место в постановке. И так облажаться в первый же день!
Я была вся взмокшая, запыхавшаяся и красная, когда вбежала в двери театра. Оставалось преодолеть три лестничных пролета, переодеться (желательно на ходу) и я на месте.
С опозданием в полчаса.
Под ложечкой неприятно заныло. Я решила, что если меня спросят, скажу правду. Что жить мне приходится в старой, давно не видевшей ремонта квартиры, и именно сегодня труба в моей ванной надумала прорвать. Мне пришлось вызвать сантехника и ждать, когда он все починит, потому что моему хозяину насрать на все и такие вопросы я вынуждена решать сама.
А вот над формулировкой я еще подумаю.
Как я и ожидала, все, кроме меня, естественно, были уже на месте. Когда я появилась в зале, выскочив на сцену во всей своей «красе», все головы повернулись в мою сторону. Я отыскала взглядом Джун, пытаясь по ее выражению выяснить, насколько все плохо. Если я правильно расценила ее вытаращенные на меня глаза — я была в заднице.
— Мисс Новак, наконец-то вы почтили нас своим присутствуем, — язвительно прогундосил мистер Литлок, режиссер, своим внешним видом напоминающий крота: невысокий, толстый и ни черта не видящий без очков.
Джун сообщила, будто поговаривали, что он любит потрахивать актрис, и те не могут отказать, если не желают потерять роль.
Мне не нравилось, как этот похотливый зверек поглядывал в мою сторону. При мысли, что эти короткие, толстые ручонки коснулись меня, к горлу подкатывала тошнота.
— Простите за задержку, мистер Литлок, я… — Я втянула воздуха поглубже и проглотила дальнейшие оправдания, встретившись взглядом с человеком, который стоял по правую руку от режиссера. Не сложно было догадаться, что это и есть наш хореограф, которого так красочно описывала Джун. И надо сказать, что он действительно пугал. Мне тут же захотелось попятиться назад и сбежать.
Во взгляде Дэниела Райерса не было ничего, что дало бы мне надежду, что опоздание сойдет мне с рук. Более того, я вдруг подумала, что только что невольно нажила себе врага. Серые глаза были холодными, как сталь и неподвижными. Он просто смотрел на меня в упор, порождая на моей коже тысячи неприятных ощущений.
«Он меня специально запугивает, что ли?» — промелькнула паническая мысль.
Если так, ему это с блеском удавалось.
— Повторю еще раз для мисс Новак, — без единой эмоции, тени смягчения на лице, нарушил тишину голос нашего постановщика. Некое необъяснимое волнение образовалось в груди и рухнуло вниз от этого звука — в отличие от внешней жесткости и неприветливости хозяина, он обладал удивительной пластичностью, может быть даже бархатистостью, хотя и казалось абсурдом употреблять данное определение в контексте с этим человеком. — Если вы работаете со мной, опоздания недопустимы. Даже за задержки в пять минут полагаются штрафы. Это понятно, мисс Новак?
Он сделал несколько шагов в моем направлении, и хотя они лишь немного приблизили его ко мне, меня охватила тревога. Желание сбежать вернулось с новой силой.
— Да, мистер…
— Райерс.
Я и так это знала, но кивнула чуть ли не с благодарностью. Этот человек на самом деле подавлял.
— Понятно, мистер Райерс.
— Когда вы приходите в этот зал, все вне его перестает существовать, — продолжил он, теперь уже обращаясь ко всем.
Наконец-то он отвел от меня свои светло-серые глаза, и я почувствовала облегчение. Меня будто с крючка сняли.
— Здесь у вас нет личной жизни, нет ничего важнее танца. На этой сцене вы — это ваши герои, вы должны жить ими. Меня не волнуют ваши проблемы, почему вы опаздываете, — тут его взгляд вновь обратился ко мне, — ваше плохое самочувствие или настроение. Если вы не можете выйти сюда, — он опустил указательный палец вниз, показывая на сцену, и я невольно обратила внимание на его руки, — и выложиться на полный максимум, не выходите лучше вообще. Я не приемлю полумер, никаких поблажек и снисхождения. С каждого из вас я спрошу сполна.
«Да он самый настоящий тиран», — про себя подумала я, но благоразумно промолчала.
Довольно, хватит на сегодня привлекать к себе внимание.
— Если кто-то из вас не уверен, что выдержит, лучше уйти сейчас.
С этой фразой его глаза снова скользнули по мне. И это меня возмутило.
Что за хрень?! Стоило опоздать один раз (по вполне уважительной причине), как он записал меня в последние неудачницы?
«Не дождешься! Никуда я не уйду!» — послала ему мысленно воинственный ответ я, расправив плечи.
Слишком долго я ждала этой возможности, чтобы сейчас отступить.

