Слон и Моська

Георгиева Ксения

Просмотров: 349
0.0/5 оценка (0 голосов)
Загружена 31.07.18
Слон и Моська

Купить книгу

Формат: PDF, TXT
Избранное Удалить
В избранное!

Он давно уже не верит в любовь, свято оберегая свое одиночество.
Она давно уже ждет своего принца, готовая бороться за свое счастье с кем угодно. Даже если этот кто-то - Он сам.

История о мужских комплексах и женских способах борьбы с ними.

Пролог

-Уважаемые жених и невеста! Сегодня-самое прекрасное и незабываемое событие в вашей жизни. Создание семьи-это начало доброго союз двух любящих сердец,- слащаво распиналась служитель Фемиды, с ног до головы завернутая в штору страшного землистого цвета.

-С этого дня вы пойдете по жизни рука об руку, вместе переживая и радость счастливых дней, и огорчения. Создавая семью, вы добровольно приняли на себя великий долг друг перед другом и перед будущим ваших детей.

На этих словах Катерине захотелось закричать. Закричать так громко, чтобы стены и потолок душной консервной банки, по случайности именуемой ЗАГСом, разлетелись на много-много километров. Чтобы удалось, наконец, вдохнуть недостающего воздуха полной грудью.

Совсем не этого человека Катя хотела видеть рядом с собой в эту минуту. Совсем не с ним мечтала создать семью и воспитывать детей. Вот только этому человеку она оказалась не нужна. От нее отказались. От нее и их будущих детей. Солнцева как наяву видела длинного, как жердь, худого черноволосого мальчика с необычным разрезом доставшихся от отца черных глаз и пухлую рыжую девчонку у него на руках. И от этого становилось в разы больнее.

Девушка тайком смахнула набежавшие слезы, через силу улыбнулась стоящему рядом парню, готовясь сказать заветное «ДА».

-Перед началом регистрации прошу вас еще раз подтвердить, является ли ваше решение стать супругами искренним, взаимным и свободным.

-Прошу ответить Вас, невеста.

Катя едва слышно перевела дыхание, украдкой бросая на растроганных родителей взгляд. Мама промокала платочком глаза, а отец одобряюще поднял большой палец вверх.

И в тот самый момент, когда девушка уже была готова произнести заветное слово, в зал регистрации ворвался ураган.

-Невеста не согласна.

-Артур.

-Какого хрена!

Одновременно произнесли прерванные жених и невеста.

Все присутствующие, шокированные происходящим, молчали. Главное действующее лицо, тем временем, успело добраться до столика, где, глупо открыв рот, стояла «зашторенная» женщина.

Катя ее полностью понимала. Даже если не брать в расчет форс-мажорную ситуацию, в которой они оказались, двухметровых амбал с лысой черепушкой производил на всех неизгладимое впечатление.

Если бы взгляд мог прожигать насквозь, Артур бы уже валялся замертво с зияющей дырой в груди. Но на его невозмутимость это никоим образом на влияло. Непробиваемый черт! Заговорил грудным низким голосом:

-Екатерина Ивановна Солнцева никак не может сегодня выйти замуж.

Артур, как истинный знаток человеческих душ, сделал в речи недолгую паузу.

-Потому что уже состоит в браке. Со мной.

Тут уже челюсть упала у самой Кати. Нет, ну каков, а?

-Конечно же имеется и свидетельство о браке, которое я Вам сейчас продемонстрирую.

Так много длинных предложений за раз из уст Артура Катя слышала впервые.

Нервы лопнули. Это кем он ее сейчас выставляет? Аферисткой? Проституткой? Желания и дальше участвовать в дешевой бульварной пьесе не было никакого, поэтому девушка, подхватив красивый шлейф молочного цвета, поспешила скорее убраться восвояси. На то, чтобы что-то объяснять и оправдываться перед несостоявшимся мужем, сил уже не осталось.

Далеко ей уйти не дали, глупо было надеяться. Довольно грубо схватили за плечи и повели в сторону припаркованного джипа.

Открыв переднюю дверь, упирающееся тело просто подняли в воздух и перенесли. Затем предусмотрительно пристегнули ремнем безопасности и щелкнули замком, чтобы не сбежала.

Так же молча выехали со стоянки и проехали первые километры. Пока девушка не разрыдалась.

