Самурай правой руки. Безликие. Книга 3

Родионов Михаил

Просмотров: 1346
Категории: Фантастика
5.0/5 оценка (6 голосов)
Загружена 07.11.15
Самурай правой руки. Безликие. Книга 3

Купить книгу

Формат: PDF
Избранное Удалить
В избранное!

            Для выполнения очередного задания группа разведчиков  отправлена в древнюю Японию. Где друзья и враги, верность и  предательство, порядочность и подлость...  Разобраться во всех  этих хитросплетениях, понять и разгадать многогранные тонкости  восточной души предстоит нашим героям.

 

Часть I

Глава 1

               Милагрос была маленьким худеньким ребенком лет восьми. Никто не знал в  точности, сколько ей лет и откуда она родом. Когда-то, лет пять назад, ее нашли  у дороги, где водитель машины остановился, чтобы набрать воды у колодца. Там он  и обнаружил перепуганную грязную девочку, которая пряталась ото всех и вела  себя, как маленькая злая собачонка. Она совершенно не разговаривала и смотрела  на всех глазами, полными страха или ненависти. Чтобы ее поймать, пришлось  обмотать руки старой курткой, так как человек-звереныш кусался и царапался не  меньше, чем дикий зверь.

             Девочку отвезли в первую же попавшуюся по дороге деревушку и там оставили на  въезде, надеясь, что кто-нибудь сжалится и подберет бедняжку. Кто были ее  родители и откуда она родом, так и осталось для всех загадкой.

            Через несколько часов брожения по деревне она оказалась рядом с высоким  забором, за которым грозно рычала собака; однако девочка смело проползла под  досками и направилась прямиком к грозному животному. На удивление хозяина,  который в этот момент находился на пати и пил только что сваренный кофе, собака  не набросилась на ребенка и не растерзала его, как ожидалось. Девочка смело  подошла к миске, из которой кормили собаку, и, поудобнее усевшись на землю,  принялась доставать куски расплывшейся в воде лепешки и небольшие остатки мяса.  Хозяйка тарелки удивленно смотрела на смельчака, который решился так запросто  забрать еду у нее из-под носа. Однако наглость и уверенность ребенка сделали  свое дело.

           Девочка выгребла из железной миски все, что можно было съесть, и только после  этого огляделась по сторонам. Не найдя больше для себя ничего интересного, она  встала, отряхнулась и направилась к небольшому домику, где жила собака. Там она  легла на землю, свернулась калачиком и тут же заснула сном младенца. Собака  встала и подошла поближе к своей новой соседке, обнюхала ее и, посмотрев по  сторонам, зашла к себе в конуру, а девочка так и осталась спать рядом.

          Хозяин огромного, по меркам деревни, дома был очень удивлен поведением своей  собаки. Обычно она просто вырывала металлические цепи, прикрепленные к бетонному  полу, едва только слышала незнакомые шаги рядом с забором, а тут было что-то  совершенно непонятное. Тем не менее, он не стал будить ребенка, так как сам  несколько побаивался подходить к своему огромному и свирепому псу. Вечером он  палкой придвинул чашку, из которой ела собака, поближе к себе и кинул в нее  немного еды. Так же, палкой, отодвинул все это назад к собаке и стал наблюдать,  что будет дальше.

         Собака съела ровно половину и отошла к своей будке, а оттуда вылезла утренняя  заспанная девочка и, придвинув к себе остатки еды, принялась уплетать за обе  щеки все, что так великодушно ей было оставлено. Хозяин удивился еще больше.  Такого он не слышал, чтобы кто-то мог вот так запросто зайти в конуру его  собаки. Эту огромную и свирепую псину знала вся округа. Когда она несколько раз  срывалась с цепи и выбегала на улицу, то вокруг сразу становилось тихо. Все  сидели по домам, и даже собаки переставали лаять. Несколько раз она бросалась на  людей и сильно калечила их.

          Если бы не авторитет хозяина, то ее уже давно бы пристрелили или отравили. Но  все знали, что ее хозяин – очень уважаемый человек, который ведет бизнес с  большими людьми из города, и поэтому ему все прощалось. Он был неглупым  человеком и решил посмотреть, что же дальше выйдет из этой непонятной дружбы  свирепого пса и маленькой девочки. Он не боялся, что у него что-то может  пропасть: вокруг всегда сновали его рабочие, и все двери закрывались на прочные  засовы и замки.

          Утром девочка была на своем месте. Она все так же после завтрака пса подошла  к тарелке и уверенно доела свою половину. Новый день она уже проспала не за  будкой, а в теньке в обнимку со своим новым другом. Так продолжалось около  недели. Девочка уже настолько обжилась, что даже стала изредка отходить от  своего нового места жительства. Она осторожно обходила территорию и сразу же  возвращалась бегом, если кого-нибудь встречала. Ее пробовали подозвать к себе,  но она совершенно не обращала ни на кого внимания.

          Через какое-то время до деревни дошли слухи, что армия проводила в лесах  операцию по уничтожению одного из многочисленных заводов по производству  наркотиков.  В ожесточенной перестрелке погибло много солдат  правительственных войск, а также много людей одного из местных наркобаронов. А  так как на заводе работали жители из близлежащих деревень, то многие из них там  и проживали с семьями. Судя по всему, ребенок был оттуда. А хозяин решил, что не  будет ничего страшного, если он оставит его у себя, к тому же через пару лет это  будет пара бесплатных рабочих рук. Так судьба девочки была решена. Через месяц  она совсем освоилась и даже стала брать еду из рук хозяина дома.

          Ее назвали Милагрос, или просто Милка, и через какое-то время она стала  откликаться на свое новое имя. Спала она, как и прежде, в большой конуре собаки,  и единственное, что поменялось в ее жизни, – это то, что теперь перед конурой  стояли не одна, а две тарелки с едой и одна общая с водой. В дом ее не пускали  по-прежнему и крепко-накрепко запрещали общаться с детьми хозяев. Они были на  пару лет старше Милки, и у них были свои собственные игрушки. Но не это вызывало  восторг у маленькой девочки.

         Во дворе год назад поставили самые настоящие качели, и все дети по очереди  катались на них. Они взлетали к самому небу, раскачиваясь все сильнее и сильнее,  и, чем выше они поднимались в небо, тем сильнее замирало сердце Милки. Она  прижимала свои худенькие ручки к груди и не дышала, боясь нарушить эту идиллию.  По ее мнению, на свете не существовало ничего, что могло бы даже отдаленно  сравниться с удивительным счастьем полета. Ей категорически запретили даже  близко подходить к качелям, и она частенько по ночам осторожно подползала к ним  и трогала их руками – на большее она не могла решиться. Еще у хозяйских детей  была большая мягкая игрушка – старый потрепанный медведь. У него уже не было  одного глаза и задней лапы. Но для Милки он был самым красивым и лучшим из всех  игрушек на свете. Его иногда забывали вечером на крыльце, и тогда Милка могла  погладить его и даже походить с ним по двору, пока никто не видит.

         Сначала она работала на полях – собирала красный перец на плантациях. Но  однажды у нее началась сильная аллергия, и она чуть не задохнулась от острого  запаха. Когда она пришла в себя, хозяин решил, что девчонка уже готова к  настоящей работе, и ее отправили под землю.

Глава 2

         Хозяин Милки был посредником между местными производителями героина и  оптовыми покупателями из Штатов. Для безопасной транспортировки запрещенных  партий товаров был вырыт под землей специальный канал, который проходил под  границей между Мексикой и Штатами. Этот канал бесперебойно работал уже много лет  и считался одним из самых безопасных и надежных.

        Теперь Милку отправили работать в этот подземный коридор. У нее был свой  участок с проложенными рельсами, по которым нужно было толкать небольшую  вагонетку, груженную пакетами с порошком. На следующем участке ее встречал  другой курьер. Они перегружали все к нему, и он отправлялся дальше, до  следующего участника переправки. За ночь она успевала переправить по своему  участку две вагонетки – это была ночная норма, а утром ей давали немного  поспать, а затем она отправлялась на работы во дворе – подметала, следила за  скотиной, таскала воду, продукты и получала свою порцию унижений от всех подряд. 

        Все прекрасно знали, что у нее не было защитников, и поэтому каждый старался  поиздеваться над ней вволю. Каждый считал своим долгом дать ей подзатыльник, а  если повезет, то и пнуть. Она была готова к любому развитию событий и поэтому  частенько уклонялась от ударов и быстро пряталась в конуре собаки, а там она уже  была в полной безопасности. Никто не решался даже близко подойти к грозному  животному, и она, переждав опасный для себя момент, выходила наружу.

        Если днем все издевались и били ее, то ночью под землей она чувствовала себя  хозяйкой. Здесь не было людей, и она спокойно толкала тележку впереди себя по  темному коридору и совершенно не боялась. Фонарь слабо освещал железную дорогу,  а она что-то мурлыкала себе под нос. В темном коридоре ее всегда встречал один и  тот же человек – это был парнишка немного старше нее. Он постоянно кашлял и с  большим трудом управлялся со своей тяжелой поклажей.

       Обратно толкать тележку было одно удовольствие. Она была пустая и легко  катилась, иногда, если посильнее ее растолкать, можно было даже прокатиться пару  метров. В такие моменты Милка чувствовала себя совершенно счастливой. Тележка  казалась ей роскошным средством передвижения, прямо как у хозяина, и она  катилась до тех пор, пока ее самодвижущаяся машина не останавливалась полностью.  Тогда счастье заканчивалось, и ей приходилось вылезать из нее и снова начинать  толкать.