***
— Он такой охренительно крутой! — в истинно театральной манере закатила глаза Джун, когда вечером мы сидели на нашей маленькой, уютной мансарде — только ради нее стоило терпеть крошечную, неудобную квартиру, которую мы делили вместе вот уже три года.
— Он придурок, Джун, — фыркнула я, с блаженством отхлебнув уже от второй «Маргариты». — Напыщенный, самоуверенный придурок.
— Последняя постановка этого «придурка» получила «Тони», — не забыла напомнить подруга.
— Да, это впечатляет, но не отменяет того, что он козел.
— Ты просто злишься, потому что он отчитал тебя, — пряча наглую улыбочку за бокалом, пропела она.
— Испортить отношения с постановщиком в первый же день — только мне могло так повезти. — Я откинула голову на спинку плетеного шезлонга, подтянув колени повыше.
— Да ладно, он уже, наверное, и забыл об этом, — отмахнулась Джун.
Я с сомнением покосилась на нее: может она и права, может, я зря себя накручиваю, а Дэниел Райерс и думать забыл о некой Микаэлле Новак, опоздавшей на его репетицию. Или же он запомнил меня слишком хорошо и теперь у меня могут возникнуть проблемы.
Оба варианта мне не нравились.
— Признай, что он отпадный, — настаивала Джун.
Я пожала плечами.
— Если тебе нравится такой тип.
— Какой? Тип, от которого трусики становятся мокрыми? — засмеялась она.
Я тоже не сдержала улыбку.
— Жесткий. Он будто весь из острых углов сделан — дотронешься и обязательно поранишься. И лицо у него неприветливое.
— Согласна, на душку он не похож, но, по-моему, в этом и соль. Такой точно знает, как сделать девушке приятно.
Теперь глаза закатила я
— Ох уж эти твои фантазии! Может он девушками вообще не интересуется.
— По-твоему он на гея похож? — усомнилась Джун.
— Не очень, — согласилась я, — но он танцор — процент вероятности очень высок.
Нахмурившись, Джун ненадолго задумалась. Потом, видимо придя к какому-то выводу, фыркнула:
— Ну, нет! Ни за что в это не поверю. От него так и прет… сексом, животным магнетизмом!
Я уставилась на нее как на сумасшедшую: мы точно одного и того же мужчину обсуждаем?
Дэниел Райерс скорее всего обладал неким силовым полем, которое отталкивало всех. Оно было таким ощутимым, что даже желания приближаться не возникало.
— Тебе лучше оставить подобные измышления о нашем хореографе и сосредоточиться на постановке. Помнишь, что он сказал?
Я серьезно восприняла слова Дэниела и не собиралась ничему и никому встать между мной и ролью. Нельзя допустить, чтобы я каким-то образом потеряла ее.
— Интересно, вне театра он такой же… суровый и твердый? — будто и не слыша меня, томно вздохнула Джун. Я узнала этот тон — в ее голове уже родилась идея, которая могла стоить ей проблем. А заодно и мне.
— Прекрати это. Плохая идея, Джун, о чем бы ты сейчас не думала.
Я поднялась и, подхватив пустой кувшин из-под «Маргариты», вошла в квартиру.
Она только рассмеялась мне вслед.

ДЭНИЕЛ

— Ты ошибаешься.
Сиенна повторила это раз в пятый за последние двадцать минут. Но в глубине души она знала не хуже меня, что я как раз прав.
— Отцу плевать, буду я на его юбилее, или нет. Хотя мое отсутствие его, скорее всего только обрадует, — сухим тоном произнес я в трубку.
Сестра издала длинный, утомленный вздох. Она много лет была буфером между мной и отцом, пытаясь нас примирить и сблизить. Всякий раз безуспешно. Пора было смириться с этим. Я давно принял, что мы с отцом чужие люди. Это больше даже не задевало.
— Ты его давно не видел, он изменился.
Я хмыкнул. Она и сама не верила в то, что говорила — я слышал это в ее голосе.
Это невозможно. Люди как мой отец не меняются. Я это знаю, потому что и сам такой. Ирония, но при всей нашей непримиримости мы одинаковые. Поэтому наша молчаливая вражда никогда не закончится — никто не захочет уступить и признать, что был не прав.
— Не пытайся обманом заманить меня, из этого ничего не выйдет. — Я с удвоенной силой принялся сжимать и разжимать антистрессовый мячик. — К тому же я не могу сейчас приехать, у меня каждый день репетиции.
Конечно же, я мог выделить пару дней для визита домой. Но я не хотел.
Сиенна поворчала о том, что я игнорирую шестидесятилетие отца, но ей пришлось принять мое решение. Она знала, что спорить бесполезно.
— Дэн, если ты не прилетишь на мою свадьбу, я очень, очень — чертовски очень сильно обижусь на тебя, — строго предупредила она.
Я представил, как суровая линия прочертила лоб сестры, нахмурив светлые брови и улыбнулся.
— Я ни за что не пропущу это событие. Ты знаешь, что я не поступлю так с тобой.
После смерти мамы Сиенна осталась последним человеком, кто был близок мне, тогда как с отцом мы еще больше отдалились.
Мы поговорили еще немного, после чего попрощались — репетиция начиналась через пять минут. Я не мог опоздать после того, как вчера прочитал всей труппе лекцию об этом.
— Люблю тебя, Дэн, — напоследок сказала Сиенна.
— И я тебя, Нени.

