Счастье на Земле

Фомина Мила

Просмотров: 83
5.0/5 оценка (1 голос)
Загружена 30.07.18
Счастье на Земле
Бесплатно

Скачать книгу

Формат: PDF
Избранное Удалить
В избранное!

Всю жизнь её боялись и ненавидели, а когда лишили последней надежды на счастье - она сбежала. Туда, где, казалось, её никто не найдёт. Она попала на Землю, в мир, где нет магии, но есть люди, которые подарили ей многое. Дружбу... Семью... Любовь... Она училась жить и чувствовать заново. Но радость была недолгой, прошлое не хочет её отпускать. Как быть, когда не оставляют выбора, и приходится отказаться от своего счастья?

Глава 1. За три недели до новой жизни

У всех есть мечта, которая окрыляет, вдохновляет, заставляет стремиться к жизни, но, к сожалению, моим мечтам не суждено сбыться. А ведь быть счастливой не такая уж и затейливая мечта…

– Ну, Амира! Давай! Быстрей!

Я мчалась на лошади по полю вдоль леса, испытывая уже привычный восторг от галопа. Чувство полета и свободы будило адреналин в крови, и это было одной из немногих радостей в моей жизни. Но сегодня Амира, моя кобыла арисванской породы, была не в лучшем настроении, и я чувствовала ее напряженное состояние.

Натянув поводья и сбавив ход, остановилась на красивой опушке, ловко спрыгивая со своей девочки.

– Что с тобой, красавица моя? – Поглаживая по красивой белой голове, заглянула в глаза. – Ну хочешь, приедем, я тебе сладостей дам? А хочешь, поехали к озеру, искупаемся?

Я улыбалась и пыталась растормошить свою спутницу, но она только смотрела на меня и пофыркивала в ответ на предложения. Ну вот, уже и с кобылой договориться не могу. Что за жизнь?

Как бы странно это ни звучало, но животные – единственные существа, кому я могу бесстрашно и открыто посмотреть в глаза. Животные не умеют говорить, и это их главный плюс. Но все-таки влияние на них я имею: стоит дотронуться до морды и посмотреть в глаза, как тут же они выполняют мои мысленные приказы. Правда, я предпочитаю думать, что они очень умные и добрые и всего-навсего умеют читать мысли. Именно поэтому с животными я провожу намного больше времени, чем с родным народом.

Все эльфы Элийсвийских лесов знают о моем даре, но предпочитают называть его проклятием. Конечно, кому понравится ни с того ни с сего начать выкладывать все свои самые страшные тайны?! Ведь стоит только посмотреть им в глаза, как с их уст слетает неприглядная правда. И я их даже понимаю, но легче мне от этого не становится. Не очень приятно, когда все тебя боятся, и даже поговорить не с кем. Но это было бы еще полбеды. Мой дар оказался еще хуже: если я буду смотреть в глаза и при этом дотронусь до человека, тогда он расскажет именно то, что спрошу. И поэтому я иногда нужна была отцу. Вернее сказать, он заставлял меня выпытывать правду, потому что сама я этого не хотела. Использовали. Именно так я это воспринимала.

Полежав на цветочной полянке и подумав о своей нелегкой доле, мы с Амирой отправились обратно. Кататься дальше у нас обеих, видимо, сегодня настроения нет.

В конюшне, спрыгнув с лошади, подвела ее к конюху и, не задумываясь, передала ему поводья, нечаянно дотронувшись до его руки. Он шарахнулся от меня, как от прокаженной. Да сколько ж можно?!

– Ирин, я в перчатках! – Показав ему поднятые руки и закатив глаза, пошла к дому, пытаясь обуздать свою злость и ненависть на глупых эльфов.

Кажется, это никогда не прекратится!

Наш дом был огромным, и, наверное, его логичнее было бы назвать замком. Он стоял среди великолепных многовековых деревьев, и ветви с листьями покрывали всю крышу дома, словно обнимая. Два этажа, с высокими потолками, красивыми балконами, два крыла, и даже зал для торжеств имеется. Жаль, приемов в нем практически не бывает. И тут снова виновата я. Положение в обществе обязывает отца устраивать приемы, а мешает «проклятая» дочь, которую общество не позволяет скрывать, да еще и мачеха обожает быть в центре внимания, в общем, папеньке не позавидуешь.

Когда мне было три года, умерла моя мама, сгорела буквально за несколько недель. Ни один лекарь и маг не смог ее вылечить, хотя эльфы практически не болеют. Что с ней случилось, так и осталось загадкой. Последние годы меня преследовала мысль, что в этой истории не все чисто. Хотела бы я знать правду, да только кто бы со мной поделился?

Именно тогда и открылся мой дар. Отец уверен, что это мать перед смертью влила в меня неизвестный поток магии, и скорее всего, запрещенный, так как ни в одной книге подобное не описано. Я одна в своем роде. Отец в поисках ответа решил проехать по миру и по другим лесам в надежде найти способ блокировать мои способности, но вернулся ни с чем. Вернее сказать, вернулся как раз таки с чем-то очень для меня неприятным.

Находясь на землях Высоких эльфов, он влюбился. И привез Луиниль к нам, с нехилым приложением в виде ее сыновей в количестве двух штук. Старшему было восемь, а младшему шесть. Так у меня и начался мой персональный ад. Отец отдалялся от меня с каждым годом, братья постоянно издевались, а Луиниль унижала как могла.

Я тряхнула головой, избавляясь от печальных мыслей, и забежала к себе в комнату.

– Иления, рада тебя видеть!

Склонилась перед своей любимой эльфийкой в шутливом поклоне.

– Мне доставляет удовольствие видеть тебя в хорошем настроении, милая, – так же склонившись и лукаво мне улыбнувшись, проговорила няня.

– Его подняла именно ты, и только что. Утро было весьма мрачным.

Прыгнув на свою мягкую кровать, раскинула руки и уставилась в потолок.

– Встретила кого-то из братьев?

– Нет, Ирин в конюшне шарахнулся от меня, да и Амира сегодня была не в духе, так что прогулка не удалась.

– Мне жаль, деточка.

– Как ты думаешь, это когда-нибудь закончится? Что меня ждет в будущем? Мне почти двадцать лет, я практически все время сижу в этой комнате, сколько это будет продолжаться?

Старая эльфийка присела на край кровати и начала гладить по рукам.

– Все у тебя будет хорошо, Аннель, не может у такой светлой души быть все плохо. И я искренне в это верю. – В глаза мне она не посмотрела, пряча взгляд, но я ее абсолютно понимала. Никто не может знать ответ на этот вопрос. Даже я.

