Ритм Карецкого

Горовая Ольга

Просмотров: 1476
Категории: Любовные романы
4.3/5 оценка (3 голосов)
Загружена 17.08.17
Ритм Карецкого

Купить книгу

Формат: PDF, TXT, EPUB, FB2
Избранное Удалить
В избранное!

Большую часть своей жизни Руслан Карецкий считал, что ему не везет в любви. Женщина, ради которой он был готов на все, всегда любила да и принадлежала другому душой и телом, оставляя для Руслана лишь дружбу. И он принял это, полностью сосредоточившись на работе. Многого достиг, став во главе больницы.
Но однажды ему понадобилась помощь в развитии дела, которому столько посвятил.
А еще хамка в аэропорту на ногу чемоданом наехала... И кабинет не успели отремонтировать... А он танцевать не умеет... Полный хаос!
Весь привычный уклад бытия вдруг летит ко всем чертям! И внезапно приходится выбирать: остаться на прежних установках или плюнуть на все и поддаться чувствам, которых в своей жизни уже не ждал?

 

 

ПРОЛОГ
- Какое давление, Кристя?
Длинная операция. Устал, как черт. Но осталось последнее - наложить швы. И свободны все. Бригада с ним отпахала по полной. Тоже выложились до изнанки.
- Сто и шестьдесят.
Руслан поднял глаза, молча извиняясь перед Виталием, анестезиологом, который сегодня дежурил с ним. На остальных сотрудников не смотрел. И так знал, что они на него пялятся, словно на тяжелобольного. Ну и фиг с ними!
Блин, они на Романа так не пялились, как на Карецкого. Хотя это же его, Романа, бывшая жена вышла замуж за депутата и умотала в Англию! Вот и сочувствовали бы! Так нет, весь персонал больницы ходил вокруг Руслана на носочках и говорил полушепотом. А когда он вот так, как только что, тупо прокалывался - молчание становилось просто оглушающим.
Да ну, елки-палки! Ну ошибся, блин! Ну с кем не бывает?!
Да он с ней проработал день в день почти десять лет! На каждом дежурстве, считай! А еще и раньше же, когда просто таскал Величко за собой на практику везде. Они дружат почти двадцатник! Неудивительно, что автоматически обращается к ней, а не к новому анестезиологу, к которому просто не успел еще приноровиться!
Привычно и ловко, несмотря на безумную усталость, накладывая шов за швом, Руслан ворчал про себя, делая вид, что не замечает немого переглядывания персонала.
Да, он в курсе был, что большинство сотрудников считало их с Кристей любовниками. Однако это было не так. Когда-то они встречались... Или ему хотелось в это верить. Хотя и Кристю ему не в чем было упрекнуть. Однако она всегда любила, любит и будет любить только одного мужчину. И у Карецкого хватало ума и совести, чтобы это принять давным-давно.
И все же - он потерял бесконечно много с отъездом Кристины... Друга... Пожалуй, самого лучшего и единственного настоящего. Почти семью. Бывает такая дружба, которая крепче семейных связей. И, сколько бы ни разводилось демагогии на этот счет, по его опыту выходило, что подобная дружба встречается и между женщиной и мужчиной.
Закончил, оставив остальное уже на ассистента. Устало позволил медсестре снять с себя маску и помочь с халатом. Тело еле двигалось, словно мышцы ощутили, что операция окончилась, и перешли в «режим экономии энергии».
Руслан дико устал. И не только за сегодняшнее ночное дежурство. У них последняя неделя вся оказалась очень напряженной. А он, совмещая обязанности главврача и оперирующего хирурга, уверенно двигался к физическому и нервному истощению, судя по всему.
«Бл...ин!»
Карецкий так и замер посреди коридора оперблока, растирая лицо рукой. У него же еще собеседование сегодня в десять часов. Значит, никак не удастся уйти домой сразу после пятиминутки. И перспектива отдыха становилась довольно далекой. Разве что в кабинете покемарить часик. Конечно, он тогда вообще помятым будет, ну и пошло оно все! Руслан умел трезво оценивать свое состояние и уловить ту грань, когда подходил к пределу своих возможностей. И сейчас он был критически близко к данной черте.
Надо бы отпуск взять...
Вспомнилось, как сам орал на Кристину вечно, что та подохнет на работе. А она ему в нос тыкала, что и Карецкий ничем не лучше. И права ведь была, как ни крути. Да, надо бы хоть пару дней взять отпуска. Тупо выспаться. Полноценная ночь сна казалась сейчас золотой мечтой. Тем более недосягаемой, поскольку впереди предстояла еще общебольничная пятиминутка, которую он должен был провести и отсидеть. Одна надежда, что пара чашек хорошего кофе приведет его хоть в какое-то адекватное состояние.
Дошел до кабинета, закурил, едва порог переступил. Включил кофемашину, которую ему Кристя «по наследству» на долгую память презентовала, уезжая. И включил ноутбук. Помимо прочего, на мейле Руслана ждало два письма. Одно от Кристины, а второе - от ее мужа.
Кузьма продолжал с ним обсуждение и уточнение планов по модернизации больницы, как бизнес-учреждения теперь. В этом «разговоре» также участвовал адвокат. Там и решали они вопросы по менеджменту развития, по организации четкой и структурированной панели оплаты и предоставляемых клиникой услуг, по порядку оформления сотрудников.
Кузьма много лет был спонсором их больницы. Не так давно целиком «выкупил», оформив большую часть на Кристину и самого Карецкого. Это, конечно, прилично улучшило материальное состояние Руслана. Но и гемора добавило с гаком, учитывая, что сам Кузьма вместе с женой укатили на ПМЖ за границу. И по факту, вся ответственность за стационар легла на плечи Карецкого да того самого адвоката. А Руслан в таком - «ни бум-бум». На ходу кое-как разбирался. И оттого мысль о необходимости вновь погружаться во все эти нюансы именно сейчас - наводила тоску.
Взяв с подставки кофемашины уже готовый кофе, он открыл второе письмо. В котором Кристина делилась своими восторгами и впечатлениями от Кипра. О, и кто бы мог подумать - настоятельно советовала Руслану куда-то на неделю уехать. А еще лучше - на две. Мозги прочищает, по ее опыту.
Карецкий хмыкнул, прихлебывая кофе.
Прочищает, кто ж спорит? Только тут тогда кто будет заниматься всем тем, что ее муж придумал? Покачал головой. Еще раз вернулся к абзацу, где она море описывала, прокрутил фото. Блин, не врет, в самом деле красота. Даже завидно.
Но настроение поднялось, как и всегда после писем Кристины. Ему часто пары минут общения с ней хватало, чтобы от всего отвлечься. И переписка помогала не хуже.
В конце письма находилась обязательная приписка, чтобы он обязательно искал «свою» женщину. Советчица, е-мое! Умная такая стала, хоть в НАН кандидатуру подавай. Лучше бы сказала, где и когда ему эту женщину искать, если из операционной некогда выйти?!
Фыркнув, словно бы все это в лицо Кристине высказал, Руслан одним глотком допил кофе и, удостоверившись, что пора двигать на пятиминутку, неохотно поднялся, разминая уставшую шею.
Отпуск... Тут хоть бы на массаж попасть или тренировку.
Вспомнил, как не так давно саму Кристину с мужем в аэропорту провожал. Даже тогда вся та суматоха и какое-то устало, но радостно приподнятое шевеление и движение терминала вызвало легкое ощущение зависти. Ему тоже захотелось просто куда-то уехать. Не важно куда. Просто в другое место. Просто забыть обо всем, что из года в год давило на плечи, и расслабиться.
Но реальность - чтоб ее! - не позволяла поверить в сказку.

Лера сама не знала, с какой стати вдруг принялась нервничать. Подумаешь, собеседование! Да при ее опыте и квалификации любое медучреждение с радостью примет Валерию на работу! Тем более, предварительный разговор с юристом подарил определенную уверенность, что ее кандидатура рассматривается серьезно и вызвала интерес у всех, кто принимает участие в решении.
И все же, сегодня ей предстояла встреча с главврачом больницы и, по совместительству, одним из основных владельцев больницы (тут у нее вспыхнул интерес, где ж этот врач деньги на такое вложение взял? Но Лера решила, что не ее это дело. Меньше лезешь, куда не надо - больше шансов работу получить). И именно он, как поняла Лера, будет решать - брать или не брать ее на должность.
Ну и что? Нет, правда, какая разница?
Даже если тут не выгорит, вариантов же масса. Сейчас многие владельцы и руководители больниц начинали понимать, что невозможно построить прибыльный бизнес без грамотной организации процесса. А мало кто из самих врачей или руководства хоть как-то в данном вопросе разбирались. А уж частных медучреждений в столице хватало с головой. И это тоже играло на руку Лере - конкуренция стимулировала владельцев искать пути эффективного управления.
Так что, как ни крути, а без работы она не останется. Собственно, у Леры уже имелось одно предложение от медицинского центра. Однако очень хотелось попробовать себя в чем-то более амбициозном, чтобы развернуться в полном смысле этого слова. И десятая «бывшая городская» больница, которая совсем недавно стала полностью частной, казалась ей весьма подходящей для таких планов. Здесь имелся и терапевтический, и хирургический стационары, реанимация, своя служба «скорой помощи». В общем, шикарная база, на основе которой можно организовать полноценный госпиталь, не уступающий зарубежным. Да и собственники, как Лера поняла из слов того же юриста и собственных источников информации, были готовы и даже настроены вкладывать деньги в развитие. Идеальные условия.
Осталось только очаровать этого самого главврача. И разве ей эта задача не по плечу? Да ну ладно!
Лера еще раз критично осмотрела себя в зеркале. Ее внешность всегда была яркой и запоминающейся: светло-каштановые волосы, вьющиеся на концах, выразительные черты лица, ярко голубые глаза, стройная фигура (которая давалась не такими уж и простыми часами в спортзале) - всегда привлекали к ней внимание. А уж сейчас, когда Лера прекрасно отдохнула, выспалась, накупалась в море и уладила все свои прошлые дела - тем более внешность радовала. У нее, кажется, еще даже сохранился легкий загар, приобретенный на берегу Эгейского моря. Так что, как это казалось Лере, выглядела она вполне располагающе к себе. Ну и в профессиональном вопросе разбиралась.
Хорошая комбинация же. Многообещающая...

ГЛАВА 1
С первого же момента, когда эта менеджер переступила порог его кабинета, Руслан почувствовал глухое раздражение. И с каждой минутой это ощущение нарастало.
Непонятно. Вроде нормальные грамотные вещи говорила. И видно, что в вопросе разбирается. Причем на высоком уровне. У него уже было два собеседования, так что Карецкий мог более-менее оценить ее подготовку и опыт. И сама по себе - уверенная, сдержанная, вроде и располагающая к себе. Привлекательная... Как бы ни устал, но Руслан оставался мужчиной и не мог не заметить явную красоту этой Валерии. А еще духи у нее приятные, черт! Так и подмывало поглубже вдохнуть... Такой аромат... Будоражащий. Словно он его уже ощущал. Только никак не мог вспомнить ассоциацию...
И все-таки, его что-то исподволь раздражало. Причем эта эмоция, вроде бы неявная, все больше отвлекала Руслана от основного вопроса встречи. И, более того, хотя собеседница держалась очень профессионально, Карецкий мог бы поспорить, что и ее нечто нервировало.
«Любопытно», - хмыкнул он про себя, уже откровенно разглядывая Валерию, почти не сосредотачиваясь на обсуждаемом предмете.
Он слишком устал, чтобы сейчас вникать в детали. Но при этом именно нюансы Карецкого и цепляли. Что-то во внешности Валерии казалось знакомым, и вот это вроде бы и нервировало.
- Вы отдыхали недавно? - поинтересовался он, грубовато прервав ее рассказ о планах на организацию пакетных услуг для клиентов. Кивнул как-то «в общем», словно намекая на заметный загар.
А Валерия напряглась еще больше, со странным выражением «стрельнув глазами» в его сторону.
- Да, после завершения последнего контракта ездила в Грецию, пару месяцев там прожила, исследуя острова и городки, чтобы набраться впечатлений и сил для новых планов, - вроде и улыбнулась, но Рус только больше отчего-то насторожился.
- Отпуск и силы - это хорошо, - хмыкнул он, уставившись на стопку бумаг на своем столе.
Елки-палки! Когда же он плюнет на все и поедет в этот самый «отпуск»?
- Отдых помогает на многое взглянуть по-новому и найти решение даже самых сложных задач, - нейтрально согласилась с ним Валерия.
Карецкий подумал, что это чертовски верное наблюдение. Только у него никак руки не доходят до того, чтобы и самому его использовать. А вот спросил он совсем иное:
- Мы с вами встречались недавно? Не могу вспомнить, но это прям достало... - Глянул в упор на собеседницу.
А Валерия как-то хмыкнула и, как показалось Русу, постаралась спрятать некоторую неловкость за ироничной усмешкой.
- Я на вас налетела в аэропорту как раз, чуть не сшибла чемоданом, когда в отпуск улетала, - в ее взгляде мелькнула досада.
Ей явно не хотелось об этом напоминать.
А Карецкий, наоборот, от души рассмеялся, испытав странное облегчение от того, что решилась эта «загадка».
- Блин! Точно, помню! - он даже пальцами прищелкнул...

