Русские из Сибири. Часть первая.

Черкашин Петр

Просмотров: 1335
5.0/5 оценка (1 голос)
Загружена 06.03.15
Русские из Сибири. Часть первая.

Купить книгу

Формат: PDF, TXT
Избранное Удалить
В избранное!

      Чем дальше мы удаляемся от советского периода истории нашего государства, тем заметнее становится разрыв связи времён, что ведёт к потери исторической правды о жизни россиян в далёком прошлом и их великих деяниях и жертвах, которые они принесли во имя процветания России. В романе на основе рассказов очевидцев создана история жизни одной семьи, которая является аналогом  жизни многих тысяч семей русских в Сибири.

Роман”Русские из Сибири” состоит из трёх частей. В первой части романа повествуется о мало известных событиях происходивших на берегах Енисея с середины 19 века до Первой мировой войны. Описываются истории связанные с деятельностью казаков по охране ценных грузов при перевозке их по территории Сибири, участие в разгроме разбойничьих ватаг в бассейне реки Енисей. Изложены действия небольшого отряда Сибирских казаков при подавлении восстания населения Китая против деятельности железной дороги в Маньчжурии.

Во второй части рассказывается об участии следующего поколения сибиряков в Первой мировой войне на Северо-западном фронте и роль, которую сыграл один из героев романа в организации Брусиловского прорыва на Юго-западном фронте в Галиции. Описана судьба двух сибиряков воевавших во Франции. Большой раздел посвящён жизни населения в Сибирской глубинке в период революции и в годы советской власти.

В третьей части изложены мало известные события, произошедшие на полях сражений вФинскую и Великую отечественную войнах, участие в которой приняло следующее поколение сибиряков. Широко освящены бои в приграничной полосе, при обороне на Смоленском направлени, под Москвой ив Сталинграде. Деятельность органов СМЕРШ при разгроме националистического подполья на Украине.

                                         

Часть первая

       Серело. Зарождающийся день насыщал окружающееся пространство слабыми потоками

света, льющегося из-за горизонта, который вытеснял темноту ночи, обнажая бескрайные

таёжные просторы и реку. Река, несла свои воды, по веками промытому руслу, то убыстряя

свой бег в узостях, то вырвавшись на равнину, замедляя движение водного потока. Но было

на пути реки место, где в её русло врезалась скала, вытолкнутая силой природы из недр

земли. В этом месте в результате смещения горной гряды образовалось речное дефиле и поток воды, зажатый в каменном канале, ускорялся и с дикой яростью обрушивался на подножье скалы, пытаясь снести её со своего пути. И были времена, когда у реки были мелкие, частные победы, свидетельством которых являлись небольшие каменные глыбы, выломанные во времена весеннего ледохода, у основания гранитного исполина.

          В низовье реки, под прикрытием скалы, вдоль её левого берега, раскинулась казачья

станица. Типичный для Сибири населенный пункт, со своим церковным приходом, но

имеющий статус центра казачьего воинского формирования и по этой причине видимо  получивший название Атаманово.

          Собственно чисто казаков, находившихся на царской службе, было не более пятидесяти.

Остальные подворья были заняты состоятельными крестьянами, охотниками, наёмными

 работниками богатых казаков. Небольшую часть населения посёлка составляли старатели, которые по первой воде уходили в низовья реки и вели там поиск золота, драгоценных и полудрагоценных камней. Некоторые из них, наиболее удачливые, имели усадьбы, выглядевшие богаче, чем подворья казаков.

          На казачью полусотню, расположенную в Атаманово была возложена функция

обеспечения охраны сотрудников фельдъегерской почтовой связи, обеспечивающих доставку почты, денежных средств, ценных грузов в обширные районы северной части Сибири. В обратном направлении везли золото, пушнину. Некоторые команды находились в разъездах до полугода. Особое место в службе казаков занимала деятельность по поиску и задержанию беглых каторжан из острогов, в изобилии находившихся по  берегам реки, вплоть до тундры. За поимку заключённого полагалась крупное вознаграждение.

          Шел 1908 год. В одном из казачьих подворий, в пристройке для хранения кормов, на

сеновале спала группа мальчишек, старшему из которых Мишке было пятнадцать лет. Это был крепко сбитый, не по годам высокий, широкоплечий подросток, с красивыми чертами лица. Он проснулся от крика соседского петуха, известившего о начале нового дня. Скоро внизу звякнула вёдрами мать, вставшая на утреннюю дойку их бурёнок, вместе  со старшей сестрой Мишки, Зойкой. Внезапно встрепенулся и суматошно заорал их петух, явно запоздав вступить в хор соседских петухов.

