Пленница ночи

Кэтрин Коин

Просмотров: 2222
5.0/5 оценка (11 голосов)
Загружена 30.04.17
Пленница ночи

Купить книгу

Формат: PDF, TXT, EPUB, FB2
Избранное Удалить
В избранное!

Книга первая

Когда ночь за окном

Когда город во тьме

Когда горит призрачный свет одиноко стоящих фонарей

Когда ты даёшь своим мыслям свободу

Ты позволяешь своим чувствам и эмоциям поглотить себя

Ты снимаешь дневную маску, словно тяжёлый сценический грим

Ты остаёшься собой

Становишься самим собой

Ночь - очищает

Ночь - освобождает

Ночь - слушает и слышит

Только ночью ты можешь дышать полной грудью

И только ночь знает тебя так, как никто другой

Подписка на книгу завершена и теперь можно приобрести ее полную версию.

 

Пролог

Говорят, что под Новый год исполняются желания. Сейчас больше всего на свете я хотела бы оказаться рядом со своим парнем и отметить этот праздник вместе с ним. Мы встречаемся с Костей чуть больше месяца, но я уже не представляю своей жизни без него. Кто-то может сказать, что это наивно и глупо, ведь мне только восемнадцать лет и ещё вся жизнь впереди. Но я чувствую, будто мы созданы друг для друга. И сейчас, вместо того чтобы быть рядом с ним, я еду в машине с родителями и младшей сестрой к бабушке.

Я не могу сказать, что у нас очень дружная семья, но мы всегда встречали Новый год в семейном кругу. Это наша традиция, которую я с радостью нарушила бы. Моя бабушка очень сложный человек, поэтому вряд ли мы сможем сегодня побить рекорд и остаться у неё больше чем на три часа. Обычно этого времени достаточно. Если задержаться чуть дольше, то бабушка обязательно начнёт выводить всех из себя. В конечном итоге – скандал и никакого праздничного настроения.

Легонько выдыхаю на окно – и оно вмиг запотевает. Я люблю рисовать. Сколько себя помню, всегда и везде рисую. Я не художник, но меня это занятие успокаивает и отвлекает. Вот и сейчас я провожу пальцем по запотевшему стеклу, рисуя простое сердечко. Вытираю рисунок и вглядываюсь во тьму улиц, мимо которых мы проезжаем. На часах начало одиннадцатого. Скоро наступит Новый год, поэтому все спешат домой, к родным или в гости.

Перевожу взгляд на мою маленькую сестричку. Как и все дети, она очень любит этот праздник и искренне верит в Деда Мороза. Она чему-то радостно подпевает и пританцовывает, поэтому я вынимаю один наушник, чтобы послушать играющую в салоне музыку. Не знаю, кто исполняет, но песня действительно веселая. Улыбнувшись Танюше, возвращаю наушник обратно и прибавляю громкости. Наслаждаюсь приятной мелодией «Agnus Store» и снова возвращаюсь мыслями к Косте. Все-таки жаль, что мы увидимся только через несколько дней. Он так же как и я отмечает Новый год с семьёй, и они решили провести несколько дней за городом. Мне бы хотелось проводить с Костей все праздники.

Музыка на секунду становится тише, и я опускаю взгляд на загоревшийся экран телефона. Пришло сообщение от Кости: «Вы доехали? Я уже скучаю». Внутри от радости сразу же запорхали бабочки. Начинаю вводить сообщение для ответа, но сквозь играющую в наушниках музыку слышу пронзительный крик мамы. Когда поднимаю на неё взгляд, вижу впереди машину, вылетевшую нам навстречу. Папа жмёт по тормозам. Слышен оглушающий писк. В следующее мгновение – сильный удар.

Наушники вылетают из ушей. Слышу крик сестры, и мне как-то удается прижать её к себе в желании защитить. Всё тело пронзает жуткая боль. Меня накрывает ужас. В глазах темно. Пульс отдаётся в ушах. Начинаю терять сознание. Прежде чем окончательно отключиться, замечаю разбитое лобовое стекло. Подушки безопасности не сработали… родители без сознания.

