Шахматы. Чёрная королева

Флёри Юлия

Просмотров: 2425
Категории: Любовные романы
4.5/5 оценка (15 голосов)
Загружена 20.02.18
Шахматы. Чёрная королева

Купить книгу

Формат: PDF, TXT, EPUB, FB2
Избранное Удалить
В избранное!

За один день Алёна каким-то неимоверным образом ухитрилась расстаться с парнем, разругаться с матерью и уйти из дома. Ах, да, она же ещё и работу потеряла. Чем не повод вернуться к истокам и попробовать начать всё с начала? Да вот незадача… очень уж хочется доказать, что она, как журналист, всё же чего-то стоит. Так, почему бы не пробраться в осиное гнездо и немножечко там не пошуметь? Идея, что надо. Осталось совсем немного: подобраться поближе, найти надёжных информаторов и всего делов! Ну, и ещё вовремя унести ноги.

Марта скучать не привыкла. Вокруг неё всегда много людей, ещё больше мнений и, разумеется, в записной книжке целый список опасных мужчин. Она любит играть в игры, она предпочитает выходить из них победителем, но что делать, если победить в этот раз, означает растоптать небезразличного тебе человека? Стоит задуматься над следующим шагом, а ещё лучше протянуть так необходимую в этот момент руку помощи.

На первый взгляд, Алёна и Марта не имеют точек соприкосновения. Они настолько непохожи, будто из разных миров. Они не подозревали, что однажды встретятся, но, раз уж так случилось, стоит посмотреть, что из всего этого получится.

– Так и будешь стоять?..

В какой-то момент будто издалека услышала Алёна насмешливый женский голос и опомнилась, головой тряханула, попутно отмечая, что именно женщина стоит перед ней. Та самая, что вчера истошно кричала – по голосу её узнала, но, оценив внешность, немного опешила, ведь ожидала увидеть нечто иное. Сейчас перед ней стояла не истеричная особа смазливой наружности и раннего возраста, на которых так падки успешные мужчины, а женщина взрослая, в себе уверенная, состоявшаяся. Явно старше парня, что был у неё вчера и так необдуманно обделил Алёну вниманием. «Альфонс. Наверняка это был обычный альфонс» – пронеслось в голове прежде, чем она успела хоть что-то сказать.

– Если посмотреть – это всё, что ты хотела… – Проронила незнакомка снова, но теперь с явной издёвкой, и попыталась, было, захлопнуть дверь, но Алёна собралась, пришла в себя и выдала милейшую улыбку.

Улыбка с её стороны только увеличила желание женщины напротив, дверь захлопнуть, и пришло время проявить чудеса изворотливости и, буквально говоря, просочиться сквозь довольно узкую щель в квартиру.

– Нет! – Выкрикнула Алёна, отчего-то испугавшись. – В смысле, не посмотреть. – Добавила, но скривилась, понимая, что говорит не то. – В смысле, здравствуйте. Меня Алёна зовут. Я ваша соседка из квартиры напротив.

– О, да ты и говорить умеешь. – Послышалась в голосе похвала и Алёна поджала губы.

Женщина извернулась, чтобы защёлкнуть замки входной двери, а потом скрестила руки на груди, изображая внимание.

– Да, так неловко получилось… Не знаю, что на меня нашло и…

– А что мерзкий старикан? – Нетактично перебила женщина и неприятно оскалилась. – Он всё же облапошил эту дуру и завещал квартиру тебе?

– Кто?! – Не поняла Алёна, в панике пытаясь объяснить историю своего возникновения на пороге квартиры. – Да нет же, я не о том! – Категорично закивала головой в ответ, но услышать её не желали.

– Вот уж где был несносный старик! – Пробормотала женщина в негодовании, будто выругалась, но тут же оживлённо улыбнулась, демонстрируя искренность и доброхотство. – Если говорить по правде, то я его терпеть не могла. – Усмехнулась и от Алёны отступилась, удаляясь в светлую гостиную комнату. В какой-то момент обернулась, взглядом призывая идти следом. – Он всё время курил свою крючковатую трубку и этим дымом провоняла не только его и моя квартиры. Этим дымом, казалось, провонял и дом со всеми его жильцами!

