Не смей меня касаться

Дмитриева Марина

Просмотров: 434
5.0/5 оценка (4 голосов)
Загружена 31.01.18
Не смей меня касаться

Купить книгу

Формат: PDF, EPUB, FB2
Избранное Удалить
В избранное!

«Тише, Танечка, не плачь, не утонет в речке мяч».
Ха… Если бы утонул, лопнул, разбился вдребезги хрустальный шарик моей выдуманной идеальной любви. И теперь я в красном платье, цвет которого так хорошо подходит моей смугловатой коже да темным, словно вороново крыло, волосам, густо крашу губы алой помадой, собираясь на свадьбу к своей младшей, горячо любимой, сестренке. Я буду пить вино, танцевать и весело смеяться, делая вид, что мне на всё начхать. К чему эта демонстрация, Таня?! Что ты хочешь доказать?! Дескать, посмотри, какой я могу быть красавицей, настоящей женщиной вамп. А если к природной, весьма броской миловидности прибавить прекрасные аналитические мозги, то получается убийственное сочетание, которое ты, болван, умудрился проворонить, погнавшись за двумя зайцами. Глупо изображать не свойственные тебе роли. Надо выбрать другое платье. Пожалуй, лучше надеть свое любимое лаконичное черное платье в стиле Коко Шанель. Ага, а ведь он может подумать, что я до сих пор оплакиваю нашу канувшую в вечность неземную любовь. Нет, не дождётесь от меня траура по столь ничтожному поводу, да и разве прилично надевать черное в день свадьбы любимой сестрёнки. Я буду прекрасной кроваво-красной розой. Яркой, жгучей, притягательной. Да, пусть Алекс знает, видит воочию, что потерял из-за своих кобелиных порывов.

Предупреждение: текст содержит откровенные эротические сцены, ненормативную лексику, 18+.

Предполагается серия из двух книг.

Буктрейлер к книге: https://www.youtube.com/watch?v=j_NjsNECXYE

ПРОЛОГ

«Тише, Танечка, не плачь, не утонет в речке мяч».

Ха… Если бы утонул, лопнул, разбился вдребезги хрустальный шарик моей выдуманной идеальной любви. И теперь я в красном платье, цвет которого так хорошо подходит моей смугловатой коже да темным, словно вороново крыло, волосам, густо крашу губы алой помадой, собираясь на свадьбу к своей младшей, горячо любимой, сестренке. Я буду пить вино, танцевать и весело смеяться, делая вид, что мне на все начхать. К чему эта демонстрация, Таня?! Что ты хочешь доказать?! Дескать, посмотри, какой я могу быть красавицей, настоящей женщиной вамп. А если к природной, весьма броской миловидности прибавить прекрасные аналитические мозги, то получается убийственное сочетание, которое ты, болван, умудрился проворонить, погнавшись за двумя зайцами. Глупо изображать не свойственные тебе роли. Надо выбрать другое платье. Пожалуй, лучше надеть свое любимое лаконичное черное платье в стиле Коко Шанель. Ага, а ведь он может подумать, что я до сих пор оплакиваю нашу канувшую в вечность неземную любовь. Нет, не дождетесь от меня траура по столь ничтожному поводу, да и разве прилично надевать черное в день свадьбы любимой сестренки. Я буду прекрасной кроваво-красной розой. Яркой, жгучей, притягательной. Да, пусть Алекс знает, видит воочию, что потерял из-за своих кобелиных порывов.

В дверь кто-то тихонько пошкрябался. Юлька. Это у нее такая привычка, не стучаться в дверь, как все нормальные люди, а чуть слышно водить по ней ноготками.

– Танюш, можно войти?!

Юля. Моя младшенькая обожаемая сестренка. Наша семейная красавица-голубоглазка.

Тише, Танечка, не плачь, удар, бросок, уже в других руках твой мяч.

– Конечно, Юляшка, проходи!

В комнату впорхнула удивительная белая птица. Младшей сестре безумно шло свадебное платье. Она в нем словно дивный нежный цветочек – прекрасная, завораживающая своим изяществом орхидея.

– Я так счастлива, Танюш, так счастлива! Представляешь, буквально через полтора часа я стану мисс Шуваловой.

Красивые голубые глазки лихорадочно сверкали, а тонкие пальчики слегка подрагивали. Налицо все симптомы предсвадебного волнения. Юлька от переполнявших ее эмоций даже запрыгала, захлопав в ладоши, точно девочка, получившая заветный подарок. Какой же она, в принципе, еще ребенок. И зачем сестре замужество? Ей бы еще в куклы играться. Скоро и куклы будут…

– Миссис, – машинально поправила я.

– Конечно, миссис, – задорно рассмеялась Юлька, – Мне так повезло! Выхожу замуж прямо за настоящего принца!

А ничего, что принц старше тебе на тринадцать лет? И еще одна маленькая поправочка, сестренка, о который ты почему-то совершенно запамятовала – это мой принц, мой… ты забрала моего принца. Впрочем, наличие денег и серебристого мерседеса не делает из мужчины королевского сына. Так что пусть забирает… Не нужны мне такие гнилые царевичи.

– Я так счастлива! – решила загнать посильнее нож в мое сердце младшая сестра.