 

Глава 1

Спустя два года

Много людей вы знаете, которые не спят ночью? Я одна из тех, кто живет ночной жизнью. Нет, я не посещаю ночные клубы и прочие тусовки. Я занимаюсь любимым делом, гуляю и живу полноценной жизнью. Только ночью. Вы удивитесь, насколько прекрасна жизнь в ночи. Когда восходит луна и город застилает темная пелена. Городской шум и суета утихает, лишние люди прячутся в бетонных коробках и остаются только такие же, как я. Именно тогда наступает чарующая тишина, которая позволяет услышать собственные мысли, своё подсознание, внутренний голос. Ночь – идеальное время, чтобы творить.

Моя жизнь начинается с заходом солнца. Поэтому я честно могу сказать, что практически не вижу солнечного света. Нет, я не вампир и не оборотень. Я обычная девушка, чья жизнь изменилась после злосчастного случая почти два года назад. В той автомобильной катастрофе выжила только я и моя младшая сестрёнка. Она до сих пор спрашивает, где родители, и ждёт, что они вернутся. Но они не вернутся. Больше никогда. Поэтому я должна позаботиться о нас двоих. Обязана воспитать сестру так, чтобы она выросла достойным человеком; чтобы родители, наблюдая за нами, могли гордиться. Я верю, что после смерти есть жизнь. Смерть – это всего лишь переход из одного состояния в другое.

После гибели родителей нам с Танюшей пришлось переехать к бабушке, потому что в восемнадцать лет сложно самой обеспечивать двоих, учиться и ещё находить время на сестру. Да и после аварии врачи поставили мне диагноз «Посттравматическое расстройство психики». Поэтому бабушке пришлось оформить опекунство не только над Таней, но и надо мной.

Спустя полгода после смерти родителей я унаследовала трехкомнатную квартиру. Бабушка решила сдавать её в аренду, чтобы хоть как-то обеспечивать нас с сестрой. Наверное, можно не рассказывать о том, какой огромный интерес появился к моей персоне со стороны… всех. Всех волновало моё наследство, и каждый горел огромным желанием помочь мне с принятием «правильного» решения и распределением средств. Ещё бы, восемнадцатилетней девчонке досталась трехкомнатная квартира в элитном районе города.

Каким-то образом выжила только я и Танюша. Авария, смерть родителей и то, что я оказалась с маленькой сестрой на руках, – всё это оставило свой отпечаток на мне. После той ужасной автокатастрофы я не могу спать ночью. Через месяц будет ровно два года с того происшествия. Раны начали затягиваться, душевное состояние приходит в норму, а спать по ночам я так и не начала. Говорят, что это очень плохо и у меня психологические проблемы и нарушение режима сна. Но кто установил правило, что все люди должны спать ночью, а днём работать? С недавнего времени я считаю, что это неправильно. Каждый сам должен решать, что и когда ему делать. Наверное, это и к лучшему, что я перестала спать ночью. Раньше я бы никогда даже не подумала, что мой мозг может так работать. Моя голова абсолютно не забита всяким бредом и повседневными заботами.

С грохотом поворачивается дверная ручка, и в комнату заходит бабушка.

- Проснулась? – её голос звонкий и строгий.

- Да, - поворачиваюсь к ней лицом, - доброе утро.

- Развесишь белье, - игнорирует приветствие и ставит огромный таз с бельём перед моей кроватью.

- Хорошо, - говорю вслед удаляющейся фигуре.