          -Вот безответственная птица,- подумал Михаил - ей лишь бы прокукарекать, а рассвет

наступит или не наступит не её дело. Видимо скоро дед выдаст ей предписание для дальнейшего прохождения службы в лапше. Скрипнула лестница и в проёме пола сеновала появилась голова сестры.

         

          -Мишка вставай,- дед сказал, что тебе надо идти на реку и наловить стерлядки, для

ухи,- говорят сегодня к обеду отец приедет.

          -Ладно, сейчас встану.

           От их перешептывания проснулись два младших брата и узнав о том, что старший брат идёт на рыбалку они взахлёб стали рассказывать, что с вечера поставили морды для ловли раков и им край нужно с утра их выпотрошить.

          -Возьми Мишка нас собой!

          -Ладно, пошли! Только возьмите ведро и корзину под рыбу.

Мальчишки, воодушевленные предстоящим походом на реку, почти не касаясь ступенек

лестницы скатились с сеновала на землю и понеслись в сени за ведром и корзиной. Михаил же медленно спустился по лестнице и прошел в кладовую, где хранились снасти для рыбалки. Выбрав удочки, закиды, банку с прикормкой, взял коробку с опарышем и вышел во двор, где его поджидали братья.

          - Ну, что готовы?  Вижу, что всё при вас. Ну, тогда вперёд.

          -Уже подходя к реке, Михаил увидел, что его излюбленное место ловли рыбы уже занято. Приглядевшись, он узнал в рыбаке сына бывшего дьяка  местной церкви. С этим дьяконом у Михаила была целая история, круто изменившая его жизнь. Будучи учеником церковно – приходской школы он демонстрировал не плохие способности в усвоении наук и его как одного из лучших учеников планировали направить для обучения в семинарию. Однако на одном из занятий по закону божьему Мишка задал вопрос дьякону.

          -Как же так получается, бог все может, а позволил простым смертным убить своего сына, значит, нет у него такой силы? – Я бы за своего сына пол земли испепелил.

           Дьяк потерял дар речи. Весь класс замер в испуге. Опомнившись, дьяк схватил Михаила за волосы и выволок  во двор, и там, на глазах у всех жестоко избил его казачьей нагайкой. Бесчувственного Михаила принесли к местному фельдшеру. Фельдшер привёл мальчишку в чувство, промыл раны и перевязал их. Мишка скрипел зубами, но не одной слезинки не мог выдавить из себя, только дикая злоба душила его. Со двора послышался топот копыт, несущихся галопом нескольких лошадей. В фельдшерский пункт ворвался отец Мишки ещё несколько казаков. Переговорив с фельдшером и выслушав рассказ сына о случившемся. Анисим обратил свой взор на атамана. Тот пожал плечами, давая понять, что сделать нечего не может.

          - И что же попы вот так безнаказанно будут калечить наших детей?  Ведь он же

несмышлёныш,- Ты объясни, докажи, а бить то зачем, веру в сознание людей битьём не вобьёшь.

          - Ну, что примешь меры?

          - Анисим успокойся, отпишу я в волость, пускай пришлют  комиссию, разберёмся!

          -Комиссию говоришь - ну, ну.

           Анисим выскочил из комнаты, вскочил в седло лошади и помчался к церкви.

          -Атаман надо остановить его от греха!

           -Атаман обвёл всех тяжёлым взглядом,- а если бы твоего сына так отделали, что бы ты сделал? Ладно, скачите вдогон и постарайтесь не допустить смертоубийства, а то он уж больно горяч.

         А в это время Анисим подскакал к церкви. Спрыгнул с лошади, он привязал её к бревну и перекрестившись,  быстро шагнул за церковную ограду. Навстречу ему, по ступенькам церковного крыльца спускался попик, который воздев руки к небу, вскрикнул: не входи в

церковь, придам анафеме, но получив мощный удар в грудь сел на ступеньку и больно ударившись об неё задним местом, притих.

          Анисим, склонившись над ним,- спросил, где дьяк?

          - Там.

          -Ну, смотри, если по твоему приказу моего Мишку избили до полусмерти, утоплю тебя в этой бочке с дождевой водой и стремительно направился  внутрь церкви.

            У алтаря молился дьяк. Услышав шаги за спиной, он оглянулся и узнал Анисима, отца

Мишки.

          -А я вот за твоего сына у бога прощения прошу!