 В переизбытке чувств Юлька даже обняла меня. Сестренка, миленькая, до чего ж ты наивна. Сестренка, родненькая, до чего ж ты жестока в своем эгоизме. Взгляд невольно упал в зеркало. Замерла, разглядывая отразившихся в зеркальной глади красавиц. Который раз поразилась, мы с сестрой совершенно разные, слово небо и земля, роза и нежная орхидея, а ведь мама и папа у нас одни и те же. Непонятно, почему же цветочки получились такими непохожими? Даже внешне, не говоря уже о характерах и темпераментах. Ну, вот такой каприз генетики, я пошла в одну бабушку, а Юлька – в другую. Мы обе по-своему симпатичны, пожалуй, даже красивы, но при этом совершенно разные. Только лишь в форме носа можно увидеть близкое родство. Меня природа наделила карменской гривой темных локонов и черными цыганскими очами, Юлька же – белокожая, со светлыми прямыми волосами и огромными голубыми озерами глаз. Черты лица у меня – яркие, бросающиеся в глаза, запоминающиеся своей точеной чернотой, у Юльки все нежное, привлекающее внимание свежестью и совершенством линий. Прекрасная ведьма-брюнетка и обворожительная голубоглазая фея.

– Тань, ты ведь не обижаешься на меня, что все так получилось?!

Нет, конечно! Подумаешь, вдребезги разбились мои мечты, подумаешь, осколки этих мечтаний разодрали в кровь сердце, и оно теперь пульсирует постоянной болью в груди. Какая глупость, какая мелочь, зато ты теперь чувствуешь себя счастливой. Впрочем, с таким гнилым принцем рано или поздно хрустальный замок моей выдуманной любви превратился бы в пыль. Спасибо, что рано… Я успела только помечтать о счастье, а не до конца в него поверить. Жаль одного, вряд ли Юльке удастся избежать моей участи. Богачи обычно меняют женщин как перчатки, крутят романы сразу с двумя, а то и с тремя девушками. Ты следующая, сестренка. Гниль осталась, люди в таком возрасте не способны меняться. Кроме того, разве на предательстве построишь крепкую семью?

– Ну что ты, Юляш, конечно, я не обижаюсь. Что было, то прошло и быльем поросло, – даже не зажило ни капельки, напомнило все еще кровоточащее сердце. – Надеюсь, вы с Але… Шуваловым будете по-настоящему счастливы.

Ты сама-то веришь в это, Таня?!

Сестренка засмеялась, потом начала меня обнимать и целовать.

– Танюш, ты такая хорошая, самая лучшая в мире сестра!!

Самая лучшая в мире сестра, самая лучшая дочь, лучшая ученица, партнерша по танцам, студентка, и так далее до бесконечности. Некоторые даже, помнится, утверждали, что любовница я тоже великолепная – отзывчивая и страстная. Кажется, синдром отличницы во мне неискореним. Только, как показала жизнь, не все хорошие девочки заслуживают простого человеческого счастья.

В комнату заглянул немного хмурый, но весь при параде, папа.

– Юляшечка, там жених уже подъехал!

Не по душе папе эта свадьба… впрочем, всем другим тоже, но что поделать, иногда обстоятельства сильнее нас. Только Юлька радуется, вон, даже дрожит от восторга, а глаза блестят каким-то ненормальным лихорадочным блеском. Подбежала к окну. Опять, точно маленькая девочка, получившая заветный подарок, захлопала в ладоши. Ребенок… еще совсем дитя.

– Приехали, приехали! Ооо… Шувалов великолепен! Девчонки просто сдохнут от зависти!

Юлька унеслась встречать своего жениха. Отец тяжело вздохнул, ласково погладил меня по плечу, дескать, держись, дочка, а потом вышел вслед за сестрой.

Подошла к окну. В одном сестренка права – он великолепен. Шувалов в дорогом темно-синем костюме, с букетом цветом, небрежно зажатым под мышкой, и телефоном, прижатым к уху, стоял возле серебристого мерседеса представительского класса, о чем-то разговаривая с невидимым собеседником. Темные волосы, красивые черты лица, высокий рост, широкие плечи. А прибавьте ко всему этому великолепию цепкий ум, превосходное чувство юмора, деньги, которые имеются в избытке, статусность… нда, настоящий принц вырисовывается. Девчонки, в самом деле, могут сдохнуть от зависти. Во всяком случае, я уже совсем близка к этому. Сердце который раз сжалась в груди, выплескивая в организм дозу отравленной желчью крови. Она все внутри разъедает завистью, слепит ненавистью, отравляет тоской, сводит душу болью. Тише, Танечка, не плачь… Не смей плакать, слабачка!