На часах ровно десять. Я поспала всего лишь три с половиной часа, так как вернулась домой, когда начало светать. Но это не волнует бабушку. Иногда кажется, что она с радостью избавилась бы от меня, чтобы никто не мешал ей жить в своё удовольствие. Я бы и сама с радостью от неё сбежала, но сначала мне нужно собрать достаточную сумму, чтобы забрать с собой и сестру. Здесь нет любви и заботы. Я часто вспоминаю родителей мамы, наших вторых бабушку с дедушкой. Как жаль, что они уже умерли. Я помню, с какой любовью они относились к нам. Каждая встреча с ними приносила радость.

Тяжело вздыхаю и поднимаюсь с постели. Почему нужно развешивать белье именно на этом балконе? В бабушкиной спальне тоже есть где его повесить, но ей обязательно нужно сделать это в моей комнате. Наверное, так хочет показать, что она здесь хозяйка, а я просто гостья. Не знаю, почему у неё такое отношение ко мне. Не может же это быть из-за неприязни к моей маме.

Развесив белье, я на минуту задерживаюсь на балконе. Ни один солнечный луч не пробивается сквозь тучи, плотно затянувшие небо. Асфальт уже покрыт тонким слоем снега. В тот день тоже шёл снег. Возможно, это и стало причиной аварии. Я не люблю снег, не люблю зиму и терпеть не могу Новый год.

Захожу с балкона, пересекаю комнату и выхожу в коридор, где сразу же натыкаюсь на бабушку.

- Ты опоздаешь к доктору, - не поднимая глаз напоминает она.

- Успею, - отвечаю спокойно, но внутри бушует раздражение.

Закрываюсь в ванной на шпингалет, потому что она может и сюда ворваться, даже если я принимаю ванну. Я мечтаю поскорее уехать отсюда: уже надоело находиться под её вечным контролем. Есть ещё одна причина, по которой я люблю ночь: бабушка спит, а я могу спокойно заниматься любимым делом.

Вглядываюсь в своё отражение в зеркале. Под глазами синяки от недосыпа, пустой взгляд голубых глаз, да и вообще хреновый внешний вид. Беру щетку для волос и расчесываю запутавшиеся пряди. Сейчас они не настолько длинные, чтобы доставлять много проблем. Хотя я давно подумываю подстричься, чтобы кончики едва доставали до плеч. Возможно, когда-нибудь решусь на этот шаг, но сейчас мне жалко своих каштановых волос.

Выдавливаю на палец немного тонального крема и размазываю его по лицу, уделяя особое внимание синякам под глазами. Я практически не крашусь. Это редкий случай, когда приходится воспользоваться косметикой. В обычное время она мне просто не нужна. Я и так довольная своей внешностью, поэтому нет нужды портить природную красоту.

- Александра, поторопись, - командным голосом дают мне указание.

- Александра, поторопись, - кривляюсь перед зеркалом, полушёпотом повторяя бабушкины слова.

На кухне меня уже ждет завтрак. Насколько бы высокомерно и строго не относилась к нам бабушка, но кормит она всегда хорошо. Наверное, с возрастом это появляется в ДНК у всех бабушек.

- Ешь быстрее и собирайся. Некогда рассиживаться.

Оставляю ее указание без комментария и откусываю кусочек блинчика. Пожалуй, это единственное, чего мне будет не хватать, когда мы с сестрой наконец-то отсюда съедем. Я хочу получить над ней опекунство; но пока доктор не подтвердит, что у меня нормальное психологическое состояние, это невозможно. Каждую неделю я посещаю психолога и раз в месяц хожу на приём к своему врачу. Сегодня как раз тот день.

Доедаю свой завтрак и поднимаюсь из-за стола.

- Спасибо, - благодарю бабушку и иду с тарелкой к раковине.

Помыв посуду, я ухожу к себе в комнату. Времени и правда мало. За мной скоро приедет Костя – нужно поторопиться. Натянув тёплые лосины и свитер, хватаю рюкзак и спешу к двери.

- Не задерживайся. После приема – сразу домой, - отдаёт очередную команду бабушка.

- У меня свои планы, - отвечаю, завязывая шнурки на высоких ботинках.