– Ну да… наверно… – Припомнила Алёна и мамины жалобы по поводу той же курительной трубки. – Только я…

– А ты, стало быть, его внучка? – Широко раскрыв рот в необъяснимом азарте, женщина затаила дыхание и принялась Алёну рассматривать, совершенно не стесняясь внезапно возникшего интереса.

Да так смотрела, что едва ли не собственноручно ворочала девушку вокруг оси, пытаясь изучить и малейшие детали.

– Очаровательна… – Не без удовольствия вынесла вердикт и закатила глаза в немом восторге. – Поистине прекрасна! – Широко оскалившись, даже плечами пожала, выпуская скопившуюся в теле истому. – Так, значит, ты теперь живёшь здесь?.. – Что-то прикинула она в уме и совершенно неожиданно сверкнула глазами. – А что же мать? Отпустила? Или в тебе проснулся запоздалый бунтарский дух?

– Вы знаете маму?.. – Нахмурилась Алёна, а женщина странно рассмеялась.

– Марта! – Протянула руку в дружеском жесте. – Уверена, мы подружимся. – Многозначительно добавила, когда Алёна на жест дружелюбия ответила.

Жест проявила, а вот инстинкт самосохранения вопил, требуя немедленно покинуть вражескую территорию.

– Ох, милая, что бы тебя сюда сегодня ни привело, уверяю, ты вытащила свой счастливый билет! И я тоже… – Добавила со странной интонацией.

Спешно облизнув накрашенные яркой помадой губы, Марта, склонив голову в знаке учтивости, направилась к окну. Присела на подоконник, удобно устроив на нём одну ногу, а вторую свесила в свободном положении и принялась аккуратно пошатывать ей из стороны в сторону. Странно прищурилась, всматриваясь в городской пейзаж, что открывался из окна, поджала губы, а потом однобоко улыбнулась самой себе, будто и забыв о незваной гостье. Алёне стоило бы покинуть квартиру, но она отчего-то решила объясниться.

– Если у вас с мамой вдруг возникли какие-то недопонимания… – Спешно начала, а Марта рассмеялась в голос.

– Боже упаси, чтобы меня с ней связывали какие-то там недопонимания! – Запрокинула она назад голову и округлила глаза в знаке ужаса. – Твоя мать страшная женщина, – заявила с широкой улыбкой, – но, думаю, тебе об этом известно. – Поторопилась добавить, понизив эмоциональность в голосе до полутонов. – И как ты всё же красива! – Мечтательно потянула и закусила губу в завистливом знаке, заставляя Алёну окончательно запутаться.

Женщина как-то сникла, её роскошная улыбка исчезла с лица, не оставив следов, а взгляд вдруг потух. Алёна встрепенулась.

– Вы тоже очень, очень красивая женщина! – Поспешила заверить и Марта будто ожила снова. И снова лишь для того, чтобы рассмеяться.

– А я знаю! – Неодобрительно покачала головой, предлагая не торопиться с громкими высказываниями. – Всё же не так давно смотрела на себя в зеркало. Но твоя красота дороже. – Проговорила наставническим тоном. – Она лишь готовится расцвести, а моя… моя увядает. – Наигранно вздохнула и нащупала на подоконнике рядом с собой пачку сигарет. Тут же вытащила одну и прикурила, глубоко затягиваясь ароматным дымом.

– Вы курите… – Проронила Алёна, припоминая недавний упрёк в сторону деда, и кончиками пальцев своих губ дотронулась, в попытке придать словам объём.

Марта глянула на неё с прищуром и затянулась глубже. На сигарету в собственных руках взгляд опустила и в наигранном удивлении пожала плечами.

– Да. – Отмахнулась в итоге. – Какой-то идиот придумал, что сигарета успокаивает. Вздёрнуть бы его на рее пиратского корабля… да где же этот корабль сейчас взять?.. – Проговорила Марта и, казалось, что была не на шутку озадачена этим вопросом.

– Я бы хотела…

Попыталась Алёна всё же перейти к сути вопроса, о котором, как вдруг показалось, и сама забыла на какое-то время, но женщина, не позволяя и шага в ту сторону сделать, с подоконника резко спрыгнула и прошлась по комнате, попутно выпуская изо рта плотные клубы дыма.

– А ты, значит, не замужем? – Задала вопрос, но утвердительная интонация не позволила воспринимать его однозначно.