ГЛАВА 1

Своего «принца» я заприметила в окошко, когда устроилась работать финансовым аналитиком в компанию «Эверест». Однажды утром подошла к окну с чашечкой дымящегося кофе, на ходу обдумывая выгоду для нашей компании от контракта с одной довольно крупной фирмой, просящей существенные скидки, сначала взгляд привлек красивый серебристый мерседес, невольно залюбовалась идеальной конструкцией этого чуда современного машиностроения, потом уже вовсю засмотрелась, поразившись великолепию его владельца. Мужчина словно сошел с обложки журнала, рекламирующего дорогие мужские наряды. Мне всегда нравились парни в костюмах. Конечно, занудство бухгалтерши тащилось от четких линий делового стиля одежды, отложных воротничков, отутюженных стрелок на брюках, накрахмаленных рубашек с запонками вместо обычных пуговиц. Более того, мне казались сексуальными очкарики. Наверное, потому что живучая во мне девочка-отличница одной из самых привлекательных мужских черт считала ум. Нет, этот представитель сильного пола не носил очков, но и без того был стопроцентным попаданием в образ мужчины моей мечты. Он, сосредоточенно глядя вперед, шагал уверенной походкой занятого человека, который предельно точно знает цену своего времени. Я хорошо его рассмотрела, офис нашей фирмы располагался на втором этаже и окна бухгалтерии, как раз выходили на широкую автомобильную стоянку, где мужчина припарковал свою великолепную тачку. С того дня я вдруг по непонятным причинам полюбила техногенный вид, открывающийся из нашего окошка, и все чаще и чаще стала ловить себя за попытками еще раз издали понаблюдать за поразившим мое воображение мужчиной. Он приезжал обычно к десяти часам утра, и, чуть размахивая кожаным портфелем, весь такой собранный да деловой, направлялся в соседнее здание. Там находилась компания «Стройинвест», и, как я позже узнала от коллеги по работе, мужчина мой мечты являлся ее генеральным директором. Нда, Танюш, ты не хухры-мухры выбрала. Такие господа не испытывают проблем в отношениях со слабым полом. Хотя, скорее всего, у них есть одно существенное затруднение – слишком большое количество желающих познакомиться с ними поближе, и, пожалуй, не только познакомиться, но и захомутать на веки вечные. Впрочем, мужчина мечты выглядел достаточно взрослым, около тридцати лет, поэтому, скорее всего, он уже давно счастливо женат, возможно, даже не единожды. На богатство, вкупе с такой симпатичной внешностью, наверняка слетается куча красавиц. Только почему-то эти циничные, осмотрительные мысли девочки-отличницы не мешали мне практически каждый день, ровно в десять часов утра, торчать у окошка, в надежде мельком полюбоваться своим, точнее, чьим-то принцем. «Хватит пялиться, Таня! Тебе нужно обращать внимание на парней попроще, например, как Стас Самойлов – программист, который давеча настраивал твой вышедший из строя компьютер, – читала лекции живущая во мне девочка-отличница, – он так приятно смущался и даже краснел, когда ты задавала ему совершенно невинные вопросы касательно восстановления нужных тебе папок. И просто невооруженным взглядом было видно – ты ему до чертиков нравишься».

Стас Самойлов, слава богу, не тянул на принца. Что, безусловно, жирный плюс в пользу его кандидатуры. Я уже большая девочка, к тому же слишком приземленная и рациональная, в сказки не верю, более того, от сказок бегу, поскольку уверена, с принцами мне не по пути. «Тебе нужен умный, добрый парень, у которого получится стать тебе верным мужем и хорошим отцом вашим будущим детям, – продолжала умничать девочка-отличница. – Поэтому кофе вприглядку с красивой картинкой автостоянки пора завязывать пить». «Такой у нас уже был когда-то, до сих пор зевать хочется от воспоминаний, – возразила ей развратница, также иногда просыпающаяся во мне, – хоть посмотри, Танюш, какие мужики бывают, раз на большее ты все равно не решишься».

А потом я увидела мужчину своей мечты у нас в офисе. Он все той же походкой делового локомотива двигался по коридору, где компания «Эверест» арендовала помещение, судя по всему, направляясь прямиком к кабинету генерального директора. Застыла столбом, забыв, куда шла, подозреваю, даже дышать перестала, поскольку вблизи «принц» выглядел еще лучше – совершенным воплощением моих грез об идеальном мужчине. Из рук выпала папка с документами, белые листы веером рассыпались прямо к ногам, обутым в черные кожаные начищенные до блеска туфли. Вот же идиотка несчастная! Это ведь оригиналы документов, вдруг принц на них наступит, а сегодня дождь и сырость. Как я их потом восстанавливать буду?! Присела, пытаясь собрать разлетевшиеся бумаги. Мужчина в черных туфлях тоже опустился рядом. Ноздри почувствовали аромат дорогого, чуть терпкого парфюма. Наши пальцы столкнулись, потянувшись за одним и тем же листом. По руке прошелся ток, даже тряхнуло всю. Взгляд невольно упал на мужскую ладонь, и сердце забилось в необъяснимой радости, ведь на безымянном пальце правой руки не было золотого колечка. Идиотка несчастная! О чем ты думаешь?! К щекам жаркой волной прилил румянец. Дрожащими руками начала собирать документы, даже не поднимая глаз, почувствовала, что мужчина вовсю разглядывает мое алеющее смущением лицо. Не выдержала, тоже на него посмотрела. И словно «ух» с самой высокой американской горки… Черт, вблизи принц выглядел еще более великолепным, чем издали. Широкие брови, красивые серые глаза, высокий лоб, притягательные, кривящиеся в высокомерной усмешке губы, густая шевелюра смоляных волос. Дальше были широкие плечи и весьма спортивное тело. «Нда уж, весьма... недурен, так бы и съела его», – облизнулась развратница.

– Александр Иванович, ну наконец-то ты решил навестить своего давнишнего приятеля и партнера, причем сразу же устроил аварию с участием красивых девушек, – раздался над ухом веселый голос самого главного человека фирмы «Эверест»

Кажется, он знаком с предметом моих девичьих мечтаний. «Цыц, какие мечты… даже думать не смей, Таня! Не для тебя такие принцы!» – дала мне установку страдающая излишней категоричностью девочка-отличница.

Мужчина протянул мне документы, поднялся. Наши пальцы разделяли бумажные листы, только все равно показалось, что искорки электричества пришлось по руке. Тоже встала и, смущенно пряча глаза, попыталась собрать бумаги аккуратной стопочкой.