        Воздух под землей был тяжелым и стоялым, но зато там не было мучителей, и она  была готова не выходить на поверхность сутками. Обычно после переправки второй  партии у нее уже еле хватало детских сил дотолкать тележку до контрольной точки.  Милка почти на четвереньках поднималась на свежий воздух. Там она несколько  минут просто лежала на земле и дышала, а затем ползла в конуру спать. У нее было  три-четыре часа на сон. Она сразу же засыпала и просыпалась только тогда, когда  приносили еду для нее и собаки. Однажды она случайно услышала, как сеньор  разговаривал с женой, речь шла о ней:

 - Ты совсем ее загонял уже,  посмотри, во что она превратилась – смотреть страшно. Перед людьми стыдно, если  ее кто увидит…

 - Ничего, пока справляется, пусть хлеб отрабатывает, я  что, ее просто так буду кормить? Ничего с ней не случится.  

- А заболеет  если? Подцепит какую-нибудь заразу и к нам занесет…

 - Ну, если  заболеет, то просто пристрелю во дворе и в лесу закопаю.

 - Хорошо,  только ты приглядывай за ней, а то потом поздно будет, да и выросла уже – вон  сколько ест, как взрослая собака, но от той хоть толк есть какой-то…

 -  Ну, пару лет еще поработает, а потом можно будет в Штаты продать.

 - А  там она кому нужна такая замарашка?

 - А я почем знаю, они всегда детей  скупают, говорят, что, вроде как, на органы их разбирают, или еще куда… Короче,  сами знают, нам до этого дела нет, это уж их проблемы дальше…

            Милка очень испугалась, услышав такой разговор, и больше всего на свете  боялась заболеть, чтобы ее не разобрали на органы… Она даже старалась меньше  есть, чтобы показать сеньорам, какая она выгодная, но продержаться смогла только  три дня – голод заставил ее снова вылизывать из тарелки все, что ей туда  набросали добрые хозяева. Через месяц она немного успокоилась и опять начала  изредка играть со старым плюшевым медведем и осторожно трогать качели.

           Но в ее жизни были и радостные моменты. Как-то осенью взволнованный хозяин  запретил ей спускаться ночью под землю – правительство проводило зачистку этой  местности, и он решил не рисковать. Целых четыре дня Милка спала в конуре и по  ночам гуляла во дворе. Это были самые счастливые дни в ее жизни. На радостях она  даже сумела проволокой открыть замок у своей соседки-собаки, и та носилась  вместе с ней по двору всю ночь. Они играли и веселились до самого утра, а когда  стало светать, то собака послушно проследовала к своей цепи и сама подставила  мощную шею под ошейник.

            А вот дальше уже все было совсем по-другому. Одна из последних выходных ночей  была очень жаркой, и Милка решила лечь спать на свежем воздухе. Она проспала  около трех часов, когда неожиданно ее разбудил сильный удар по лбу. Она мигом  вскочила и, оглядевшись по сторонам, юркнула в собачью конуру. Голова гудела  так, будто в ней работала кузница. Милка осторожно выглянула на улицу и увидела  детей хозяина. Они громко смеялись и тщательно прицеливались в нее большими  осколками кирпичей. Она едва успела уклониться, как один из камней сильно  ударился в стену, где еще долю секунды назад была ее голова. Детям было очень  весело, и они продолжали свое занятие до тех пор, пока сам сеньор не выглянул во  двор, чтобы выяснить, почему собака лает на всю деревню:

 - Вы что тут  устроили, сорванцы?

 - Мы играем с Милкой-замарашкой…

 - Только  не подходите к ней близко, а то испачкаетесь, и мать будет ругаться…

 -  Мы не подходим – просто кидаем в нее, а она прячется от нас, неблагодарная  дрянь…

 - Ну, хорошо, только в собаку не попадите, а то покалечите еще,  а новая-то денег стоит.

 - Хорошо, папа, мы осторожно…

            Милка потрогала огромную шишку на лбу и почувствовала, как у нее закружилась  голова. Сразу же стало тошнить, и она, потеряв сознание, упала на собачью  подстилку. Дети, увидев лежащую жертву, вышли из себя от ярости:

- Папа,  смотри, она целыми днями только и спит, ее даже разбудить мы не можем.

-  Дай-ка, я попробую, – хозяин взял приличный камень и запустил им изо всех сил в  спящую принцессу.  Камень попал ей по ноге, но она совершенно не  отреагировала, хотя было заметно, что удар был очень сильным.  

- Может,  она умерла?

 - С чего бы это?

 - Наверное, наелась чего-нибудь…  Она вечно все ест, еще и у собаки отбирает.

 - И как же ее теперь  доставать оттуда? Она же вонять теперь будет. От живой-то сколько хлопот было, а  теперь еще и мертвая будет здесь нам мешать…

 - Нужно будет собаку  убрать и выкинуть замарашку из будки…

 - А кто собаку уберет? Она никого  не подпускает к себе…

             Пока они обсуждали, как достать тело Милки, та стала потихоньку приходить в  себя. Сначала она пошевелила рукой, затем головой. Ее движения сразу же были  замечены, и все вздохнули с облегчением, что не нужно теперь тратить время на  хлопоты с трупом. Милка обтерла лицо от крови и, увидев, что никто больше не  кидает камни, вылезла из будки, но на ноги встать не смогла: нога сильно опухла  и посинела от хозяйского камня. От одной только мысли, что теперь ее точно  отправят в страшные Штаты и всю разберут, у нее снова закружилась голова, и она  опять провалилась в глубокий обморок. Перепуганные дети снова принялись звать  отца:

 - Папа, смотри, она снова умерла…

 - Да что такое с ней  сегодня? Я не собираюсь нянчиться с больной, проще вышвырнуть ее за забор и  пусть живет, как знает, – у нас не приют для больных и голодных…

             Милка открыла глаза и попыталась понять, где она находится. Через некоторое  время она обвела всех осознанным взглядом и поползла в тень. Некоторое время на  нее не обращали никакого внимания – все ждали, чем закончится ее борьба между  жизнью и смертью. Если бы в этот день нужно было выходить на работы под землю,  то ее, скорее всего, просто прибили бы в сарае и выбросили в лесу, а на ее место  взяли кого-нибудь из деревни.

            Но сегодня работ не было, и у нее появилось немного времени, чтобы прийти в  себя. Целый день она не могла даже привстать: сильно кружилась голова, а из раны  на лбу постоянно сочилась кровь. Нога посинела и опухла еще сильнее. Когда  стемнело, Милка доползла до тарелки с водой и выпила все, что там находилось.  После этого ей стало немного лучше, и она смогла привести мысли в относительный  порядок.

            Когда в голове слегка прояснилось, она огляделась по сторонам. На глаза ей  попался старый сарай, в котором были навалены старые вещи, выброшенные из дома.  Милка долго смотрела на него и совершенно неожиданно для себя поползла на  четвереньках к приоткрытой двери. Этот сарай никогда не запирался, так как там  не было ничего ценного, и деревянная дверь едва держалась на петлях, готовая  свалиться от любого дуновения ветерка. Милка проползла в щель от перекошенной  двери и стала тщательно высматривать непонятно что. Она и сама не понимала, что  делает и что ищет, но прекрасно осознавала, что если увидит то, что ей так  нужно, то сразу же узнает это и поймет, для чего это ей так необходимо.

           Ее ожидания оправдались через пару минут. Она остановилась у небольшой бочки,  которая была наполнена короткими рейками. Милка выбрала две подходящие, по ее  мнению, сняла со своей курточки пояс и, приложив рейки к больной ноге, крепко  перетянула их поясом, смастерив таким образом своеобразную шину. Затем выползла  во двор и принялась наощупь в полной темноте перебирать руками сорную траву,  растущую вдоль забора. Через некоторое время она нашла именно то, что искала и,  нарвав немного листьев, тщательно их пережевала и приложила получившуюся кашицу  на рану на лбу. Эту процедуру она провела несколько раз за ночь, и к утру ей  стало уже значительно лучше. Когда тошнота становилась совсем уж невмоготу,  Милка, опять совершенно неожиданно для себя, ложилась на левый бок, вытягивала  левую руку, а правую прикладывала к сердцу, и через некоторое время тошнота  полностью уходила.

           Когда стало светать, она спряталась в будке и целый день не выходила оттуда.  Следующей ночью ей удалось немного попить и поесть, и к утру она уже полностью  контролировала свое тело. Голова не болела и не кружилась, тошноты не было,  кровь на лбу запеклась и перестала сочиться, а небольшой костыль, сделанный в  сарае из подручных досок, позволял уже кое-как передвигаться. Она совершенно не  понимала, откуда у нее могли возникнуть познания в области медицины – все это  всплыло откуда-то изнутри в самый необходимый момент и, возможно, спасло ей  жизнь.

           По истечении двух дней, вечером, на крыльцо вышел хозяин и внимательно  осмотрел двор – он искал Милку. Она, завидев его, выползла из собачьей конуры и  встала, стараясь сделать совершенно здоровый вид. Хозяин скептически осмотрел ее  и чуть слышно произнес:

 - Работать сможешь?

 - Смогу, –  пропищала Милка и для пущей убежденности сделала несколько шагов, почти не  опираясь на костыль.

 - Если две ходки за ночь не сделаешь, то мне  придется нанять другого человека.

 - Я все сделаю, не волнуйтесь, у меня  уже ничегошеньки не болит совсем…  

- Смотри у меня, не посмотрю, что ты  давно здесь живешь – выброшу, как собачонку, на улицу.

 - Я буду еще  лучше работать, только, пожалуйста, не выгоняйте меня на улицу…

 -  Ладно, там видно будет. Сегодня вечером пойдешь под землю… и чтобы работала, как  и раньше, а то там тебя и закопаю…

 - Да, сеньор…

            Хозяин зашел в дом, а Милка с тихим стоном опустилась на землю. Нога болела  так, что казалось, что вместо нее торчит раскаленная докрасна кочерга. О том,  чтобы работать, не могло быть и речи, но у Милки было около часа, чтобы найти  выход из сложившейся ситуации. То, что ее закопают или продадут в Штаты, если не  выполнить план, она нисколько не сомневалась. Ей самой приходилось пару раз рыть  могилы в лесу для людей, которых она видела еще два часа назад живыми и  здоровыми, и угрозы хозяина были весьма убедительны.