Алёна несколько рассеянно кивнула и в жесте защиты вскинула руку с целью размять шею со стороны спины. Под ядовито-милым взглядом руку одёрнула и несколько раз хватанула ртом воздух.

– Не-ет… – Нехотя выдавила из себя, понимая, что Марта так и ждёт ответа. – Мы как раз вчера решили расстаться… – Вдруг почувствовала острую необходимость обсудить это хоть с кем-то, пусть даже совершенно неподходящим, но Марта уже привычно перебила. На этот раз демонстративным вздохом, который должен был выражать что-то вроде сочувствия.

– Это непременно нужно исправить! – Воскликнула и нервным движением затушила сигарету о массивную пепельницу, стоящую на старинном кофейном столике. – Девушке твоего положения и статуса просто неприлично быть одной. Сколько тебе сейчас? – Прищурилась прикидывая. – Двадцать два, двадцать три?

– Двадцать три.

– Ну вот! Я вышла замуж как только мне исполнилось восемнадцать и, кстати, считаю, что это было едва ли не последнее моё здравое решение. – Выпрямила узкую спину и мечтательно закатила глаза. – А потом столько ошибок, столько нелепостей… – Будто саму себя много лет назад осуждая, головой закачала. – Боже, какими сладкими они были… – Потянула слова, заманчиво облизывая губы, и, не переставая, улыбалась. Широко и дерзко. Алёна всегда мечтала быть такой, но мечты до сих пор так и остались мечтами. – А сколько боли принесли… – Тут же добавила основательно и тихо, так, чтобы весь смысл дошёл. – Тебе точно, совершенно точно нужно выйти замуж! – Собственной идее обрадовавшись, Марта сверкнула яркими глазами. – И чем быстрее, тем лучше. – Добавила со значением и склонила голову набок.

Алёна растерянно переминалась с ноги на ногу, пытаясь избавиться от странного взгляда собеседницы, как вдруг почувствовала, насколько навязчивым, насколько твёрдым он стал.

– Как тебе, кстати, мой Андрей? – Проговорила Марта вкрадчивым голосом и широко улыбнулась тому, как вспыхнули щёки девушки. – Вы вчера столкнулись в подъезде. Он так сказал. – Добавила тихо и с удовольствием наблюдала за тем, как щёки Алёны в буквальном смысле становятся пунцовыми.

– Я… я… – Хватала она воздух ртом, пытаясь откреститься от подозрений, а Марта выгнула и приподняла бровь, поджала губы в предвкушении.

– Да будет тебе так волноваться… – В итоге отмахнулась она. – В конце концов, что тут такого? – Совершенно невинно пожала плечами. – В любом случае, не стоит строить на его счёт далекоидущие планы. Андрей совершенно не готов к семейной жизни, к ответственности. К той самой ответственности, которая присуща главе семьи. Здесь, вероятно, сыграла роль ущербность его отца, но в целом мальчиком можно гордиться. – Принялась рассуждать, но углубляться не пожелала и, нахмурившись, махнула на всё рукой. – Андрей мой племянник. – Рассмеялась в итоге Марта и подошла к Алёне вплотную, погладила ту по ладони в успокаивающем жесте. – Присаживайся. – Повела рукой в сторону дивана и склонил голову набок, глядя на то, как Алёна устраивается.

– Вы извините, что я ворвалась вот так, без приглашения, но у меня к вам дело. – Выговорила Алёна, как только почувствовала секундную паузу, послабление в общем контроле над ситуацией у хозяйки квартиры, и смотрела в ожидании ответа, с которым, сказать нелишне, женщина не торопилась. И должного интереса к словам не проявляла.

Марта прошлась по комнате с видом королевы, никак не меньше, поправила свежие розы в высокой вазе, направляя бутоны к свету, вдохнула их аромат и только после этого будто опомнилась.

– Ты любишь цветы? – На Алёну оглянулась и на то, как та напряжена в ожидании ответа, внимание обратила. Улыбаться отчего-то перестала.

– Люблю. Но не розы. Мне больше нравятся хризантемы. Большие. Белые. – Ответила на вопрос развёрнуто и полно. Волосы за ухо заправила и теперь присматривалась к хозяйке с иным, нематериальным интересом.