– Прости, Миш, все дела и заботы.

Красивый голос, обращенный к руководителю нашей компании, пробежал жаркими мурашками по хребту. Почему-то показалось, что его владелец на меня смотрит. Но догадку эту не решилась проверить, наоборот, тихонько развернувшись, поспешила ретироваться с места своего позорного остолбенения. И опять почудилось, что мужчина глядит мне вслед, причем более чем пристально. Причем, кажется, весьма откровенно рассматривает мою задницу. Или просто филейной части моего организма захотелось изведать принцевских взглядов, вот она и стала передавать в мозг сигналы sos.

– Надеюсь, новым совместным проектом завлеку тебя конкретно, и мы будем намного чаще видеться, – продолжил говорить Михаил Евгеньевич – генеральный директор фирмы, в которой я с недавнего времени работала финансовым аналитиком.

– Совместный проект, безусловно, хорошо, если он взаимовыгодный.

Больше слов я не расслышала, поскольку скрылась за поворотом коридора. И только тогда, наконец, выдохнула. Уф… Таня, это всего лишь маленький эпизод. Малюсенький. Почудившиеся волны электричества просто реакция, твоего подзабывшего мужскую ласку организма. Ведь после расставания с Генкой Калюжным ты уже почти год ни с кем не занималась сексом. Кошмар! Пальчики под аккомпанемент порно не в счет, они лишь ненадолго снимали напряжение в теле и все… Тебе скоро будет казаться, что даже стенка током шарахается. Не смей ничего придумывать и фантазировать. Бегом работать. Бегом!!!

***

Через две недели после той памятной встречи был фуршет по случаю девятилетия открытия фирмы «Эверест». Я стояла в своем любимом черном обтягивающем платье, чувствуя на себе заинтересованные взгляды Стаса Самойлова. Впрочем, не только его, после строгой офисной одежды мои открытые плечи, руки да более яркий, чем в обычные дни, макияж невольно притягивали мужское внимание. Этого у меня не отнимешь, я всегда выделялась из толпы. Правда, не знаю, зачем мне такая особенность, при моей-то скромности и даже некоторой склонности к мизантропии.

 В какой-то момент в зал вошел наш главный в сопровождении генерального директора фирмы «Стройинвест». Опять обдало жаркой волной несмотря на то, что мужчина мечты прошелся на существенном от меня расстоянии и совершенно не смотрел в мою сторону. Танька, глупая курица, что ты уже себе насочиняла?! Или это не я, а задница, которой вдруг очень захотелось приключений. Помнит, гадина, принцевские взгляды.

Выпивка на Самойлова подействовала раскрепощающе, он больше не смущался в моем присутствии, наоборот, воодушевленно разговаривал и даже шутил.

– Танюш, ты представляешь, Русская православная церковь только на соборе 1600 какого-то года признала женщину человеком. Причем с перевесом всего в один голос.

Удивленно вскинула брови.

– Зачем ты мне это рассказываешь, Стас?! Думаешь, они совершили на том соборе непоправимую ошибку?

Самойлов рассмеялся и с еще большим удовольствием на меня посмотрел.

– Нет, просто прочитал сегодня, удивился.

– Чему тут удивляться, мужчины всегда притесняли женщин.

– И теперь вы за это отыгрываетесь? Куда не плюнь, везде женщины-руководители.

Невольно улыбнулась, назначение начальником информационных технологий женщины, да еще и пришлой, изрядно потрясло наших программистов.

– Отыграешься на вас. Кроме того, сами виноваты, думаю, сегодняшняя женская излишняя самостоятельность главным образом проистекает из мужской безответственности.

А потом случился жаркий кульбит в животе, потому что я почувствовала на себе взгляд серых мужских глаз. Генеральный директор компании «Стройинвест» пристально смотрел в мою сторону. Занервничала. Надеюсь, я не буду краснеть, бледнеть и бухаться в обморок. Феминистка во мне разозлилась на такую трусливую реакцию, заворчала: «Да ладно, Тань, на тебя часто обращают внимание. В юности, помнится, даже красавчик сын директора школы был в тебя влюблен». Недолго, впрочем. «Ты отказала мне три раза, не хочу, сказала ты»… и Димка начал встречаться с девочкой, которая дает, а не с той, которая читает книжки. Правда, потом он попытался вернуться, но было уже слишком поздно.

– Ты тоже такая, сначала карьера, потом семья? – спросил Стас.

Вопрос Самойлова отвлек, спугнул жаркие переворачивания в животе, которые вызывали все еще пялящиеся в моем направлении серые глаза, и я снова превратилась в излишне серьезную любительницу почитать.

– Нет, не такая, но сидеть дома в ожидании мужа-охотника точно не буду. Предпочитаю что-то самой уметь в жизни.

– Домашние клуши тоже мало кому нравятся.

– Тебе, допустим? – лукаво уточнила я.

– Одно скажу, женщина должна быть женщиной, а не мужиком в юбке.

– По-моему, ваша Алла Леонидовна очень даже симпатичная и женственная.

– Пожалуйста, прошу тебя, Таня, не надо о ней! – бедного Стаса даже передернуло. – Давай лучше выпьем. Хочешь шампанского?

Почему бы и нет? Сегодня больше не нужно работать, а завтра вообще суббота. Можно и вусмерть напиться.

– Давай, – милостиво согласилась я.