           Милка сидела рядом с огромной собакой и пыталась хоть как-то отвлечься от  дикой боли в ноге, мысли не слушались и роились в голове в совершенном  беспорядке. «Так, главное – успокоиться. Из любой, даже самой критической  ситуации всегда есть, как минимум, два выхода. Просто нужно их найти».   Милка собрала в кулак всю оставшуюся у нее волю и попыталась заставить мысли  работать в одном направлении. «Работать я все равно не смогу, поэтому нужно  бежать – это первый выход. Опасно? Опасно, но зато есть шанс остаться в живых.  Второй выход – это… второй выход – это… Какой же второй выход-то? А второй выход  – это заставить работать кого-нибудь вместо себя». От этой мысли ей самой стало  невероятно смешно, и она даже тихонько захихикала над своей глупостью. На данной  фазенде, да и во всей деревне, она была самым беззащитным и угнетаемым  человеком, и о том, чтобы кто-то поработал вместо нее, не могло быть и речи. Но  тем не менее оба выхода были найдены, и теперь оставалось выбрать из них самый  подходящий.

          Она тщательно обдумывала и перебирала всевозможные варианты, но в голову  ничего достойного не приходило. Когда время было почти на исходе, ее вдруг  осенило: «Как же это я сразу-то не догадалась?» Решение было у нее под боком, а  она его не видела. Это был очень опасный и рискованный вариант, но зато он в  случае успеха мог улучшить и облегчить ее жизнь не только на сегодняшний день,  но и на все остальные.

         Милка, чтобы не тревожить больную ногу, на руках и одной коленке доползла до  хлева, где держали скотину. Там, под двадцатисантиметровым слоем навоза,  находился люк, под которым скрывался спуск в подземный коридор. Каждый вечер она  разгребала этот проход, а утром снова закидывала, поэтому найти его было  практически невозможно. 

       Милка заранее очистила себе дорогу вниз и осторожно спустилась в душную  темноту. С большим трудом пройдя метров пятьдесят, она наткнулась на свою пустую  тележку. Подземный курьер с товаром еще не дошел до ее участка, и она, усевшись  поудобнее, принялась ждать доставку. Минут через тридцать-сорок послышалось  тяжелое дыхание и легкий скрип железных колес. Вдали показался слабый, еле  заметный свет от керосиновой лампы. Курьер был точен – ровно в назначенное время  он уже был на месте где стояла отметина, обозначавшая, что его территория  закончилась, и теперь помогал Милке перегружать товар в ее тележку. После того  как они управились, он пустился в обратный путь за новой партией. Милка  подождала, пока он удалится, усиленно делая вид, что пересчитывает белые пакеты  и аккуратно их раскладывает, чтобы они не упали во время транспортировки, и  когда курьер был уже на довольно-таки приличном расстоянии, преспокойно  развернулась и пошла обратно к выходу наверх.

            Она не торопилась и была совершенно спокойна. Ее взгляд излучал уверенность в  своих силах и действиях. Если бы кто-нибудь смог ее увидеть такой, то наверняка  не узнал бы в этом решительном и уверенном в себе человеке заморыша Милку. Она  осторожно поднялась наверх и тщательно огляделась. Во дворе жена хозяина  загоняла в дом загулявших детей. Те капризничали и не хотели идти ужинать.  Вскоре все стихло, и Милка осторожно пробралась в будку. Там она улеглась на  старой подстилке, положив голову на собаку, и крепко заснула. Спала она пару  часов, а когда проснулась, то почувствовала себя намного  лучше.   Обратной дороги у нее уже не было, и теперь нужно было  выполнять в точности тот план, который у нее родился вечером. На улице стояла  кромешная тьма и такая же пугающая тишина. Ни один листочек на деревьях не  шевелился, ни одна травинка не шелохнулась, когда Милка осторожно вышла из  своего убежища. Она деловито огляделась по сторонам и, удостоверившись в своей  полной безнаказанности на данный момент, стала отвязывать огромную собаку. Та  сначала решила, что они пойдут играть, и стала весело прыгать вокруг своей  маленькой подруги, но у Милки на сегодняшнюю ночь на нее были совершенно другие  планы. Она крепко взяла собаку за большой ошейник и повела в хлев к зияющей в  полу дыре. Собака долго не могла понять, что от нее хотят, и Милке пришлось  буквально силой столкнуть ее в этот черный проем. Затем туда же спустилась и она  сама. Собаке сначала было немного не по себе в незнакомом месте, но через  несколько минут она полностью освоилась, и теперь с ней можно было делать все,  что душе угодно. Милка крепко привязала ее к тележке, уселась сверху товара и  тихонько дала команду: «Давай, иди вперед…»

             Собака категорически отказалась выполнять не свойственную ей задачу, чем  несколько озадачила свою хозяйку. Прошло полчаса, а они так и не смогли  договориться. Собака ни в какую не хотела тащить тележку, а времени наверстать  упущенное уже не оставалось. Милка в любом случае не успела бы сделать две ходки  до рассвета. Нужно было придумывать новый план, причем срочно. Был еще один  вариант, правда, совсем слабый, но он все-таки давал некую надежду, что она еще  поживет немного. Можно было без груза пройти до следующего курьера и попытаться  уговорить его помочь ей дотащить груз до его участка. Такого еще никогда не  было, но другого выхода на данный момент у нее просто не существовало.

           Она взяла лампу и, осторожно опираясь на костыль, побрела вдоль темного  бесконечного коридора вперед. Каково же было ее удивление, когда она услышала  сзади себя звук двигающейся тележки. Собака совсем не хотела оставаться одна в  этом страшном месте и устремилась за Милкой. Она быстро догнала свою хозяйку, и  теперь они шли рядом друг с другом. Милка могла облокотиться на тележку, снимая  всякую нагрузку с больной ноги. Со временем она уже иногда просто повисала на  краях и проезжала некоторое расстояние. Скорость, с которой они передвигались  под землей, была в несколько раз быстрее обычной. Одна человеческая сила  совершенно не могла сравниться с одной собачьей, и к пункту прибытия они  добрались значительно раньше.

          Чтобы никто не задавал лишних вопросов, Милка, немного не доезжая до  перевалочного пункта, отвязала собаку и прицепила ее к рельсам, строго-настрого  запретив издавать какие-либо звуки. Собака глядела умными понимающими глазами на  маленькую девочку и готова была выполнить любое ее приказание. Милка с огромным  трудом дотолкала тележку в назначенное место. Курьер был уже здесь. Они  перегрузили товар к нему и разъехались в разные стороны. Милка дождалась, как и  в первый раз, когда он отъедет подальше, и спокойно привела своего  помощника.

           Пустая тележка весело летела в обратный путь. Собака почувствовала, что они  возвращаются, и мчалась вперед. А Милка сидела в тележке, и у нее захватывало  дух от этой сумасшедшей гонки. Что-то ей напоминала эта бешеная скачка. У нее  было такое чувство, что это уже где-то было, что она уже испытывала эти новые  для себя ощущения.

           Вторая ходка прошла точно так же, как и первая, словно под копирку. Когда они  вернулись во второй раз с пустой тележкой, на улице было еще темно, а Милка  совсем не устала. Теперь оставался еще один завершающий этап ее плана. Нужно  было как-то вытащить собаку из этого подземного мира. Милка поставила два ящика  один на другой, а сверху на них приспособила небольшую лестницу, но собака, даже  не взглянув на грандиозное сооружение, сделанное Милкой, в один прыжок  перемахнула через все эти постройки и очутилась наверху. Милке не оставалось  ничего, кроме как привязать ее к будке и закидать навозом спуск вниз. После  этого она отправилась спать после трудовой ночи и проснулась, когда услышала,  как один из рабочих двигал палкой две тарелки с едой – одну для нее, а вторую –  для собаки. Следующей ночью все повторилось. Собака перевезла весь груз, а Милка  почти полночи проспала. Жизнь потихоньку начала налаживаться.

           Дела у хозяина, судя по всему, шли не очень хорошо. Чтобы как-то  компенсировать только ему одному известные убытки, он взялся доставлять груз  теперь уже и из Штатов. Если раньше Милке приходилось таскать товар лишь в одну  сторону, то теперь она уже возвращалась с полной тележкой уже другого вида  товара. Но это ее теперь мало волновало. Собаке было все равно – таскать полную  тележку или пустую. Животное обладало огромной силой и совершенно не замечало  степень загруженности.

           От нечего делать Милка однажды ночью открыла деревянный ящик, который везла в  обратную сторону и заглянула внутрь. «Автомат Калашникова, укороченный. Калибр –  семь шестьдесят два. Магазин на тридцать патронов – китайская подделка…» – она  опять сильно удивилась своим мыслям. Ее мозг выдал полный расклад по данному  виду оружия, хотя она точно знала, что никогда в жизни не видела и тем более не  держала в руках автомат. Ей хватило одного взгляда, чтобы определить,  оригинальный это образец или подделка.

            Милка не на шутку перепугалась. Последнее время ее стали одолевать непонятные  мысли и воспоминания. Ей было не больше восьми лет, а мыслей было, как у  взрослого человека. Она могла неожиданно проснуться ночью и ни с того, ни с сего  умножить в уме двести шестнадцать на сто двадцать семь и безошибочно дать ответ.  В школе она никогда не училась и не могла ни писать, ни читать, но когда на днях  хозяин сидел с толстым журналом в руках на веранде, Милка неожиданно для себя  прочла название журнала – «Плейбой». Когда к хозяину приезжали люди из города,  то он разговаривал с ними с помощью переводчика; однако Милка, сидя в конуре,  прекрасно всех слышала и понимала, о чем они говорят, и даже несколько раз  отметила про себя, что переводчик неправильно объясняется. Что с ней творилось,  было для нее сплошной  загадкой.                                                               

            Единственными друзьями у нее по-прежнему были собака и маленькая кукла,  сделанная из соломы. У куклы не было лица, но зато она всегда ждала ее и, как  казалось Милке, очень радовалась ее возвращению. Иногда Милка приносила ей  какую-нибудь обновку – сделанную из травы юбочку или шляпку, и они вместе  радовались новым нарядам. Нога потихоньку стала заживать и теперь уже не  приносила столько мучений.