          -Да, что ты садист, дитя сатаны, ты думаешь, он твой голос услышит? А меня вот услышал и прислал покарать тебя за твои бесчинства по отношению к малолетним. Анисим схватил тщедушного дьяка за шиворот и поволок его к выходу из церкви. Дьяк попытался сопротивляться, но нечеловеческая сила Анисима сломили его физические усилия. Вытащив дьяка из  церкви, Анисим столкнул его с крыльца,- тот упал,- но немедленно был подхвачен казаком, который потащил его за угол здания. Дьяк дико заорал, но получив мощный тычок в лицо, захлебнулся потёкшей из носа крови. Анисим, наклонившись над ним, спросил:

          - А ты никогда не пробовал на своей шкуре удар нагайки?

          - Нет.

          И в туже секунду на него обрушился удар казачьей нагайки.

          - Ну, как,- спросил Анисим вопящего дьяка,- а представь себе, что испытал малец.

          - Пощади, взмолился дьяк!

          - А ты моего Мишку пощадил! – нет, ты получишь всё сполна, чтобы понял, через что

пришлось пройти мальчишке.

            После третьего удара дьяк обмочился, получив следующий удар дьяк, потерял сознание. Пятый удар не дала нанести жена дьяка, ухватив за конец взметнувшейся вверх плети, она вырвала нагайку из руки Анисима. Озверевший Анисим толкнул дьячиху в плечо.

          - Ах ты, сучка, я сейчас за шашкой и порублю вас на куски, дети дьявола.

            Анисим развернулся и быстро направился к лошади, где к седлу была приторочен

шашка. Добравшись до лошади, он выхватил из ножен шашку и поспешил назад, но когда он повернул за угол здания, но там никого не нашёл. Распираемый злобой, Анисим двинулся вдоль стены церкви раздвигая кусты, полагая что его жертвы укрылись них и не найдя там никого вышел на высокий берег реки. С высоты обрыва он увидел, как  жена дьяка грузит его тело в лодку. Увидев Анисима на гребне обрыва, она быстро оттолкнула лодку от берега, села на вёсла и сильными гребками вывела лодку на быстрину. Лёгкое судёнышко, подхваченное потоками воды, стало стремительно удаляться и вскоре исчезло из вида за поворотом реки.

          Вот баба, как это она его спустила с такой высоты - подумал Анисим,- наверно сбросила, решил он и постепенно, успокаиваясь, направился к лошади. Навстречу ему шли казаки, посланные атаманом. Увидев в руках Анисима шашку, его близкий друг Иван, вскрикнул!

          -Анисим ты, что?

          -Да живы они, по реке уплыли в низовье. А как там Михаил?

         - Да дед увёз на бричке домой, вроде отошёл. Только вот поп жалуется атаману за то,

что ты его в грудь ударил,- грозится полицмейстеру жалобу отписать.

          - А, что атаман?

          - А, атаман пугает его тем, что казаки подадут на него жалобу за попустительство своим подчинённым, избивающих детей в церковно-приходской школе и у попа будут более существенные проблемы, чем у тебя. Да и мы за тебя своё слово замолвим.

           И вот эта история между Мишкой и сгинувшем отцом Стёпки была на слуху и свежа в

памяти всей станицы. По этой причине, увидев Мишку, Стёпка инстинктивно сжался, зная,

что Мишка был лучшим кулачным бойцом во всей округе. Кроме того дед обучил его искусству древнерусского рукопашного боя. Стёпка видел, как однажды Мишка, демонстрируя своё искусство рукопашного боя перед казаками на одном из праздников, разбежался, подпрыгнул и неуловимым движением выкинул ноги вперёд, захватил ими противника и одновременно в полёте сделал горизонтальный поворот, от чего тело огромного казака совершило движение как колесо ветреной мельницы. Обалдев, от такого пируэта, казак некоторое время лежал на земле, соображая, что с ним произошло и где его противник. В наступившей тишине все с  изумлением смотрели на Мишку, а атаман даже ущипнул себя на ухо, не веря тому, что увидел.

          -Вот дьявол,- наконец сказал он, завоевал- таки, первый приз, и под одобрительные

 возгласы казаков, вручил Михаилу кинжал старинной работы, этот кинжал по завещанию старого  казака должен был достаться самому молодому бойцу, победившему лучшего бойца, среди взрослых. Мишка увидел, как сжался от страха Степка и еще издалека поприветствовал его, чтобы снять внутреннее напряжение, возникшее у рыбака увидевшего его приближение.