Стас направился к столу, где стояли бокалы с шампанским. Хороший, кажется, парень – Стас Самойлов. На полпути к выпивке его остановил один из наших рекламщиков, и они о чем-то увлеченно стали болтать. Обломись, Танюша, придется, видимо подождать алкогольных вливаний. А потом ноздрей коснулся запах дорогого, чуть терпкого одеколона. В животе случился еще один жаркий кульбит. «Так не бывает, Таня! – кричала девочка-отличница в моей голове, – в мужчин не влюбляются с первого взгляда!». «Согласна, – на удивление поддакнула ей развратница, – разве только что с первого раза. Давай, улыбнись ему, Танюша, чтобы поскорее случился этот первый раз». Повернулась в сторону подошедшего. Снова поразилась – до чего же хорош! Прямо дыхание сбивается, да коленки подкашиваются от его великолепия.

– Шампанское?

Разве можно гладить голосом? Мужские глаза были и того нахальнее, шли дальше напролом, снимали к чертям собачьим мое платье. Эротическую атаку серых очей подхватили державшие красивый бокал с шампанским пальцы. Они поднимали меня, уносили прочь из толпы, затем раскладывали на столе в кабинете генерального директора фирмы «Эверест» иии… Таня, ты больная извращенка!

Чтобы остудить разыгравшуюся фантазию, потянулась за бокалом, который предлагал мне этот великолепный образец сильной половины человечества, этот змий-искуситель. По коже прошлись маленькие, бьющиеся током иголочки, в последний момент невольно отдернула руку. Мужские пальцы тоже разжались на стеклянной ножке, передавая мне, точнее, в пустоту, фужер шампанского. Упс… Идиотины кусок! Бокал упал между нами, пенная жидкость из него брызнула в стороны, обдавая пьянящими пузырьками мои и его ноги. Слава богу, хоть не разбился! Опустилась к полу, пытаясь поднять изящный, скользкий чертов стакан, чувствуя, как щеки мгновенно вспыхнули краснотой. «Что за мания такая, все ронять в его присутствии, а потом ползать у ног этого мужчины, словно он царь и бог, – недовольно заворчала живущая во мне феминистка. – Надо быть аккуратней, Таня!». Хорошо, что стеклянный бокал не похож на разлетевшуюся по полу бумагу, быстро его подхватила и выпрямилась, упрямо задрав кверху подбородок. От неловкости внутри разрастались признаки бунта. Разве можно так колоться иголками? Разве можно так дьявольски сексуально улыбаться?!

– Вы всегда такая неуклюжая или только в моем присутствии?

Самоуверенный гад!

– Опять авария и все с той же девушкой, – раздался ироничный голос шефа. – Кажется, это уже становится традицией.

Видимо, как и кумачовый цвет моих щек.

– Михаил Евгеньевич, представь, что за красавицы работают в компании «Эверест». Наверное, ты проводишь специальный отбор для претенденток.

– Эээ... – несколько замялся директор.

Подозреваю, главный подзабыл, как меня звать-величать.

– Татьяна Лазарева, – поспешила представиться я, дабы еще больше не увеличивать неловкость ситуации. – Новый финансовый аналитик компании «Эверест».

– Александр Шувалов, давнишний партнер и друг вашего генерального директора.

Мужчина мечты протянул мне руку для пожатия, осторожно вложила свои пальчики в его ладонь. Ой, как горячо! Причем далеко не только руке, жаркая волна окатила от макушки до пяток.

– Знаете, Таня, ваш облик совсем не сочетается с родом занятий. Вам бы розу красную в волосы и фламенко танцевать.

«Он бы еще предложил к стриптизу перейти», – возмущалась феминистка. «А что?! Мы можем, – жарко шептала развратница, – давай станцуем, Танечка, да так, чтобы этот наглый прекрасный представитель мужской породы обалдел от наших извиваний».

– Я занималась бальными танцами целых шесть лет. Фламенко не смогу, а вот танго запросто. Но колонки цифр мне тоже очень импонируют, они статичны, они логичны и не падают просто так, вдруг, как бумаги или бокалы с шампанским.

Красивые мужские губы чуть изогнулись в усмешке. Убийственно сексуальной усмешке.

Я же продолжила умничать:

– И если прибыль какого-то ряда уменьшается, то всегда можно выявить закономерность ее снижения.

– А вы уверены, Танечка, что в падении бумаг и бокала из ваших рук не было никакой закономерности?

Конечно, была, причем самая прямая – я дурею от генерального директора компании «Стройинвест».

Усмешка мужских губ стала шире, еще более обворожительной. Неужели он догадался о моей оконной влюбленности?!

– Нет ничего случайного, Александр Иванович, помнится, вы сами выявили эту закономерность – всему виной моя природная неуклюжесть, – улыбнулась во всю ширь своих зубов.

Видимо, лыбиться я тоже могу более чем обольстительно. Во всяком случае, серые глаза прямо-таки завороженно уставились в мое лицо, на мои губы.

– Мне кажется, – вступил в разговор Михаил Евгеньевич, – в каждой женщине должна быть определенная доля непредсказуемости. Излишне логичные девушки на меня лично навевают скуку.

– Каждому свое... – задумчиво протянул Александр Иванович, все так же пристально разглядывая мое лицо. – Мне вот иногда нравятся приличные, немного чопорные девочки-отличницы. Под их спокойной личиной могут скрываться нешуточные страсти. А когда яркая внешность андалузской красавицы сочетается с высоконравственным поведением леди викторианской эпохи, такое противоречие невольно притягивает взгляд.