Иления находилась со мной с рождения, а когда мамы не стало, она и вовсе ее заменила, и ближе нее у меня нет никого. И что главное: она очень добрая и светлая, и никаких секретов никогда не держала, поэтому она без страха может смотреть мне в глаза. Единственная.

Только она всегда меня утешала, поддерживала и помогала. А еще втайне от всех обучала родовой магии. Няня была обделена ею с рождения, только зачатки для бытовой магии и присутствовали. Но знания были переданы ее матерью, которая учила еще моего отца. Из-за недостатка магии Илению оставили в доме работать на хозяйстве, а после няней для меня, так как своих детей у нее не было. К тому же она была полукровкой, ее отец человек. К несчастью, ей достались именно его гены, поэтому стареет няня как обычные люди.

Всю теорию я теперь знала на отлично, но, к сожалению, практики было совсем мало. Мой магический резерв открывали только для обязательных занятий с приглашенными магами, и по их окончании магию снова запечатывали. А в остальное время я довольствовалась обычными навыками бытового волшебства. Не очень-то весело от этого.

Так как мое присутствие в домашней библиотеке раздражало некоторых лиц, мне разрешили иметь свою. В моей комнате теперь много книг, одну из стен занимает стеллаж, полностью заставленный разнообразной литературой. Иления втайне таскала мне учебники, чем я не преминула воспользоваться, так что необразованной не осталась.

– Аннель, совсем забыла сказать, сегодня ты должна присутствовать на ужине. Приедут гости.

– Кто? – удивленно спросила.

Гости-то у нас бывают часто, но за стол меня практически никогда не приглашают.

– Распоряжение дал твой отец и ничего больше не сказал. Так что нужно приготовиться.

– Может, ты перепутала? Я просто выйду поздороваться, как обычно, и все.

– Нет, он говорил именно про ужин. Был очень хмур, но поговаривают, сейчас не очень спокойно, и у него есть причины для такого поведения. Но связано ли это с ужином, я не имею понятия.

– О чем ты говоришь? Посмотри на меня, пожалуйста, – Иления посмотрела мне в глаза и выдала как на духу:

– Ты же помнишь, что с запада наши земли граничат с горами, там начинаются владения дроу. Ходят слухи, что они чего-то от нас хотят и готовы напасть, вернее, уже были вылазки в ближайшие к горам поселения. Знаю, что они рыщут по всему миру в поиске какого-то ответа на пророчество, но сомневаюсь, что здесь они по этой причине. Я ведь отмахивалась от этих разговоров, поэтому больше рассказать не могу, – ее взгляд стал виноватым.

Няня специально старается слушать как можно меньше сплетней, потому что это означает, что я их тоже буду знать. А зачастую это касается всякой нечисти, или еще лучше – личной жизни всех обитателей замка, а мне это совершенно не нужно. Слушать, кто с кем провел прошлую ночь, было не очень приятно. Это ладно сейчас, я взрослая, все понимаю, но лет в двенадцать знать о таких подробностях было крайне стыдно.

– Дроу, говоришь… Они уже несколько столетий не вылезали из своих нор, что им могло понадобиться у нас?! – размышляя вслух, я начала вспоминать все, что знала о них. А знаний было мало.

Живут в глубине гор, в Подземье, и если выходят, то только воевать. Этот народ отличается излишней жестокостью, вероломством, высокомерием, так что дружелюбными их не назовешь. Поклоняются паучьей богине Ллор. Знала, что они отлично видят в темноте, не любят солнечный свет, и их магия на поверхности намного слабей, чем под землей. И насколько помнила, они отлично владеют иллюзией, и все свои бои выигрывали лишь хитростью. Внешне похожи на нашу расу эльфов, скорее всего, из-за ушей, но больше ничего общего у нас не было. Бр-р-р, не хотела бы я оказаться рядом с представителями этой расы.

Но не они же в гости пожаловали, в конце-то концов! Меня это вообще не должно волновать.

– Как думаешь, что мне надеть? – встав перед своим гардеробом, обратилась к няне.

– Возьми голубое, оно довольно скромное, но вполне подойдет к ужину с кем бы то ни было.

Я без раздумий вытащила насыщенно-голубое платье, полностью доверяясь вкусу няни. Ткань из плотного шелка, с высоким воротником под самое горло, длинное в пол – оно на мне смотрелось очень элегантно.

Взглянула на себя в зеркало. Большие, но тусклые янтарно-карие глаза, высокие скулы, тонкие губы и аккуратный носик. Иления говорит, что я очень красива, но я никогда так не считала. Разве внешность имеет значение? Да и волосы… По плечам спускалось мое желтое нечто – из всей внешности я считала волосы самым большим минусом. Невзрачные на вид, не яркие, а будто измазанные грязью. Лесные эльфы отличаются светлыми волосами, от пепельного до платинового, иногда с отливом голубого или фиолетового. Кроме меня. Я единственная, у которой с рождения цвет был желтый. Иления рассказывала, что когда я была маленькой, волосы были цвета золотого меда, да и в момент моего общения с животными они приобретали насыщенность, яркость, блеск. Пришла к выводу, что это зависит от моего душевного состояния. А с ним у меня явные проблемы. Вот и сейчас волосы лежали мертвой паклей, и я со зла собрала их в высокий пучок и только украсила небольшим гребнем. Завершили образ длинные белые перчатки: без них мне запрещено выходить из комнаты.

Спустившись в большую столовую, я, опустив голову, прошла к своему месту. Спустя несколько секунд тишины рискнула посмотреть на окружение и обомлела.

– Д-до-оброго дня всем, – пролепетала, упершись взглядом в двух темных дроу, сидящих напротив.

– Аннель! – Возмущенный шепот мачехи, призывающий опустить глаза, не сразу на меня подействовал, но здравый смысл включился, и я, уткнувшись в еду, начала трапезу.

Я так себе их и представляла! С темными волосами, землисто-серой кожей, и яркими, слишком насыщенными глазами. И острые кончики ушей точно такие же, как у нас!

В их глазах была хищность, выражение лиц недовольное, спины прямые. Между собой дроу были словно братья-близнецы. Отличались они на первый взгляд только глазами, у одного они синие, у второго – фиолетовые.

– Вингар, говорят, вы прячете свою дочь. Как можно такой бриллиант скрывать от общества? – обратился к отцу один из них, по-видимому, синеглазый, с явной насмешкой в голосе.