До этого видела объект, владеющие определёнными благами, возможностями, теперь же интересную женщину. Женщину со своей игрой, со своими помыслами. Смотрела и осознавала, что Марта знает и понимает намного больше, чем хочет показать. И что какие-то цели у неё действительно имеются, пусть и пока неизвестные.

Красивая. Однозначно. С глубоким чёрным цветом волос, со светлой, матового оттенка кожей. Глаза живые, яркие, привлекающие внимание, поступь мягкая, движения в основе своей плавные. Голос нежный, податливый, но с властными нотками. Он будто перетекал из одной ипостаси в другую и, в зависимости от желаний хозяйки, котов был то ласкать, то обрушить на твою голову кучу булыжников. Она была явно дамой высшего общества. Роковой красавицей, не иначе. Алёна практически уверена, что не один десяток мужчин пал к её ногам. Стройная и умеющая подчёркивать изящную красоту. Женщина со вкусом, с собственным мнением в отношении современной моды. Хитрая и наверняка коварная. Во всяком случае, именно с подобным типом людей Алёна ассоциировала коварство. И вся её сущность кричит об этом. Улыбка широкая, чаще вызывающая, порой похожа на оскал. Но не тот оскал, который пугает, а тот, который тебя о чём-то предостерегает, заставляет насторожиться.

Женщина с большим жизненным опытом, которым козыряет по праву. Это пока ещё Марта не в полную силу демонстрирует свои навыки и умения, но совсем скоро, Алёна уверена, она сможет убедиться в этом воочию. И власть женщина определённо имела. Над людьми в целом. И их половая принадлежность едва ли играла какую-то роль. Если бы Алёна не ушла из дома, то непременно спросила бы у матери о новой знакомой, но сейчас, демонстративно отказавшись от любой поддержки, от защиты, была вынуждена с закрытыми глазами ступать на заведомо направленные в свою сторону грабли. И ступать на них была готова без сожаления.

– Андрей говорит, что порой я бываю похожа на большую чёрную кошку. – Вдруг проронила Марта и Алёна подскочила, понимая, что увлеклась разглядыванием и перешла все допустимые пределы приличия. Подскочила, опомнилась, но произнесённым словам неожиданно даже для самой себя, улыбнулась.

– Наверно, он прав. Пока вы молчали, меня тоже мучила эта ассоциация, но суть никак не удавалось уловить. А теперь вы сказали и…

Алёна снова улыбнулась и вдруг почувствовала, как тело расслабляется. В какой-то момент она перестала ощущать явно исходящую до этого со стороны женщины угрозу.

– Ты говорила о каком-то деле? – Вскинула Марта взгляд, тоже справедливо откинув излишние подозрения, которые, теперь можно было сказать точно, питала чрезмерно остро и вполне оправдано.

Она слишком хорошо знала людей. Видела многих насквозь, вот и насторожилась. Теперь же… теперь же махнула на предрассудки рукой, как любила делать по жизни в прямом смысле этого выражения. Мягко улыбнулась, расправила на бёдрах идеальносидящие брючки и стала перед Алёной, демонстрируя готовность её выслушать. Но как только девушка очередной раз открыла рот, жестом руки остановила и всё же присела. На кресло, стоящее справа от дивана. Тоже своеобразная игра жестов и благосклонность на инстинктивном уровне. Кивнула головой, подбадривая, предлагая приступить.

– Марта, я точно знаю, что у вас есть одна вещь, которая очень, очень мне нужна. – Вдруг сбилась Алёна с намеченного курса и перешла на просительный тон. Женщина его явно не оценила и криво улыбнулась.

– Ненавижу тратить время на загадки. – Проговорила предельно жёстко. – Ты могла бы говорить более конкретно. – Подсказала, чем незаметно для неопытной девушки фактически дала второй шанс. Сама не понимала этого желания, но твёрдо решила от него не отступать, расценив как верное предчувствие.

– Благотворительный вечер в пользу талантливой молодёжи. – Поторопилась Алёна и на диване поёрзала, устраиваясь на самом кончике сидения. Судорожно выдохнула и с трудом сглотнула. – Ваш… племянник… – Проговорила и на Марту глянула, в поиске одобрения к словам, но женщина лишь холодно усмехнулась. – Я видела, как он достал пригласительный билет из почтового ящика. Мне очень нужно быть там. – Постаралась вложить в слова как можно больше уверенности и реакция женщины позволила зародиться надежде на успех.