«Ничего, что ты до сих пор здесь находишься?» - возмущалась во мне феминистка. А серые глаза Шувалова Александра Ивановича опять начали манипуляции с моих платьем, одновременно задирая кверху его подол и опуская с плеч бретельки. Причем глаза генерального директора фирмы «Эверест» тоже начали меня ощупывать, оценивать, словно пытаясь понять: «И чего он нашел в ней такое?! О, есть, сиськи ничего себе так, ножки, признаться, тоже весьма-весьма хороши».

От этих нескромных взглядов лицо начало гореть еще сильнее. Все же «принцы» гораздо лучше смотрятся на расстоянии, чуть приглядевшись, понимаешь, что они еще те «козлы».

 – С вашего позволения, пока вы не начали в моем присутствии обсуждать свои предпочтения в девушках по отдельным частям женского организма, мне лучше удалиться. Приятно было поболтать о закономерностях падения бокалов.

Повернулась и пошла прямиком из зала. «Правильно, хватит фуршетиться, Таня, – поддержала мое бегство девочка-отличница, – и ты забыла, несмотря на завтрашнюю субботу, нам нужно рано вставать, вспомни о своем обещание помочь маме на даче. Кто кроме тебя… Из Юльки помощница так себе, одни тусовки на уме. А выезжать на дачу лучше пораньше, чтобы добраться без пробок».

«Андалузская красавица викторианской эпохи». Так, пожалуй, меня еще никто не называл. И, черт возьми, с одной стороны, такой комплимент более чем приятен. Ну а с другой стороны – принц, кажется, основательно заражен распутным цинизмом современности. А что ты хотела, Таня?! Ведь у него наверняка более чем широкий выбор красоток. Кроме того, наивные романтичные мальчики тебе никогда не нравились.

Любопытно, мы еще увидимся? Мне явственно чувствовался мужской интерес к своей персоне. «Успокойся, Таня, живи своей обычной жизнью. Никаких шагов для развития этого интереса ты предпринимать не будешь», – вновь подала голос зануда-отличница. «Не будешь, я сказала! – командовала феминистка, считавшая, что даже мысль о такой возможности, задевает нашу гордость. – Ты никогда не бегала за парнями». Впрочем, надеюсь, от Шувалова тоже не последует каких-либо активных действий по моему охмурению. Ему андалузская красавица нужна, чтобы немножко развлечься, потанцевать пару танцев постельного фламенко. А я… со своим занудством и гордыней, потом сама себя съем за допущенную слабость.

***

В понедельник, под завистливые взгляды коллег, прямо в кабинет мне принесли шикарный дорогой букет ярко-алых роз. «Вам бы розу красную в волосы, да фламенко танцевать». Мое глупое сердце забилось сильнее. Карточки отправителя не было, только реклама салона, где заказывались цветы. Так уверен, что я догадаюсь, от кого букет? Вдруг это вовсе не Шувалов, а, допустим, Стас Самойлов решил разориться, или, может, шеф вздумал порадовать хорошенькую сотрудницу? Сегодня, когда мы столкнулись с Михаилом Евгеньевичем в коридоре, он как-то странно на меня смотрел, точнее, неприятно ощупывал фигуру взглядом. Наш генеральный давно женат и, кажется, у него уже двое детей. «Не будь наивной, Таня, – заворчала разозленная воспоминаниями о том липком взгляде феминистка, – сегодня наличие подобных препятствий мало кого останавливает». Надеюсь, мне не придется увольняться еще раз. В моем случае, шефу будет полный облом. «Я не такая, я жду трамвая»…  Не знаю, дождусь ли, но женатые мужчины для меня – однозначное безоговорочное табу. Что ж, карточки нет и не надо, если моя персона интересна дарителю, то он непременно объявится еще раз. Пока же работать, жить обычной жизнью, и не сметь строить воздушные замки в своей голове.

В течение недели даритель не объявился. Данный факт, несмотря на установки вести себя как ни в чем не бывало, немного злил и, пожалуй, расстраивал. А любопытство просто жгло внутри. Кто же преподнес мне такой великолепный букет? Может это и вовсе четвертый человек, какой-то тайный воздыхатель?!

***

Пятница – чудесный день. Ожидание предстоящих выходных неизменно радует даже самых закоренелых трудоголиков. Ведь в субботу-воскресенье можно вдоволь выспаться, не торопясь, заняться домашними делами, побольше побыть с родными, встретиться с подругами и друзьями. Я шла домой, улыбаясь, радуясь пятнице и наконец-то наступившей весне, как козочка, перепрыгивала через лужи, появившиеся после обильного весеннего дождя. И так была поглощена своей радостью и этим бегом с препятствиями, что совершенно не обратила внимание на серебристый мерседес, который на большой скорости пронесся мимо меня, задев колесом по самой большой луже. Рраз… Мое хорошее, приподнятое окончанием рабочей недели настроение продлилось совсем недолго. Вся грязь с этой весьма прелестной, как мне казалось еще пять минут назад, лужи, оказалось на моем светлом плаще. Впрочем, не только одежде досталось, я словно душ грязевой приняла. Мило, очень мило! Видимо, домой мне предстоит идти в образе Золушки. Даже задохнулась от возмущения на злодейку-судьбу, а потом на лихача-водителя. Скажите, пожалуйста, какой идиот так быстро ездит, когда после весеннего дождя везде сырость и лужи?!