– Она сама не имеет желания выходить в свет. Давайте оставим мою дочь в покое. – Я чувствовала, что отец нервничал, а на него это непохоже.

Обед проходил в полной тишине, и я не понимала, для чего этот фарс. Видимо, при мне ничего обсуждать не будут, так зачем меня позвали?! Я чувствовала на себе чужой взгляд, он вызывал мурашки по всему телу, иголками впивался и заставлял нервничать. Не выдержав, посмотрела прямо в фиолетовые глаза, неотрывно следящие за мной. На долю секунды в них появилась краснота, заполняя все от века до века, но быстро цвет поменялся на прежний, а меня ни с того ни с сего начала бить дрожь. От страха?

– Нам не нужен ваш лес, – произнес он, округлив глаза, явно не понимая, что вынудило его признаться в этом. А в том, что это правда, сомнений не было.

Второй дроу, открыв рот, с возмущением посмотрел на брата, а мой отец еле слышно выдохнул. Для этого меня позвали, чтобы они рассказали правду? Во мне начала подниматься злость. Я не выносила, когда мной пользовались, тем более так, втемную.

Тишину прервал смех говорившего, он искренне заливался, но не спешил открыть нам тайну своего беспричинного смеха. Все с недоумением смотрели на него.

– Значит, правду народ говорит… А это интересно, – проговорил, уже успокоившись. Его голос был с хрипотцой и заставлял внутренне напрячься. Совсем не понимала такой реакции на него. И что значит правду? О моем даре они не должны знать...

Я всем своим существом чувствовала, как он сверлит меня глазами. Неужели не боится, что расскажет еще что-нибудь лишнее?

Обстановка накалялась, все предпочитали молчать, и я больше не могла тут находиться. Несмотря на то, что позволения удалиться мне никто не давал, я, извинившись, убралась подальше от этого цирка.

С гулко стучащим сердцем забежала в свою комнату и, облокотившись спиной о дверь, попыталась выровнять дыхание. Что это сейчас было? Для чего все это? И главное, что даже спросить ни у кого не могу! Что им нужно было у нас в доме? Все настолько серьезно или они пришли договариваться о мире? Надо бы поймать Вэона или Тирона, братцы должны быть в курсе ситуации, и наверняка мне расскажут. Правда, это может для меня закончиться плачевно, уж придумывать мне наказание они мастера.

Переодевшись в сорочку, я залезла под одеяло и забылась тяжелым сном, в котором темные дроу окружали меня и совсем не боялись.

Дни шли своим чередом, странные гости в нашем доме больше не появлялись, меня никто больше не трогал, братьев не видела совсем, а от Илении никаких новостей не было. Я развила буйную активность в саду и с головой окунулась в жизнь цветов и зеленых кустарников. Спустя неделю я уже почти забыла тот ужин, и мысли о дроу и цели их прибытия меня посещали не так часто.

Возвращаясь с прогулки по саду, я направлялась в свою комнату, где меня ждали вкусный ужин и Иления. По дороге наткнулась на Вэона, который, судя по загоревшимся глазам и довольной улыбке, ожидал именно меня. Опустив голову, попыталась прошмыгнуть мимо, но маневр не удался.

– Давно не болтали, сестренка. – Я кожей ощущала его мерзкую улыбку.

– Нам не о чем с тобой разговаривать. – Он ухватил меня за локоть, не больно, но это прикосновение доставляло мне дискомфорт. – Отпусти.

– Ну как это не о чем? – Ухмыльнувшись, Вэон развернул меня к себе. – Как тебе наши новые друзья, например?

– Ты о ком?

– О дроу, конечно, так как они тебе? – Слова брата меня удивили, и я подняла на него глаза.

– Ты такая красивая. Не хочу отпускать… – Неожиданная реплика из его уст взбесила Вэона, но отведя взгляд и вздохнув, он вернул лицу невозмутимость.

Я всегда знала, что нравлюсь ему, и его признание для меня не стало открытием. Сколько раз уже было подобное? И не вспомню.

– Тебе нужно научиться держать свое проклятие под контролем, – с раздражением произнес Вэон.

– Будто ты не знаешь, что я этого не могу!

– Я думаю, ты плохо этого хочешь! Попробуй, и жизнь сразу наладится.

– Не пошел бы ты! – Он хотел меня задеть и у него это получилось.

– Пойду, но скоро вернусь. – Веселье в его голосе меня немного пугало.

Вэон был старше меня на два года и задирал всегда и в любой ситуации, но, по большому счету, вреда не наносил в отличие от его брата. Тирон отличался большей жестокостью, его шутки, как он это называл, всегда выливались для меня в синяки и порезы, а наказание после его жалоб мамочке были суровее. Но Тирон отстал от меня еще лет семь назад, а вот Вэон продолжал испытывать мои нервы.

Под воздействием моего дара в семнадцать лет он впервые признался в том, что неравнодушен ко мне. Злобу после этого признания, Вэон вымещал долго. А с тех пор, как в девятнадцать брат сказал, что хочет меня, его любимой забавой стало ставить меня в неудобное положение. Хлопнуть по мягкому месту в присутствии кучи народа или отпустить пошлую шутку. Главное, что за плохое поведение попадало всегда именно мне. Я давно привыкла к поведению Вэона и теперь воспринимала его как нечто само собой разумеющееся. Тут просто понимала, что он не решится ни на что серьезное, а если и так, то за себя постоять, думаю, смогу.

В комнату я заходила уже без энтузиазма, но увидев Илению, вспомнила о куче вопросов в моей голове.

– Ты слышала что-нибудь о дроу?

– Да ничего особенного, вроде бы твой отец с ними о чем-то договорился, и они отстали от нас.

– Хотелось бы... – Не знаю почему, но что-то мне не давало покоя. Не хочу вновь с ними видеться, но чутье мне подсказывало, что этого не избежать.

Быстро покончив с ужином, я забралась в постель и начала по обыкновению мечтать. А что мне еще оставалось делать?

Глава 2. Сбежать... Куда глаза глядят не выйдет, нужно дальше...

Проснулась я от того, что не могла пошевелить руками, им что-то мешало. Открыв глаза, наткнулась на темноту и не сразу поняла, что видеть мне мешает повязка на глазах, а руки скованы веревкой. Волна страха прокатилась по телу, а услышав сопение и почувствовав тяжесть чужого тела, поняла, что не одна.