МИКА

— После репетиции сходим в Westfield — надо купить платье к завтрашней вечеринке, — сказала Джун, когда мы разогревались в ожидании «Мистера Пунктуальность».
Я издала длинный «Пффф», потому что новое платье пока что не вписывалось в мой бюджет. Чек с первой зарплатой я получу только в конце недели, а мой счет значительно обеднел из-за того, что я долго сидела без работы.
Но завтрашний вечер не просто «вечеринка», как выразилась Джун, а официальный прием, который устраивает продюсер постановки. Поэтому я не могла заявиться в чем попало.
Заметив, как губы Джун растянулись в улыбке, я обернулась — Дэниел Райерс показался на сцене. Все, кто разминался сидя, поднялись при его появлении.
Он прошелся взглядом по всей труппе, очевидно отмечая, все ли на месте. Хвала Господу, сегодня я пришла даже пораньше — вчерашнего выговора с меня хватило. Да и не хотелось получать штраф, если он говорил серьезно. А у меня не было причин думать иначе.
— Готовы приступить к работе? — обратился он к нам, и все дружно закивали. — Хорошо, начнем.
Начали со вступительного танца, который танцевали мы с Мишелем (ведущим актером), а потом к нам присоединялись остальные.
Дэниел хмурился, отдавая нам короткие приказы. Заставлял повторять все снова и снова, и так в течение двух часов. Казалось, ему все не нравится. Все, что мы делали — неправильно. Он и правда был тираном, беспощадным. К концу третьего часа мы все были в предобморочном состоянии, красные, потные и еле дышащие. Мы выкладывались на все двести процентов, но этот человек все равно выглядел так, будто мы кучка неудачников, которые могут только разочаровывать его.
Наблюдая за ним, я не увидела никакого хотя бы небольшого одобрения, не говоря даже про улыбку.
Вполне возможно, он родился с повреждением лицевых мышц, которые отвечали за нее. Или же он просто был эмоционально мертвым.
— Горячий! — одними губами произнесла Джун, когда мы сделали небольшой перерыв.
Я взяла свою бутылку с водой и с жадностью набросилась на нее, после чего посмотрела на подругу как на ненормальную.
Кажется, мы по-разному видим его. Я бы не удивилась, если бы у Дэниела Райерса отсутствовал пульс.
— Ты, правда, собралась к нему подкатить?
Судя по тому, что она сегодня потратила не менее часа на макияж и надела топ, едва скрывающий сиськи, она начала охоту за нашим хореографом. Но после изнурительной тренировки уже не выглядела такой очаровательной.
— Получить такой экземпляр будет настоящей победой, — заулыбалась она. — Завтра вечером у меня будет отличный шанс.
Я очень сомневалась, что у нее что-то выйдет. Дэниел Райерс не выглядел как тот, кто ищет любовные приключения там же, где работает. Во всяком случае, я не заметила, чтобы он бросал на кого-нибудь заинтересованные взгляды.