– Благотворительный вечер? – Задумавшись, повторила Марта, но едва ли позволила хоть что-то прочесть на лице, в глазах.

Просто поднялась и вышла в другую комнату, а вернулась со стопкой корреспонденции в руках. Небрежным жестом швырнула письма на кофейный столик и скрестила руки на груди.

– Который из них?

Бросила ленивую фразу и с пристальным взглядом наблюдала за тем, как ловко Алёна выбрала из стопки конвертов один нужный. Выбрала, но в руки не взяла, а лишь отодвинула в сторону. «Подкупила, чертовка!» – мысленно послала ей Марта похвалу и конверт вскрыла, устроившись на прежнем месте. Пробежала взглядом по ровным строчкам, вытянула вперёд губы, прицениваясь, а потом бросила обратно на стол в жесте безразличия.

– Совершенно неинтересное мероприятие, где толстосумы с гордым видом будут выписывать смехотворные по содержанию чеки на якобы поддержку юных дарований. – Заключила без удовольствия и брезгливо скривилась. – Тебе там нечего делать. – Озвучила несложные выводы и азартно прикусила нижнюю губу, глядя, как гневно вспыхнули глаза девушки.

– Мне очень нужно быть там!

– Настолько, что готова поделиться соображениями?

– Я бы не хотела втягивать кого-то ещё… – Принялась Алёна невнятно бормотать, на что Марта громко и покатисто рассмеялась, забавляясь чужой наивностью.

– Ты милейшее создание, Алёнушка. Но, уверяю, всё, что тебе нужно, это выйти замуж. Если хочешь, я даже подскажу за кого и дам тебе лестную характеристику, чтобы процесс ускорить. – Постепенно отходя от смеха, Марта смягчалась всё больше, всё больше расслаблялась. – И, кстати, имей в виду: если ты собираешься пройти по моему пригласительному билету, то уже подставляешь. Так что я в доле! – Поставила неоспоримое условие, демонстративно потирая ладони, и ничего другого не оставалось, как в затее признаться.

– Там будет один человек. – Наспех проговорила Алёна и судорожно вздохнула. – Не совсем честный. И я просто обязана…

– Стоп, стоп, стоп, стоп, стоп! – Марта принялась активно размахивать руками в знаке протеста. – Зачем тебе это нужно?

– Что? – Опешила Алёна, не понимая такой острой реакции.

– Зачем тебе это нужно? – Повторила Марта более основательно, с нажимом, чётко выделяя артикуляцией каждый звук. – Ты молодая и красивая. Тебя должны интересовать мода, украшения и любовь. А ты о каком-то человеке печёшься…

– Но он ведь неправ!

– И что? Он каким-то образом пересекается с твоими интересами? Личные счёты? Что?! – Бросила Марта вызывающе, на что Алёне ответить было вроде и нечего, но соблазн всё же выступить был слишком велик.

– Я журналист и я обязана освещать важные события в жизни нашего города!

– Журналист? – Ахнула Марта и на спинку кресла, буквально говоря, рухнула, застыв с выражением изумления на лице. – Милая, ты говорила, что недавно рассталась с молодым человеком?..

– Я не собираюсь замуж! – Предупреждая очередное подобное предложение женщины, Алёна категорично от него открестилась. – Я буду строить карьеру.

– Детка, с такой внешностью, ты могла бы строить мужчин вокруг себя, не прикладывая для этого и малейшие усилия. А они бы приносили в зубах добычу, с энтузиазмом разгребали твои проблемы и убирали с пути всех неугодных без риска для жизни любимой. Какой дурак научил тебя копаться во всём этом дерьме самостоятельно? – Неожиданно растеряв всю присущую интеллигентам тактичность, выругалась Марта и казалась не на шутку удивлена.

– Это моё осознанное решение.

– Да, да, конечно, позволь только уточнить: оно возникло до того, как ты поняла, что твой любимый цвет зелёный или после?

– Конечно, после! – Попыталась, было, Алёна возмутиться, как вдруг поняла завуалированный смысл вопроса и раскраснелась. – Я не ребёнок! Я с пятнадцати лет пишу статьи и заметки в газетах. Я пять лет училась для того, чтобы делать это грамотно и правильно, видеть смысл, улавливать суть, выделять основную идею. И я с детства ненавижу лицемеров и лгунов! – Эмоционально закончила она гневную тираду, запоздало осознавая, чем может обойтись подобный выпад.