пару месяцев назад
Стоять и пялиться в пустоту посадочной зоны было довольно тупо.
Настолько же, насколько и делать вид перед безразличными окружающими, что он смотрит в окно на самолет на взлетной полосе. Смысл? Кристина с мужем, матерью и охраной уже находились внутри, наверное. За такое количество времени они и контроль прошли, да и посадку на их рейс уже объявляли. И сколько бы Руслан ни вглядывался - уже не увидит никого из них. Да и хотел ли он этого?
Пора уходить.
Они попрощались. И он действительно «отпустил» ее и душой, и сердцем, понимая, что это - самый верный и правильный путь для обоих. А тоска, что сейчас грызла изнутри... Рус был достаточно взрослым и опытным, чтобы понимать - такое и не пройдет в одночасье. Их столько связывало, да и будет связывать всегда, что неудивительно горевать о расставании. И бесцельно стоять посреди аэропорта, потакать жалости к себе и этой тоске - бесперспективное занятие. А Карецкий старался никогда не тратить время на бессмысленные вещи. У него хватало проблем и вопросов, которые надо было решать.
Потому он все-таки заставил себя отвернуться от огромных окон терминала. Глубоко вдохнул воздух, в котором не ощущалось, по сути, ничего приятного: мешанина запахов кафетерия неподалеку, людских тел, смеси парфюмов и дезодорантов. Но Русу было не привыкать. Он работал с людьми и их телами изо дня в день, случалось обонять амбре и попротивней. И под беспрестанное многоязычное объявление всевозможных рейсов решительно направился туда, где как понимал Рус, находился выход.
Однако прошел он немного. Буквально через пару шагов кто-то налетел на Руслана сбоку, вышибая дух из легких. А какой-то массивный и тяжелый пластмассовый чемодан больно врезался в бедро, да еще и задев колено, которое тут же прострелило резкой болью.
- Б***!
Живя большую часть жизни в стрессовых и экстремальных ситуациях на работе, Рус частенько выражался крепко, даже не задумываясь.
И сейчас оно само собой вырвалось у него, пока мозг соображал, кого же Рус ухватил обеими руками: то ли обездвижил «нападающего», то ли уберег от падения того, с кем столкнулся... Или того, кто въехал в него, по факту. Хотя пах этот кто-то не в пример приятней многих окружающих. Очень «вкусно». Духи такие, что ли?
И тут Рус пожалел, как бы там ни было, из-за «крепкого» слова. Только назад же не отмотать.
Глаза сфокусировались на женщине в его руках. Красивой, кстати. И ей точно не пришлось по душе то, как Карецкий выразился.
А глаза... До жути выразительные просто. Он прям с одного взгляда про себя много нового узнал в этом взгляде. И лестного там точно ничего не было.
- Прошу прощения! - процедила она сквозь зубы, смерив его холодным и надменным взглядом. Явно приняла на свой счет нелицеприятное выражение.
- Это было больно, - огрызнулся Карецкий, типа извиняясь, ощутив внутри некоторые угрызения совести за мат.
Черт, он старался обычно не грубить женщинам. Честно. Даже если они в него врезались на полном ходу.
- Меня тоже толкнули, - также огрызнулась женщина, фыркнув. - Отпустите! - глянула на него, словно начальник на недалекого подчиненного.
Карецкий давным-давно отвык от таких взглядов в свою сторону.
Вот... странная!
Женщина же резко дернула плечами, явно намекая на то, что он продолжал ее крепко держать в своих руках. Карецкий разжал эти тиски, удивившись про себя, что сам не додумался раньше. И даже не зацепился мозгами. Стоит и пялится. Вцепился в нее, словно и он не вполне адекватен, а еще реально крепко держит же...
Она задрала голову повыше и, отвернувшись, двинулась в бок. Вновь заехав ему по ноге углом своего чертовски тяжелого чемодана. Еще и проехавшись по пальцам.
- Эй! - возмутился Карецкий, отпрыгнув назад.
Хоть и поздно. Точно синяк останется на бедре.
А эта дамочка с удивлением повернулась. И теперь уже с искренним смущением и расстройством глянула на него.
- Простите! - совершенно иным голосом спохватилась она. И теперь уже в ее взгляде светилось раскаяние. - Не хотела, честно.
Блин, ясно. Не сообразила она. Только ноге Карецкого от этого не легче.
Махнув рукой, он передернул плечами и двинулся в прежнем направлении. И даже с каким-то удивлением отметил, что пустячный, в принципе, и мимолетный инцидент встряхнул его, по большей части развеяв хандру проводов. И, уже прилично отойдя, зачем-то обернулся. То ли в последний раз хотел в окна глянуть, то ли...
Женщина стояла чуть дальше того места, где они столкнулись. Дурацкий чемодан она устроила около себя и практически сидела на том. Устало растирала шею одной рукой. И смотрела в упор на Руса. Причем так, словно бы и не отворачивалась все это время...

настоящее
- Извините, - Валерия, похоже, до сих пор смущалась из-за того случая.
А у Карецкого, наоборот, настроение на несколько пунктов поднялось, несмотря на усталость и измотанность. И отпустило то странное раздражение, что не позволяло сосредоточиться на их разговоре.
- Забудьте, - с искренней усмешкой отмахнулся он. - Бывает всякое.
И поднялся со своего кресла, стараясь не особо явно растянуть затекшие мышцы спины. Ночь в операционной сказывалась.
- На сегодня все, Валерия, - Руслан устало выдохнул.
Она тут же встала со своего кресла, заставив Карецкого даже позавидовать бурлящей энергии, которая ощущалась в каждом ее движении. С некоторым сомнением глянула.
- Что ж, была рада встрече. Сообщите о вашем решении... - кивнула Лера, подхватив свою сумочку со стола.
А Карецкий нахмурился.
- В смысле? - хмыкнул он. - Вы куда?
- Домой...? - похоже, ему впервые за все собеседование удалось вызвать у нее недоумение.
- Домой иду я, потому что отдежурил уже... - Карецкий глянул на наручные часы. - Блин, почти тридцать часов уже! - Он снова растер лицо. - А вы - можете приступать к своим рабочим обязанностям, о которых явно больше в курсе, чем я сам, - хмыкнул Рус.
Растерянность на ее лице почему-то доставляла ему удовольствие. Не злобливое. Наоборот, веселое.
- Тут рядом кабинет есть, но он без ремонта вообще, вы посмотрите, решите с сестрой-хозяйкой, что вам нужно, и определимся с ремонтом, - Карецкий достал из ящика стола ключ, подтолкнул по столешнице к Лере. Новая менеджер все еще молчала - похоже, не определившись с реакцией. - Пока можете у меня в кабинете временно разместиться. Не так и часто будем пересекаться, - ирония. Больше над самим собой. - В конце коридора кабинет начмеда, она вас может по вопросам работы больницы и нашего профиля просветить. Я предупрежу.
- А по менеджменту с кем я могу поговорить? Кто из ваших замов этим занимался? - нейтральным тоном уточнила Валерия.
- Вы теперь занимаетесь, - хмыкнул он, разведя руками. - Вы мой зам по этой части. А до того - я сам что понимал, то и воротил, честно признаюсь, - Карецкий вдруг зевнул, немного виновато покосился в сторону вновь нанятой сотрудницы. - Но я сегодня уже не в состоянии, вот честно. Давайте завтра, - не спросил, а просто поставил ее перед фактом. - Вот ключ от этого кабинета, - Рус снял один из ключей со своей связки. - Будете уходить - оставите на посту, чтобы я завтра мог в кабинет попасть. Есть еще вопросы? - осматривая стол и кабинет, проверяя ничего ли не забыл, уточнил он.
- Кофемашиной можно пользоваться, пока здесь буду разбираться, босс? - уже с усмешкой в голосе поинтересовалась Валерия.
Карецкий повернулся и глянул на нее с удивлением. Как-то непривычно прозвучало обращение. Но без издевки. Тоже с хорошим таким весельем. И с легкой поддевкой. Эта с ним точно не будет носиться, словно с душевнобольным. И Руса данный факт порадовал.
Перевел глаза на кофемашину...
- Чашки в тумбочке. Инструкция там же. Разберетесь? - все-таки с некоторым сомнением глянул в сторону Валерии.
Для него этот агрегат частью Кристи был. Доверить его кому-то еще... Сомнительно. Но... Блин, надо же жить! Она сама ему об этом в каждом своем письме и талдычила.
- Я разобралась с законодательством в менеджменте здравоохранения нашей страны, - рассмеялась Лера, чуть запрокинув голову. - Обещаю, изучу инструкцию от корки до корки, - она подняла раскрытую ладонь, словно клятву приносила.
У нее не было колец на пальцах. А волосы, когда Валерия смеялась так, очень красиво обрамляли шею и плечи. Он даже уставший это заметил. Хоть и не в тему ж, если по-правильному рассуждать.
- Зерна, если закончатся, тоже в тумбочке. Хорошего рабочего дня, Валерия, - улыбнулся он, тоже махнул рукой, типа на прощание.
И, захватив барсетку с документами, вышел в коридор.

Настолько стремительно она еще на работу не «попадала». Тут даже слово «устраивалась» неактуальным показалось. Главное, чтоб не «влипла», конечно...
И это при том, как Лера нервничала еще с вечера! Кто бы мог подумать?
А когда увидела этого самого главного врача, вообще сразу крест на вакансии поставила. Валерия этого мужчину мигом вспомнила. Уж очень сильное впечатление он на нее произвел в том аэропорту. И судя по тому, как Карецкий хмурился все время собеседования, Лера даже не сомневалась, что и он не позабыл не самый приятный инцидент их первой встречи. А Карецкий, удивив ее, еще и рассмеялся, когда она напомнила. И на должность ее взяли вот так, с ходу. И свой кабинет с ней «разделил».
Лера только в этот момент поняла, что так и стоит посреди того самого кабинета и все еще держит в руках свою сумку. Словно все еще взвешивает: уходить ей или нет? А ведь Руслана Альбертовича уже и след простыл. Поздновато сомневаться. Да и Лере в самом деле хотелось сюда устроиться. Радоваться бы, что все уладилось так удачно и быстро.
А она растерялась.
Или это он вновь выбил ее из колеи?
Сложный вопрос, Лера всегда была откровенна перед собой.
Отставила сумку на диван, стоящий под стеной. Прошлась по кабинету, осматриваясь и ощущая себя немного неловко в вотчине Карецкого. Странно это все-таки, вот так сразу, с самого собеседования, стать замом босса и остаться в его кабинете. Тем более, что они и не знали друг друга, по сути, а здесь все словно бы даже пропиталось характером начальника. Только та самая кофемашина, на пользование которой Лера получила милостивое благоволение, выбивалась из общей картины. Слишком шикарная. Даже для хорошего ремонта и явно обеспеченной больницы. Никогда бы не подумала, что Карецкий настолько сибарит. С другой стороны, что она о нем знала, кроме слухов, циркулирующих в профессиональном кругу, да той нелепой встречи в аэропорту, как оказалось? Ничего.
Так что и строить догадки по поводу характера - глупо и бессмысленно. В конце концов, все и так узнает во время работы.
Честно достала инструкцию и изучила ее - пообещала же. Удостоверившись, что все поняла, включила агрегат и выбрала программу приготовления кофе. Вот тоже, чашки такие странные, как для кабинета такого мужчины. Но... в ту же степь и эти размышления. Может, взятка? Или «дорогой подарок»?
Взяла свою порцию кофе в руки и с удовольствием отпила глоток хорошего кофе, размышляя о непредвиденности обстоятельств.
Даже забавно немного, но Лера ту их встречу в аэропорту едва ли не весь отпуск вспоминала. И, неизменно, когда подруги в переписке советовали махнуть рукой на здравый смысл и закрутить курортный роман, в памяти вспыхивал образ того незнакомого «хама»...
Да, ясное дело, «хам» было не вполне верным определением. Она и сама в тот момент повела себя не вполне эстетично. Да и налетела на мужчину, тут не поспорить, пусть и ее саму толкнули. Но ведь он все равно удержал ее, не дав Лере нелепо рухнуть посреди терминала. И... В общем, этот Руслан, она же теперь знала его имя(!), произвел на нее тогда впечатление. Видный мужчина. И внешность... незаурядная. Ведь не скажешь, что писаный красавец, а образ врезается в память, впечатляет. И чувствуется, что жизнь оставила след, хорошо потрепав внутри, в усталом взгляде отражается. И нечто еще, неуловимое, но явно ощутимое - харизма, которая не только ее заставила потом его спину разглядывать, пока Карецкий шел к выходу из аэропорта.
В общем, ладно, чего долго рассуждать, если она за два месяца его не забыла всего лишь после минутной встречи и массы впечатлений в отпуске? Зацепил он ее.
А теперь им вместе работать. И Лере пока не было понятно - хорошо это или плохо? Так что она решила отодвинуть данный вопрос в сторону, выпить кофе и начать разбираться с ситуацией в больнице. С тем же начмедом поговорить...
Тоже, кстати, шутник босс: взял и бросил в «пропасть». Прямо-таки - Древняя Спарта. Возьми и разберись сама в том, чем здесь никто, кроме него, и не разбирался.
Правда, если судить по оговоркам, да и внешнему виду Карецкого сегодня, он не только окружающих не жалел, но и себя загонял по полной. Лера знала такой тип людей. Сама подобным страдала недавно. А теперь - поняла, что зря. Есть жизнь и вне дел и обязанностей. Просто для себя и для удовольствия в каждой минуте.
А весь твой вклад все равно, чаще всего, оказывается и в половину не оценен по достоинству. Не в материальном плане. Чисто по-человечески. И Лера от этого устала.
Вот, кстати, надо будет еще и юриста набрать, с ним обговорить тонкости и нюансы. Да и помощники ей точно понадобятся. Она одна такой объем не вытянет. Тут и пара операторов колл-линии нужны, минимум. И те, кто сможет на все вопросы пациентов ответить по оплате и предложениям... Стационар же огромный!
А эти предложения еще разработать надо. У Леры имелись наброски, однако их стоило согласовать с Карецким, учитывая его поправки и нюансы, о которых она просто могла быть не в курсе.