– Если будешь молчать и вести себя хорошо, то больно не будет. – Горячая влажная ладонь накрыла мой рот, а шепот на ухо, опалив жаром, вновь запустил волну страха по телу. Вэон?!

Дернувшись, стала лихорадочно соображать, ища выход из ситуации, которая могла закончиться для меня плачевно. Жесткие влажные губы начали покрывать мое лицо короткими жалящими поцелуями. В попытке прекратить это начала мотать головой из стороны в сторону, но тяжелое тело брата еще сильнее вдавило меня в кровать. После нескольких попыток вырваться успокоилась и замерла. Нет, я просто так не сдамся!

– Вот и умничка, – довольный шепот заставил сердце пропустить удар. – Аннель, ты же сама знала, что я хочу тебя, а теперь у нас совсем нет времени.

Вэон продолжил целовать лицо, спускаясь к шее. Рука по-прежнему зажимала рот, позволяя только протестующее мычать.

Было ужасно мерзко и неприятно, злые слезы начали собираться в уголках глаз под тканью, я стала активно дергаться, а уже через секунду пришло озарение! Бытовая магия! Я же могу высвободиться с ее помощью, не зря же я столько времени тайком изучала формулы. Вспоминая все доступные мне заклинания, вновь прекратила сопротивление, чем порадовала братца.

Рука Вэона уже вовсю хозяйничала на моей груди, принося болезненные ощущения. Коленом брат пытался раздвинуть мне ноги, которые я сжимала изо всех сил. Страшно, безумно страшно, но именно страх заставлял мыслить рационально. Пришлось сосредоточиться на веревке, повязка чуть сползла к носу, и я смогла взглянуть на руки. Этого было достаточно, удалось подпалить ее с помощью заклинания, и оно не могло принести мне вреда.

– Вэон, пожалуйста, остановись сам, не заставляй меня думать о тебе хуже, чем ты есть!

– Вот зря ты упираешься. Это твоя последняя возможность ощутить нормального мужчину в постели. А завтра лекарь тебя подлатает, так что твой жених ничего не узнает, – он резко замолчал и замер. А меня как будто ударило по голове. Жених?!

Я в секунду справилась с веревкой, дернула повязку с глаз и схватила Вэона за руку.

– Какой жених? – Голос не был похож на мой собственный, раньше в нем не было металла.

– Дроу, они хотят тебя забрать, но твой отец согласился только с условием брака. Я… Я не хочу, чтоб ты уходила…

Хоть это не укладывалось в голове, не поверить я не могла, но думать о дроу сейчас сил не было.

– Ты сейчас выйдешь из моей комнаты и больше никогда ко мне не подойдешь. – В темноте я прекрасно видела его глаза, голос звучал твердо, и этого было достаточно. Его глаза и разум мне подчинились, а мимика на лице нет, так как его гримаса мне показывала все, что он об этом думает. Но Вэон молча встал и вышел, тихо прикрыв за собой дверь.

Я первый раз специально и намеренно применила эту свою способность не на животном, хотя не была уверена, справлюсь ли, но все получилось! Не по приказу, не по просьбе, не для того, чтобы проверить какую-нибудь мелочь, а по-настоящему! Осознание этого вызвало улыбку, и я легла обратно на подушку. Правда, сомневалась насчет второго указания, подействует ли оно на долгий срок? Это вопрос. Но пока и этого было достаточно.

Не скажу, что все произошедшее меня удивило, я знала, что это случится, предпосылок было предостаточно, и, наверное, только поэтому не запаниковала. Он как щенок: заигрывает, кусается не больно, но на что-то серьезное не способен. Может, я и не права, но была уверена, что если бы я не смогла распутать руки, то до изнасилования он не опустился бы и в последний момент отпустил и ушел.

Применение воздействия на Вэона отняло так много сил, что я уже не могла рассуждать ни о произошедшем, ни о дроу, и сон завладел моим телом.

Как только проснулась, поняла, что не способна не думать о вчерашнем признании Вэона. Не мог отец так со мной поступить! Сейчас я направлялась к нему в кабинет с целью все для себя прояснить. Знаю, что он не очень тепло всегда ко мне относился, но в глубине души я верила, что он меня любит. Я его единственный ребенок, не может быть по-другому!

– Отец, мы можем поговорить? – сказала прямо с порога.

– Аннель? – Он удивился моему приходу, сразу же отвернулся и прошел к окну. – Сядь, пожалуйста. Я и правда хотел кое-что тебе рассказать.

– Ты отдаешь меня дроу? – Хоть и хотела произнести это более воинственно, но, по-моему, это прозвучало жалко.

Отец оглянулся на секунду, и я заметила, как он скривился от этих слов.

– Не совсем так. Я выдаю тебя замуж. За младшего наследника трона. Ты же знаешь, что у правителя Подземья детей нет. Принц Даэнель был у нас на ужине.

– Ты не можешь… Не можешь так поступить со мной! Что я тебе сделала? – В горле стоял ком, а предательская слеза потекла по щеке.

И я только сейчас осознала весь кошмар происходящего.

– У меня не было выхода, понимаешь? Они угрожали войной! Вряд ли они бы победили, но нам она не нужна. А теперь у нас будет много благ благодаря этому союзу! Они отдают в наше распоряжение одну из шахт с редкими породами, драгоценными камнями! Они дадут нам своего дроу для изучения иллюзии! Ты представляешь? Мы можем открыть одну из их тайн! – Последние предложения звучали с восторгом и ноткой победы. А мне было тошно.

– Но я... не хочу...

– Аннель... Тебе пора замуж. И почему бы не они? Дроу похожи на нас, и самый главный плюс – они меньше подвержены нашей магии, и, возможно, ты со своим… эм… даром не будешь так... как тут... – Да, изгоем. Язык не поворачивается сказать, да папа? Вот почему я всегда молчала… Вот теперь я злилась.

– Я не давала своего согласия! И не буду выходить ни за кого замуж! – Я уже практически кричала на своего отца, наверное, впервые за все годы.

– Не смей на меня орать! Они хотят тебя! И скажи спасибо, что я настоял на свадьбе! А не просто…

Я уже задыхалась от сказанного. В голове вертелось множество ругательств, но я не смогла их произнести. Больше мне тут нечего делать. Резко повернулась и покинула кабинет правителя наших лесов. Называть его отцом у меня язык больше не поворачивался.

Я бежала по коридору, не разбирая дороги, пока меня не дернули за руку. Сквозь пелену слез увидела Луиниль.

– Смотри куда идешь! И вообще, что ты делаешь в этом крыле? Ты была у отца? – Я опустила голову как можно ниже. – Отвечай!