Но Марта отреагировала на удивление спокойно. Растянула губы, создавая видимость улыбки, и склонила голову набок.

– Меня беспокоит твоё будущее. – Проговорила она в итоге, но высказаться вновь не позволила: недовольно поджала губы, устремила взгляд к полу. – Ты… пойдёшь на этот вечер, дорогая. – Вскинув голову, решительно выдала Марта, не пытаясь спрятать бушующие внутри огонь, азарт, вдохновение. – А я буду твоим фонариком, освещающим путь в совершенном мраке современной элиты.

– Вы поможете мне?

– Разумеется. Мы ведь подружки! – Алчно сверкнула глазами, отчего Алёна поёжилась. – А подруги должны помогать друг другу, не так ли?

Впитав в себя внутренний страх, который сейчас буквально источала Алёна, Марта обхватила ладонями подлокотники кресла, чуть подалась вперёд.

– Не спросишь, что я потребую от тебя взамен за эту услугу?

– Не спрошу.

Услышав решительный и твёрдый ответ, Марта передёрнула плечами, довольно выгнулась, напоминая кошку роскошной чёрной масти, и, довольно стрельнула в Алёну глазками. Зелёными. Колдовскими.

– Кстати, совершенно напрасно. – Оскалилась. – Мы ведь друг друга совершенно не знаем. – Щёлкнула Алёну по носу, когда та не ожидала, и задорно хихикнула, но повторять свой вопрос не стала, как и не позволила Алёне проявить запоздалый интерес.

Из кресла поднялась, расправила брючки, едва не пританцовывая от удовольствия, и на Алёну глянула свысока.

– Когда всё закончится… – Начала, обращая на себя внимание. – Когда мы разберёмся с этим твоим нечестным человеком… – Азартно глотнула воздуха, интригуя. – Тогда, милая, ты всё-таки выйдешь замуж и, уверяю, будешь безмерно счастлива. Уж я-то об этом озабочусь. – Многозначительно головой кивнула и, напевая какую-то мелодию, гостиную покинула.

Вернулась в комнату Марта, уже изрядно растеряв весь свой игривый настрой. Была предельно серьёзна и явно напряжена. И лишь всё та же мелодия, которую продолжила напевать, напоминала о былой лёгкости. Она с задумчивым видом прошлась по комнате взад-вперёд, несколько раз выглянула в занавешенное окно, а в результате стала, подбоченившись, и на Алёну уставилась.

– Так, значит, журналист… – Произнесла так, будто пыталась посмаковать эту фразу, но она оказалась ей не по вкусу. – И что сейчас происходит… там?.. – За окно, в сторону улицы головой кивнула.

Алёна с определённой долей интереса глянула сначала на Марту, а потом и в строну окна её квартиры.

– Да ничего. – Заключила, будучи совершенно удивлённой собственным словам, собственному мнению. – Знаете, это очень странно, но действительно ничего не происходит. – Оживилась, плечами передёрнула. – Может, где-то в верхушках власти и дует ветер, а у нас, простых смертных, затишье. А почему вы спрашиваете? – Нахмурилась, на что Марта доброжелательно улыбнулась, странно засуетилась и в итоге эмоционально вскинула руки вверх.

– Жизнь такая странная штука, Алёнушка, – рассмеялась непонятно чему и тут же погрустнела. – Человек очень быстро привыкает. Ко всему. К людям, к эмоциональной обстановке, что его окружает, к уважению или к гнёту… И я настолько вжилась в роль успешной дамы, которой не нужно заботится о хлебе насущном, о мнении окружающих людей, что… что просто потерялась, не заметив, как мир вокруг начинает рушиться. – Мучительно скривилась, пытаясь словами выразить то, что, вероятно, чувствует. – Заблудилась в вымысле, в реальности, запуталась в причинах и следствиях из них. – Принялась бурно дышать, приближаясь к сути, и в итоге эмоционально сдалась, подстраиваясь под волю обстоятельств. Взгляд стал бездонным и пустым, яркая улыбка померкла, а идеальный образ растаял. – Не так давно я потеряла близкого человека.