Юрист набрал ее сам. Карецкий и ему сообщил о том, что принял Леру на работу. Предупредил, что заедет, они контракт подпишут, чтобы все законно было и ни у кого вопросов не возникло или сомнений. Лера согласилась.
А еще вместе с сестрой-хозяйкой осмотрела тот кабинет, про который главврач и упоминал. Там, конечно, «конь не валялся». Голые стены да потолок. Только и того, что на полу - линолеум новый. И все. Мебели нет. Ремонт точно дней десять займет, если не больше. Это сестра-хозяйка предположила. Лера же понадеялась, что та со сроками не ошиблась. Ведь ей придется это время с кем-то вместе сидеть. С тем же Карецким, например... Хотя, если он постоянно так работает, как сегодня...
То непонятно, когда он свои прямые обязанности главврача исполняет, между прочим?! А для нее данный вопрос был весьма актуальным и острым. Чтобы нормально организовать и поставить все на «экономические рейки», ей Руслан Альбертович нужен в постоянном доступе в течение дня, пока они все-все нюансы не решат и не отладят до автоматизма. Так что Лера внесла в свой список дел и пункт о необходимости завтра же обсудить это все с Карецким.

ГЛАВА 2
- Как это - нет проекта? - Лера с некоторым ошеломлением смотрела на своего непосредственного босса, не в силах понять, не издевается ли он над ней.
Их не настолько уж долгое общение вообще было полно неожиданностей, это правда.
Начать с того хотя бы, что Карецкий явился на работу на следующий же день после принятия Леры на должность. Причем не в виде исключения, как она поняла, а действуя в привычном порядке вещей. И это - отработав накануне тридцать часов, по признанию самого же Руслана Альбертовича. Нет, Лере такое - только на руку. Вот просто появился вопрос - а когда же он живет, если так работает? Обитая в сфере медицины и больниц последние десять лет, она достаточно неплохо себе представляла, что обычно врачи иначе распределяют график. Тем более главные...
Если так работать, то жить когда? А семья?
Но, ладно. В конце концов, не спрашивать же об этом у босса, которого знаешь два дня? И не станешь же демонстрировать свое удивление подобным трудоголизмом. Да и рабочие проблемы решать куда удобней с начальником на месте. Так что не ей заводить разговор.
Но сейчас... Сейчас Лера смолчать не могла.
- Руслан Альбертович, вы надо мной издеваетесь, да? - так и пялилась ошарашенно на него эти пару минут. - Я понимала, что сайта еще нет - изучила этот вопрос, когда вашу больницу «присматривала». Но рассчитывала, что хоть проект существует, над которым сейчас работают. Ну, или «визитка» какая-то вот-вот появится... Хоть что-нибудь!
Она даже с каким-то возмущением поднялась с дивана. Но Руслан Альбертович не отреагировал, продолжая что-то просматривать в историях болезней, которых с избытком хватало на его столе.
- Вы в каком веке живете?! - Лера с упреком глянула на Карецкого, судя по всему, не особо проникшегося пока масштабом проблемы. - Сейчас все, совершенно все через интернет продвигается! Больнице необходим сайт: удобный, понятный, красивый. Чтоб человек нашел все, что его интересует. О наших услугах узнал. И аккаунт в фейсбуке нужен. Причем как можно скорее! И нужны люди, которые это курировать будут, обеспечивая постоянную связь с клиентами: отвечать на вопросы, улаживать претензии или разбираться с причинами возникшего недовольства, понимаете?
Карецкий поднял, наконец, голову и глянул на Леру даже с какой-то усталостью.
- Я живу в операционной, не успеваю следить за сменой столетий на дворе. И за интернетом тоже, - вяло хмыкнул он. - Зато вы в этом, похоже, великолепно разбираетесь. Так и действуйте, Валерия. Я ж не против. И готов вам все полномочия в этом предоставить...
Руслан Альбертович вытащил пачку сигарет и достал одну, явно собираясь прикуривать. Лера за этой его привычкой уже неделю наблюдала, считай. Не то чтобы она имела что-то против: курит человек - и курит. Его дело и здоровье, по сути. Но тут-то он и на ее здоровье влияет. Она себя никотином губить не собиралась. И они это обговаривали, между прочим. Договаривались на то время, пока в одном кабинете находиться будут - где-то она терпела, где-то он выходил... И если раньше еще как-то сдерживалась, то сейчас, в совокупности - его доводы и эти вот мелочи... Зацепили. Даже не разозлили, а вызвали какое-то возмущение, что ли. Удивление его позицией, за которой Лера наблюдала все эти дни.
Карецкого почти не интересовало ничего за пределами этой больницы.
- Да знаю я таких! Врачи, елки-палки! - Лера хмыкнула, с раздражением скрестив руки на груди. - В операционной стоят, пока сами не упадут, до последнего себя там выжимают. На сигаретах и кофеине, или на алкоголе сидят, отказываясь замечать все остальное. А потом - в сорок пять - вышел из дому, сел за руль, и так никуда и не приехал. Инфаркт. Обширный. Или прямо в больнице, после той же операции - вышел и упал замертво. Геморрагический инсульт. Думаете, я мало такого видела? Больше десяти лет смотрю, - она смотрела на него почти с обвинением, хоть и пыталась взять непонятно с чего вспыхнувшие эмоции под контроль. - В чем смысл? Ради чего себя так загонять, Руслан Альбертович?
Он слушал ее. Откинулся на кресло, вертя пальцами сигарету, и смотрел в упор на Леру. Но как-то странно - исподлобья. И все с той же усталостью, которую она и не присматриваясь, видела в этом мужчине.
- А почему нет? - хмыкнул он, когда Лера умолкла больше чем на пару секунд. Но сигарету так и не прикурил. - На что мне еще тратить свое время, Валерия?
Она на него уставилась.
- Вы у меня спрашиваете? - недоверчиво переспросила она, слегка оторопев.
- Ну, это же вы мне мораль читаете, - пришел черед Карецкого хмыкать. - Видимо, вы точно знаете ответ на то, как надо жить и на что время тратить. Организацией жизни всех вокруг тоже профессионально занимаетесь?
Лера немного стушевалась. И раздражение стихло. С какой стати накинулась на босса, спрашивается?
- Да нет, - она криво улыбнулась и села обратно на свое место. - Готового ответа у меня нет. Да и варианты у всех разные. - Взяла в руки блокнот, словно бы ей срочно потребовалось вновь взглянуть на список первоочередных дел.
Карецкий же продолжал смотреть на нее. В упор. Лера макушкой, склоненной над блокнотом, «ощущала» этот взгляд. И все-таки прикурил. Хоть и открыл окно, когда она выразительно прочистила горло.
- Мне больше не на что время тратить, Валерия, - минуты через три вдруг заговорил Руслан Альбертович, немного удивив ее. - Семьи нет, хобби - тоже. Лучший друг за океан на ПМЖ умотал. А свою работу я люблю. И вижу в ней смысл. Так почему я не могу посвящать этому все свое время? - он медленно и методично затушил окурок в пепельнице.
Интересно, друг - это тот бывший депутат-министр, который много лет был спонсором больницы? И который не так давно уехал жить за границу со всей семьей, по ее сведениям? Или жена этого депутата, отработавшая многие годы бок о бок с Карецким, судя по сплетням, которые Лера, и не прислушиваясь особо, нет-нет, а слышала уже за эти дни в больнице? Хотя сама в подобные разговоры не вступала и провоцирующие вопросы не задавала, пусть и подмывало что-то. Какое-то нездоровое любопытство. Однако она упрямо сосредотачивалась на рабочих моментах, вместо...
Лере почему-то подумалось, что в ее будущем кабинете слишком долго ремонт делается. Сидела бы через стенку - могла бы подобных рассуждений избежать... Да и непросто ей было вести такие разговоры с этим конкретным мужчиной. И не только потому, что он являлся ее боссом.
Хотя любой здравомыслящий человек догадается, что это первое правило успешной карьеры - не поучать своего начальника. Тем более касательно личной жизни.
Елки-палки!
- Почему не можете? Можете, - с деланной беззаботностью пожала она плечами. - Только зачем себя на работе сжигать, как эту сигарету, мне непонятно? - кивнула на окурок в пепельнице. - Кто от этого выиграет? Вы? Больница, которой вы всю жизнь посвятили? Или никто? - Лера рискнула поднять взгляд на Карецкого. Да и не отступить же уже от своих слов. - Кто ею заниматься так, как вы, будет, если случится что-то, о чем я раньше вспоминала?
Карецкий вдруг широко усмехнулся и вольготно закинул ногу на ногу.
- Ну, не торопитесь меня хоронить, Валерия. Я еще не настолько дряхл.
Она ответила на эту улыбку. Только вот самой на губах отдавало привкусом сарказма. Или это от привкуса сигаретного дыма, все еще оставшегося в воздухе?
- Ага, все мои знакомые врачи так думают. А еще - что их это никогда не коснется и они от всех болезней своим халатом застрахованы... Только самоубеждение тут не работает, как показывает практика этих же знакомых.
- А может, меня и правда не возьмет, - рассмеялся Карецкий с огоньком в глазах.
Ведь ясно же, что подначивал. А она все равно завелась...
Черт! Внутри прямо подмывало что-то доказать ему, что самосожжение - не единственный путь для жизни. И есть другие: интересней и насыщенней. Зачем, спрашивается? Сама осознала, теперь другим доказать хочется? Глупо. Никто на чужих ошибках, на самом деле, учиться не хочет.
Но и думать над причинами подобной горячности - не хотелось. Лера еще в первый же день на работе, допив вторую чашку кофе в этом самом кабинете, решила, что стоит оставить все свои отпускные фантазии и воспоминания о новом боссе там же - в отпуске. Одно дело - придумывать всякие глупости про симпатичного и сбивающего с ног (в буквальном смысле... или она его...) незнакомца. И совсем другое - давать волю воображению в отношении босса. Нет. Лера была достаточно разумной, чтобы понимать, насколько катастрофичным может оказаться подобный подход к делу. И вроде бы убедила саму себя настроиться исключительно на деловой лад. Так ей же проще будет... Однако сейчас что-то внутри бурлило и «вредничало». Без всякой романтики, как будто бы. Но... Заставляло прямо встречать его взгляд и не отделываться бессмысленными словами. А говорить то, что действительно думала. Даже немного перегибая палку в плане резкости.
- И что же вы предлагаете, Валерия? Учитывая ваш богатый опыт общения с людьми, имеющими подобные проблемы? - Руслан Альбертович заломил свои брови на всю высоту лба, казалось.
И при этом выглядел не по-идиотски, а так задорно, что Лере пришлось отвести взгляд.
Хм, вот никогда бы не подумала, что ей может лысый мужчина понравиться. Но ведь взгляд оторвать не может, как ни старается...
Ой, не туда мысли понесло!
И - возможно, чтобы подавить это «нечто» - вместо того, чтобы в очередной раз безуспешно прикусить себе язык, Лера вдруг ляпнула:
- А знаете что? Тут недалеко, в очень классном спортклубе - я туда давно попасть хотела, да все денег жалко - акция: скидка пятьдесят процентов на два абонемента на год для пар. То есть по двадцать пять процентов на человека. Из-за лета и отпусков, видимо. Очень неплохо выходит, между прочим. Давайте купим, а? - взяла и даже из какой-то вредности уставилась на него с вызовом.
А Карецкий так же пялился на нее. По всему было видно, что Лера его удивила.
- Валерия, вы меня пугаете, - наконец, медленно протянул он, уперев локти в поверхность стола. Наклонился вперед. - Это что - предложение? - он глянул на нее с иронией, и все же прищурился. Словно внимательней всматривался. - Я плохо подхожу для долгосрочных отношений, честно предупреждаю. Жизнь показывает, что это не мой конек. А тут - целый год, - он ухмыльнулся в конце, показав, что иронизирует.
Очень двусмысленный вдруг вышел диалог. Не планировала же...
Но что-то в его взгляде, который Руслан Альбертович так и не отвел, заставило Леру еще сильнее расправить плечи. И в районе солнечного сплетения «щекотно» стало.
- Так и признайте, что боитесь заниматься. Лень, да? - растянула губы в лукавой усмешке. - Я вам хобби, считай - забесплатно, нашла. А вы - в кусты? У вас не отсутствуют интересы, на которые тратить время можно - вам их искать лень, Руслан Альбертович. И усилия прилагать не хочется, - поддела его, перебросив распущенные волосы за те самые расправленные плечи. - Так и скажите, что не хотите здоровьем заниматься. А еще врач... А ведь какой пример для других сотрудников и персонала мог бы выйти... - многозначительно протянула она, сложив губы в «задумчивый бантик». - Не говоря уже про пост в Фейсбуке и сногсшибательные фото на новом сайте: вы и штанга...
Карецкий пялился на нее еще пару мгновений. А потом так заразительно засмеялся, что она и сама расплылась в улыбке.
- Валерия, вы страшная женщина, знаете?! - все еще продолжая смеяться, выдохнул Карецкий.
- Я? - наигранно обиделась она. Даже «надула» свои губы. - Обижаете, Руслан Альбертович. А я же все для вас: и для больницы, и для здоровья, и для свободного времяпрепровождения... Одни же выгоды с любой стороны. А еще и со скидкой. И вообще, можете записать в рабочие расходы «на рекламные» цели. Только и мой пакет тогда туда включите, как автора идеи, - ни капли не обидевшись по-настоящему, подмигнула Лера.
- Вот об этом я и говорю... - Карецкий внезапно глянул на нее очень внимательно, будто по новой оценивал. - Вы очень целеустремленная. И упорная в достижении цели. А главное, с чувством юмора и невосприимчивостью к негативу. Убойная смесь.
Она не совсем поняла его настроение. А потому, хоть и не прекратила улыбаться, но внутренне собралась.
- Разве вы искали не лучшего менеджера для свой больницы? - резонно заметила Лера.
- Искал, - все с той же задумчивостью согласился Карецкий. - Но меня прямо пугает, насколько хорошего сотрудника я нашел - ради работы штанги таскать готова.
Тут уже Лера рассмеялась.
- Тю! Я на это в свободное время для своего здоровья и антистресса готова, - «беззаботно» отмахнулась. - Регулярно посещаю тренировки уже два года. Правда, штангу не особо уважаю, - так, словно бы повинилась в грехе, пожала плечами она. - Но вам штанга точно пойдет...
- А что, фигура моя не нравится? - снова вздернул брови Карецкий, с новой иронией глядя на нее. - Под свои вкусы прокачать решили?
- Что вы знаете о моих вкусах, Руслан Альбертович? - в тон ему протянула Лера и шутливо «повела» бровями, в глубине души дивясь тому, куда их разговор «вырулил». - А вот о здоровье непосредственного начальника искренне беспокоюсь, - многозначительно глянула на пачку сигарет, которую Карецкий, похоже, не вполне осознанно, начал вертеть в пальцах. - Хочется надеяться на длительное и плодотворное сотрудничество, а потому - уберечь вас от ранней смерти. Что, как не спорт, в этом лучший помощник?
«Выкрутилась или нет - непонятно», - Лера внутренне испытывала странное напряжение. Но какое-то искрящееся.
- Еще раз повторяю, я плохо подхожу для длительных отношений, - хмыкнул Карецкий, словно пытался ее подначить, сознательно меняя акцент разговора.
Но сигареты отложил.
- Я понятливая, Руслан Альбертович, с первого раза запоминаю, - отмахнулась Лера. - А еще целеустремленная и настойчивая... - уже другим тоном ответила его словами, начав накручивать волосы на палец.
Карецкий попытался сдержать улыбку. Но не сумел, расплылся в широкой усмешке.
- Елки-палки! Таки да! Упорства вам не занимать, Валерия! - признал он. - Ненавижу тренажеры, - «поделился» с ней.
- То есть все-таки «в кусты»? - «недоверчиво» округлила свои брови. - И будете мне дальше про нехватку времени и смысла жизни рассказывать? Неужели мне одной придется своими фото подтянутого и здорового тела в соцсетях хвастаться? - склонила голову набок.
- Е-мое! Уели! - Карецкий хлопнул ладонью по столу. - И где этот ваш спортклуб находится? - почти рявкнул.
Но не особо сердито, правда. Мужчин часто «на слабо» пробирает. Но было видно, что Карецкому даже интересно стало.
- Рядом. Семь минут от крыльца больницы пешком. Я вчера засекала, - уверенно сообщила Лера, поднявшись, будто бы у нее внезапно появились важные дела вне этого кабинета. А на самом деле вдруг вспыхнувший внутренний мандраж ему не хотела показывать. - И не забудьте, что это все в рекламных целях, и на мой абонемент тоже, и там берем скидку как пара, - уже двинувшись к двери, «напомнила» она.
Карецкий хмыкнул с сарказмом.
- Не знай я, что вы пока не набрали помощников, решил бы, что это какой-то запланированный и подозрительный заговор, - смотрел он на нее очень внимательно.
А Лера замерла у двери и медленно повернула к нему лицо через плечо.
- Хотите верьте, Руслан Альбертович, хотите нет, но это все - чистой воды экспромт, - широко улыбнулась она. - Ну, и клуб классный, поверьте мне, не пожалеете.
- Я уже жалею, - проворчал он. Но с улыбкой.
- В пять, после окончания смены, идем покупать абонементы, - решила «согласовать» действия Лера.
И уже не ожидая его комментариев, быстро выскользнула в коридор больницы, подумав, что для спокойствия и здоровья ее собственных нервов и тарахтящего сердца, длительная прогулка по этажам - точно не будет лишней. Исключительно с целью инспекции и планов по реконструкции, само собой.