– Да, я была у отца. – Мачеха хмыкнула, и улыбка растянулась на все ее злобное лицо. Я это чувствовала, даже не видя.

– Значит, ты уже знаешь! Хорошо! И не представляешь, как меня это радует!

Конечно, теперь ей можно злорадствовать в свое удовольствие.

– Там ни у кого нет принципов, как у твоего отца, и тобой успешно попользуются, – продолжала она ехидничать. – И мой тебе совет: просто прими это как данность и не упирайся.

Я немного подняла голову, чтобы посмотреть на нее, но она уже развернулась и гордо шла к кабинету отца.

– Стерва… – пробормотала я, глядя на ее удаляющуюся фигуру. Совет она мне дала…

Уже в комнате, после того как рассказала все Илении, эмоции наконец-то взяли верх. Слезы текли ручьем, меня трясло, сердце хотело выскочить и убежать подальше от этого дома, туда, где его пригреют и полюбят. За что мне все это? Вчерашний визит Вэона, сегодняшний разговор с отцом и Луиниль, все прошлые усмешки и шарахающиеся при виде меня эльфы. Все так надоело...

План в голове родился за секунду. Плакать я мгновенно перестала и, посмотрев на няню, выдала:

– Мне нужно сбежать! – Это правильное решение, от которого внутри все запело! Да!

– Как сбежать, милая? – Срывающий голос опустил меня на землю. Видя перепуганное лицо Илении и понимая, что это означает, энтузиазм немного спал.

– Но нас и так разлучат, понимаешь?! Меня заберут к ним, в Подземье! И ты думаешь, меня будут сюда пускать? Я буду жить все время без света! Зачем мне такая жизнь? Ты же мне поможешь? Пожалуйста! – Я не замолкала ни на секунду, выдав все на одном духу.

Няня сидела несколько минут в молчании, которые для меня показались вечностью. Только она может мне помочь, больше просто некому! А в одиночку я не смогу…

– Ты думаешь, сможешь спрятаться в нашем мире?

– Так ты согласна? – Я кинулась ей на шею и снова расплакалась. – Спасибо, моя родная, спасибо! – Я целовала ее щеки, крепко прижимая к себе. Легкость внутри меня вернулась, мы все сможем!

– Я люблю тебя девочка, и мне будет тяжело расставаться с тобой, но так будет лучше для тебя. Только нужно спрятаться получше, иначе они найдут тебя, и уж тогда жизни не будет точно. – Она отодвинулась от меня и, посмотрев мне в глаза, добавила: – Я знаю, куда ты отправишься!

Решительность в ее голосе не могла не радовать.

– Что ты придумала?

– Я сейчас вернусь! – Поцеловав меня в макушку, она выскользнула из комнаты.

Уже через полчаса в моих руках оказался древний фолиант. Эту книгу тайком сохранила мама Илении, и, видимо, многие годы ее никто не открывал. В ней содержались запрещенные знания о других мирах в нашей вселенной. И главное, в ней был описан ритуал, как можно уйти из нашего мира и перейти в другой.

Заклинание было длинным и труднопроизносимым, так как было написано на староэльфийском языке. Я изучала его, но лишь поверхностно, поэтому прочитать и произнести все правильно оказалось сложной задачей. Но вполне решаемой!

– Здесь написано, что я должна обладать силой, но как мне ей воспользоваться, если моя природная магия здесь заблокирована? – этот вопрос пугал и ставил под сомнение мой побег.

– Я подумаю над этим, у нас есть две недели для подготовки. Мы справимся.

И я ей поверила, терять мне все равно нечего.

Дни текли один за другим, я учила ритуал, стараясь ни на что не отвлекаться. Других миров оказалось девять, они не описаны, неизвестно кем они заселены, ясно только, что жизнь там есть, а вот куда именно меня закинет, было непонятно. Наверное, неизвестность должна пугать, но отчего-то я была спокойна.

Отец да и все остальные посматривали на меня с опаской. По их мнению, я должна рыдать целыми днями или изводить истериками весь дом? Не дождутся! Я уже мысленно попрощалась с ними и даже простила. Хотя соврала, отца я никогда не прощу, ни за то, что не любил меня, ни за то, что продал. Может, я и смогу когда-нибудь простить его, смогу отпустить ту боль, что сидит у меня в сердце, но пока я этого не хочу. А может, я попаду в другое тело и не буду помнить об этой жизни? А возможно, просто умру или ничего не получится. И тогда я навсегда останусь в этом мире, с холодными и ненавистными мне дроу, которые будут пользоваться моим даром против моей воли.

Мыслей в голове было множество, но несмотря ни на что я знала, что справлюсь. Иначе погибну.

Глава 3. Все будет хорошо, главное, самому в это поверить

Я смотрела на окружение, и была готова сорваться в истерику в любую секунду. Именно сегодня меня начал бить мандраж, и страх, и ненависть, и обида, и отчаяние, и все эти эмоции желали вылиться через край. Но я не могла себе этого позволить! Поэтому стояла стойко, лишь закусив губу.

Опустила взгляд вниз, осматривая свой наряд: легкое, цвета первой листвы, подвенечное платье из шелка, усыпанное множеством драгоценных камней, переливающихся при малейшем движении. Грудь открывал глубокий вырез, скрывая неприличное тончайшим кружевом в виде лепестков цветов. Я чувствовала себя из-за этого немного некомфортно, но меня не спрашивали, когда принесли эту красоту ко мне в комнату. Этим же кружевом были полностью покрыты руки, от кончиков ногтей, до шелковых плечиков. Платье волнами опускалось к носкам туфель, а сзади водопадом струился длинный шлейф, украшенный настоящими бутонами салатных орхидей из моего сада. При ходьбе создавалось впечатление, будто за мной тянется прекрасный завораживающий луг. Жаль, что этот день не лучший в моей жизни, но для ухода из этого мира наряд вполне подходящий.

На свое встревоженное лицо в зеркале я старалась не смотреть, боялась увидеть слишком много эмоций, которые сейчас душили меня. И казалось, что если я увижу их в своем отражении, то и все окружающие сразу же поймут мой замысел. Хотя это ведь только моя прерогатива – заставлять чужие секреты открываться миру.

Вокруг суетилось слишком много народа, отчего раздражение внутри росло еще сильнее. Слуги, неожиданно воспылавшие ко мне любовью, порхали вокруг, щебеча поздравления. Одни засовывали цветы мне в волосы, другие поправляли макияж, третьи разглаживали несуществующие складочки на платье, и все это сопровождалось театральными вздохами и ахами о якобы свалившемся на меня счастье. Актеры!