Выдала Марта, собравшись с мыслями. За шею ладонью схватилась, будто при недостатке кислорода, и в сторону окна метнулась, схватилась за ручку, но так его и не открыла. Сдалась в бессилии, её голова поникла, плечи опустились, а Алёне не оставалось ничего другого, как в качестве зрителя наблюдать за идеальной игрой одного актёра. Только и успевала, что глазами из стороны в сторону водить, каждую деталь запоминая.

– Эмоционально близкого, родного духовно. – Дрогнули её плечи, за чем последовал протяжный вдох. – Мы уже давно не общались и старались даже не пересекаться, но само осознание того, что рядом такой человек есть, настраивало на лучшее. А вот сейчас я даже не знаю, как жить дальше. Неделю из дома не выхожу. Собственно, по этому поводу мы вчера с Андреем и спорили. – Обернулась, глядя, как Алёна меняется, услышав упоминание о мужчине. – Он беспокоится.

– Извините, у вас горе, а я…

– Алёна, ты меня совершенно не слушаешь. – Устало выдохнула Марта и обернулась. На подоконник уселась, закидывая ногу на ногу, головой приткнулась к углублению окна. – У меня не горе. Я перегорела. Эмоционально. Очередной смысл в жизни потерялся.

– Но вы всё же согласились идти со мной. Почему?

– Ты меня заинтересовала. Такая странная, будто с Луны свалилась. – Выдала то, что едва ли походило на похвалу. – А ещё ты нуждаешься в защите. – Голову набок склонила, умиляясь не отпускающему гневному румянцу. – Я могу тебе её дать. – Пообещала, чем окончательно пригвоздила к месту. – Сама же, с твоей помощью, адаптируюсь, наконец, к новым условиям и забуду о затворничестве как о страшном сне. Кстати, – дёрнулась, было, с места, но тут же опала обратно, – у тебя есть подходящее платье? Я могла бы помочь с выбором. – Заверила, на что Алёна ответила категоричным отказом.

– Спасибо, я справлюсь. – С дивана поднялась, намереваясь распрощаться, но у Марты были совершенно другие планы, потому Алёну она взяла под руку и лично до квартиры сопроводила.

– Как это опрометчиво, оставлять ключи в дверях. – Негодующе пожурила, проворачивая ключ в замке, и первой ступила на неизведанную до этого территорию. – Как ты живёшь в этой клетке? Здесь же совершенно нечем дышать!

Заявила уже с порога, метнулась в центральную комнату и дёрнула на себя створки окна, их отпирая, запуская прохладный осенний воздух. Только тогда и смогла прицениться к обстановке, к интерьеру.

– Это неподходящий фон для юной особы. – Рукой своевольно взмахнула и скривилась, на мебель и декор глядя. – Здесь всё нужно поменять! Буквально всё! Нужно больше белого. – Мечтательно прикрыла глаза. – И больше пространства! – Непонятно чему рассмеялась. – С деньгами я тебе помогу, а об остальном можешь не беспокоиться. – Категорично заявила, не давая возможности и слово вставить, а потом с решительным видом нахмурилась. – Итак, показывай!

– Что показывать? – Не поняла Алёна, просто не успевая за бурным нравом новой знакомой.

– Ну, как же? Платье! Я хочу его видеть!

– Марта, подождите…

– И прекрати мне выкать! – Перебила та. – Знаешь, почему я там, где многие побывать могут лишь в мечтах?

– Даже не спрашиваю, где именно это место. – Пробормотала Алёна в сторону, а специально, демонстративно и только для Марты: – Почему?

– Потому что я всё начатое довожу до конца, умею смотреть вперёд и предугадываю чужие ошибки, автоматически превращая их в свои достоинства. И, уверяю, платье для девушки, когда она выходит в свет первый раз, значит намного больше, чем все глупости и нелепости, которые она может совершить в этот самый вечер. Мы просто не имеем права на ошибку! – Заключила с довольным видом и скрестила руки на груди в жесте настойчивости.

И Алёна сдалась. Не сказать бы, что особо противилась напору, ему в принципе противостоять было нельзя, но вот такое бестактное вмешательство в частную жизнь заставляло взбунтоваться. Заставляло… но она покорно направилась ко всё ещё неразобранной сумке, успокаивая себя тем фактом, что стала на шаг ближе к желаемому.