- Сколько?! Сейчас. Мы пару минут подумаем, - Руслан ухватил Валерию за руку и уверенно увлек в сторону.
Пожалуй, его даже насторожило то, насколько «уверенно» и автоматически у него это вышло. И насколько крепко Карецкий ее держал. Так, словно бы они в самом деле «пара». Что, хоть и было задумано изначально маскировкой, казалось совсем не к месту, если рассуждать здраво.
- Это, по-вашему, выгодная цена? - отступив вместе с Валерией в сторону, тихо поинтересовался Рус. Хотя претензии в голосе не скрыть. Не привык вокруг да около ходить.
- «По-твоему», у нас маскировка, помните? - с лукавой улыбкой напомнила Валерия.
Лера.
Блин! Словно бы ему легче стало от того, что она вот так разрешила себя называть. И на «ты» к тому же.
- И потом, если на каждый день в году разбросать, то цена и правда выгодная. Тем более для этого клуба, учитывая их тренеров и оборудование, - добавила она, упрямо встряхнув своей головой.
Отчего у Карецкого по руке (которой он, кстати, продолжал крепко обнимать ее плечи, блин!), заструились ее волосы. Его это постоянно отвлекало, кстати. Нет, понятно, что Валерия - не врач. И он не требовал от нее обязательного соблюдения врачебного «дресс-кода». И волосы заплетать или прятать не заставлял. Даже не намекнул ни разу.
Хотя они, волосы эти, его капитально отвлекали. Постоянно. От всего: от разговора, мыслей, обдумывания плана операций... С первого дня их совместной работы. И не сами локоны. Это такое, не первый раз он у женщин красивые волосы видел. Слава Богу, опыта по жизни хватало. Но вот эти ее вечные взмахи головой, или смех, когда искренний, и Валерия чуть назад голову запрокидывает - он зависал на этих моментах почему-то. Все вместе, в совокупности ее образа - цепляло его глобально и конкретно.
Не мог глаза отвести. А еще - аромат. Ее духи его уже буквально завораживали, елки-палки! И Рус никак не мог понять, чем же они таким пахнут? Вроде и сладким, и в тоже время свежим до неконтролируемого желания сделать максимально глубокий вдох. Знакомым до жути, и при этом Рус все вспомнить не мог, что же это такое пахнет?! И оно его цепляло все сильнее. И аромат, и сама эта женщина.
Буквально три дня назад зашел в кабинет после ужасно сложной операции, едва ноги переставлял, несмотря на то, что дневное дежурство, и ночью спал нормально. Но пять часов у операционного стола и остановка сердца у пациента, когда едва откачали - вытянули все силы. Успел и забыть, что теперь кабинет с кем-то делит.
Все, о чем мечтал - это о чашке кофе, паре сигарет и о том, как Величко... Тьфу! Кузьменко... Короче, напишет Кристине об этой операции. Где-то пожалуется, где-то съязвит о вечной надежде людей на то, что «само рассосется», а им потом вот такие казуистичные случаи вытаскивать приходится. Кристина скучала за работой, Рус это сквозь строки в ее письмах видел. Да и Кузьма пару раз ему писал, вроде как даже с просьбой о том, чтобы Карецкий держал его жену в курсе, хоть так оставляя связь с работой и призванием, от которого Кристина отреклась, лишь бы с любимым рядом быть. А Русу что? Ему это только в радость. И для него самого ниточка, не позволяющая разорваться их странной и для многих непонятной дружбе-связи, которая держала вместе столько лет.
Так вот, открыл двери своего кабинета - и напрочь забыл: и про кофе, и про сигареты, и про письмо, если честно. Уставился на новую сотрудницу, что-то пишущую в блокноте у его стола. Причем, нет бы села, а так - стоя, даже пританцовывая на месте, что-то в блокноте чиркала, невнятно подпевая тихой музыке, которую сама и включила, видимо. И не мог два слова связать внятно. Потому что на его появление Лера оторвалась от своих записей уже с широкой улыбкой на лице, и так на него глянула...
Карецкому захотелось в пару шагов пересечь кабинет, обхватить ее двумя руками. Крепко, плотно. И уткнуться носом в ямку над ключицей, прижавшись кожа к коже. Чтоб эти ее волосы - у него по лицу. И полной грудью вдохнуть будоражащий, какой-то веселый, сладко-свежий аромат, которым уже весь кабинет пропитался, почти вытравив заскорузлый привкус сигаретного дыма. Только горячий, от ее тела нагретый, а потому более яркий. И губами этот запах на вкус попробовать...
С чего бы, кто бы сказал?! С какой придури?
Накрыло тогда капитально. Едва сумел себя в руки взять. А ведь он дураком не был. Понимал, что это тупой вариант. Карецкий нуждался в Валерии. В ее знаниях, умениях, опыте да и, чего там, даже связях в сфере, с которой хоть и сталкивался опосредованно каждый день, а сам ни хода не имел, ни опыта, ни времени заниматься...
«Или это и правда его отговорки? Про вечную занятость?»
Мысли перескочили на ее замечания и укоры, озвученные уже сегодня утром во время их то ли пикировки, то ли спора. Двусмысленного и неправильного. Когда то, что говорилось, имело смысл, только он слышать не хотел, а она все время себя словно тормозила. Правда, и при этом умудрилась на голову Карецкому полное «ведро» упреков выплеснуть.
Руслан понимал, что «завис»: стоит и смотрит в глаза Лере, ничего не отвечая и не обсуждая этот абсурдный абонемент, за которым они сюда приперлись. Из-за чего он настолько рано ушел из больницы, как уже лет семь не уходил, кажется... Вовремя же. А у Руса такое ощущение, словно до конца дежурства смылся тайком.
И Валерия уже с вопросом смотрит на него. Но молчит, не прерывает затянувшееся молчание. И он не говорит ничего, продолжая ее то ли держать, то ли уже обнимать.
И мысли вдруг закрутились, словно только сейчас появилось время осмыслить все, что утром обсуждали.
Она права была. Почти во всем. И он знал много таких случаев - уже двух однокурсников похоронил. Один даже моложе самого Руслана был. Реально сгорели на работе. Не выдержали перегрузок, которые сами себе и устраивали, не «находя» времени на отдых и какую-то отдушину вне своих пациентов и больниц. А никакой человек не выдержит, когда на него только боль и тяжесть, страдания выплескиваются. Самые тяжелые эмоции. Самые последние чаяния возлагаются, которые не оправдать - иногда почти невыносимо, каким бы ты железобетонным снаружи ни прикидывался, делая вид, что все «будто с гуся вода» с тебя стекает.
Тут действительно мощная разгрузка нужна: или семья, которая всегда поймет и поддержит, или яркое увлечение, вообще с медициной не связанное. Иначе никак. Будешь все больше в этом тонуть и вязнуть, погружаясь в чужую боль и эмоции, выгорая. И с ним это тоже происходило, Карецкий понимал, хоть на словах отшучивался и юморил перед всеми. Кристине в письмах острил и бодрился, когда она обеспокоенно затрагивала эту тему. А сам ведь знал, что курить в разы больше стал, потому что наплевать было. И ничем другим заниматься просто не хотелось. Это не лень даже, апатия какая-то. Работа - дом. Дежурство - сон. И все. По новой тот же цикл. День за днем, ночь за ночью, даже тогда, когда не его смена. Ему уже и то, что больницу поднял, дал такой мощный толчок в развитии своим упрямством и упорством, то, что у них одни из лучших показателей по городу - уже не так в кайф было. Словно все эмоции пеленой подернуло. И новые перспективы уже будоражили совсем не так, как недавно.
А вот мозги соображали. И отмечали это. Да и здравый смысл Карецкий не растерял. Потому и отреагировал на подначки Валерии и на ее замечания. А еще - просто на саму эту женщину, которой чем-то удавалось сквозь его апатию пробиться. Причем она и не стремилась вроде бы, а раз за разом цепляла его, как рыбак на наживку. Поддевала, подкалывала, посмеивалась, со смехом в голосе каждый раз называя его «боссом». И говорила о работе чаще всего, но то и дело они на какие-то намеки и личности переходили. Не пошло и не грубо. Все с тем же весельем. А у Карецкого после такой болтовни откуда-то брались силы подниматься и дальше работать идти. И без сигарет и кофеина, которых с ее появлением в его кабинете стал потреблять раза в два меньше, чем за последние три месяца, а то и дольше.
Вроде и настораживающая тенденция. Как-то жизнь его по своему ходу научила, что мало чего хорошего приносят Руслану серьезные увлечения женщинами, тем более, что им еще работать и работать вместе. Тянуло его к этой Валерии капитально... А Рус, как ни крути, отличался суеверием. Так и не смог вытравить из себя то, что в детстве в голову вложили.
Но он же типа и не переводил в личное, спрыгивал. Правда, за тренировки эти зацепился...
- Ну так что, Руслан, что решаем с тренировками? - видимо, устав ждать, с чуть натянутой улыбкой поинтересовалась Лера.
Но ведь и не пыталась вырваться из его рук все это время.
- Такие деньги... - попытался он вспомнить, о чем они говорили. - Вы уверены, что год ходить будете, а не сдуетесь через месяц? - типа поддел, пытаясь затолкать все, что в голову набилось, поглубже.
А вот Лера криво улыбнулась в ответ.
- Я уже два года регулярно в спортклуб хожу, три раза в неделю. Мне мое здоровье дорого и ценно. И физическое, и психологическое. Просто неудобно стало в старый клуб теперь добираться. Занята. Сюда ближе. Я точно не «сдуюсь». Или вы в себе не уверены, босс?
И так всмотрелась ему в глаза... Руслану, пусть и отвлеченному немного тем, как она на его имени немного запнулась, все равно почудилось что-то... Разочарование?
Блин! Даже забыл одернуть, что они договорились по имени и на «ты» здесь общаться. А Лера впервые повела плечами, намекая, чтобы он убрал руку.
- В общем, я в шутку говорила про включение оплаты в рекламные траты. Хотела вас подначить. Давайте я сама себе куплю обычный абонемент. Моя зарплата позволяет. И все, вас мучить не буду. Может, потом захотите...
- Вот только не надо меня на «слабо» брать, Лера, - Руслан покрепче притиснул ее к себе зачем-то, послав лесом дурные личные приметы. Только сейчас, на этот вечер... - Мы еще посмотрим, кто раньше станет отговорки искать, чтобы пропускать тренировки, - заявил он, потянув ее назад, к стойке администраторов, на ходу свободной рукой достав карточку из кармана.
Второй он так ее и обнимал.
- Тогда завтра и начнем, а? - подмигнула Валерия, хоть он и заметил, что она не ожидала от него такого напора. - У вас... тебя - завтра дежурства нет, договоримся с тренерами на это же время?
- Что, вместе ходить и на тренировки будем? - улыбнулся Руслан, пока им оформляли карты.
- Это условия абонемента, - напомнила Лера. - И я все-таки хочу проверить свои предположения по поводу... тебя и штанги, - вдруг рассмеялась она, вновь немного отклонив голову назад.
Он это движение своей рукой ощутил. Как и запах. И тут не выдержал.
- Чем у тебя духи пахнут? - наклонился чуть ниже, вдыхая этот аромат.
Лера с удивлением глянула ему в глаза.
- Арбузом, - даже с некоторым лукавством призналась она.
А Карецкий оторопел.
- Блин! Точно же! А я все это время понять не мог! - рассмеялся уже он. - И в голову не пришло бы, что с таким ароматом духи могут быть. Но тебе идет. Фееричное настроение просто. Как ты сама, - пришлось приложить усилие, чтобы добавить в голос некоторую снисходительную поддевку, маскируя восхищение и интерес.
Но Лера это поняла, он по самодовольному взгляду заметил.
- Сочту за комплимент, Руслан, - подмигнула она, забрав свою членскую карту у администратора.