Я могла смотреть только на одну женщину в этом скопище лицемерия. Иления, моя любимая няня, сдерживала слезы изо всех сил, и при мысли о том, что нам именно сегодня предстоит расстаться навсегда, в моей душе образовался ураган негодования. Ведь ближе нее у меня никогда никого не было, да и вряд ли будет! Но память о ней хотелось бы сохранить на всю жизнь.

В покои без стука вошел Вэон. Посмотрел на меня восхищенным взглядом, который в одно мгновение сменился на похотливый и расчетливый. Он было дернулся по направлению ко мне, но не смог сделать и шага, оставшись на месте. Я недоуменно посмотрела на него и вдруг все вспомнила. Это ведь мой дар не позволяет ему находиться рядом! Он работает! И как долго! А ведь полной уверенности в том, что подействует, у меня не было.

– Тебя уже все ждут, – грубо проговорил мой сводный брат.

После той ночи мы с ним виделись пару раз, кроме злости и разочарования, в его взгляде ничего не было, и я просто отпустила эту ситуацию, тем более мне было не до него.

Отец и полдома прихвостней должны ждать меня в главной гостиной. Оттуда мы порталом отправимся в храм Илуны, где произойдет само венчание. Ходили легенды, что раньше храм мог давать или отказывать в благословении на брак, и к нему всегда прислушивались и почитали этот выбор. Но за последние века храм не выдал ни одного решения, и церемонии там проводили, только отдавая дань традициям.

Как бы мне хотелось, чтобы он снова ожил и окрасил цветы под нашими ногами в черный цвет. Тогда брак не состоится. Но в этом случае мне все же придется остаться дома, без магии и под постоянными взглядами, наполненными ненавистью. Нет уж, пусть все произойдет, иначе я никогда не смогу сбежать!

Грустная улыбка тронула мои губы. Хватит витать в облаках, пора действовать.

Я посмотрела на няню и, указав ей головой на дверь, плавно направилась к Вэону.

– Ты идешь одна. – Жесткий голос заставил узел внутри меня затянуться.

– Нет, ты знаешь, что она единственная, кого я желала бы видеть в храме. Вы не посмеете лишить меня хотя бы этого! – Я была тверда в своем намерении взять ее с собой, и никто не посмеет мне в этом перечить.

Вэон недовольно поджал губы, но возражать не стал, и когда я почти дошла до него, сделал несколько шагов в сторону. Улыбнувшись сводному брату как можно шире, я вышла из комнаты. Но стоило двери сзади нас закрыться, так брат окликнул меня.

– Аннель, мы можем поговорить? – услышав просящие нотки в его голосе, я от неожиданности застыла и очень медленно повернулась к нему.

– Иления, пройдите ко всем, мы сейчас подойдем. – Это он сказал няне, а она посмотрела на меня с неуверенностью, но после моего кивка продолжила путь без нас.

– Чего ты хочешь?

Он отвернулся к стене и глубоко вздохнул, будто то, что он собирается сказать, дается ему с большим трудом.

– Я хотел извиниться! Не понимаю, что на меня тогда нашло, это было глупо и вообще... – Он запнулся, но повернулся и посмотрел мне в глаза. – Я не хочу, чтобы тебя отдавали, был против этого, но меня не послушали. Я буду по тебе скучать, надеюсь, там тебе будет лучше, чем тут, и ты обретешь счастье.

Сказав последние слова скороговоркой, он обошел меня по дуге и направился в гостиную, а я стояла в полном ступоре, понимая, что это самая длинная речь моего брата за все годы, да еще какая! И ведь он сказал чистую правду… Я запуталась в своем отношении к нему, он перевернул мое мнение за последний месяц на все сто восемьдесят градусов. И, наверное, я тоже буду по нему скучать. Но видеть больше никогда не захочу.

В зале столпились почти все высокопоставленные эльфы наших лесов. Еще бы, сплавляют наконец-то! Отец стоял в центре, смотрел на меня, оценивая мой внешний вид, и, судя по чуть приподнятым бровям, был доволен. Луиниль стояла вполоборота ко мне, заинтересованно общалась со своими подругами, лишь бы не смотреть мне в глаза. Конечно, стоит ей заглянуть, и я выверну ее душонку перед всеми. Правильно делает, что не смотрит. Это она храбрая только наедине со мной.

Придворный маг, хлопнув в ладоши, создал портал, в который все потянулись гуськом. Вот зашла Иления, и спустя положенные двадцать секунд вошли и мы с отцом, завершая нашу цепочку.

В момент выхода из портала уже все стояли на своих местах, натянув на лица улыбки, и уж очень активно вздыхали. Задание им дали такое, что ли? Я старалась не смотреть на алтарь, туда, где стоял этот черноволосый дроу, и в попытке успокоить бешено бьющееся сердце стала рассматривать стены храма.

Я здесь находилась впервые, хотя свадьбы у нас довольно происходили часто, но кто приглашал проклятую на такие мероприятия? Испортить праздник они боялись, а я ж сама никогда не лезу! Но не стоит вспоминать обиды, и так еле контролирую себя.

Мы шли довольно медленно, и я любовалась старыми потрескавшимися стенами. По всему периметру были вырезаны витиеватые узоры, ветки, цветы, листья, деревья, очертания животных, это невозможно было назвать одним рисунком, они словно и были самой стеной, не было ни кусочка ровной поверхности. Даже внутренняя часть купола была такой же. Действительно удивительное место, вызывающее восхищение, жаль, что я сюда не радоваться пришла.

На моих губах появилась ухмылка. Интересно, я, наверное, выгляжу со стороны: невесту ведут к жениху, а она смотрит куда угодно, только не на него. Папа сжал мою руку в запястье, привлекая мое внимание к себе. Даже родной отец боялся взять меня нормально, за кисть, как и положено на таких церемониях. Трус. Но я уже смирилась с этим, как и со множеством других несправедливостей в своем мире.

– Постарайся держать себя в руках! Ты знаешь, как важен нам этот брак! – Хриплый недовольный шепот опалил мне ухо, отчего по коже побежали мурашки.

– Конечно, правитель. – Отвечать надо было как можно осторожней, ведь отец единственный, кто мог что-то заподозрить.