           Однажды вечером Милка услышала непонятный шум в доме хозяина. Она осторожно  выглянула и внимательно осмотрела двор – все было, как всегда, но из дома  доносилась громкая музыка и радостные крики детей. Милка, тщательно маскируясь,  пробралась через двор и осторожно заглянула в распахнутое окно. То, что она  увидела, заставило ее замереть на месте от восторга: в столовой стоял огромный  стол, заставленный всякой едой, а вокруг него прыгали и веселились нарядные  дети. Мальчики были в белоснежных рубашках, а девочки – в восхитительных  платьицах. На них можно было смотреть часами. Милка застыла на месте от  переполнявшей ее радости. Но вдруг один из гостей заметил в окне взъерошенные  волосы на голове непрошеной гостьи и, указав на нее, громко закричал:  

-  Ой, смотрите, а это кто?

 - Где, где?

 - Вон, в окне торчит  пугало с огорода…

             Все весело засмеялись, а один мальчик подскочил к столу, схватил большое  яблоко и со всего маху запустил им в Милку. Но не тут-то было. Милка всегда была  готова к опасности и, ловко увернувшись от пролетевшего в сантиметре от нее  предмета, все так же торчала в окне. Детей такой расклад, судя по всему, никак  не устраивал. Пример был подан, и они все бросились к праздничному столу. Через  секунду в Милку полетели бананы, апельсины, пироги и еще много всего-всего  вкусного.  Через минуту весь двор уже был усыпан различными кушаньями, и  Милка исчезла. Ей понадобилось несколько заходов, чтобы собрать все, что  накидали дети, и перенести это в конуру. Нарядные дети выскочили во двор, чтобы  продолжить травлю, но Милка находилась на территории собаки, куда никто из них  зайти не решался, поэтому они какое-то время еще постояли во дворе, а   затем  вернулись на свою вечеринку.

            Сегодня у Милки и собаки был праздничный обед. Еды было столько, что ее могло  бы хватить и на несколько дней, но собака в один миг проглотила весь остаток  продуктов. Спать они ложились уже без запасов, но зато с полными желудками. На  утро у них еще оставались фрукты, которые собака великодушно оставила для Милки. 

             Девочка лежала на грязной подстилке и смотрела в потолок будки. Во рту у нее  была сладкая конфета, и она сосала ее, блаженно жмурясь от удовольствия. Будь ее  воля, она целыми днями только и делала бы, что ела конфеты. Эта конфета была уже  второй в ее жизни. Первый раз она попробовала лакомство несколько лет назад,  когда один из рабочих нес пакеты с продуктами на кухню и, запнувшись о порог,  рассыпал часть сладостей. Милка бросилась ему помогать и тихонько спрятала одну  круглую конфету за бидон с водой. Вместо благодарности за помощь рабочий отвесил  ей сильный подзатыльник, но Милка была не в обиде. Поздним вечером она незаметно  прокралась к заветному месту и достала свое сокровище. Девочка лежала рядом с  будкой, смотрела на звезды и при этом ела ту самую конфету, вкус и аромат  которой еще много дней преследовал ее и заставлял с надеждой вглядываться в  каждого, кто имел хоть какое-то отношение к кухне – может быть, небеса сжалятся,  и кто-нибудь споткнется еще хотя бы один разочек…

            Вернувшись после ночной работы, Милка легла спать, но уже через пару часов ее  разбудили крики во дворе. Она выглянула и опять обомлела от удивления: дети  хозяев во дворе катались на настоящем велосипеде. Он был блестящим и с круглыми  колесами, которые сверкали на солнце тоненькими спицами и приковывали взгляд так  сильно, что от этого зрелища совершенно невозможно было оторваться. Милка  зачарованно смотрела на веселящихся детей и тут же пообещала себе, что если  велосипед когда-нибудь оставят во дворе, то она обязательно до него дотронется,  как дотрагивается иногда до качелей. Покачаться на качелях она так ни разу и не  решилась, но зато она могла себе позволить их иногда трогать.

             Ночью, пред тем как спуститься под землю, Милка была в непонятном волнении,  она не находила себе места, и если раньше в это время она могла себе позволить  немного поспать, то теперь ворочалась с боку на бок и никак не могла  успокоиться. В доме уже давно спали, на улице стояла полная тишина. Милка  выползла из конуры и, оглядевшись, вышла на середину двора. Ноги сами несли ее к  огромной железной двери дома. По пути она подобрала какую-то проволочку и пару  тоненьких палочек. Для чего все это ей было нужно, она совершенно не знала –  голова, руки и ноги работали сами по себе, помимо ее воли. Осторожно добравшись  до тяжелой двери, она еще раз оглянулась и, убедившись, что за ней никто не  наблюдает, просунула проволочку в замочную скважину и в мгновение ока вскрыла  сложный механизм. Дверь приоткрылась, и она прошмыгнула внутрь. Милка положила  деревянные палочки на порожек, чтобы дверь случайно не захлопнулась, и прикрыла  ее. Затем она осторожно стала пробираться по темным большим комнатам и  коридорам.

             Ей ни разу не доводилось бывать в этом доме, да и вообще в домах, но она  прекрасно ориентировалась и, казалось, могла с закрытыми глазами пройти в любой  конец жилища. Милка не знала, куда она идет и зачем. Ноги все так же несли ее в  каком-то направлении, и она сейчас напоминала крадущуюся кошку на охоте. Впереди  замаячила еще одна дверь, но и с ней она справилась с такой же легкостью, как и  в первый раз.    

            Войдя в помещение, она увидела разные полки, столы, коробки и еще много чего,  но ее внимание сразу же привлекли разноцветные шуршащие пакетики – это были  конфеты и различные сладости. Милка осторожно вскрыла пару коробок и достала  несколько упаковок печенья и конфет, а затем аккуратно все запечатала. Теперь  никто и никогда не смог бы догадаться, что кто-то уже лазил в этих ящиках. По  дороге назад Милка прихватила с кухни несколько кусков жареной курицы и две  бутылки кока-колы, все это были остатки ужина хозяев. Руки у нее теперь были  полностью заняты продуктами, и она незаметно сумела выскользнуть из дома,  предварительно убрав все свои нехитрые приспособления и плотно закрыв за собой  дверь. Курица досталась собаке, а Милка всю подземную дорогу лопала конфеты,  чипсы и запивала сладкой кока-колой. Такие вылазки она теперь стала делать  каждую ночь. Ей удавалось так хорошо маскировать следы своего ночного пребывания  в доме, что ни у кого даже мысли не могло возникнуть, что по ночам здесь  хозяйничает Милка-замарашка.

             С каждым днем она становилась увереннее и сильнее. Если раньше она очень  боялась людей и их грубости, то теперь иногда можно было заметить, как она  прищуривает глаза и сжимает свои маленькие кулачки. Теперь уже редко кому  удавалось дать ей подзатыльник – она всегда была настороже, и застать врасплох  ее было уже совершенно невозможно. К тому же люди в доме стали замечать  странные вещи – стоило только кому-нибудь из них обидеть Милку, как в их жизни  сразу же начинали случаться разные неприятности. Водитель хозяина как-то от  нечего делать пнул ногой тарелку, из которой всегда пила Милка, и та на целый  день осталась без воды. На следующий день ему нужно было съездить по важным  делам хозяина в соседнюю деревню, но по пути у него что-то сломалось в  двигателе, и он почти сутки проторчал один в поле на жаре, без еды и воды.  Кухарка как-то забыла накормить Милку и собаку, так вечером у нее неожиданно  оборвалась веревка в колодце, и ей самой пришлось лезть в глубокую яму, чтобы  достать ведро и все исправить, иначе ей сильно попало бы с утра от хозяев.  Соседский мальчишка кинул в Милку камнем, а ночью у него во дворе отвязалась  злая собака, которая цапнула его за ногу, когда тот утром вышел во двор… Теперь  люди старались лишний раз не доставать Милку и не нагружать ее лишней  работой.

             В ее обязанности по-прежнему входила работа под землей и вечерняя уборка  двора. А так как ночная смена у нее проходила в облегченном варианте, за счет  помощи собаки, то вскоре Милка зажила, по ее мнению, просто замечательно. Весь  ее подземный путь был усыпан фантиками от конфет и пакетиками от чипсов и  различного печенья. Она не отказывала себе ни в чем, и чувство голода уже было  забыто давно и навсегда. В ее голове проносились какие-то обрывки непонятных  воспоминаний и переживаний – вот она прыгает с парашютом в джунглях, а через  секунду уже поднимается на поверхность в подводной лодке. Вот управляет  самолетом, а вот зашивает рану на ноге… Воспоминаний было много, и она  относилась теперь к ним, как к сновидениям. Уже было непонятно, что  действительно ей приснилось, а что выплыло из глубин подсознания. Изредка перед  глазами всплывали какие-то лица. Некоторые были очень знакомыми и близкими, а  некоторые отвратительными и  отталкивающими.                        