ГЛАВА 3
Он позвонил ей тем же вечером. Прийдя домой и все обдумав, когда рядом не пахло этим чертовым безбашенным арбузом, Рус понял, что не имеет никакого желания заниматься на тренажерах. Более того, подобная необходимость конкретно нервировала. Совершенно не хотелось выходить из привычного образа жизни и той зоны «условного» психологического комфорта, которая сформировалась за последние годы. Не «ахти» какой кайф, конечно. Но хоть понятно и привычно. А тренировки... Пробовал как-то пару раз - его это вообще не вдохновило. И что, что абонемент уже куплен? Пусть сама ходит и занимается. Ему не жалко.
У него, в конце концов, даже спортивной формы толком нет. Все не до того было в последние годы.
Но Руслан не успел и слова вставить.
- Нет, Руслан Альбертович! Даже не думайте. Я вам не позволю дать «задний ход»! - решительно заявила Валерия, не успев и поздороваться, едва приняла вызов.
С таким апломбом, что Руслан против воли рассмеялся.
- Кажется, мы на «ты» перешли, Лера? - напомнил он, испытав угрызения совести из-за того, что она его так просто раскусила.
Елки-палки! Разумеется, он не собирался подтверждать ее низкое мнение о его решительности. Вот еще! Черт с ними, с теми тренировками! Как-то, да выдюжит!
- Сути это не меняет, Рус, - не спорила она. На ее конце связи что-то шумело. - Я не позволю тебе отказаться от тренировок! - не потеряв своей твердости, заявила собеседница.
Что развеселило его еще больше ни с того ни с сего.
- Я, вообще-то, насчет сайта хотел уточнить, Лера. Мы так и не обсудили до конца этот вопрос, помнишь? - сделал Рус вид, что ему даже в голову не приходило отказаться от тренировок.
- Сайта? - в голосе Валерии звучал такой сарказм, словно бы она и через трубку телефона могла его мысли читать. И все прекрасно понимала.
- Ага, сайта, - невозмутимо хмыкнул Карецкий. - Это же ты мне по этому поводу претензии утром предъявляла.
- И что ты по сайту уточнить хотел, Руслан? - все еще не особо убежденным голосом спросила Лера.
Если бы он сам знал - и ей рассказал бы. А так - приходилось на ходу импровизировать и выдумывать.
- Я тут обдумал все, что ты сказала, - начал Карецкий издалека. - Наверное, это действительно необходимо. Однако я совершенно не подкован в данном вопросе, как уже и говорил. У тебя есть кто-то на примете, к кому можно было бы по поводу создания сайта обратиться? Чтобы нам просчитали стоимость работы, ну и сам проект сделали, - вроде бы разумно изложил Руслан, ощущая гордость собой.
Блин, как пацан перед училкой выкручивается из-за прогулянного урока!
- Я подумаю, - уже серьезней ответила Лера. - Есть пара ребят из разных компаний. Узнаю у них. Завтра обсудим все варианты и то, что именно мы хотим получить...
В этот момент, прерывая Леру, в трубке раздался буквально взрыв хохота и чьего-то веселья. Стала более слышима какая-то задорная мелодия. Карецкий с удивлением глянул на наручные часы. И только в этот момент до него дошло, что у Леры, в отличие от него самого, вполне могут быть планы на вечер. Еще совсем не поздно же. А он тут ее еще и грузит.
- Прошу прощения, не уточнил сразу - ты занята? - не совсем разобравшись с тем, какие эмоции это понимание вызвало у него внутри, уточнил Рус. - Мне стоило завтра этот вопрос поднимать, а не отрывать тебя от досуга...
- Как сказать, - тут вдруг рассмеялась Лера. - Я, может, очень не против, чтобы меня от такого досуга оторвали, - он почему-то подумал, что сейчас она скривила ту свою забавную гримасу, сморщив нос, которую Рус не раз видел на лице Леры за последние дни.
Но его насторожили ее последние слова почему-то. И нечто внутри Руса ухватилось и за настолько мизерную зацепку, чтобы продолжить разговор.
- Не совсем понял: у тебя какие-то проблемы? Помощь нужна? Или просто - нудная встреча? - тут же начал выяснять Рус.
А Лера рассмеялась:
- Наверное, последнее. Хотя и проблемой можно назвать. На самом деле - все довольно весело: меня подруги вытащили на вечеринку в кафе, все очень приветливые и веселые.
- Тогда в чем проблема? - не разобрался Карецкий.
- Вечеринка - сыроедческо-веганская, - еще веселей рассмеялась Лера. - У меня две подруги очень увлеклись этой темой в последнее время. Стараются втянуться. А я... - Лера немного запнулась. - Я очень «мясная», если честно, а тут даже яиц или молочных продуктов нет. Г-о-олодно, несмотря на их фалафель, который мне все-таки сделали, - добавила она тише, словно по секрету ему одному.
Или боялась, что на нее толпа разъяренных веганов набросится?
Руслан и сам не смог бы объяснить, чему так широко ухмыльнулся.
- Могу представить, - посмеиваясь, согласился он. - Я и сам весьма далек от подобной философии. Да и все научные исследования доказывают, что разумная порция животного белка никому не мешает, а часто только улучшает работу всех систем и органов, - чисто с врачебной точки зрения заметил Рус.
- Да, мне тоже ближе такой подход, - поддакнула Лера, тяжко вздохнув. - Но соратников здесь не имею.
И это его дернуло. Вот с чего, казалось бы? Но...
- Могу подскочить и забрать с этой супермодной вечеринки, - удивляясь себе самому, предложил Карецкий. Вроде ж только пять минут назад радовался возможности толком отдохнуть, раз уж оказался раньше дома. - И даже стейком угостить...
Хм, разве он не напоминал себе, почему не стоит на личное переводить общение именно с этой женщиной? Напоминал. И не раз. Только язык и подсознание постоянно срабатывали раньше этих доводов.
Несколько мгновений на том конце связи длилось молчание. А потом:
- Мммм... - протянула Лера с легким вздохом. - Это огромное искушение - стейк. Просто невероятное. Как и бегство отсюда. Даже не ожидала от вас такого рыцарства...
- Мы на «ты» перешли, Лера, - вновь напомнил Карецкий, так и не поняв пока - согласна она или нет? И откуда взялось его собственное нетерпение услышать «да».
- Точно, - рассмеялась она. - Только меня не отпустят тут, Рус. Я девчонкам уже три месяца обещала прийти сюда. Да все повод уклониться находила. Так что сейчас они вцепились крепко. Однако, - вдруг добавила она до того, как он успел бы внутренне признаться, что испытывает разочарование. - Я вполне в состоянии буду съесть стейк завтра. После тренировки. Чтобы белок для постройки мышц восполнить. И тебе полезно будет... Мм?
Ее последний возглас явно подразумевал вопрос. А Карецкий, как ни странно, совсем не хотел отказываться от того, чему сам и положил начало. Даже если все и закончится только стейком в ее компании, так как он все же возьмется за ум. Ведь не исключено, что он ее еще возненавидит после той тренировки...
Да и сама Лера казалась очень разумной особой. Пока она держалась очень ровно, не переключаясь на личное. Если не считать ее цепляние к его здоровью и курению, конечно. Но Карецкого это даже забавляло.
- Заметано! - лихо подтвердил Руслан свое согласие на перенос гастрономической встречи на завтра.