- Приедет Жанна, поэтому вернись домой к ужину.

Жанна – моя тётя, родная сестра отца и любимая дочь бабушки. Для последней она идеальная дочь. Наверное, потому что точная копия своей матери. Когда дома бабушка и Жанна – это настоящий серпентарий.

- Постараюсь, - надеваю тёплую кожаную куртку и поднимаю с пола рюкзак, - пока, - на автомате целую бабушку в щёку и выбегаю из квартиры.

Уже на лестничной площадке я набираю номер Кости. Пока слушаю гудки, спускаюсь вниз по ступенькам. Несмотря на то, что мы живём на двенадцатом этаже, я никогда не пользуюсь лифтом.

- Привет, малыш, - отвечает после второго гудка, - я уже подъехал.

- Привет. Я спускаюсь.

Завершаю разговор и прибавляю скорости. Мне повезло с парнем. У нас полное взаимопонимание, прекрасные отношения. Он всё это время поддерживал меня и заботился. Не знаю, как я справилась бы с гибелью родителей, если бы не он.

Как только выхожу из подъезда, Костя встречает меня обворожительной улыбкой и протягивает шлем. Впиваюсь в его губы поцелуем и слышу за своей спиной перешептывание консьержек. Конечно, они не устанут обсуждать меня, мою жизнь и мои отношения. Благодаря длинному языку бабушки, я здесь местная звезда. Наверное, нет ни одного человека в нашем доме, который не знает мою историю.

Закручиваю волосы в пучок, надеваю шлем и устраиваюсь на мотоцикле позади Кости. После аварии я не могу перебороть страх и сесть в машину, поэтому Костя решил купить мотоцикл. Это ещё раз доказывает, что мне с ним очень повезло. Сама я, наверное, не решилась бы сесть за руль. Я не неженка, но после того, как я чуть не погибла вместе со своей семьёй, мне трудно избавиться от этого страха. Я надеюсь, что со временем это пройдет.

Обнимаю своего парня за талию и сильнее прижимаюсь. Зимой, конечно, холодно ездить на мотоцикле, но зато быстро и не приходится стоять в пробках.

Через десять минут мы уже останавливаемся возле больницы. Слезаю с мотоцикла и снимаю шлем. Волосы вмиг раскручиваются и рассыпаются по моей спине. Костя отдает мне свой шлем и приседает, чтобы закрепить замком цепь между мотоциклом и столбом. В наше время предосторожность никогда не помешает.

- Опять не удалось нормально поспать?

- Как обычно, - пожимаю плечами, хотя он и не видит это действие.

Забирает шлем и берёт меня за руку.

- Можешь у меня поспать, - предлагает Костя.

Поднимаемся по ступенькам и заходим в здание.

- Я бы с радостью, но мне приказано, - делаю особый акцент на последнем слове, - не задерживаться после приема.

Заходим внутрь здания и направляемся по уже привычному пути на третий этаж.

- Какие-то планы?

- Жанна приедет. Не понимаю, для чего им моё присутствие.

- У вас же такая дружная, - повторяет мою интонацию и делает ударение на последнем слове, - семья.

Смеюсь над этой нелепой шуткой. Когда-то у меня была дружная семья. Мне её очень не хватает. Отгоняю печальные мысли и останавливаюсь возле двери в кабинет своего врача. Костя по привычке сразу садится в кресло для ожидания, отдаю ему шлем и стучу в дверь. После приглашения – захожу.

- Здравствуйте, Тамара Степановна, - улыбаюсь женщине средних лет.

- Здравствуй, Сашенька. Как себя чувствуешь?

- Хорошо, спасибо.

- Пойдём, - берёт со стола ключи, и выходим из кабинета.

Обмениваются с Костей приветствиями, и мы направляемся дальше по коридору в кабинет, где делают электроэнцефалографию.