 

Глава 3

             Однажды в деревню приехал большой яркий фургон – это происходило раз в год,  торговцы из города привозили нереализованный товар и продавали деревенским  жителям все за полцены. Обычно к такому фургону невозможно было подойти. Все  старались приобрести себе какую-нибудь обновку за небольшую плату, и в этот день  в деревне всегда был негласный праздник. Хозяйка, выйдя во двор и не найдя  никого, кто попался бы ей на глаза, громко крикнула:

 - Милка, ты где?  Спишь, небось, опять? Вечно лодырничаешь, сидишь на нашей шее…

 - Я не  сплю, сеньора – я причесывала собаку, чтобы вам не было стыдно перед вашими  гостями из-за нее…

 - Чего ты там несешь? Кого еще ты там причесываешь?  Собирайся, мы идем за покупками… Не мне же тащить все это на себе, и умойся,  вон, в корыте еще вода осталась…

 - Конечно, сеньора… Я мигом…

            Милка выскочила из конуры и бросилась через весь двор к большому корыту с  водой. Там она быстро умылась и утерлась своим еле прикрывающим тело  платьицем:

 - Я готова…

             Хозяйка скептически оглядела свою помощницу:

 - Одна стыдоба, сколько  тебе ни давай одежды – ты все грязная и дырявая… Вот это платье когда тебе дали? 

 - Три года назад, сеньора…

 - И ты за три года его превратила  в лохмотья? Больше ничего не получишь от меня, если не умеешь к вещам бережно  относиться. Я не собираюсь каждые три года тебе гардероб обновлять…

 -  Да, сеньора…

            Они вышли со двора и пошли в сторону большой площади, где уже громко играла  музыка и собралась почти вся деревня. Милка плелась позади своей хозяйки и  удивленно оглядывалась по сторонам. Последний раз она была на улице днем около  пяти лет назад, еще совсем ребенком, и теперь ей все было интересно. Ночью здесь  выглядело все по-другому. При солнечном свете яркие краски на домах и заборах  играли совершенно не так, как ночью, и торжественно одетые люди вокруг придавали  всему вокруг некую праздничную атмосферу.

            Помимо распродаж одежды, с фургоном приехал и небольшой цирк, чтобы привлечь  как можно больше людей. Здесь были карусельки и фокусники, ларьки со  всевозможными лакомствами и игрушками. Дети катались на ярко раскрашенных  лодочках и весело визжали от восторга. Милка не могла оторвать глаз от такого  счастья. Ей казалось, что она может отдать все, что у нее есть, только бы хоть  один разочек прокатиться вместе с радостно орущими детьми. Но это было из  области фантастики.

            Ее хозяйка уже находилась рядом с одним из павильонов с одеждой и вовсю  торговалась из-за какой-то длинной юбки. Наконец, продавец сдался и отдал почти  за бесценок свой товар, лишь бы побыстрее отделаться от навязчивой деревенской  покупательницы. Он положил юбку в пластиковый пакет и, протягивая хозяйке,  произнес:

 - Носите долго. У такой женщины, как вы, обязательно должна  быть именно такая юбка.  

- Спасибо…

 - Сеньора, я хотел бы у вас  спросить…

 - Слушаю вас…

 - Вы не знаете, случайно, где здесь  можно набрать свежей воды? Нам до вечера здесь на солнце стоять, а вода уже  почти вся закончилась в грузовиках…

 - Ну, если вы мне сделаете скидку  вон на ту блузку, то вам принесут воды столько, сколько вам  необходимо.

 - С вами иметь дело – одно удовольствие.

             Они поговорили еще несколько минут, после чего хозяйка послала Милку, чтобы  та натаскала нужное количество воды для приезжих. Милка была счастлива… Ей  удалось на законных основаниях находиться на улице и глазеть на разноцветные  карусели. Она сломя голову понеслась домой и, вбежав во двор, стала взглядом  разыскивать ведро. Выбрав посудину поменьше, она наполнила ее водой из колодца и  потащила на площадь. Хозяйка была все еще там. У нее уже был довольно большого  размера пакет в руках, и она останавливалась у каждого ларька. Милка осторожно  протянула воду продавцу, но тот замотал головой:

 - Неси воду к  грузовикам. Видишь, вон стоят?

 - Да, сеньор… – пискнула Милка и  потащила свое ведерко к огромным машинам. Она медленно шла между грузовиками и  внимательно осматривала все, что попадалось ей на глаза. Не зная, куда дальше  нести воду, она подошла к группе шоферов, которые собрались возле одной из машин  и что-то бурно обсуждали:

 - Да нет, я проверял, говорю же…

 -  Может, сразу блок заменить?

 - Где ты его здесь возьмешь? До сервиса  сутки добираться…

 - Ну, я тогда не знаю, что еще может быть…

            Милка немного постояла рядом с измазанными водителями и послушала их  разговор. Один из них все время находился в кабине и пытался завести мотор, а  остальные гадали, какие неполадки могли закрасться в работу двигателя. Милку  никто не замечал, и она могла спокойно отдыхать рядом со своим ведром.  Неожиданно для себя, она вдруг ясно увидела в голове всю схему двигателя и  принцип его работы. Сразу же всплыли возможные неполадки и пути их устранения.  Милка уверенно подошла к мужчинам и, осторожно потянув одного из них за руку,  тихонько пропищала:

 - Сеньор, простите мне мою наглость, что я влезаю в  ваш разговор, но у вас неполадки в свечах – нужно их заменить, и все заработает,  а остальные запчасти работают очень хорошо, и их не нужно трогать…

 - Ты  кто, девочка?

 - Я воду вам принесла, мне хозяйка сказала, а ей сказал  продавец, который продал ей юбку, которая на самом деле уже не модная и мала ей  по размеру, а она ее купила и теперь положит в огромный ящик и никогда не  наденет – она всегда так делает…

            Эта длинная речь рассмешила молодых мужчин,  и они даже не успели рассердиться, что какая-то шмакодявка пытается давать им  советы. Насмеявшись вволю, один из них произнес:

 - Ты, конечно, хорошая  девочка, только свечи мы уже поменяли на новые, а двигатель все равно не  заводится… вот свеча у меня еще в кармане лежит старая… Подожди, а где старая  свеча… Не понял… Мы же поменяли на новую, а новая вот она…

 - Ну-ка, дай посмотрю…  Ну, так и есть… Когда свечи меняли, то опять старую поставили, а новую ты в  карман убрал. Что, некому было проверить?

            Они быстро поменяли свечу, и  машина, грозно рыкнув, завелась и выдала кучу грязного черного дыма…

 -  Ну, ты, прям, молодец. А откуда ты про двигатели знаешь или просто так  сказала?  

- Не знаю, просто подумала, что свечи нужно  заменить…

 - А мой двигатель можешь послушать? Что-то он работает как-то  с перебоями…

 - Давайте, заводите…

             Милка прислушалась к работе машины  и многозначительно произнесла:  

- Вам бензонасос нужно прочистить. Там  фильтр есть такой, ну, в карбюраторе…

             Она оказалась права. Через несколько  минут машина работала как новенькая, а весть о чудо-ребенке, который на слух  может определить любую неполадку в двигателе, разнеслась среди водителей. Все  пришли посмотреть на нее. Один из водителей в сутолоке опрокинул ведерко с  водой, и Милка вскинула руки:

 - Ой, вода пролилась, теперь хозяйка меня  прибьет…

 - Ничего она тебе не сделает, сейчас привезем воды столько,  что хватит на бассейн, не переживай… А ты, значит, у хозяйки живешь?  -  Да…

 - А где твои родители?

 - Нет у меня никого. Вот только  хозяин и хозяйка, но зато у них есть собака, и мы с ней дружим…

 - Ясно…  Вот что, пойдем-ка со мной сходим вон в тот магазинчик.  

- А зачем? Воды  у меня все равно ведь нет…

 - Да забудь ты про свою воду…

             Они подошли к одному из павильонов, и водитель громко крикнул  хозяину:  

- Ты где там прячешься? Выйди к нам…

 - Ну, чего тебе?  Жара такая, что лишний раз не хочется носа на улицу высовывать.

 -  Посмотри, у тебя на эту девочку есть одежонка поприличнее  какая-нибудь?

 - Найдем… Ботинки тоже нужны?

 - Да, все, что  нужно, давай тащи…

 - Расплачиваться будешь наличными или  карточкой?

 - Расплачиваться? Ты что, совсем обнаглел? Ты мне сейчас ее  оденешь по полной программе, и если еще хоть слово об оплате скажешь, то мне  придется директору сообщить, по какой цене ты тут впариваешь все людям и по  какой отчитываешься перед ним.

 - Да пошутил я, ты чего, совсем уже  шуток не понимаешь? Мы с тобой сколько лет уже вместе катаемся, могу я пошутить  или нет? Сейчас все будет…

 - Вот так-то…

             Водитель повернулся к  Милке:

 - Сейчас все будет у тебя, и будешь самая нарядная здесь. Просто  у меня у самого две дочки растут, такого же возраста, как и ты. Кстати, ты есть,  наверное, хочешь?

 - Нет, спасибо, сеньор, не хочу.

 - Ну,  хочешь-не хочешь, а пряниками мы тебя все равно угостим…

 - А можно мне  вместо пряников один разочек прокатиться на карусели? Там есть машинка и уточка,  я хотела на уточке – совсем недолго, а только чуть-чуть…

 - Сейчас  оденешься и будешь до вечера кататься на всем, что здесь есть…

             Пока они  разговаривали, торговец подобрал уже большую кучу одежды и теперь старательно  выбирал размер. Милка зашла в прохладный павильон и быстро переоделась. Из-за  ширмы она вышла уже маленькой королевой. Если бы не грязные волосы, которые  торчали в разные стороны, как пальмы, то ее теперь вполне можно было принять за  ребенка из очень благополучной семьи. Торговец забрал ее старые вещи и собрался  все выкинуть в мусорное ведро, но Милка вцепилась в них обеими  руками:

 - Дядечка, не выбрасывайте, меня хозяйка прибьет, если я не  верну ей вещи, к тому же мне нужно будет работать в них. Не могу же я в  праздничном платье работать… оно сразу же испачкается…

            Торговец был вынужден  отпустить комок грязной одежды и, завернув его в пакет, протянул  Милке:

 - Держи свое богатство…

 - Спасибо вам, сеньоры…

             Водитель взял девочку за руку и повел дальше. Они дошли до небольшого  вагончика, где сидел какой-то большой начальник. Шофер смело зашел к нему и сел  на стул рядом с ним:

 - Вот что, тут такое дело… короче, выпиши  «вездеход» на одно лицо.  