В течение следующего рабочего дня они почти не пересекались, несмотря на то, что продолжали территориально обитать в одном кабинете. У Руслана был консультационный день, так что хватало дел с пациентами и сотрудниками на совместных обходах и приеме. Да и Лера носилась по этажам со своим вечным блокнотом, что-то в том чиркая; постоянно разговаривала по телефону, в том числе и по вопросу сайта, как он понял из пары услышанных слов. Русу даже совестно немного стало в какой-то момент, что он ее сподвиг на такое детальное изучение данного вопроса. Однако вспомнив, что она первая и завела об этом разговор, махнул рукой.
Только и того, что выпили утром, еще до его пятиминутки, вместе кофе, пока Валерия делилась с ним впечатлениями от вчерашней веган-вечеринки.
- Да нет, знаешь, даже вкусно, если честно, - Лера отпила свой кофе, смешливо поглядывая в его сторону. - Но мне вечером хотелось чего-то питательней. Мяса. Или хоть кусок рыбы на крайний случай, - со смехом рассказывала она.
Руслан понимающе хмыкнул. Он и сам белковую пищу уважал. Отпил из своей чашки.
И вдруг поймал себя на мысли, что утро-то прекрасное: и солнце не слишком жаркое, а в самый раз для хорошего летнего дня, и кофе сегодня вкусный, хоть он ни воду, ни зерна не менял. Да и вообще, настроение хорошее. Давненько у него такого ощущения не возникало, когда мелочам радуешься.
И оно, настроение это, целый день хорошим продержалось.
Правда, когда рабочий день подошел к концу и грядущая тренировка превратилась в ближайшее событие - настроение немного пригасло.
- Я вполне могу тебя потом проклясть, Лера. У меня бабка - сельской ведьмой была, - заметил Руслан, обреченно глядя на нависший над ними фасад спорткомплекса, перед которым они остановились. Перевел на нее взгляд.
- О-о-оу... - Валерия округлила рот в наигранном испуге.
- Просто предупреждаю на всякий случай, чтоб имела в виду, - хмыкнул он, вдруг поняв, что вообще не против поцеловать этот самый ее рот.
Что ж, оставалось надеяться, что предстоящая тренировка выветрит все дурное из головы.
- Ок, я поняла и учту, - рассмеялась Лера. - Только я не суеверная и в проклятия не верю. Это все в голове, - она легонько стукнула пальцем по его лбу. - Хватит стоять, Руслан Альбертович, и тебя, и меня ждут. А денег за пропущенную тренировку тут не возвращают, - смешав все формы обращения, она ухватила его за руку и потащила к дверям.
А он не желал признавать, что слабак, а потому не сопротивлялся. Да и ладонь у нее теплая, приятная на ощупь. Не хотелось выпускать из своей.

- Б... Блин! Я таки прокляну тебя, Лера. И плевать: веришь ты в это или нет! - пообещал Руслан, уперевшись руками в колени.
Особой зловещести его обещанию придавала сумасшедшая одышка и капли пота, стекающие и по щекам, и по затылку. Да и то, что он согнулся пополам после двадцати минут «завершающей» тренировку пробежки на дорожке, пытаясь хоть как-то вернуть контроль над своим телом, явно усиливало мрачный эффект.
Валерия же в ответ на его заявление запрокинула голову и искренне засмеялась. Да так, что он даже засмотрелся, на секунду отвлекаясь от попыток вернуть себе дыхание. И мышцы уже не так ныли в этот момент.
А ведь Лера тоже выложилась по полной. Тренеры здесь и правда оказались хорошие, спуску не давали. Хоть и мягко, с шутками да прибаутками, якобы с собственными переживаниями. Лера мокрая от пота была, как и он. И мышечная слабость в ней ощущалась. Да только она, явно, оказалась куда более привычная к тем нагрузкам, что им сегодня дали. Точно не врала про два года тренировок.
Не то что Рус...
Елки-палки! Он действительно был лучшего мнения о своей выносливости. А оказалось, что время идет и все меняется, если забросить физическую нагрузку и тренировки. Сколько бы часов ты ни торчал в операционной.
Кстати, об этом. Рус титаническим волевым усилием оторвал одну ладонь от колена и посмотрел на свои пальцы. Рука реально дрожала. И он ощущал дикую слабость. Словно и сжать в кулак сейчас пальцы не сможет. Хм, хорошо, что завтра суббота и операций у него нет. Да и дежурства тоже. Карецкий понимал, что это пройдет. И будет еще контрактура, и боль в мышцах. А потом, с каждой новой тренировкой (если он все-таки не плюнет на это все!), будет все легче и проще. Но сейчас с трудом себе представлял - как дойдет до выхода из зала. Не говоря уже о том, чтоб принять душ и как-то переодеться.
- А можно повременить с проклятием до вечера? Давай уже после стейка, а, Рус? - все еще слабо хихикая, уточнила Лера.
Было слышно, что и она дыхание еще не восстановила. Бежала рядом с ним на соседнем «орбитреке».
А Рус в очередной раз за последние полтора часа вспомнил нецензурное слово. Точно. Стейк. Они же еще собирались в ресторан. Как туда он доползет - воображение даже фантастических картин было не в состоянии нарисовать.
Перевел на нее взгляд: Лера устало завела выбившуюся из косы влажную прядь волос за ухо. Ее кожа блестела от испарины. Майка, да наверное, и топ под ней, тоже казались влажными. Но сидели на ней так же потрясающе, как и в начале тренировки.
Черт! Он ее когда в зале увидел, начал серьезно переживать за свой здравый смысл и все жизненные установки. Лера и в рабочей форме одежды всегда выглядела прекрасно, но подбирала как-то так, что та не отвлекала от ее веселого характера, настойчивости и ума. А вот тут... Формы его новая менеджер по развитию лечебного учреждения имела не менее потрясающие, нежели ее искристый характер и упорство.
Впрочем, тренер быстро отвлек Карецкого от любования открывшейся картиной тогда. А сейчас - нет, внутреннее восхищение осталось. Только вот физически он ощущал себя в клочья разорванной ... даже не тряпкой, а марлей, наверное. Все-таки выложился до конца. Как-то стыдным казалось перед ней слабаком выставить себя.
- Хорошо. Прокляну после стейка. Договорились, - слабо хмыкнул он, поняв, что уже может говорить, не захватывая ртом воздух, как карп на берегу. - Главное, напомни мне об этом, а то я после мяса добрым становлюсь. Забуду.
- Думаю, ты и без напоминания вспомнишь о проклятиях. Когда завтра не сможешь с постели встать, - опять широко улыбнулась Лера и медленно побрела в сторону раздевалки.
Руслан потянулся за ней.
- Лучше не напоминай пока. Я не хочу об этом думать, - почти с искренним ужасом отмахнулся он.
- Игнорирование проблемы никогда не приводит к ее решению, - подмигнула Валерия, обернувшись через плечо.
- И все-таки, я пока предпочту закрыть глаза, - скривился Руслан.
Хотя на самом деле внимательно смотрел перед собой. И совсем не на затылок Валерии, если откровенно.
- Через двадцать минут встречаемся здесь? - вроде бы не заметив его взгляда, Лера остановилась у дверей женской раздевалки.
Карецкий все еще не представлял, как будет сейчас стягивать с себя потную одежду, ведь придется руки поднимать и ногами шевелить, а все конечности висели, словно плети. А еще душ... И уж тем более ему сложно было представить, что можно сейчас за двадцать минут управиться. Но уж если он на тренировке выдержал и не ударил в грязь лицом, то и теперь должен был справиться.
- Ага, через двадцать, - едва сумев невнятно кивнуть головой, Рус побрел дальше, к своей двери.