***

Время тянется мучительно долго. Наконец, с моей головы снимают датчики.Тамара Степановна вместе со вторым доктором сосредоточенно рассматривают результат, о чём-то переговариваются, а затем губы моего врача растягиваются в улыбке.

- Хорошая работа мозга, нет никаких отклонений, - сообщает она мне.

- Это значит, что мне больше не нужен опекун? – не могу скрыть радости.

- В этом нет нужды. У тебя все показатели в норме, а то, что нарушен сон, так у нас больше половины населения плохо спит. Со временем ты сможешь и с этим справиться.

Это лучшая новость за сегодняшний день. У меня внутри всё ликует от одной мысли, что я наконец-то смогу сбежать от бабушки и начать жить самостоятельно. Но перед глазами тут же всплывает образ моей младшей сестренки.

- А что насчет сестры? Я смогу взять над ней опекунство?

- Это уже через опекунский совет нужно выяснять, - Тамара Степановна подходит ко мне и кладёт руку на плечо, - твоя бабушка, конечно, трудный человек, но я бы не спешила сейчас что-то предпринимать. Ты сможешь обеспечивать и себя, и сестру?

Моя бабушка бывший медицинский работник, поэтому в этой больнице её хорошо знают.

- Я буду стараться, но оставаться с бабушкой я больше не хочу.

- Понимаю, - улыбается сочувствующей улыбкой, - тогда обратись в опекунский совет и узнай, что нужно делать. Но сначала тебе самой нужно доказать, что не нуждаешься в опекуне. Ты говорила с бабушкой? Она готова отказаться от опекунства над тобой?

Я не задумывалась над этим, но что-то мне подсказывает, что она не откажется так просто.

- Не говорила, - тяжело вздыхаю.

- В суд должна обратиться она, но зная твою бабушку, - Тамара Степановна делает паузу, - я сама могу подать заявление, как твой лечащий врач.

- Наверное, это лучший вариант, - не могу сдержать улыбку, и женщина улыбается мне в ответ.

- Пойдём в мой кабинет, сделаю записи в твоей карте.

Когда подходим к её кабинету, не могу сдержать улыбку при виде обеспокоенного выражения лица Кости.

- Всё хорошо, - говорю ему, - показатели в норме.

Не скрывая своей радости, он обнимает меня за талию и прижимает к себе. Всё-таки приятно, когда есть человек, который тебя всегда поддержит и искренне порадуется.

- Мне больше не нужен опекун, - шепчу ему на ухо, пока он держит меня в своих объятиях.

Я уже предчувствую свободу, но в то же время приходит осознание, что появятся новые трудности. Мне придётся как-то заботиться о сестре.

Через минут двадцать мы выходим из больницы и садимся на мотоцикл. После того, как я услышала долгожданную новость, у меня в голове целый круговорот мыслей: где нам с Таней жить и где мне работать? Как всё совместить, ведь я не могу спать по ночам, поэтому и веду ночной образ жизни. Мне есть о чём подумать этой ночью.

- О чём задумалась? – врывается в мои мысли Костя.

Я даже не заметила, как мы подъехали к моему дому. Снимаю шлем и слезаю с мотоцикла.

- Да так… обо всём.

- Ты знаешь, что можешь на меня рассчитывать, - берёт меня за руку.

- Знаю, - натягиваю улыбку и обнимаю его за шею.

Отстраняется, снимает шлем и притягивает меня для поцелуя. Его губы обжигают мою кожу и пробуждают желание. Углубляю поцелуй и касаюсь ладонью его щеки. Как бы мне не хотелось сейчас уехать с Костей и провести весь день у него в комнате, но мне нужно идти домой, чтобы избежать очередного скандала. Нехотя отстраняюсь и провожу кончиком носа по его подбородку.

- Напиши мне, как доедешь домой, - встречаемся взглядами.

- Обязательно. Если что, звони. Я мигом приеду и заберу тебя.