- Кому?

 - А вон девочка  стоит…

 - С чего бы это?

 - А ты у ребят спроси… она всем  двигатели отремонтировала.

 - Так это она и есть тот  чудо-ребенок?

 - Точно…

 - Дай-ка я на нее хоть  посмотрю…

              Начальник подошел к Милке и заглянул ей в глаза:

 - Слыхал,  слыхал, молодец, девочка…

             Водитель не отставал от него:

 - Ну, давай  уже выписывай, нам некогда ждать…

 - Сейчас, что, уже пара минут для  тебя роль играет?

 - Для меня нет, а вот для нее – да.

              Начальник на  какой-то яркой бумажке написал несколько слов и протянул Милке:

 -  Держи… Если захочешь покататься на чем-нибудь или поесть – просто покажи эту  бумажку, и тебе все сделают. Мы здесь будем два дня, поэтому можешь все это  время находиться здесь. Если еще что-нибудь будет нужно, сразу же приходи ко  мне, я все время в этом вагончике.

            Он погладил Милку по голове и вернулся к  своим делам.

           Милка уже не могла устоять на месте, ее неумолимо тянуло на улицу к  каруселям. Там была большая очередь, и она боялась, что строгая хозяйка вернется  за ней, и она не успеет покататься. Милка встала в очередь, но тут же  находившийся рядом с ней водитель взял ее на руки и пронес над головами  ожидающих к самому входу. Там он показал пропуск, и молодой парень на входе  услужливо раскрыл перед ней дверцу, чтобы она могла занять самое хорошее место.  Милка тут же бросилась к своей уточке и, усевшись на специальную скамеечку,  поправила свое нарядное платье. Ей казалось, что весь мир сейчас смотрит на нее  и восхищается ее нарядом. Катание на каруселях длилось не более пяти минут, и  они пролетели как один счастливый миг. Милка вся вжалась в деревянную скамеечку,  когда контролер выводил после сеанса детей и заводил новых, но на нее никто не  обращал совершенно никакого внимания, и она смогла наслаждаться своим счастьем  безмерно долго. Она больше двух часов каталась на всех каруселях, а потом  осмелилась и, зайдя в магазин сладостей, протянула свой билет, опустила глаза и  еле слышно прошептала:

 - Мне булочку, политую розовой карамелью…

                  На ее удивление, продавец достал для нее самую большую и красивую булочку и в  придачу дал еще горсть конфет. Вскоре Милка ходила по базару с полными карманами  всяких сладостей. Она уже перекаталась на всех без исключения каруселях и теперь  думала о том, как бы ей наиболее безболезненно вернуться домой. То, что ей  сильно попадет, она нисколько не сомневалась, поэтому нужно было, по  возможности, смягчить будущий удар. Милка, не раздумывая, направилась к  грузовикам – там ее уже хорошо знали и всегда радостно приветствовали. Знакомый  водитель выпрыгнул из высокой кабины и, взяв ее на руки, стал расспрашивать о  сегодняшнем дне:

 - На всех каруселях покаталась?

 - Да, на  всех…

 - А покушать ходила?

 - Нет, не ходила, но мне дали  конфет и сладких лепешек с напитками…

 - Ну, какая же это еда. Пойдем,  сейчас тебя накормят по-настоящему…

 - Я не из-за этого  пришла…

 - Случилось что? Давай, рассказывай, может, обидел  кто?  

- Нет, что вы. Здесь все так здорово. Никто не обидел, просто я  заигралась, а хозяйка меня теперь будет ругать и платье отберет, наверное,  которое вы мне подарили…

 - Ах, вот оно что… Ну, не переживай, эту  проблему мы сейчас быстро решим. Жди меня здесь, я сейчас вернусь…

                   Водитель  ушел и вернулся, действительно, очень быстро. У него в руках был небольшой  сверток. Он опять подхватил Милку на руки и весело крикнул:

 - Ну, вот и  все, а ты боялась… поехали к тебе домой, показывай дорогу…  

- Мы поедем  на этой большой машине?  

- Конечно, но если ты хочешь на другой, то  покажи, на какой.

 - Нет, я хочу на этой, на вашей…

 - Ну, тогда  садись…

                  Он открыл дверцу, и Милка впорхнула в этот дом на колесах. Это, и правда, был  самый настоящий дом. Здесь было все: спальные места, столовая, туалет и даже  небольшая душевая кабина. Милка сидела у окна и разглядывала все с огромной  высоты. Ей теперь, наверняка, будут завидовать все дети в деревне. Прокатиться  на настоящем грузовике – такого не было ни у кого даже в самых смелых мечтах.  Доехали они слишком быстро, по мнению Милки, она даже не успела вдоволь  насладиться своим счастьем, как они уже оказались напротив ее дома с огромным  забором. Водитель, улыбаясь, подмигнул ей:

 - Хочешь  посигналить?

 - Очень хочу, а можно?

 - Конечно, можно…

                    Милка перелезла поближе к рулю и что есть силы потянула за веревку, свисавшую  рядом с водителем. Машина, грозно фыркнув, издала такой оглушающий рев, что у  Милки буквально захватило дух от восторга. Она дернула за веревочку еще раз, и  все повторилось – Милка была счастлива. А из дома уже вышел хозяин и, стоя на  крыльце, разглядывал огромную машину на дороге. Он вышел во двор и приоткрыл  ворота, чтобы выяснить, что же нужно этому водителю. Каково же было его  удивление, когда из кабины вместе с водителем вылезла Милка. Шофер взял ее за  руку и повел к хозяину:

 - Здравствуйте…

 - Добрый  день…  

- Вот возвращаю вам вашу принцессу – хозяйка сегодня утром ее  прислала к нам, чтобы она нам помогала. Большое вам спасибо, она очень хорошо  потрудилась, и в знак благодарности наш директор просил передать хозяйке вот  этот сверток.

                   Хозяин сделал добродушное лицо и в один миг стал самым милым человеком на  свете:

 - Милагрос, девочка моя, ты не сильно устала?

 - Нет,  сеньор…

 - Ты, наверное, голодная осталась? Сейчас тебе принесут поесть  и сразу же иди отдыхать – нечего маленькому ребенку так много работать… А с  хозяйкой я еще разберусь – ишь, чего удумала, маленьких детей отдавать чужим  людям на работы, еще этого только не хватало…

                   Водитель погладил Милку по голове, протянул хозяину сверток с какой-то  одеждой и направился к своей машине. Он громко хлопнул дверью и, помахав на  прощанье всем рукой, начал медленно разворачиваться. С высоты кабины ему хорошо  просматривался весь двор, и он успел заметить, как Милка с глазами, полными  слез, провожала его взглядом. Неожиданно огромная машина остановилась, и  водитель выпрыгнул из кабины. Он снова направился к дому Милагрос:

 -  Эй, хозяин, вы еще здесь?

 - Да, что-то хотели еще?  

- Да,  хотел… Я совсем забыл… Наш директор хотел попросить вас еще об одной  услуге.  

- Какой?  

- Мы бы хотели, чтобы Милагрос и завтра нам  помогала на рынке – само собой, что все это будет хорошо оплачено, и вы  останетесь довольны.

 - Ну, я даже не знаю, маленький ребенок, один, на  рынке… Не знаю, не знаю…

 - Вы не переживайте, за ней будет постоянный  присмотр, и к тому же вы сможете даже немного заработать на этом…

 - Ну,  что ж, вы меня убедили – завтра с утра наша крошка будет у вас…

                   Милка прыгала на месте от счастья. Она, действительно, сейчас была самым  счастливым ребенком на свете. Хозяин повернулся к ней:

 - Иди, радость  моя, завтра с утра тебе предстоит тяжелый рабочий день, и ты должна как следует  отдохнуть.

                 Водитель еще раз всем помахал рукой и, огласив напоследок всю округу грозным  воем машины и подняв клубы пыли, уехал обратно. Хозяин вернулся в дом. По дороге  он успел крикнуть Милке:

 - Не забудь сделать две ходки ночью, а потом  можешь отдыхать и работай на рынке как следует. Смотри мне, если на тебя будут  жалобы. Ты поняла меня?

 - Да, сеньор, поняла…

                  Хозяин вошел в дом и  развернул пакет, привезенный водителем. В его руках оказалось красивое платье с  соломенной шляпкой. Он покрутил все это в руках и остался доволен:

 -  Жена, ты где?  

- Сейчас подойду…

 - Живее иди…  

- А что  случилось?

 - Сейчас узнаешь…

                  Хозяйка вышла на зов мужа и застыла в дверях, увидев в его руках такую  роскошь. Он протянул все это ей:

 - Нравится?  

- Нравится, а где  взял?

 - Это подарок тебе на твой день рождения, вот выбирал, выбирал и  остановился на этом комплекте…

 - Так у меня день рождения будет только  через четыре месяца еще…

 - А я не удержался и решил тебе прямо сейчас  подарить…

 - Спасибо тебе…

                  Жена бросилась на шею мужу:

 - Какой ты у меня внимательный…  

 - Еще бы… И это еще… Милку завтра с утра  отправь на рынок на весь день – ей там какую-то работу нужно сделать, хотя бы  кормить ее не придется, все какая-никакая польза от нее.