***
Завтра в одиннадцать мне нужно было быть на репетиции, но меня не остановило это от третьего бокала шампанского.
Вечер продолжался, а я понемногу пьянела.
— Как я выгляжу?
Джун посмотрела на меня в ожидании одобрения, прекрасно зная, как она выглядела и каков будет мой ответ.
Этим вечером она превзошла себя, блистая в платье от Стеллы МакКартни, с уложенными золотистыми локонами волос. Тонкая красная ткань выгодно подчеркивала каждую плавную линию ее тела. Порой я даже завидовала Джун — мое собственное телосложение никак нельзя было назвать соблазнительным, или тем более округлым. В двадцать шесть я так и осталась угловатой девчонкой с пародией вместо груди. В профессии это не было недостатком — скорее наоборот, но никак не придавало уверенности как женщине.
— Отпадно. — Я показала большой палец, поднятый вверх. Не трудно было догадаться, ради кого все эти старания.
— Если сегодня все сложится удачно, завтра утром Дэниел будет пить кофе в нашей квартире, — заявила подруга, заулыбавшись улыбкой заговорщика. — Конечно, если он не захочет отвезти меня к себе.
— Пожалуйста, сделай так, чтобы было последнее, — попросила я, не желая видеть Дэниела Райерса в нашем доме. Впрочем, я вообще сомневалась, что у Джун что-то выйдет.
У нее никогда не было проблем с мужчинами, и я много раз становилась свидетельницей ее побед, но не верила, что и в этот раз все будет так же просто.
— Поверь, я буду очень стараться.
Джун залпом проглотила остатки шампанского, вручила пустой бокал мне и виляющей походкой двинулась в направлении добычи. Хотя это слово и казалось менее всего подходящим Дэниелу Райерсу.
Охваченная любопытством, стараясь сильно не пялиться, я поглядывала на то, как Джун что-то говорила Дэниелу, посмеиваясь своим отработанным смехом. В какой-то момент она даже коснулась его руки, будто невзначай. Трудно было определить по непроницаемому лицу мужчины, что он думает о таком «подкате».
Я бы и дальше наблюдала эту сцену, если бы ко мне не подошел мистер Литлок, и не увел знакомиться с целой кучей разных людей, тем или иным образом имевших отношение к театру.
Когда я наконец-то смогла перевести дыхание и попыталась взглядом отыскать Дэниела и Джун, увидела только нашего хореографа. Джун в зале не было.
Скорее всего, она отлучилась в уборную. Интересно, до чего они договорились? Сработали ее чары на Дэниеле, или нет? Он не выглядел нетерпеливым от ожидания, скорее погруженным в себя. Вне этой комнаты.
Наверное, мое подглядывание стало слишком очевидным, потому что мужчина вдруг поднял голову и посмотрел прямо на меня. И хотя нас разделял почти целый зал, я была уверена, он заметил, как вспыхнуло от стыда мое лицо.
То, что я разглядывала его, нисколько не смутило, не заинтересовало мужчину. Лишь ненадолго задержав на мне скучающий взгляд, он развернулся и скрылся в толпе.
Видно привык, что женщины уделяют ему много внимания. И стоило признать, было из-за чего. Может он и производил впечатление неприветливого и неприступного человека, но мужчиной он был привлекательным. С идеальным телосложением танцора, без единого грамма жира — сплошные мышцы и сухожилия. Статный, высокий, сероглазый блондин.
Наверное, даже в его суровых чертах лица было нечто такое, что притягивало женщин.
Неужели я смотрела на Дэниела Райерса глазами Джун? Меня это отчего-то встревожило.

ДЭНИЕЛ

— Мистер Райерс, у меня еще не было возможности выразить вам свое восхищение. Но я просто не могу не сказать, как поклоняюсь вашему таланту! Я раз десять смотрела запись «Жизель» поставленной вами и ужасно огорчена тем, что не имею возможности насладиться этим зрелищем вживую.
По всей видимости, данный монолог должен был превратить меня в сироп. Или на что там рассчитывала эта девица. Я не запомнил ее имени, только то, что она исполняла роль Матильды.
Ожидая, когда ее красноречие иссякнет, я стоял с выражением вежливой скуки на лице. Она не сказала ничего, чего бы я ни слышал раньше.
Сотни раз.
— Наверное, я сейчас выгляжу как влюбленная фанатка, — засмеялась девушка, напустив на себя кокетливый вид.
Она выглядела глупо, и я хотел ей сказать об этом. Но работа над постановкой только началась, у нее еще будет шанс возненавидеть меня.
— Вам же наверняка все об этом говорят. — Изобразив очередную жеманную улыбку, она как бы случайно дотронулась до моей руки.
Это было лишним.
— Мисс…
— Савадж. Джун Савадж, — поторопилась сообщить она. — Я забыла представиться. Конечно, за три дня вы не могли запомнить всех.
«Но тебе бы этого хотелось», — про себя хмыкнул я.
Пора было прекращать надоевший мне разговор.
— Джун, я знаю, на что ты рассчитывала. — Я не собирался подслащивать пилюлю. — Подойти ко мне, наговорить комплиментов, очаровать, после чего мы бы провели незабываемую ночь вместе.
Лицо девушки побледнело, и она открыла рот, собираясь что-то возразить, но я не дал ей.
— Давай я сэкономлю твое и свое время — ничего не выйдет. Я здесь не для того, чтобы трахать актрис, восторгающимися моими постановками. Завтра с утра репетиция, сосредоточься на этом.
Давая понять, что разговор окончен, я отошел от девушки, оставив ее в ступоре.
Может мисс Савадж и не привыкла к отказам, но у меня не было времени и желания играть в эти игры.
Ее план не сработал, но она это переживет.