- Хорошо, - дарю короткий поцелуй и отхожу на несколько шагов.

Костя надевает шлем и заводит мотоцикл. Махнув на прощание, уезжает. Наблюдаю за отдаляющейся фигурой своего парня и нехотя захожу в подъезд.

Открываю дверь своим ключом, и в нос сразу же ударяет смесь ароматов: дешёвые духи, жареная курица, ваниль и что-то ещё. Видимо, Жанна уже приехала, и бабушка готовит «праздничный» обед.

Снимаю ботинки и вешаю куртку на вешалку. Из комнаты показывается Танюша и тут же спешит в мои объятия.

- Саша, - радостно кричит она.

- Привет, - целую сестричку в щёку, - как дела в школе?

- Получила две пятёрки, и учительница при всех сказала, что я одна из лучших учениц в классе, - гордо заявляет она.

Таня учится во втором классе, и я иногда завидую тому, что авария на ней никак не отразилась: ни в физическом, ни в психологическом плане. Она не поняла, что произошло, и даже не успела испугаться. Мне досталось больше: многочисленные ушибы и переломы, сотрясение мозга и, вдобавок ко всему прочему, фобии. Я долгое время провела в больнице, и на учёбе в университете пришлось поставить крест. Возможно, теперь я смогу вернуться и продолжить обучение.

- Умница, - тереблю её за волосы и перевожу взгляд на вышедшую в коридор Жанну.

- Привет, - улыбается мне.

- Привет. Давно приехала?

- Только что.

На этом наш диалог заканчивается. Больше не о чем с ней разговаривать. В детстве нас связывали хорошие отношения, и она была моей любимой тётей, но позже Жанна стала настоящей стервой. Не знаю, с чем это связанно: несчастная любовь или бабушкины гены.

На кухне застаю бабушку за приготовлением обеда. Она порхает возле плиты, словно бабочка, – так бывает всегда, когда приезжает Жанна. Бабушка будто переключается и пытается показать, что мы одна большая, счастливая и дружная семья. Правда надолго её выдержки не хватает.

- Помочь с чем-то? – решаю предложить помощь.

- Сашенька, почисти картошку, - отвечает бабушка тоненьким голоском.

Её как будто подменили. На кухню возвращается Жанна с бутылкой вина и соком. Сегодня какой-то праздник? Не могу понять, к чему всё это.

Звонок в дверь заставляет всех вздрогнуть от неожиданности.

- Это, наверное, Серёжа, - с улыбкой произносит Жанна, - я открою.

- Что за Серёжа? – спрашиваю у бабушки, когда Жанна уходит в прихожую.

- Жених Жанны.

Я даже не удивлена. За последние несколько лет у неё таких «Серёж» было несколько. Ни с одним из них до свадьбы дело не дошло.

Через несколько минут на кухне появляется низкорослый мужчина с короткой стрижкой и скромным букетом цветов. Ему лет сорок, не меньше. Рядом с высокой и… объёмной Жанной он смотрится просто смешно. Но, как говорится, «любовь зла…». Интересно, что их привлекло друг в друге.

После знакомства все устраиваются за большим кухонным столом, и бабушка заботливо раскладывает по тарелкам еду. Из разговоров стало известно, что очередная «любовь всей жизни» Жанны работает в каком-то крупном магазине приёмщиком товара.

- …Позвонила и сказала, что в квартире будут жить её родственники, поэтому надо выехать до десятого числа, - улавливаю только конец рассказа тёти.

- Вот же зараза! – возмущается бабушка. – Ну, ничего, поживёте у нас. Что мы, не подвинемся, что ли?

Стоп. Стоп. Стоп. Кто куда переезжает? Если я правильно расслышала, но Жанна со своим новым хахалем будет жить с нами. Нет, этого я точно не переживу.

- Вот и хорошо, - парочка переглядывается и улыбается друг другу.

- Саша с Таней в одной комнате поместятся, а вы с Серёжей – в другой. Места хватит всем.