Это было так мило. Смешно, конечно. Но и мило. Или Лере казалось таким, во всяком случае. То, что несмотря на дикую усталость, которую Руслан не мог не чувствовать, да и она признаки замечала - он изо всех сил старался ей этого не выдать. И Леру это так цепляло почему-то. Именно в Карецком.
- Ну, как тебе первая тренировка? - поинтересовалась она, отрезая маленький кусочек от своего стейка.
Руслан как-то так измотанно глянул на нее, потом на тарелку перед собой, что Лере сразу все стало ясно. Тем более что Рус еще не начал есть вообще, хотя их заказ принесли еще десять минут назад.
- Нормально. Так, основательно, - медленно, словно подбирал слова, ответил Руслан. И улыбнулся. Но тоже устало.
Врун. Лере захотелось рассмеяться. Но она не собиралась этого делать. На самом деле, она была им восхищена. После своей первой подобной тренировки, Лера полчаса сидела на скамейке в раздевалке, пытаясь уговорить себя хотя бы раздеться, чтобы до душа дойти. А когда все же добралась до дома на такси - просто упала и лежала на кровати, не в состоянии переодеться.
А Рус не только собрался, переоделся, довез их обоих до ресторана, так еще и сделал это все почти с удачным видом, что не прилагает усилий. И даже ни разу не закурил. Только усталость из него словно сквозила. Но хорошая такая, правильная. А не выжатой до дна души, как она видела в нем пару раз после ночных дежурств, всматриваясь в глаза босса сквозь сигаретный дым.
Сейчас он просто был физически измотан. Тренер хорошо постарался.
А Лера оценила эту браваду и поведение Карецкого. И почему он сейчас не ест - тоже хорошо представляла себе. Так же прекрасно знала это состояние - когда, несмотря на дикий голод, четко понимаешь - не удержать вилки в руках. Про то, чтоб еще и ножом орудовать - и речи не идет.
- Ешь, Руслан. Через час после тренировки обязательно нужно есть, - мягко напомнила она то, о чем и тренер говорил, отпуская их. - Это не творог, конечно, но на первый раз простим себе такой грех, - подмигнула ему Лера.
- Ага. Я что-то не особо голоден, - вздохнул Карецкий. И посмотрел таким тоскливым взглядом на тарелку, что Лера не выдержала.
Правда, ей удалось ограничиться лишь улыбкой. А еще что-то такое порывистое и задорное ударило в голову...
Она отложила свои столовые приборы и, привстав, подвинула свой стул ближе до того, как сам Карецкий или дежуривший поблизости официант успели понять, что она придумала. Отмахнулась от помощи подбежавшего парня и начавшего тяжело подниматься Руса.
- Конечно, я верю, что ты вообще не голоден после рабочего дня и такой тренировки, - хмыкнула она, почему-то страшась сейчас глянуть на Руса.
Но вот руки ее, как в той поговорке, уверенно и без страха забрали его приборы, и Лера начала резать уже остывающий стейк на тарелке Карецкого.
- Я вообще, очень доверчивая, - с иронией заметила она, подняв вилку с этим кусочком мяса и протянув к его лицу.
Руслан помедлил пару секунд, похоже, даже немного оторопев от ее действий. А потом так же медленно, как и все за последние минут сорок делал, чуть наклонился и зубами снял угощение с вилки. Очень медленно, но с видимым удовольствием пережевал. Все это время внимательно и пристально глядя Лере в глаза. И что-то такое там появилось, что она свои уже отвести не могла, хоть и отрезала ему следующую порцию.
- Насчет доверчивости - не знаю. Но ты - опасная женщина, Валерия, сто процентов, - прожевав, тихо произнес Руслан.
Лера почему-то растерялась. Он уже говорил подобное. Но тогда это звучало шуткой. И атмосфера была иная между ними тогда. И все словно бы легче и не серьезно. А сейчас - слова Карецкого прозвучали по-другому. Более лично. Почти интимно. Как-то глубоко. С той серьезностью, которая и не нужна была вроде, и он намекал пару раз, что не ищет подобных вариантов. Только это что-то само как-то между ними простреливало.
Или ей казалось от того, как он продолжал на нее смотреть?
Валерии пришлось приложить усилия, чтобы сглотнуть.
- Здесь вкусные стейки, Рус. Будет очень жалко, если ты его не съешь, - попыталась отшутиться она.
Но голос дрогнул, выдав сумятицу души и мыслей. И она знала, что он это услышал.
Однако Лера все равно протянула ему вилку вновь. И он так же аккуратно взял очередной кусочек мяса.
ГЛАВА 4
Вообще-то, когда он вчера завел разговор о том, чтобы забрать ее со встречи с подругами, да еще и стейком угостить - Лера скорее растерялась. Не ожидала подобного, вот уж точно. Несмотря на то и дело проскальзывающие между ними двузначные намеки, которые Лера больше воспринимала как несерьезный флирт. Да и Руслан вроде бы неоднократно давал понять, что тоже таковыми их считает.
Но и эта растерянность вкупе с удивлением - не заставили ее отказаться от похода в ресторан. Возможно, потому, что и она ведь его вытянула в спортзал. Пусть и не факт, что стоило. Может, Руслану надо чувствовать, что он не отдал какую-то эфемерную инициативу в женские руки, самому добавляя акценты? А может, на самом деле Лера просто была совершенно не против провести с ним время и вне служебных стен, вот и воспользовалась первым предоставившимся случаем... Не самая разумная линия поведения...
Как и поход в ресторан с боссом. Да и в спортзал тоже, если здраво рассудить. Но после сегодняшнего вечера Лере меньше всего хотелось рассуждать здраво. А чего желалось - это просто жить. Жить так, как судьба предлагала, не упуская какое-то веселье и эмоции, какие-то мелочи и тот же вкус стейка в компании очень интересного и вовсе не простого человека, с которым точно было о чем поговорить даже тогда, когда Рус едва ворочал языком от усталости. Лера приняла это решение полтора года назад: наслаждаться жизнью, каждой секундой и мгновением, не поддаваясь страхам, сомнениям и всему тому, что зачастую не позволяет просто солнечному дню порадоваться, потому что некогда и надо неясно куда спешить.
Лениво приоткрыла глаза и глянула на часы - начало одиннадцатого ночи. Надо было вставать с кровати, поперек которой она валялась последние минут двадцать (все же тренировка и на ней сказалась), и идти пить таблетки. Пусть это давно были не те лекарства, пропуск приема которых грозил бы резким ухудшением состояния и осложнениями. Однако и эти, по сути, «добавки», как она предпочитала их называть, чтобы не вызывать ни у кого лишних вопросов, требовали ответственности и регулярности. И она это хорошо понимала. Да, не критично, если раз или два забудет, но сейчас-то помнит - и нечего лениться. Просто Лера все же прилично устала за день, вот и собиралась с силами, чтобы до кухни «доползти».
Хотя нынче такие эпитеты к себе были больше насмешкой, нежели правдой. И Лера даже мысленно употребляла их с иронией и какой-то тайной надеждой, что этим страхует себя от того, что происходило два года назад. Тогда она в самом деле «ползала». И на работе не столько свои непосредственные обязанности выполняла, сколько пыталась разобраться и найти истину: что же с ней творится? И хоть врачей знакомых вокруг имелась тьма-тьмущая, а никто толком не мог объяснить, почему здоровая до того тридцатичетырехлетняя женщина вдруг стала превращаться практически в «инвалида».
Откровенно говоря, сейчас Лере не очень хотелось вспоминать тот период. Но и забывать его она права не имела. Болезнь, а особенно поиск диагноза и способы лечения, очень на многое открыли ей глаза и заставили понять очень простые и при этом «до мороза в позвонках» важные истины, про которые и она, и все вокруг забывали. Жизнь конечна. И никто не знает, сколько ему отмерено. А в погоне за социальным одобрением, за попыткой выполнить все то, чего ждут от нас близкие, родные, а порою - вообще, совершенно чужие люди, - можно и не успеть просто жить.
И теперь она каждое утро просыпалась с такой мыслью. Что не позволит себе потерять ни минуты, раз уж ей выпал шанс все обнулить. Нет, Лера не пускалась во все тяжкие, не ввязывалась в сомнительные авантюры и не заводила случайных интрижек. Даже наоборот, еще разборчивей стала в общении. Однако она не упускала случая, если подворачивалась «горящая» путевка, не отказывала, если незнакомый человек искренне обращался с просьбой позвонить с ее телефона, например. Верила, что его аппарат разрядился. А ситуация - аврал. Бывает. И у нее такое раз случилось. И Лере дали позвонить, пусть и не первый, к кому она обратилась с просьбой. Она не отказывала себе в чашке вкусного кофе или шоколаде, если хотелось. Но и начала посещать спортзал, не считая себя теперь вправе запускать родное тело. А еще Лера стала куда меньше тратить время на раздумья или опасения по поводу: что другие люди думают о ее способе жизни? Как показала ей практика, когда становится действительно тяжело, вот этих вот «советчиков и оценщиков» рядом и не оказывается. Тогда какой смысл?
И она находила теперь свои цели и смыслы. Каждый новый день, начиная с маленькой идеи или желания, которые и стремилась воплотить в реальность.
Хотя, конечно, нельзя сказать, что Лера мечтала об ужине с боссом, если бы ее кто-то спросил. С гипотетическим боссом. Однако с Русланом... Отказываться не захотелось. И сейчас Лера вообще не жалела, что согласилась.
Она все-таки уговорила себя встать. Устало стянула джинсы и блузку, бросив все прямо на пол. И с той же усталостью побрела в кухню. Набрала воды, чтобы запить таблетки.
Руслан привез ее домой уже... Лера глянула на часы... Почти час назад. И этот вечер все еще казался ей одним из самых лучших за последние дни и недели, несмотря на то, что ничего такого, казалось бы, в их общении и не было. Ну, да. Она его кормила вроде бы. Но ведь иначе он и не поел бы из-за слабости в утомленных руках. У нее и в мыслях в тот момент флирта не было. Да и оба устали так, что едва доев - собрались и покинули ресторан. И в машине в основном молчали, не осталось сил на разговор. Только уже когда Лера выходила, он поймал ее руку и сжал пальцы своей рукой. Не сильно, однако ощутимо. Так, что Лера почувствовала легкую усталую дрожь рук Руслана.
- Спасибо, - негромко произнес Рус вместе со своим рукопожатием.
- За что? - улыбнулась она, не совсем его поняв.
- За эту встряску, - широко усмехнулся Рус, продолжая удерживать ее руку.
Еще секунд тридцать держал, наверное, ничего больше не добавляя. Теплая рука. Очень комфортная и приятная для ее пальцев. Так что и забирать не хотелось. И она просто улыбалась, глядя на Руса, пока он все же не дал ей волю, напоследок кивнув.
Даже сейчас, в полутьме своей кухни, Лера улыбнулась, вспомнив этот момент. И словно ощутила то же тепло руки Руса на своей ладони.
Глотнув последнюю капсулу, она с некоторым сомнением глянула на дисплей телефона. А потом мысленно отправила все сомнения очень далеко.
«Я уже проклята? Или могу укладываться спать, не боясь кошмарных сновидений?», - послала она сообщение Карецкому, продолжая улыбаться во все лицо. - «Спасибо, что пошел со мной на тренировку. И за стейк :-) », - уже серьезней, хоть и со смайлом, добавила она.
Отставила стакан и пошла в ванную умываться.
«Я просто не посмею проклясть руки, с которых ел. Какая бы крепатура завтра ни случилась ;-) Ты меня заранее обезоружила», - ответ от Руса пришел буквально через минуту.
Похоже, он еще тоже не спал, несмотря на усталость. Она только ополоснуть лицо прохладной водой успела. Так и застыла, пялясь в экран смартфона с широкой улыбкой, да то и дело смахивая сползающие по щекам и бровям капли воды.
«И, знаешь, несмотря на полную уверенность, что подохну посреди очередного «кардио», я тоже хорошо провел время :-) Спасибо, что вытащила из больницы», - добавил Руслан.
Ей очень хотелось написать, что если он забудет про сигареты, то с «кардио» станет полегче. Но Лера сдержалась. Руслан - взрослый человек, да и она, по сути, ему никто, чтобы слишком активно в каком-либо вопросе давить. Разве что по работе.
«Всегда рада взбодрить», - поэтому ответила Лера и, отложив телефон, вернулась к вечернему ритуалу ухода за собой.
Но улыбка оставалась на лице даже тогда, когда она укладывалась спать. Да и Лера слукавила бы, заяви, что босс не обосновался в ее мыслях со всей своей ироничной уверенностью.

Выходные Лера провела за хобби - вышивкой крестиком, - которым увлеклась еще после университета, когда работала в одном из отделов государственной статистической службы. Малоинтересная для молодой девушки работа. Зато времени много было, и опытных советчиц по вышивке. Тот отдел Лера покинула очень быстро, не упустив возможности развития и роста, а вот хобби осталось, зачастую позволяя ей прояснить мозги и структурировать мысли в процессе.
Отзвонились знакомые, у которых Лера интересовалась вопросами по сайтам, так что имелось что обсудить с Карецким в предстоящий понедельник. Не хотелось показаться уж слишком навязчивой, дергая Руслана и на выходных. Мало ли какие у человека могут существовать планы?
Правда, он сам ей писал. Уже в субботу. Еще до обеда.
«Что-то теплая ванна работает хуже, чем я надеялся. Да и растяжка мимо. Минут на двадцать спасает О_о », - прислал он ей сообщение, от которого просто веяло веселым сарказмом и подтруниванием над самим собой.
Лера против воли улыбнулась, читая этот «крик души». Она Руслана понимала. Даже у нее некоторые мышцы побаливали, что уж про него говорить?
«Держись, босс, я мысленно с тобой», - попыталась поддержать она Руслана.
«В теплой ванной %-)? Или на полу для растяжки?» - не замедлил сострить Карецкий, вызвав у нее приступ хохота.
«Пока только в сопереживании физическим страданиям», - игнорируя вспыхнувшие кончики ушей и исподволь разлившуюся по телу горячую волну, явно не уместную, в том же духе ответила Лера.
Хоть пальцы и подрагивали немного, промазывая по буквам сенсорной клавиатуры.
«И на том спасибо ;-)», - тут же не остался в долгу Руслан.
«Попробуй еще массаж», - искренне посоветовала Лера, отложив вышивку. Не до узора стало.
«Это намек? Свою кандидатуру предлагаешь?»
Ой, она такого ответа не ожидала...
Лера несколько секунд растерянно пялилась в экран смартфона, понимая, что искренне смущена и совершенно не представляет, как теперь извернуться. Однако уже через мгновение ее осенила идея. Быстро открыв поисковик, она нашла первый попавшийся сайт по запросу и, скопировав ссылку, бросила ответ Руслану.
«Начни с пособия по самомассажу. Тут с картинками. Цветными %-)», - поставила она саркастичный смайл в очках.
«Уела)))))», - признал Карецкий, прислав несколько хохочущих смайликов. «Уговорила, попробую хоть сам».
А Лера, улыбаясь так широко, что щеки немного болели, вернулась к своему вышиванию. Впрочем, ей недолго позволили заниматься любимым занятием.
«Тебя тренер тоже таким количеством белка пытается закормить?», - буквально через полчаса пришло новое сообщение от Руса, не вполне понятное для Валерии.
«В смысле?», - не поняла она. - «У нас разные рекомендации по питанию. Ты лучше у тренера уточни, он же свой номер дал», - посоветовала Лера, действительно растерявшись.
«Да я уже уточнил», - тут же пришел ответ с задумчивым смайлом. - «Теперь вот думаю, выдержат ли мои почки такую нагрузку - белок десяти яиц+красное мясо. Елки-палки, это не шутки...»
«Тут ты разбираешься больше, я не врач», - напомнила Лера.
«Ох и втянула ты меня в авантюру... :-)»
Она так и не поняла, с какими эмоциями он это написал: то ли со смехом, если ориентироваться на широко ухмыляющийся смайл, то ли с претензией. Однако решила выдержать паузу и не отвечать. Тут ей действительно мало что в голову приходило.