                   Милагрос лежала в конуре и смотрела на свои новые ботиночки. Они были просто  восхитительны – блестящие застежки и кожаные петельки. «Жаль, подошва только  быстро протрется, и по скалам в них особо не попрыгаешь. Это, конечно, не берцы, но для ребенка сойдет», – пронеслось у нее в голове. Она подскочила от  неожиданности, чем очень удивила собаку, которая также вскочила и стала смотреть  по сторонам, тщетно ища причину столь резких действий Милки. Вокруг все было  спокойно и тихо, и собака тут же снова улеглась и сразу же уснула. А Милка все  никак не могла успокоиться. Каждый день она чувствовала, как какая-то сила  проникает в ее тело. Каждое утро она просыпалась с новыми знаниями и  воспоминаниями. Все это вначале было очень страшно, но потом она стала получать  от этого интерес, и новые воспоминания были такими захватывающими и красочными,  что теперь она уже с нетерпением ждала нового дня, чтобы насладиться очередным  остросюжетным фильмом из глубин своей памяти.

                  Сегодняшнюю ночь Милагрос ждала с особым волнением. Интуиция подсказывала,  что именно сегодня должно было произойти что-то такое, что в корне изменит всю  ее жизнь и ее саму.

                  Вечер прошел в обычной обстановке, и ничто не предвещало никаких  неожиданностей. Вода в тарелке была налита, и Милка совершенно сбилась с толку –  она все никак не могла понять, чего же она так тревожно ждет. Когда настало  время спускаться под землю, она, по уже созданной ею самой традиции, сначала  прошмыгнула на кухню, а затем на склад. В этот раз она набрала полную запазуху  пакетов с чипсами и шоколадных конфет.

                  Уже выходя со склада, она неожиданно для себя заметила небольшую дверь,  которая раньше всегда была открыта, но сегодня почему-то заперта на замок. То,  что дверь была заперта, и заинтересовало Милагрос. Она деловито осмотрела замок  и в одно мгновение открыла его ногтем. Это было небольшое помещение, куда всегда  складывали мешки с мукой и сахаром. Милка равнодушно обвела все это взглядом и  собралась уже выйти в коридор, но вдруг ее взгляд остановился на новых коробках,  которые стояли вдоль стены. Милка осторожно открыла одну и вытащила небольшой  кулек. Это была мука в полиэтиленовом пакете и сахарная пудра. Тут не было бы  ничего удивительного, если бы размеры и вид данных пакетов очень не напоминал те  пакеты, которые она вот уже столько лет перевозила под землей.

                  План в голове маленькой Милагрос родился в один миг. В течение секунды она  уже просчитала все варианты, затраченные усилия и конечный результат. Судя по  всему, именно конечный результат ее и устроил больше всего, и, зло усмехнувшись,  она крепко сжала свои маленькие зубки. Она вернулась на кухню и выложила всю  свою сегодняшнюю добычу – праздновать ей сегодня не придется. Милагрос наложила  в большой пакет столько мешочков с мукой и сахаром, что еле смогла поднять, и  потащила все это в хлев, к подземному ходу. Ей пришлось несколько раз повторить  свой маршрут, прежде чем набралось нужное количество. Затем, спустившись под  землю, она принялась ждать курьера с товаром. Через какое-то время появился и  он. Он тяжело дышал и обливался потом, когда помогал Милке перекладывать товар  из своей тележки в ее. В самом конце Милка протянула ему холодную бутылку колы,  пару пряников и горсть конфет. Курьер, мальчик примерно такого же возраста, как  и она сама, схватил подарки и в один момент все это съел и выпил, только после  этого он улыбнулся, первый раз за столько лет:

 - Спасибо тебе, в жизни  не ел ничего вкуснее…

 - Пожалуйста.

 - Может, тебе помочь  тележку толкать? Так я могу немного…

 - Нет, спасибо, я сама… и это, ты,  когда вторую партию привезешь, то меня не жди – просто товар выгрузи здесь и  уходи сразу же, я немного задержусь сегодня…

 - Хорошо…

                   Первый раз за  столько лет они разговаривали. Раньше они даже не здоровались, а теперь смогли  пару минут пообщаться.

 - Ну, мне пора, значит, я тебя во второй раз уже  не жду, а сразу же возвращаюсь…

 - Да, все правильно…

 - Ну, до  свидания…

 - И тебе до свидания…

                   Милагрос подождала, когда курьер увезет свою тележку подальше от ее места, и  принялась перетаскивать мешочки с белым порошком наверх. Товара было много, и  она изрядно устала, пока горка под землей, поменялась местами с горкой в хлеву.  Когда мешки с мукой и сахарной пудрой были аккуратно уложены на тележку, настало  время работы собаки. Та уже прекрасно знала, что от нее требуется, и тележка  быстро покатилась в темном подземном коридоре. По времени они теперь всегда  легко укладывались.

                  Прибыв на место, Милка тоже угостила следующего курьера холодными напитками и  кое-какими сладостями. Они немного радостно поболтали, и затем все разошлись в  разные стороны. Мука и сахар теперь продолжили путь вместо белого порошка. Что  за этим впоследствии могло произойти, несложно было догадаться.

                 Вернувшись к входу, Милка порвала один из пакетов и рассыпала его в хлеву,  слегка перемешав с навозом. Часть пакетов она зарыла недалеко от конуры, часть  опустила на веревке в колодец и несколько замаскировала в сараях. Случайно их  найти было невозможно, но при даже небольшом обыске все это сразу же выплывало  наружу. Этого она и добивалась.

                Затем Милка опять пробралась в дом и зашла в комнату, где спали дети. Она  осторожно подошла к одной из кроватей и медленно вытащила из-под кучи старых  игрушек плюшевого медведя. Взяв его на руки, она вышла во двор и деловито  осмотрелась. Ее взгляд привлек велосипед, прислоненный к стене. Она с трудом  забралась в седло и, виляя из стороны в сторону, поехала вдоль забора.  Удовольствия от катания она не получила и поэтому направилась к качелям. Там  Милка бросила велосипед и села на небольшую лавочку, которая заменяла сиденье.  Она раскачивалась высоко-высоко, и плюшевый медведь сидел рядом с ней. Вдоволь  накатавшись, она отправилась спать в конуру…

                 Рано утром Милагрос, умытая и причесанная, уже стояла у больших ворот. Ее  платье было разглажено и почищено. Ни у кого не могло даже и мысли зародиться,  что еще несколько часов назад эта девочка занималась очень серьезными и опасными  делами. Хозяйка проснулась первая и, выйдя во двор, чтобы посмотреть погоду,  увидела Милку:

 - Ты еще здесь, бездельница? А ну, марш на рынок, там  тебя уже давно ждут, наверное… Ишь, прохлаждается здесь. Давай, давай, иди уже,  нечего на меня зенками своими таращиться…

                 Милагрос радостно выпорхнула из ворот и, оглянувшись на двор, на несколько  секунд задержала свой взгляд. Она прощалась со своим детством и годами жизни,  проведенными в этом кошмаре. Собаку она еще ночью отвела за деревню и отпустила  в лес, и та радостно умчалась носиться по полям и лесам. Теперь Милку ничто не  удерживало здесь. Она была свободна, и обратного пути назад у нее больше не  было.

                На рынке еще все спали, и она, усевшись на подножку одной из больших машин,  принялась терпеливо ждать, когда же все, наконец-то, проснутся… Ждать пришлось  недолго. Примерно через полчаса из кабин по одному стали выходить сонные люди.  Они сладко потягивались после ночи и разминали руки и ноги. Кто-то умывался на  улице, кто-то – в машине, и уже через час вся стоянка грузовых автомобилей  гудела, как улей. Водители громко перекрикивались и смеялись друг над  другом.

               Милка носилась между ними и помогала, чем могла: кому-то подать  полотенце, кому-то набрать воды и так далее. Через какое-то время все  отправились завтракать в вагончик-столовую, и Милка была теперь полноправным  членом их дружной команды. Ей наложили целую гору различных сладких лепешек  поверх тарелки с какой-то едой, и каждый старался отдать ей свой десерт. Вскоре  ее столик был полностью завален различными сладостями, и она еле смогла вылезти  из столовой. О том, чтобы работать, не могло быть и речи – она легла на крыше  одного из грузовиков и, болтая ногами, рассматривала бегающих внизу людей.  Каждый, кого она окликала, махал ей рукой в приветствии и предлагал покататься  именно на его машине, но Милка всегда отказывалась – теперь она каталась только  со вчерашним дяденькой. Он и сегодня постоянно за ней приглядывал и  категорически запретил поднимать всякие тяжести, даже воду таскать: «Не детская  это работа, сами принесут». Вскоре в машине Милки набрался уже довольно-таки  большой пакет со всевозможными сладостями – водители по-прежнему, пробегая мимо  девочки, давали ей какие-нибудь вкусности, и она впервые за много лет  почувствовала себя настоящим ребенком, которого все баловали и любили. Через  некоторое время Милкин водитель забрался в кабину и завел мотор:

 -  Поедем кататься?

 - Поедем, а куда?

 - Машину нужно помыть –  примерно час туда и столько же обратно, ну, и там немного.

 - А мне  можно?  

- Конечно, как же я без тебя-то?

             Сегодня у Милагрос был самый счастливый день в ее жизни. Она ехала в огромной  машине с добрым дяденькой, в кабине работал кондиционер, и она была сыта –  большего для счастья нельзя было и придумать. В машине играла музыка, и  путешествие на реку обещало быть удивительным. Они приехали на большую  автомобильную стоянку, где уже находилось несколько грузовиков, и заняли  очередь. Рабочие в одинаковых майках с помощью шлангов быстро справлялись со  своей работой. Очередь шла быстро, но тем не менее нужно было ждать пару часов.  Милка и ее новый друг отправились прогуляться по берегу реки.

               Огромные деревья своими ветками почти касались воды, и здесь было не так  жарко, как на стоянке. Вода в реке была теплой, и Милка залезла в речку по пояс.  Она никогда не плавала, но это ее нисколько не пугало. Осторожно зайдя в воду,  она несколько раз глубоко вдохнула и с размаху нырнула, сразу же поплыв, как  рыба. Водитель не сводил с нее глаз. Милка плавала кролем, брассом, на спине.  Казалось, что она выступает на соревнованиях, так как скорость, с которой она  рассекала воду, была просто ошеломляющей. Когда она вволю наплавалась, они пошли  дальше. Через какое-то время подошла их очередь. Мойщики работали быстро, и  Милка даже не успела устать в ожидании, как они закончили. Водитель отогнал  грузовик в сторону и повернулся к Милке:

 - Мне в магазин нужно сходить,  ты здесь останешься или со мной пойдешь?