Наконец-то мы дошли до алтаря, выступающего огромным валуном чистейшего белого цвета, и мой локоть торжественно передали в руку дроу. Сейчас я могла нормально рассмотреть его, теперь мне ничего не мешало. Он был старше меня, видимо, ему уже около пятидесяти, хотя я могла и ошибаться. Насколько мне известно, их продолжительность жизни немного меньше нашей, то есть в среднем живут около ста семидесяти лет. Дроу был одного со мной роста, имел странную мимику и яркие фиолетовые глаза, которые избегали моих, наверное, тоже боялся, что я могу устроить шоу. Единственное, что меня в нем привлекало, так это его волосы! Насыщенный цвет вороного крыла! Спускались почти до пояса, переливались при движении, даже создавалось впечатление, что они живут своей жизнью! Я с завистью смотрела на него каждый раз, мечтая о подобной роскоши для себя.

Жрецы начали свою речь, потихоньку завывая, вроде как напевая песню, но я не хотела вслушиваться в слова, они не имели никакого значения. Меня начала бить мелкая дрожь, а в голове образовалась каша, и казалось, что я сейчас сорвусь, схвачу за пальцы дроу, загляну в его глаза и скажу все, что думаю по его поводу. А заодно и он расскажет при всех о своих тайных делишках! Но, боюсь, если это произойдет, то после минуты наслаждения, наблюдая, как они будут убегать, поджав хвосты, мне не поздоровится, и весь план сорвется. Нельзя, Аннель, держись!

Сделав глубокий вдох, я произнесла клятву, повторяя слова жреца. Следом это сделал принц Даэнель, поворачиваясь ко мне.

Я должна выдержать! Я сильная! Он слегка потянул меня на себя, вынуждая сделать шаг к нему для поцелуя. Его тонкие губы дотронулись до моих, а я не почувствовала абсолютно ничего. Просто как кто-то дотронулся до губ рукой... И это мой первый поцелуй… Ведь так не должно быть? Верно?

Повернувшись к зрителям своей казни, окунулась в поздравления и кучу радостных лживых улыбок. Ликуют, сплавили! Лицемерие так и сочилось из гостей, словно змеиный яд! Двуличные создания! Как же я ненавижу их… Кинула взгляд на Илению. У нее текла одинокая слеза по щеке, но губы были плотно сжаты, и весь ее вид говорил о том, что она готова. Что ж, осталось недолго.

Теперь мы перенеслись в Подземье, главный город и родное царство всех дроу. Назвать это пещерой язык не поворачивался. Скорее, это было похоже на огромный игрушечный город. Множество небольших домиков, располагавшихся прямо в каменной породе, образовывали разнообразные уровни и тоннели. На удивление, здесь было довольно светло. Несмотря на то, что солнца и неба видно не было, свет переливался и отражался от зеркальных поверхностей камня. Отсутствие небесного светила навевало тоску и вгоняло в уныние. И они хотят, чтобы я здесь жила? Взглянув на отца, я увидела, что он так же крутил головой, но радости в его лице не было. Что ж так-то?

Многие дроу выходили из своих довольно красивых домов и, как ни странно, улыбались и махали нам в приветствии, что меня очень удивило. А народ подружелюбней нашего!

Спустя несколько долгих минут нахождения в этом месте я, наконец, почувствовала в себе изменения и сразу же улыбнулась. Моя родовая магия, запрещенная в нашем замке, здесь открылась! Воздух вокруг меня сгустился, в кончиках пальцев защипало, хотелось снять перчатки и поколдовать просто в удовольствие! Я боялась, что это может не произойти, но к моей радости, все шло по плану.

Широкая главная аллея, по которой двигалась наша немаленькая процессия, подошла к концу, и перед нами вырос огромный дворец, поражающий своим великолепием и одновременно вызывающий некий трепет. Стены строения были украшены драгоценными камнями, поблескивающими своими гранями, барельефами темных эльфов, пауков и ящериц. Все это выглядело довольно необычно и устрашающе, но красиво. Мой взгляд упал на статую величественного дроу, которая стояла практически у входа. Мужчина из камня был выточен настолько идеально, что казалось, это настоящий дроу, всего лишь покрытый белым слоем краски. Литые мышцы, мужественные черты лица, выражающие недовольство, и поза, в которой он стоял, говорили о его статусе в прошлом. Я практически была уверена, что это один из предыдущих правителей. Я долго смотрела на это произведение искусства, и мне показалось, что его глаза словно смотрят прямо на меня! Тряхнув головой, вновь взглянула на статую – неживой взгляд устремлен вперед… Привидится же такое. Наверное, от того, что я долго на него смотрела, мне показалось, что его каменные глаза ожили.

В огромном зале нас ожидала моя новая семейка. Правитель темных дроу, то есть дядя моего теперь уже мужа, и его брат, мой новоиспеченный свекор. Правитель был высоким и широкоплечим, словно и не принадлежал к расе дроу, от него так и веяло властью и темнотой, и он явно был в родстве с той статуей. Его ледяной взгляд заставлял ежиться, будто от холода. Неудивительно, что именно этот темный эльф занял трон. Мой свекор значительно уступал своему брату, он не был так высок и величественен, скорее, наоборот. Но все равно, глядя на них вместе, я же сразу поняла, что они родные братья.

Мужчины были явно наслышаны обо мне, поэтому я была удостоена лишь мимолетного оценивающего взгляда, после чего нас пригласили за стол в главный зал для торжества. Я уже не могла сдерживать себя, и, сделав знак няне, обратилась к Даэнелю.

– Ты не мог бы проводить меня в отдельную комнату? Мне нужно освежиться.

– Конечно, пойдем. – Сталь в его голосе была мягкой, и он сказал это… нежно? Постаралась скрыть свое удивление.

Хорошо, что я не вызвала подозрений, и он спокойно повел меня по длинным коридорам вглубь замка.

Бросила последний взгляд на своего отца и почувствовала только каплю сожаления. Ведь он хоть и был ближе всех по крови, но так и не стал мне родным.

Иления должна была идти следом за нами, и я очень надеялась, что Даэнель не будет слишком подозрителен. Заведя меня в шикарные апартаменты и показав, где уборная, мужчина скрылся за дверью. Через несколько мгновений моя няня уже стояла напротив и была готова к ритуалу.

Я не шевелилась, наверное, минуты две, и за это время по моему лицу медленно расползлась широчайшая улыбка, и даже волосы посветлели, судя по выражению глаз Илении, которая не отрывала взгляда от моей головы.

– Это превосходно, девочка моя! Но давай не будем терять время!