– Придурок! – зло прошипела я, а серебристая машина остановилась.

О, черт! Черт, черт, черт!! Нееет! Придурком оказался генеральный директор фирмы «Стройинвест» – Шувалов Александр Иванович. Он в стильном темно-сером костюме выскочил из блестящего мерседеса представительского класса, и направился прямиком в мою сторону. О боже, только не это! Признаться, где-то в глубине душе, по правде сказать, совсем не очень глубоко, мне хотелось как бы невзначай с ним столкнуться. Но не в таком же виде! Вот вам и андалузская красавица. Жалкий, мокрый мышонок! Провалиться бы сквозь землю. А ну их всех: весну, грязь, спешащего ко мне великолепного принца, его стального коня. Зажмурила глаза. Меня здесь нет, я сижу дома под теплым пледом, пью кофе с молоком, заедая его зефиркой. Нет, пожалуй, лучше шоколадом с цельным фундуком. Вкусно…

– Бог ты мой, Танюша, я вас совершенно не заметил!

«Нда, умеют некоторые польстить девушке», – иронизировала феминистка. «Хотя, с другой стороны, он до сих пор помнит, как тебя зовут», – радовалась девочка-мечтательница.

Может, мне еще и уши закрыть, тогда ощущение приятного кофепития станет гораздо сильнее.

– Таня, с вами все в порядке?! – в мужском голосе слышалось ничем не прикрытое изумление.

Все просто чудесно… Карета превратилась в разбрасывающий грязевые капли танк, андалузская красавица – в мокрого, облитого нечистотами мышонка, принц оказался циничным директором строительной фирмы, новенькое, едва купленное, причем на свои кровные, а не подаренное феей, платье, точнее, плащ, скорее всего, не подлежит восстановлению. «А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо!»

– Таня?! – снова изумленно обратился ко мне виновник этого происшествия.

Надо открывать глаза, а то Шувалов решит, что я рехнулась.

– Ничего страшного Александр Иванович… пустяки.

– Правда?! – недоумения в мужском голосе добавилась.

И было отчего, мой красивого цвета бежевый плащик превратился в серо-буро-малиновую тряпочку. Подозреваю, что потеки грязи красовались также на моем лице и всех остальных участках тела.

– Не совсем, принимать грязевые ванны я, конечно, сегодня не планировала, хотя, говорят, они полезны.

Мужские губы растянулись в великолепной сексуальной коленодрожательной улыбке. Надеюсь, ноги меня все-таки выдержат. Начала рыться в сумочке, пытаясь отыскать влажные салфетки, чтобы хоть как-то привести себя в божеский вид.

Шувалов красивым, несколько нервным жестом поднял руку, взглянув на дорогие часы, скривился.

– Черт, Таня, безумно спешу, иначе бы непременно отвез вас домой. Давайте договоримся так, чтобы как-то компенсировать это вынужденное грязевое купание, я дам вам денег на такси и химчистку.

Его немного торопливый начальствующий тон задел. Таня Лазарева еще та гордячка.

– А как же моральный ущерб, его вы тоже оплатите, Александр Иванович? Знаете, очень обидно в разгар весны почувствовать себя мокрой грязной мышью, – в моем голосе был вызов, а еще немного веселья, поскольку эта наиглупейшая ситуация чуточку меня забавляла.

На красивом мужском лице опять появилось изумление, Александр Иванович даже перестал извиняться, а серые глаза наглым жарким взглядом начали расстегивать мой когда-то бежевый плащик. Торопятся, видимо, снести его в химчистку.

– Без проблем, Танюша. Во сколько вы оцениваете свои страдания?

Когда живущая во мне феминистка услышала в мужском голосе снисходительное высокомерие, моральный ущерб начал стремительно увеличиваться. Что поделать, во мне слишком много гордыни.

– Один миллион долларов, – выпалила вдруг я.

Шувалов удивленно приподняв брови, присвистнул.

– Не думал, что вы такая меркантильная девочка, Таня.

– Это не я, а мое обостренное чувство справедливости.

Шувалов рассмеялся, заразительно так заржал.

– Слушайте Таня, а давайте я попытаюсь его чем-нибудь задобрить.

– Не хочется расставаться с миллионом долларов?

– Ну, если быть предельно откровенным, я не планировал в ближайшее время такие траты. Слушайте, а может, ваши тонкие чувства удастся смягчить вкусным ужином?!

Он приглашает меня на свидание?! Ура, ура, ура!! «Таня, веди себя спокойно, не надо радоваться раньше времени», – сразу же осадила мое ликование зануда-отличница.

– Александр Иванович, думаете, удастся?! Справедливость у меня очень щепетильная и чем попало не питается.

На сексуальных мужских губах появилась озорная улыбка.

– Мне кажется, надо попробовать. Давайте встретимся завтра вечером?

«Не смей сразу соглашаться, Таня, – встряла феминистка, – надо его немного промурыжить». Хорошо, что у меня в самом деле есть повод для отказа. Вся та же любимая мамина дача.

– Извините, Александр Иванович, завтра суббота, мы хотели с родителями уехать за город. Весна, нужно заняться грядками.

Шувалов недовольно нахмурил лоб. Ага, не любит получать отказы. Наверное, тоже предпочитает девочек, которые дают, причем с первого раза. Серые глаза смотрели пристально, а я, наверно, выгляжу как чучело огородное.