 - С вами, если  можно…

 - Ну, тогда пошли…

               Они направились в небольшой магазин  электроники, который находился здесь же. Водитель нес в руках небольшой пакет со  старым ноутбуком и, как только зашел в магазин, сразу же выложил его на  прилавок:

 - Можете посмотреть, что с ним?

 - Это займет  время…

 - А сколько?

 - Я не могу так сразу сказать.

 -  Ясно…

              Они вышли из магазина, и водитель с грустью посмотрел на свой  компьютер:

 - Сломался в дороге, теперь как без рук без него…

 -  А что именно произошло?

 - А ты и в компьютерах разбираешься?  

-  Пока не знаю, но могу посмотреть, если вы мне все подробно расскажете…

              Водитель стал объяснять, при каких обстоятельствах его техника перестала  работать; в середине рассказа его неожиданно прервала Милка:

 - Ну,  понятно, дальше не нужно… Значит, так, если ремонтировать долго, то нужно будет  купить несколько деталей, а если быстро, то можно будет просто поменять один  блок.

 - А ты сумеешь?

 - Сумею, только мне нужен  паяльник…

 - Паяльника нет, и здесь не продают нигде…

 - Тогда  газовая горелка, гвоздь и плоскогубцы…

 - Ничего себе… Ну, давай  попробуем, уж это все я смогу найти в машине…

 - Только вы мне не  мешайте, а то там осторожно нужно будет отпаивать и припаивать.

 -  Хорошо, как скажешь, волшебница.

               Милка была довольна собой. Она удобно расположилась за деревянным столом на  стоянке и разложила перед собой все необходимые инструменты. Нужные запчасти для  ноутбука купили тут же в магазине, и теперь она осторожно копошилась внутри  компьютера. Ей понадобилось больше часа, чтобы закончить свою работу. Милка  полностью собрала ноутбук и подключила его к длинной переноске. Водитель в это  время находился в машине и занимался уборкой внутри кабины, поэтому Милка была  совершенно одна, и ей никто не мешал. Когда он осторожно подошел к ней, то  просто обомлел – Милка играла в какую-то компьютерную игрушку, и его ноутбук  работал как новенький. Мужчина не поверил своим глазам: один из знакомых, только  взяв в руки его компьютер, сразу же определил, что его выгоднее просто выкинуть,  чем ремонтировать, и что никто не возьмется чинить такую поломку, а маленькая  девочка без нужных инструментов мигом все отремонтировала, и теперь все  работает, как часы. Водитель дотронулся до плеча Милки:

 - Все,  готово?

 - Да, тут легко было. Если еще что-нибудь нужно  отремонтировать, то вы только скажите…

 - Там программы некоторые  барахлили немного, можешь посмотреть?

 - Я уже все посмотрела. Сейчас  переустановка идет, а через полчаса все будет готово. Я еще вам бесплатный  интернет установила, так что теперь платить не нужно нигде – там рекламные акции  идут постоянно, и ваш компьютер сам будет их отслеживать и подключать, вам  ничего даже делать не нужно. А еще он сам теперь будет обновляться всегда, как  только новые программы появятся.

 - Ну, ты молодец… И откуда ты все это  знаешь и умеешь?

 - Не знаю, мне кажется, я все это знала и умела  всегда…

 - А где твои родители и почему ты живешь в том доме?

 -  Я маленькая была и не помню ничего. Помню только этот дом и конуру, в которой  живу с собакой.

 - Ты живешь в конуре с собакой?

 - Да, это мое  место. По ночам я работаю во дворе, а днем немного сплю, и за это мне дают  немного еды и разрешают жить здесь. А родителей у меня, наверное, никогда не  было – иначе они бы уже давно за мной приехали.

 - Тяжело  тебе…

 - Я уже привыкла. Когда я вырасту, то заработаю денег и уеду в  город, там у меня живет дядя. Он очень хороший и меня обязательно примет к себе,  а сейчас я пока еще маленькая и не смогу сама доехать до города.

 - А  как тебя отпустят хозяева?

 - Я не буду у них спрашивать, просто уеду –  и все. Они, наверное, даже и не заметят, что меня не будет. У них полно рабочих  и без меня.

 - Если хочешь, то можешь с нами доехать до города. Мы  выезжаем сегодня ночью и будем на месте через три дня. Там мы разыщем твоего  дядю, и будешь жить у него. Только все равно нужно будет предупредить твоего  хозяина, иначе он может в полицию обратиться, что ты пропала.

 - Он не  будет обращаться – он злой и всех бьет. Он даже меня всегда бьет, а рабочие у  него все работают, потому что боятся его очень.

 - Ладно, этот вопрос мы  решим, а сейчас нам нужно уже возвращаться. Сегодня еще рабочий день на рынке, а  потом мы начнем собираться. Тебе нужно забрать какие-нибудь вещи?

 -  Нет, у меня нет вещей никаких, а это платье, что вы мне подарили, оно на мне, а  больше мне нечего брать. Если только тарелку, из которой я ела, но я ее не могу  забрать, потому что мы с собакой едим из нее по очереди, и она тогда останется  без тарелки…

               Милка поймала слабую сторону водителя и теперь постепенно тянула  за тонкую струну его души. Тот чуть ли не со слезами на глазах выслушивал  грустную историю деревенского ребенка и сочувствовал ему всей своей душой. Милка  это понимала, и теперь водитель был у нее на невидимом поводке. У нее уже был  разработан план, и она следовала ему неукоснительно. Они забрались в машину и  отправились в обратный путь. На рынке Милку опять встретили, как настоящую  принцессу. Водитель рассказал о новых талантах ребенка, и теперь Милка была  засыпана разными приемниками и магнитолами, которые требовали небольшого  ремонта. Вскоре у нее за одним из столов уже была своя собственная маленькая  мастерская. Не успевал водитель принести ей на ремонт какую-нибудь технику, а  уже через несколько минут он слышал писк в свою сторону:

 - Забирайте  магнитолу, давно готова уже… кто следующий?

              Водители не могли нарадоваться на Милку. Во время обеда она сидела в центре  стола, и вокруг нее, как и за завтраком, все было заставлено фруктами и  десертами. Она опять еле вылезла из-за стола, и ее уложили спать в одну из  машин, где она и провалялась пару часов. Все считали, что она очень устала, и  старались не шуметь возле машины, где спала маленькая принцесса, как прозвали  Милагрос между собой водители. Маленькая хрупкая девочка заставляла грубых  мужчин, привыкших к бесконечным трудностям на опасных дорогах, чувствовать себя  отцами и проявлять невиданную доселе нежность к ребенку. Ее все полюбили, и  каждый старался по возможности побаловать девчушку.

              Вечером, перед самым ужином, воздух деревеньки неожиданно прорезал отдаленный  звук взрыва. Сразу же за ним последовала стрельба из автоматов, ружей и  пистолетов. Казалось, что где-то совсем недалеко шел ожесточенный бой.  Послышался вой сирен полицейских машин. Администратор рынка сразу же дал команду  немедленно выезжать, и машины, даже не подготовившись полностью к отправлению,  стали спешно покидать территорию деревни. Милагрос сидела в кабине рядом со  своим другом и внимательно наблюдала за всем, что происходит вокруг. Водитель по  рации связался со своими друзьями, чтобы выяснить, что же произошло, и в  динамиках зазвучал чей-то голос:

 - Наркодельцы что-то не поделили. То  ли кого-то кинули, то ли подставили, и в деревню приехала целая бригада  боевиков, чтобы разобраться с обидчиками…

 - А ты откуда это все  узнал?

 - Старший нашей группы прослушал полицейскую волну. Сейчас сюда  вызвали армию, и через час здесь будет самый настоящий ад.

 - Ясно, а  что за взрывы там были?

 - Это закидали гранатами дом, где жил помощник  одного из наркобаронов.

 - Жертв много?

 - Да, полно, с обеих  сторон. Там еще его бойцы должны сейчас подъехать – для этого армию и вызвали,  говорю же, быстрее отсюда уезжайте, сейчас такое здесь начнется, всю деревню с  лица земли сотрут вместе с бойцами…

              Водитель посмотрел на перепуганную Милку:

 - Ну, теперь тебе точно  придется с нами ехать до города. Здесь оставаться опасно. Не переживай, найдем  мы твоего дядю, и все будет у тебя хорошо…

              Милка доверчиво хлопала большими  глазами и умиленно смотрела на своего спасителя. Тот чувствовал себя настоящим  героем. Еще бы, у него есть самая настоящая возможность помочь маленькой  испуганной девочке и избавить ее от всех ужасов бандитский  войн.

Глава 4

              Во время одной из непредвиденных остановок, когда  всю дорогу перегородило стадо коров, водитель вышел из машины и подошел к  пастуху, чтобы купить у него немного парного молока для своей спутницы. Милка  быстро достала ноутбук и включила его. Когда компьютер загудел и засветился  экран, она включила установленный сегодня днем «скайп» и набрала очень сложный  адрес, состоящий из множества различных символов. Ей не отвечали, но она  продолжала стучать и стучать. Через какое-то время на экране появилась смутная  тень. В неясных очертаниях она все же сумела узнать знакомый силуэт. Ее сердце  радостно забилось:

- Алло, кто это? Блок, это ты? Вытащите меня  скорее отсюда… Я не знаю, где нахожусь, – звонок отследите и заберите меня…

              БлокАДА удивленно смотрел на экран: 

 - А  кто это?  

- Как, кто? Это же я, Лау, конечно, кто же еще-то… – донесся с  экрана чей-то совершенно незнакомый голос…

 

 
 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.