Она достала из-за пояса круглый грифель и передала мне. Взяв его в руки, я поднесла его к губам и слегка дунула, вселяя поток эльфийской магии в его стержень. Руки начали делать все довольно споро, будто не впервые, но я столько дней потратила на изучение этого действия, что это даже не удивительно. Нарисовав на полу круг и вычертив девять рун по всей окружности, взяла из рук няни свечку и поставила около себя на пол. Теперь самое страшное. Нет, я не боялась, что задуманное не получится, внутри меня была твердая уверенность, что я все делаю верно, тем более теперь, когда по венам текла вся моя магия. Я боялась, что больше никогда не увижу свою прекрасную няню... Я выживала в доме только благодаря ей. Ее поддержка – это самое важное в моей жизни, и теперь мне придется этого лишиться.

– Обними меня, пожалуйста, я буду очень по тебе скучать! – Слезы покатились градом из глаз у нас обеих, я прижимала ее к себе со всей силы, пытаясь в этом объятии передать всю благодарность, всю свою любовь к ней.

– Береги себя, девочка, будь всегда осторожна и никогда не лезь на рожон! – Это наставление я слышала все семнадцать лет, с тех пор как не стало мамы, жаль, я не всегда к ней прислушивалась.

– Люблю тебя! – Последний раз поцеловав щеку доброй старой эльфийки, взяла нож из ее рук и подтолкнула к двери. Никто не должен знать, что она мне помогала.

Вот и все, дороги обратно теперь нет, осталось довести дело до логического конца.

Закусив до боли нижнюю губу, я делала разрезы на левой руке от локтя до кисти, ровно девять штук. С каждым движением ножа боль становилась ярче, но я заглушала в себе эти ощущения, я ведь все выдержу!

Кровь тонкой струйкой спускалась по моей руке, окрашивая пол вокруг меня в багровый цвет. Напитав каждую руну, взяла зажженную свечу и, глядя на танцующий огонек, громко и четко стала произносить текст древнего заклинания перемещения. Я не вдумывалась в смысл слов, они разрезали пространство, словно шли из самого сердца, становясь осязаемыми. Огонь завораживал, и оторвать взгляд от пламени уже не было сил.

Время остановилось. Мне стало казаться, что пламя проникает в меня, опаляя внутренности, забираясь под кожу и выжигая изнутри. Огненная лава заменила кровь и наполнила вены пульсирующей болью. Легкие горели, дышать становилось все сложнее, голова наливалась чугуном, руки тряслись, мне потребовалось собрать все свои силы, чтобы удержать свечу и не замолчать. Я должна закончить этот ритуал, чего бы мне это ни стоило!

Какая невыносимая боль! Почему в книгах не было и слова об этом?! Словно через пелену я слышала удары в дверь, сотрясающие помещение, видела перекошенное лицо мачехи, изумленный взгляд отца, но реагировать на это уже не могла. Произнеся последние слова, хлопнула окровавленной ладошкой по фитилю свечи, и безвольной куклой упала в начертанный мной круг.

Я поднималась от своего тела в виде дымки, но удивления во мне не было. Будто так и должно было быть. Взгляд уперся в отца, который осел на колени и закрыл лицо руками. Он сожалеет? Надо было раньше думать о своих поступках, папочка. Я тоже сожалею, что ты так и не смог полюбить меня. Слух был нечеткий, и я, только посмотрев на Луиниль, смогла понять, что она говорит. Вернее, кричит, судя по ее мимике.

– Я найду тебя, проклятая! Притащу за твои волосы даже из-под земли! – того и гляди начнет сейчас плеваться ядом. Радоваться должна, что она распинается? – Тело нужно сохранить! Вингар! Что ты сидишь?! – зачем сохранять мое тело? Они не должны понять, что это за ритуал! И не должны меня найти...

Я понимала, что должна сейчас испытывать страх за себя, но эмоции были словно где-то заперты, все происходящее казалось каким-то нереальным. В этот момент в комнату зашел Даэнель, и попытался подбежать к моему телу, но, не дотрагиваясь, понял, что уже поздно. Промелькнувшее на его лице выражение сожаления и сразу же злости вызвало у меня непонимание. Обидно, наверное, что такая удачная сделка из рук уплыла.

Остальные эльфы и дроу заполняли комнату и с ужасом смотрели на результат моего деяния. Мое тело лежало бездыханным в луже собственной крови, прекрасное платье покрывали бурые разводы, расползаясь с каждой секундой все сильнее. Я находилась внутри идеально ровно очерченного круга, вызывая страшные мысли у каждого в этой комнате.

Начав ощущать холод, я понимала, что растворяюсь, звуки пропали, как и картинка, и я наконец-то попала в долгожданное забытье. Вот и закончилась моя жизнь на Аире.

Снова боль. Жгучая боль в сердце с трудом дала сделать вдох, но открыть глаза не получалось. Все тело ломило, в голове будто стояла дымка, которая не давала сосредоточиться, и, судя по ощущениям, сил в теле не было!

С усилием разлепив веки, я наткнулась взглядом на большое черное лохматое существо, сидевшее у меня на коленях. Поняв, что впервые вижу кошку вживую – откуда-то я точно знала, что это за животное – страх отозвался новой волной боли в груди. Еще больший ужас я испытала, протянув руку к животному и увидев ее. Моему удивлению не было предела, сердце заколотилось в разы быстрее, а глаза чуть не вылезли из орбит! Вся кисть была сморщенной, а пальцы с длинными закрученные ногтями тряслись мелкой дрожью. Темные пятна покрывали практически каждый сантиметр кожи!

Меня перенесло в тело старухи!

Этот кошмар не укладывался в голове, рука без сил упала на мягкую шерсть кошки, но она, не реагируя, смотрела желтыми глазами прямо мне в душу. Сердце стало щемить еще сильнее, каждый вздох приносил неимоверную боль во всей грудной клетке, и я осознавала, что этот организм умирает! Я умру, так и не пожив? Так глупо перенестись в тело умирающей старухи! Для этого я сбежала от своей судьбы? Да лучше бы меня растерзали дроу, чем так!

Еле слышным шепотом я начала читать заклинание переноса, неотрывно глядя в яркие глаза животного. На последнем произнесенном слове веки налились тяжестью, короткий последний вздох, последний удар сердца, тупик.

– Разряд! – Громкий крик донесся до моего сознания, тут же сильный удар по грудине, яркая боль, и рот открылся в надежде получить свой первый глоток воздуха. Сердце начало отбивать новый ритм жизни…

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.