– Алёна, ты преступница! – Воскликнула Марта, как только увидела наряд. – Такую вещь ни в коем случае нельзя комкать или мять! Это платье следует перевозить в чехле и никак иначе. – Забрала вешалку из рук и поднесла к свету. – Произведение искусства. – Не веря собственным словам, заключила. – Где взяла? – Завистливо стрельнула она глазами, но тут же задорно рассмеялась. – Скорей ко мне, кое-что тебе покажу.

Рванула Марта из квартиры прочь, так и удерживая вешалку с платьем на вытянутой руке.

Спешно перебирая какие-то безделушки в основательной по размерам шкатулке, извлекла и продемонстрировала набор украшений. Округлила глаза, глядя на бесстрастное лицо Алёны, и разочарованно выдохнула, так и не услышав звуков восторга.

– Судя по всему, ты ничего не понимаешь в драгоценностях. – Резко выдохнула и расправила плечи. – Примерь! – Не просила – приказывала и буквально втолкнула Алёну в просторную гардеробную комнату, всучив в одну руку платье, а в другую тот самый набор украшений.

С нетерпением дожидалась, пока та покажется, демонстрируя наряд, и задержала дыхание, когда девушка всё же вышла.

– Бордовый – твой цвет. – Вспыхнула Марта румянцем нетерпения и потянула Алёну за руку на себя, позволяя роскошной ткани блистать переливами в искусственном свете гостиной комнаты. – И камень… – Губами причмокнула. – Камень тоже твой. Гранат. Ты даже представить себе не можешь, как преобразились твои карие глаза на его фоне и как выглядит камень на фоне этих карих глаз. Как жаль, что в наше время не устраивают балы дебютанток. Уверена, ты была бы нарасхват.

– Марта, ты опять… – Надулась Алёна при упоминании о замужестве, но не сумела сдержать улыбку вдохновения, как только увидела собственное отражение в зеркале. В момент, когда отвернулась, отвлеклась от созерцания, хотела выдвинуть очередной упрёк, но Марта головой качнула, продолжить не позволяя.

Мягко улыбнулась, коснулась кончиками пальцев украшений, поддевая выбранные ею серьги, провела по запястью, увенчанному браслетом. Грудь была закрыта. Грудь не нуждалась в излишнем внимании, в акцентах… она сама по себе была неплохим акцентом и лишь порождала желание, заставляя мечтать о большем. Марта осталась довольна и собой, и подопечной, к разряду которых практически мгновенно отнесла Алёну, расслышав бунтарские нотки, желание навести в мире справедливость. Это было так знакомо… до боли, иначе и не скажешь. И пусть сама Марта так наивна не была, дорого поплатилась за неверные выводы и прошлые ошибки. И этой милой девочке упасть на самое дно, разбиться… позволить не могла.

Звук открываемой двери нарушил уединение и уничтожил возникшее волшебство. Марта с сожалением поджала губы, а Алёна встрепенулась, но так и не смогла сдвинуться с места.

– А у тебя не заперто. – В некой прострации проговорил Андрей, племянник, как утверждал Марта, глядя на Алёну с каким-то странным выражением лица.

На некоторое время растерялся – не ожидал, но вскоре опомнился и уверенно шагнул вперёд.

– И какая красота. – Едва не облизнулся, отмечая совместный выбор дам вожделенным взглядом.

Потом, правда, присмотрелся, прищурился и широко улыбнулся.

– А-а… это ты. – Проговорил снова, но уже не тем тоном, что вчера, а более дружелюбным, располагающим.

Книги автора

Комментарии (2)

  • Виктория

    30 апреля 2018 at 15:58 |
    Все ваши книги без исключения не оставляют равнодушной, очень рада что открыла для себя вас как автора. Я всегда думала что самая трудная книга для меня это " там где любовь граничит с безумием" и продолжение, но сейчас я под таким впечатлением от "шахмат", читать спокойно без слез не могу вообще, на столько жизненные ситуации , очень много мне знакомо может от того и плачу, шахматы очень близки мне.. напоминают мне жизнь с первым мужем.. спасибо, Вам, Юля.. обязательно пишите это ваше!!! Ночью глаз не сомкнула, дочитывала.. У меня эмоцианаьное потрясение:)) Спасибо!

    Отзыв

  • Freelight

    26 апреля 2018 at 17:20 |
    Юля!
    Спасибо за новую книгу!!!

    Отзыв

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.