Нет уж, не дождётесь. Я с каким-то непонятным мужиком не буду жить под одной крышей. Да откуда он вообще взялся? А вдруг он бандит какой-то или маньяк. Мне хочется высказать всё, что я думаю, но моё мнение в этом доме ничего не значит.

Сергей разливает по бокалам вино и встречается со мной взглядом. Мне он уже противен.

В кармане вибрирует телефон, оповещая о входящем сообщении.

«Я дома. Ты как? Стервятники в сборе?»

Сразу же пишу ответ:

«Более того, у нас пополнение»

- Александра, имей уважение! Отложи телефон! – отчитывает меня бабушка.

Игнорирую её замечание и пишу вдогонку ещё одно сообщение:

«Не знаю, насколько ещё меня хватит, но я скоро взорвусь»

Откладываю телефон и встречаюсь с недовольным взглядом бабушки.

- Элеонора Семёновна, всё так вкусно, давно я не ел домашней пищи, - лебезит этот непонятный мужик.

Бабушка явно довольна такой похвалой.

- Накладывай ещё, - отвечает она.

- Саша, бабушка сказала, что ты в больницу ездила, - обращается ко мне Жанна, - есть какие-то новости?

Наверное, более подходящего времени и не подобрать, чтобы рассказать о результатах.

- Есть, - делаю паузу, пока пережёвываю пищу, - показатели в норме, и я совершенно адекватный человек, если вас это волновало, - смотрю сначала на бабушку, затем на Жанну.

- Это прекрасно, - неуверенно отвечает тётя, глядя на бабушку.

- Да, - подтверждаю я, - что может быть прекрасней, когда тебе больше не нужен опекун.

За столом повисает тишина. Бабушка кладет вилку возле тарелки и внимательно смотрит на меня. Делаю вид, что не замечаю этого, и продолжаю кушать.

- Разве был суд? – серьёзным тоном спрашивает бабушка.

- Нет, но скоро будет. И там признают, что я дееспособная и больше не нуждаюсь в опекуне.

- Ты так в этом уверена?

- Я же сказала: показатели в норме. Тамара Степановна подтвердит.

За столом повисает тишина.

- И что ты решила? – спрашивает бабушка, глядя на меня высокомерным взглядом.

Пожимаю плечами.

- Заберу Таню и перееду, - непринуждённо отвечаю ей.

- Я Таню не отдам! – внезапно кричит бабушка, от чего я вздрагиваю. – Даже не думай об этом!

- Я оформлю опекунство над ней и заберу, - пытаюсь говорить спокойно, - а вы живите здесь втроем, дружной и счастливой семьёй.

- Тебе никто не даст опекунство над Таней! Ты сама ещё ребенок! У тебя ни кола, ни двора!

Её слова раздражают меня. Я держусь из последних сил, чтобы не устроить ещё больший скандал при Тане.

- Это не тебе решать, - спокойно отвечаю я, - это касается только меня, Тани и опекунского совета.

- Таня не захочет, - уверенно заявляет бабушка.

- Танюш, ты хочешь жить со мной или с бабушкой?

Сестра теряется от такого вопроса и задумывается над ответом.

- Я не знаю… хочу с вами двумя, - тихонько отвечает сестра.

- С нами двумя не получится, милая, - объясняю ей, - подумай.

Она снова задумывается и так же тихо отвечает.

- Наверное, с бабушкой.

Её слова эхом раздаются у меня в ушах. Мне показалось? Но судя по выражению лиц бабушки, тёти и сестры, я услышала всё правильно. Поверить не могу, что сестра не хочет уходить вместе со мной. Нужно переварить всё это.  Поднимаюсь из-за стола и выхожу с кухни, игнорируя бабушку. Я хочу уйти отсюда как можно скорее. Обуваюсь как можно быстрее, хватаю куртку, рюкзак и выбегаю из квартиры, хлопнув дверью.