Паузу Лера продержала до вечера воскресенья, пока, вернувшись с очередной встречи с подругами, ей не пришло в голову, что Карецкий вполне может плюнуть на тренировки. Тем более что сегодня ему могло стать еще хуже. А потому, хоть и испытывая внутренний трепет, она достала телефон и набрала ему сообщение:
«Надеюсь, ты подготовил форму на завтра, Руслан Альбертович? ;-)», - добавив немного официоза, но не забыв и про смайлик, поинтересовалась Лера.
Отправила, немного волнуясь почему-то. И начала переодеваться.
«А после тренировки мы снова пойдем есть стейк? %-)»
Эй, он украл ее саркастичный смайлик в очках!
Лера рассмеялась, пусть всего лишь стояла одна посреди собственной спальни.
«Думаю, тогда нас съедят наши тренеры», - пальцы сами, словно жили своим умом, уже набрали и отправили ответ. - «Но мы вполне можем сходить в среду на очередную суперполезную вечеринку моих друзей-веганов ;-) Там даже танцы будут. Разомнемся заодно от контрактуры :-) О, и у меня тут уже есть наброски проекта сайта...», - попыталась она свернуть в рабочую тему от излишней интимности.
«Я все еще считаю, что лучше всего помог бы массаж, сделанный друг дружке ;-)», - не остался в долгу Карецкий. - «Но ладно, и на фалафель твой в среду согласен. Хоть попробую, что это за зверь такой. А наброски бери, все посмотрим и обсудим завтра :-)»
Опять непонятно: то ли поддержал ее идею, то ли, посмеиваясь, согласился с ней Карецкий. Но Валерия уточнять не решилась. Да и была достаточно откровенна с собой, чтобы признать: будь она против подобных намеков и легкого флирта со стороны Руслана - давно пресекла бы все на корню. А тут - сама же поддерживает, чего лукавить?

С понедельника их общение стало более официальным.
Хотя, чтоб уж не лгать, только на работе. И не факт, что Валерия это поняла...
Руслан знал, что сам ставит эти границы и рамки. Или, по крайней мере, пытается сделать нечто подобное в каком-то малоосознанном, но явно присутствующем порыве притормозить и сдержать... Где именно и что конкретно - Карецкий так же затруднялся сформулировать четко. И все же он явно понимал, что его затягивает. Причем так, как уже очень давно не случалось.
И только идиот стал бы отрицать, что все выходные искал повод написать ей. А на самом-то деле хотелось к Лере приехать, послав к черту крепатуру и очень достоверное ощущение, что его переехал трактор... Зачем? Да мало ли зачем! Хотя бы, чтоб все то же, что писал, сострить при встрече. Или еще найти какую-то тему. Да пусть и тот же дурацкий сайт, настолько критично им необходимый, по ее утверждению! Кофе выпить. Что угодно...
Валерии удалось вывести его сознание из какого-то ступора, в котором то пребывало достаточно давно, и Руслан даже не был уверен, что знает, как теперь верно будет поступить. Ведь все причины и доводы, почему это не особо уместно - остались, как бы он те в своей голове ни крутил. Да и нечто не вполне осознанное так же присутствовало...
Не страх. Нет, он не трусил. И все же... Имелась странная и даже раздражающая неуверенность с подспудными вопросами: «а зачем?» и «стоит ли?», которые бесили его самого. Но при этом Руслан не мог их из себя и просто так вытравить.
Он слишком долго жил по накатанной. По давно выработавшейся схеме: да, порою тоскливо до воя и скучно; одиноко и статично серо. Но стабильно и понятно. Без потрясений и разочарований...
Или, скорее, с известным и прожитым до малейших нюансов разочарованием, ставшим частью нутра.
Тут ему все было знакомо, ясно и понятно. Когда-то угораздило полюбить женщину, которая, хоть и ценила его по-своему, хоть и любила в какой-то мере, но душой, сердцем и телом принадлежала другому мужчине. Даже когда тот ушел от нее, пусть и с причиной. И сколько бы Рус ни вкладывал в их отношения с Кристиной, на что ни готов бы ради нее был - это ничего не могло изменить. А жить с постоянным ощущением, что ты на вторых позициях в сердце и уме дорогого тебе человека - для Руса было невыносимо и неприемлемо. И если поначалу он еще надеялся на что-то, пытался себя убедить, что перетерпит - то с каждым проходящим днем и месяцем осознавал: в глубине существа только нарастает обида и глухое раздражение. Ведь, по факту, все его чувства и бушующие эмоции внутри - для нее были вторичными.
Но и когда, разорвав эту связку, вернувшись лишь к дружбе, как бы больно и обидно ни было, он попытался искать удачи в понятных и привычных взаимовыгодных отношениях - особого счастья Карецкий не нашел. Он не любил свою жену. Зарекся к тому времени уже ждать любви. Но уважал и ценил Альбину. Испытывал к ней искреннее расположение и симпатию, да и сексуальное влечение. И выгоду из брака с ней извлек. И все же - мимо все как-то было. Не в тему и не то. Утомляло и по-тихому бесило обоих. Казалось, что по одиночке легче будет. И они спокойно и мирно разошлись и с Альбиной.
С тех пор Рус зарекся желать что-то большее, помимо понятного и простого влечения. У него случались отношения, и нередко. Но он никогда не усложнял, о чем предупреждал сразу. И Руса это устраивало. Не отвлекало от работы, от дружбы с Кристиной, которая все равно понимала его лучше всех остальных. И Руслан к такому привык.
А теперь...
С тех пор, как он познакомился с Лерой, вся выстроенная в его жизни система, насколько бы пустой и занудной та ни являлась, рушилась. А ведь ему еще и ее профессионализм нужен был, и все те знания, которыми Валерия действительно владела. Все казалось сложным с такого ракурса.
Или это Рус все усложнял?
Хороший вопрос. Карецкий размышлял над ним полночи с воскресенья на понедельник. Вот и решил вернуть общение на рельсы профессионализма. И вроде расписание помогало. И две операции, на которых ему пришлось заменять нежданно отравившегося некачественными продуктами сотрудника. Все помогало, казалось... Складывалось хорошо. Руслан почти не видел Леру с самого утра, да и ремонт в ее кабинете подходил к логическому завершению. Это многое могло бы облегчить и упростить. И в какой-то момент Руслан даже уверился, что все не настолько плачевно, как он сам себе решил...
Пока они вновь не оказались в спортзале. И тут Рус осознал, что Лера даже не догадывается о принятом им решении вернуться к более официальному стилю общения. А он сам рядом с ней забывает обо всех доводах, почему это самый разумный вариант. И так же открыто хохочет над ее подколками, не замечая, когда и сам начинает ее поддевать и иронизировать, несмотря на заливающий глаза пот из-за нагрузки тренера, однозначно не знакомого с понятием человеколюбия и состраданием.
Но сложнее всего стало во вторник.
Карецкому снова пришлось брать операцию, которой не было в его графике - тот же хирург еще не вышел на работу из-за плохого самочувствия. Так что Рус отложил обсуждение создания сайта с одним из знакомых Валерии, оставив это полностью на ее усмотрение. И практически с самого утра, сразу после пятиминутки, «пропал» в операционной. В этот раз последствия тренировки ощущались уже не такими катастрофичными, не мешали работать. Но операция все равно была не из «проходящих», потребовав от него уймы сил, сосредоточенности и внимания. Поэтому ли, выходя из оперблока, он ощущал себя настолько измотанным и разбитым, словно бы отдежурил ночь, не присев ни разу? Или дело было не в физическом напряжении, а в моральной неудовлетворенности? Каком-то неявном поиске и потребности в чем-то, что Руслан не хотел и не собирался облекать в слова?
Потому ли, вернувшись в кабинет, Руслан вдруг сотворил то, что категорически не собирался? Или это просто было неизбежно с момента их первой встречи?
Валерия сидела у стола со стороны дивана, на подлокотнике, когда он вошел. Спиной к нему. Она никогда не занимала его кресло, Рус обратил на это внимание еще раньше. По сути, это был ее последний день в его кабинете: ремонт завершили и сегодня помещение уже просто «выветривали», чтобы там можно было нормально находиться.
- Операция нормально прошла? - мельком обернувшись и подняв на него глаза, с улыбкой уточнила Лера, вновь склонившись к каким-то документам.
Казалось, она очень внимательно изучает их содержание. Даже что-то подчеркивала в тексте.
- Нормально...
Руса вдруг накрыло. Какой-то сдвиг сознания. Словно он только в тот момент осознал, что завтра, когда вот так же зайдет сюда - Леры уже не будет в кабинете. И этого аромата арбуза не останется. Только давно приевшийся привкус сигаретного дыма в воздухе. Как раньше, до ее появления...
И даже сам не понял, когда пересек расстояние между ними и уперся руками в стол, наклонившись над Лерой. Сделав то, что так давно хотел, но сам не считал верным. Заперев ее в кольце своего тела, по сути. Уткнулся лицом в волосы, не в силах надышаться этим бесшабашно-веселым ароматом и каким-то неуловимым запахом самой этой женщины. Его лицо, губы на ее волосах... Щекотно, жарко, и такой бушующий взрыв внутри, что воздух вглубь легких протолкнуть трудно.
Валерия замерла, похоже, удивленная его поступком не меньше, чем сам Карецкий ошалел. А сопротивляться собственному желанию - сил уже не имел.
- Я перехожу границу, да? - тихо и хрипло уточнил он, так и не перестав дышать ароматом ее волос.
Внутренней стороной плеч и предплечий, своей грудной клеткой - он ощущал ее тепло и кожу плеч Валерии. Легкую дрожь, которая прошла по ее спине из-за его близости.
Вопрос повис в воздухе на мгновение. После чего Лера откашлялась. Впрочем, не предприняв ни единой попытки встать:
- Я не знаю...
Они оба ощущали повисшее между ними напряженное притяжение, он это очень ясно понимал. И оба знали, что оно не вспыхнуло внезапно в эту секунду. Просто раньше и он, и она держались. А сейчас...
В какой-то момент она дернулась, и он решил, что сейчас все же придется отодвинуться и вернуть Лере личное пространство. Как бы там ни было, и что бы за блажь в голову ни стукнула, Рус не собирался ее ни к чему принуждать. Только пока даже представления не имел, как сейчас с места сдвинется... Однако вместо того, чтобы вывернуться из кольца его тела и рук Лера просто подалась назад, откинувшись спиной на его грудь. И снова замерла. Словно прислушиваясь и к своим, и к его ощущениям от такого плотного контакта.
Воздух толчком вырвался из его горла из-за этого ее движения. Словно от удара.
- Я не хочу, чтобы ты перебиралась в другой кабинет... - голос звучал слишком хрипло, будто бы Рус выкурил несколько сигарет подряд.
- Но я же вечно тебя отвлекаю и создаю неудобства при консультациях, - вроде и рассмеялась Лера, только голос ее был таким же хриплым и тихим. - Да и у главврача должен быть отдельный кабинет. Мало ли, проверка приедет, а тут я песни распеваю... И мой кабинет совсем рядом...
Она говорила все правильно. Он и сам думал об этих аргументах дней пять назад. И курить ему никто мешать не будет. Только...
- Плевать! Я не хочу, чтобы ты перебиралась, - Рус еще немного подался вперед и накрыл своей ладонью ее руки, вцепившиеся в поверхность стола. Сжал в своей пригоршне ее подрагивающие пальцы. - Все правда. Но я не хочу... Даже если сейчас меня можно обвинить в злоупотреблении рабочим положением и домогательстве, - с иронией добавил Руслан.
Лера рассмеялась, только все еще хрипло, словно давилась и воздухом, и самим этим смехом.
- А это домогательство? - она запрокинула голову, встретившись с ним пытливым и немного потерянным взглядом.
Ее волосы проехались по его лицу. И его губы оказались на лбу Леры, прямо над одной из ее бровей.
- Я не знаю, - честно признался Рус, как и она недавно.
Они опять замолчали оба. Можно было наклониться чуть ниже и накрыть ртом ее приоткрытые губы, с которых то и дело срывались короткие хриплые вдохи. Можно было обхватить Леру двумя руками и крепко сжать, дернув на себя. Можно было...
Много чего возможно. И хотелось всего этого настолько, что солнечное сплетение сворачивалось узлом, заставляя судорожно и болезненно сжиматься измученные тренировками мышцы во всем теле.
И Валерия могла привстать, обернуться, обнять его...
Но они просто не двигались, словно прислушиваясь друг к другу, привыкая к этому новому ощущению близкого тепла друг друга, будоражащего и разум, и тела. Не сближались больше, но и не расходились. Он нависал над ней, а Лера оперлась на него спиной. Переплели пальцы, сохраняя почти нераздельный контакт тел, не преступая при этом границ разумного. И дышали запахом друг друга.

Книги автора

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.