          -Как ловится? – спросил Михаил.

          -Да вроде часто клюёт, неуверенно промямлил Стёпка.                                             

          - Много взял?                                                                                                                    

          -Да есть немного.

          Мишка подтянул тесьму с нанизанной  рыбой и увидел на ней: полдюжины стерлядок,

 крупного сига и пяток, среднего размера хариусов.

          -Богатый улов!

          Стёпка, успокоенный доброжелательным отношением, осмелел и стал давать советы

на какую наживку лучше всего этим утром ловить рыбу. Поблагодарив, за совет Михаил с

братьями пошёл дальше по берегу в поисках подходящего места для рыбной ловли. А Стёпка в конец успокоился, поняв, что о страхах  мести Мишки за обиды, нанесённые ему его отцом можно забыть. А тем временем Мишка подошёл к иве, раскинувшей свои ветви в саженях пятидесяти от того места, где ловил рыбу Степан. За кустом он увидел двух казаков

приготовившихся пропустить по маленькой для укрощения головной боли после вчерашней попойки и рыбалка была от мазкой для их жён, так как не существовала другой причины по которой можно было уйти из дома ранним утром. Михаил забросил выше по течению в воду ёмкость с подкормкой с таким расчётом, чтобы вымытая из неё масса двигалась вниз по течению мимо того места, где он собирался ловить рыбу. Пока Михаил готовил снасти для рыбалки, братья наловили мальков и умчались потрошить морды, которые они установили с вечера в надежде наловить раков. Михаил нанизал мальков на один из закидав и ловко, раскрутив грузило метнул его таким образом, чтобы весь шнур лег напротив течения реки, а сам стал удить рыбу несколькими удочками. Клевало часто и Михаил буквально, за полчаса поймал больше десятка стерлядок, двух приличного размера

сигов и около десятка хариусов. Выбрав из пойманной рыбы три небольших хариуса, две красноперки он нанизал их на крюки второго закида и закинул его несколько в стороне от первого закида и привязал шнур к толстой ветке ивы. Затем он продолжил ужение и выловил еще десятка два приличного размера рыбин. Пойманную мелочь он отпускал. Прикинув объём выловленной рыбы, он решил завершить ужение и вытащить закиды. Да и с восходом солнце клёв закончился. Правда, у Степана, хотя и не часто, но клевало, и он продолжал таскать мелочёвку. Михаил стал вытягивать первый закид, на котором сидели три стерлядки, два небольших сига и крупная щука. Пока он возился с первым закидом, неожиданно резко наклонилась ветвь ивы, к которой был привязан второй закид. Михаил дождался, когда шнур ослабнет, а затем ловко накрутил его на толстую палку и сразу стал тянуть шнур, отходя вместе с ним от уреза воды. Шнур натянулся как струна и над поверхностью водной глади, взметнулось тело огромной рыбины. Пьяницы, увидев это, вскочили и забегали по берегу, не зная, что делать.

          -Глянь,- Мишка царь рыбу заарканил,- орали они.

          Со всех сторон к ним стали бежать люди, а Михаил, тем временем упираясь, в песок

отступал всё дальше и дальше от берега и наконец, он вытащил на мелководье огромного, пуда на два с половиной осетра. Один из подвыпивших казаков, зашёл в воду и ударил осетра по голове. Оглушённый осётр на некоторое время затих, и это позволило Михаилу вытащить рыбину из воды. Он ещё для гарантии оттащил осетра сажени на две  от воды и обессиленный повалился на песок. Подвыпившие казаки подошли рыбе и один из них наклонился над ней и в это время осётр отошел от удара, забился на песке и хвостом нанес удар по одному из них. Все испуганно отскочили от него во все стороны, но Михаил не растерялся и, вскочив ещё                                                                                                                                  дальше, оттащил рыбину от воды. Собравшиеся рыбаки завистливо хвалили Михаила за

умение ловить рыбу. Вскоре подошли братья и со страхом смотрели на огромную рыбину. Михаил немного охладел от нахлынувшей на него радости, приказал бежать им за дедом, чтобы он пригнал лошадь для перевозки, добытой рыбы. Мальцы, оставив ведро с раками, помчались домой, а он стал сворачивать снасти и укладывать пойманную рыбу в корзину. Рыбаки, не много постояв, стали расходится, обсуждая необыкновенное везение Михаила в рыбной ловле.

        В скорости верхом на лошади, подъехал дед. По-молодому, соскочил с коня и восхищённо стал ходить вокруг рыбины и наконец, похвалил Михаила.