Уже на лестничной площадке достаю телефон и, не читая сообщение от Кости, набираю его номер.

- Да, малыш, - отвечает практически сразу.

- Можно я приеду к тебе? – не могу сдержать слёз.

- Конечно. Что случилось? Тебя забрать?

- Нет, я сама доберусь. Приеду – расскажу.

- Хорошо, я жду.

Завершаю звонок и кладу телефон в карман. Мигом сбегаю по ступенькам вниз. Слёзы сами наворачиваются на глаза, и я не могу их остановить. Я чувствую себя так, будто меня предали. Несмотря на то, что сестре всего восемь лет, я не ожидала от неё такого решения.

Выбегаю из подъезда и пулей мчусь по направлению к остановке. Я не хочу больше сюда возвращаться. Я больше не хочу никого видеть из этой семьи.

Успеваю запрыгнуть в автобус, прежде чем тот закрывает двери. Сажусь на последнее сиденье и надеваю наушники. Песня «Somber» идеально передаёт всё то, что творится сейчас у меня внутри. После приема у врача было такое прекрасное настроение, а сейчас мне хочется всё крушить.

Выхожу на нужной остановке и иду к дому Кости. Когда подхожу к подъезду, вижу, что он ждёт возле двери. Замечает меня, выбрасывает окурок и спешит навстречу. Сразу же с силой прижимаюсь к нему. Его объятия всегда меня успокаивали.

- Что случилось? – он заметно обеспокоен.

- Пойдём на крышу, там расскажу.

Кивает и, взяв меня за руку, ведёт к входной двери. Поднимаемся на лифте до последнего этажа, выходим на лестничную площадку, а затем на крышу. Мы часто здесь бываем по ночам. Я люблю звёздное небо. Оно меня успокаивает – кажется, что я нахожусь ближе к родителям.

- Я рассказала, что сказала Тамара Степановна. Таня не хочет уходить от бабушки, - поворачиваюсь к Косте лицом и встречаюсь с ним взглядом.

- Ты из-за этого так расстроилась? Она же ребенок, - берёт меня за руки.

- Я знаю, что она ребенок, но она выбрала, с кем ей лучше. Я думала, Таня захочет уйти со мной.

- Не расстраивайся, - прижимает меня к себе и гладит по голове, - тебе же лучше. Сможешь нормально устроиться, найти работу, вернуться в универ, а потом заберешь Таню. К тому времени она передумает.

Возможно, он прав. Сейчас мне было бы трудно всё это совместить. Надеюсь, в будущем сестра изменит своё решение.

- Ты прав, - тяжело вздыхаю.

Некоторое время мы ещё стоим на крыше, наблюдая, как на город опускается тёмная пелена ночи. Начинает идти снег. Совсем скоро Новый год. Для меня это совсем не радостный праздник. Он несёт с собой плохие воспоминания. И похоже, что в этом году я проведу его вдвоём с Костей.

- Ты не замерзла? – спрашивает мой парень, уткнувшись мне в щёку своим холодным носом.

- Немного.

- Идём домой, - обнимает меня за талию и ведет к двери.

Когда заходим в квартиру, сразу ощущается уют и тепло. Родители Кости ещё не вернулись с работы, поэтому дома только мы вдвоём. Сегодняшний день меня порядком вымотал, поэтому устраиваюсь на кровати своего парня, включаю телевизор и вспоминаю, что не рассказала о новом сожителе своей тёти.

- Жанна замуж выход, - смеюсь, вспомнив эту парочку.

- Опять?!

- Ага. И будут жить у бабушки.

- Весело. А что, жених без квартиры?

- Ну да, зато невеста с жильём попалась.

- Повезло мужику, - смеётся.

Всю ночь мы проводим за разговорами и просмотром фильмов. Я так благодарна Косте за его поддержку. Мне с ним повезло. Кроме него у меня больше никого нет.

Книги автора

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.