МИКА

Рано или поздно это должно было произойти. Мы с Дэниелом Райерсом оказались в одной компании. К моему приятному удивлению, Хамфри Старк — продюсер, очень тепло отзывался обо мне и в открытую восхищался моим талантом. После долгих лет безвестности это кружило голову.
Литлок, и тот заявлял, что успех представлению обеспечен, и что мы с Мишелем сорвем шквал оваций.
И только Райерс выглядел так, будто очень сомневался во всем услышанном.
— Полагаю, Дэниел уже изменил мнение, ведь изначально он был за кандидатуру Нины, — со смешком сообщил Литлок, снизу вверх посмотрев на стоявшего слева от него Райерса.
На меня словно ушат с холодной водой вылили. Я знала, что Нина Питерс проходила пробы и поговаривали, что изначально на роль Аллегры хотели взять ее, но она отказалась незадолго до того, как утвердили меня. На кастинге Райерса не было — у него не получилось прилететь, но я знала, что он просматривал записи.
И он не хотел меня брать.
Это было унизительно. И это известие обесценило все хвалебные слова в мой адрес этим вечером.
— Пока рано о чем-то говорить, — поведя плечом, сухо обронил он. — Мисс Новак… — он впервые за весь разговор удостоил меня взглядом, — довольно способная.
Лучше бы он не говорил вообще ничего. «Способная» из его уст прозвучало без малого намека на энтузиазм.
— Думаю, ты недооцениваешь Микаэллу, — погладив меня по спине, встал на мою защиту Хамфри Старк. — Она тебя еще приятно удивит.
Я посмотрела на него с благодарной улыбкой, из-за расстройства не обратив внимания на то, что его рука задержалась на мне дольше положенного.
Рискнув взглянуть на Дэниела, я увидела неприкрытый скептицизм в серых глазах — он не верил, что моя персона способна удивить его. Тем более приятно.
И отчего-то это чертовски сильно задевало.

***
— Считаете, я недостойна этой роли?
Набравшись храбрости (и шампанского), я решилась подойти к Райерсу. Улучив момент, когда рядом с ним никого не оказалось, сразу же пошла в наступление.
— Считаю, что были более подходящие кандидатуры.
Если моя дерзость и удивила его, виду он не подал.
— Нина Питерс сама отказалась, — зачем-то напомнила я — вдруг он думает, что это моя вина?
Он кивнул.
— Да, к моему огромному разочарованию.
Он казался абсолютно спокойным, непоколебимым и ничуть не раскаявшимся. А ведь я готова была расплакаться!
Но не собиралась доставлять ему такое удовольствие.
— Чтобы получить эту роль, я долгие годы пахала как проклятая! — стиснув зубы, процедила я. — Стирая ноги в кровь, через боль и слезы, поэтому я ее заслужила! Чтобы вы, мистер Райерс не говорили и не думали, я ее, черт возьми, заслужила!
Мой голос повысился и наполнился сталью. Как и глаза моего хореографа. Скука и расслабленность сменились уже такой знакомой суровостью.
— Поберегите свой пыл для работы, Микаэлла. Вам не о чем переживать — Хамфри Старк не допустит, чтобы вы лишились роли.
Я пораженно раскрыла рот, заморгав. Мне будто пощечину залепили.
Этот сукин сын и правда считал, что я получила главную роль через постель?
— Что… что это вообще значит? — Я даже заикнулась от возмущения. В детстве у меня были проблемы с речью — я заикалась, оттого, наверное, и началось мое увлечение танцами — в танце мне было легче выразить свои чувства. Но с возрастом мне удалось побороть заикание, хотя в наисильные моменты волнения старая проблема давала о себе знать.
— Только то, что сказал, Микаэлла.
Мое имя он произнес с неким снисхождением, и я решила, что это из-за моего заикания. К моему лицу прилила горячая кровь. Я не видела, но была уверена, что оно пошло пятнами.
— Поразительно, когда такой талантливый человек на деле оказывается последним козлом! — Я почти выплюнула фразу ему в лицо, радуясь, что не запнулась ни на одном слове. Не став ожидать его отповеди, круто развернулась и зашагала прочь.

Книги автора

Комментарии (1)

  • Наталья

    19 августа 2017 at 08:55 |
    Это только первая книга? Будет продолжение?

    Отзыв

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.