– А когда, Таня? Выбирайте сами число и время. И бога ради, давай перейдем уже на «ты». Прошу, не надо звать меня Александр Ивановичем, чувствую себя прямо ужасно старым. Зови меня, пожалуйста, просто Алексом или Сашей.

– Саша, – послушно повторила я и посмотрела в красивые стальные глаза. Про такие говорят холодные, да нет, ни фига, глаза обжигали.

– Саша, – имя приятно перекатывалось во рту, и почему-то его хотелось повторять, – Саша, давайте на следующей неделе.

– Давай, – перебил он меня.

– Вот так сразу согласны?

– Конечно, я рассчитываю обаять твое обостренное чувство справедливости, дабы не расставаться с миллионом долларов.

Он сделал шаг вперед. В ноздри ворвался запомнившийся чуть терпкий запах дорогого парфюма. Ммм… Внутри словно дрогнула какая-та раскаленная пружина. Обжигает, зараза. Надеюсь, «новоявленный» Саша ограничится только лишь чувством справедливости, не предпринимая активных шагов по охмурению моего тела, поскольку не уверена, что смогу устоять. Особенно учитывая тот немаловажный факт, что у меня почти год не было мужчины, а тут такой прекрасный, словно с картинки сошедший экземпляр.

 – Но вообще, Танюш, я просто хотел тебя поправить, когда переходят на «ты», говорят: «Саш, давай». И давай, Таня, я на все согласен, даже заплатить этот чертов миллион.

Я стала лужей, большой лужей, кишащей какими-то темными, стреляющимися электричеством, тварями. «Ох, Таня, Танечка, тебе не следует с ним водиться, не твой это человек», – сочла своим долгом предупредить меня девочка-отличница.

– Саша, можно встретиться во вторник, – сами по себе произнесли мои губы.

***

– Танюш, ты чего такая непонятная, – заползла ко мне в постель Юлька.

У нас с ней разница в возрасте семь лет. Раньше я часто была вынуждена нянчить сестренку – родители на работе, а Таня за старшую. Накормить, напоить, погулять, отвести и привести в школу, все на мне. Быть может, поэтому я выросла такой ответственной и осмотрительной, ведь с детства привыкла изображать из себя взрослую. Юлька до сих пор часто перед сном приходит послушать сказочку, точнее, поболтать о том о сем. Хотя, надо признать, все реже и реже, сейчас у нас с ней совершенно разные интересы, и сказки старшей сестры теперь заменяют разговоры с подружками и друзьями.

– Ты тоже непонятная стала последнее время, Юль, вечно бродишь где-то, маму не слушаешь, по телефону постоянно болтаешь. Одни клубы и гулянки на уме.

– Ну, Тань, пожалуйста! – прерывисто обняла меня сестра.– Не читай мне нотаций. До сессии больше двух месяцев, можно немного развлечься. Это ты у нас домоседка, я совсем другая.

– Юля, жизнь состоит не только из развлечений.

Сестренка стукнула меня подушкой.

– Речи бабушки-старушки, ты такая зануда, Тань, просто кошмар! Твой муж уснет, слушая твои нравоучения.

– Я найду себе еще большего зануду, и мы будем спать вместе.

Юлька рассмеялась.

– Бедные ваши дети.

– У двух зануд большая вероятность рождения ребенка-зануды. Так что нам будет вполне комфортно вместе.

– Кошмар! – обреченно повторила Юлька, приставила палец к виску, сделав вид, что от моих рассудительных речей стреляет себе в голову.

В комнате раздалась мелодия мобильного телефона младшей сестренки. Юлька бегом подскочила с кровати, голубые глаза радостно блеснули.

– Жоржик, привет!.. Правда?! Я тебя люблю, нет, даже обожаю. И что нужно сделать для этого?

Дальнейшие слова не разобрала, младшенькая побежала к себе.

Чуть позже, когда я вышла из комнаты, увидела в коридоре наспех одетую сестру и суетящуюся возле нее взволнованную маму.

– Юль, куда ты собралась в такое-то время?! Уже ночь на дворе.

– Мамулечка, – обняла Юлька маму, – я только на пять минут, мне Жоржик конспекты лекций принес. Заберу быстренько и прибегу обратно.

– Пусть завтра приходит. Он что, раньше не мог конспекты принести? Никто не ходит в такое время по гостям.

– Мама! – чуть визгливо крикнула сестра, – да что за глупости, он в гости и не собирается, просто лекции пришел отдать. Пусти! Между прочим, я уже совершеннолетняя, могу делать что хочу, даже водку с сигаретами покупать, хватит меня постоянно во всем контролировать.

 Юлька обогнула маму, ринувшись к двери, родительница лишь расстроенно всплеснула руками.

– Похвальное стремление к учебе, – сыронизировала я, – прямо глаза горят и руки трясутся.

Сдается мне, не только конспекты были причиной столь позднего визита и такой бурной реакции со стороны сестры… Неужто у нее с Жоржиком любовь?! Бр… По мне так неприятный, скользкий и хамоватый тип. Впрочем, Юльке звонит не только он, еще куча парней и девчонок. Больше, конечно, парней, что неудивительно, ведь Юля такая красавица, да и к тому же, в отличие от меня, очень общительная и раскрепощенная девочка.

Книги автора

Комментарии (1)

  • Голубева Ольга Германовна

    15 февраля 2018 at 18:02 |
    Очень жду вторую часть))) Книга потрясающая!!!

    Отзыв

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.