         - Сколь живу, такого крупного осетра вижу впервые. Мы с твоим отцом годов этак десять

 назад поймали осетра на полтора пуда, а тут не меньше двух с половиной будет. Ладно, давай грузить.

           Положив осетра на привезённую дедом рогожу, они погрузили его на лошадь, на неё

же пристроили и всю пойманную рыбу, снасти и потихоньку пошли к себе домой. Дед стал

вспоминать о своих подвигах на рыбалке, когда ему было столько же лет, как Михаилу. При

этом явно, приукрашивая и привирая отдельные эпизоды из своей жизни. Мишка понимал,

это, но вежливо молчал, чтобы не обидеть деда. Дед же думал, что раз внук молчит, значит

принимает его рассказ за чистую монету и по этой причине шире разворачивал зону лжи и

обмана. Но, тем не менее вскорости он понял, что зашёл слишком далеко и тактично перевёл разговор на другую тему. Наконец они дошли до своего дома и дед завёл лошадь во двор. Навстречу им вышли все домочадцы, сгоравшие от нетерпения увидеть огромную

рыбину. Дед подвёл лошадь к месту, где они обычно разделывали туши животных и вместе с Михаилом сняли свёрток с рыбой с лошади, положили его на землю и развернули. Присутствующие стали хвалить Михаила за его умение ловить рыбу.

            -Ну, хватит трендеть,- Мишка поставь лошадь в стойло и садись разделывать рыбу на

уху. Михаил взял коня за повод и повёл его под навес. Там он снял с лошади седло и повесил его на крюк, вбитый в стену, затем провёл его на скотный двор, где была устроена конюшня на пять стойл. Поставив коня на своё место, Михаил насыпал ему в кормушку овса и поспешил на помощь деду…

стр.81

           А между тем Ранненкампф, увидев костёр на вершине высоты, повеселел и дал команду зажечь ответный сигнал. Довольный развитием обстановки командующий направился в штабную палатку. Обер-офицер, увидев входящего командующего, заорал -,, Господа офицеры''-

          -Полно тебе голубчик орать как петух, до рассвета ещё далеко, надо быть потише и жестом пригласил всех сесть. Господа завтра в шесть начинаем выдвижение, а в восемь атакуем позиции противника руководствуюсь ранее  разработанным планом.

            Неожиданно  Ранненкамфа  прервал один из присутствующих офицеров.

          -Ваше превосходительство позвольте высказать своё опасение по поводу того, что атаковать имеющимися силами, сидящего в обороне, равного  по численности противника это  просто безумие, итогом которого может быть большие потери.

          -Господа офицеры прошу приступить к выполнению мероприятий согласно отданных мною распоряжений, а вы князь останьтесь. Когда все вышли.

           Генерал, указав на стул,  предложил князю сесть.

          -Я сейчас разговариваю с вами князь, как старший  воинский начальник по двум причинам. Это то, что вы занимаете высокое общественное положение и выпускник военной академии Генерального штаба, которую так же как и вы, я имел честь закончить. А теперь по делу. Вы нарушили правила элементарной офицерской этики, в присутствии подчинённых мне офицеров  усомнится в моей компетентности. Порядочный офицер высказал бы свои сомнения в правильности принимаемых мною решений, приватно, так сказать с глазу на глаз. Как вы заметили, я не отгораживаюсь от общения с офицерами и всегда готов выслушать их советы и если я сочту их полезными, то внедрю для исполнения. Но суть не в этом. Вы меня простите князь вы жертва военного классицизма. Нас в академии учили на примерах прошедшей войны. На наиболее удачных эпизодах, имеющих место  в ходе её ведения. По этой причине нам не привили навыки гибкой оценки складывающейся обстановки и на её основе применять приемы и методы позволяющие поставить противника перед дилеммой ,- если продолжить боевые действия то это верная гибель, а если сдаться в плен появляется гарантия выживания. Вот к этому я и веду свой план боевых действий. Дополнительно прошу обратить ваше внимание на то обстоятельство, что если мы не откажемся от повсеместного применения, закостенелой систему классицизма в военном искусстве и не будем внедрять новые приёмы действиях войск, то нас ждут унизительные поражения в будущем даже от слабого противника. В связи с этим я отстраняю вас от обязанностей заместителя начальника штаба и предлагаю вам завтра по полудню выехать в Аргун с обозом раненых и захваченного имущества, а далее проследовать до Хабаровска в распоряжение командующего. Документы получите утром, я распоряжусь.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.