-Зачем ты это делаешь? Что тебе надо, Артур? Ты мало крови моей попил, мало боли причинил?

Катерина всё плакала и плакала, размазывая по лицу тщательно наложенный макияж.

Видя, что отвечать на обвинения он не собирается, девушка забила маленькими кулачками по его плечу.

-Я тебя больше не люблю, понял, не люблю! Не люблюююю!!!

Артур, не отрываясь от дороги, одной рукой сжал ее ладошки и, поднеся к губам, поцеловал.

Катя не с первого раза, но все же выдернула руки и отвернулась к окну.

-Ненавижу, -свистящим шепотом.

-Переживу.

Примерно через полчаса Артур свернул на обочину и заглушил двигатель.

Катя не двигалась.

Мужчина отстегнул ее ремень и в одно движение пересадил к себе на колени.

Зажал рыжую головку между своих ладоней и минуту вглядывался в покрасневшие глаза. Он дал ей возможность заглянуть внутрь себя, позволяя разглядеть за этой своей невозмутимостью жгучую боль и неуверенность.

-Конопушка злится, конопушку надо залюбить.

И впился жесткими горячими губами ей в рот.

Глава 1

Шестое августа две тысячи восьмого года

-Арик, если ты сейчас же не прекратишь собирать вещи и посмеешь выйти за порог квартиры, домой можешь больше не возвращаться! – Татьяна Заураби далеко не первый раз за восемь лет совместной жизни повышала на своего неугомонного мужа голос, но до подобных обвинений доходило впервые.

Мужчина устало посмотрел на некогда любимую жену и задался вопросом о том, что в этой уставшей от жизни, истеричной бабе осталось от той озорной красивой девчонки, которая своими васильковыми глазами пленила солдатика, служащего по контракту в приморском городке, откуда она была родом. Подобные мысли он тоже позволил себе впервые.

-Татьяна, -Артур всегда называл женщину полным именем. – Ты ведь прекрасно понимала на что обрекаешь себя, когда выходила за меня замуж. И о том, что буду срываться с места по первому требованию, я тебя тоже предупреждал.

-Ах, ты, может, еще и жалеешь, что женился на мне? Ты ж у нас одинокий волк, тебе вообще никто не нужен! Я тебе не нужна, мы тебе не нужны!!

-Не говори глупостей. – Артур не выносил подобных истерик жены, тем более, когда ее визг мешал соображать.

-Вы моя семья. Ты и Степан. Я за вас убью кого угодно.

-Да это тебя убьют!! Услышь меня, наконец! Они же тебя на верную смерть посылают! – Татьяна внезапно сдулась, как воздушный шарик. Осталась только тупая ноющая боль в сердце. Потому что знала, что не в ее силах его отговорить. Но не сдалась. За годы жизни с мужем научилась бороться. Решила зайти с другого конца.

-Любимый мой, хороший мой, я прошу тебя. Разве я часто тебя о чем-то прошу? Господом Богом тебя заклинаю, ну, хочешь, на колени встану? Только не езжай! – Женщина повисла на нем, как плеть. Следом, услышав крики, в комнату вбежал семилетний сын. За секунду разобравшись в ситуации и поняв, что без него сейчас происходит что-то очень интересное, как обезьянка обхватил отца за ногу, обтянутую армейскими штанами, и принялся реветь, сливаясь с матерью в удушающую какофонию.

Артур плюнул на список необходимых вещей, составленных в голове, покидал в спортивную сумку разбросанную на кровати одежду и, преодолевая заметное сопротивление в лице жены и сына последовал в прихожую. Сорвав с крючка ветровку цвета хаки, обнял своих и отбыл на встречу неизвестности.

Как только его самолет набрал высоту, Артур Ремеевич Заураби выкинул из головы все посторонние мысли и сосредоточился на задании государственной важности.

***

В небольшой палатке, обтянутой маскировочной сеткой, находилось трое мужчин. Все они были необычайно напряжены и сосредоточены. Пожав руку вошедшему Артуру и обрисовав вкратце сложившуюся обстановку с изучением карт и стенографий, командира спецназа Артура Заураби повели представлять его новому отряду.

Мужчина обвел цепким взглядом молодых парнишек, которых ему предстояло вернуть родителям. Желательно живых и с минимальными повреждениями. Его спецгруппа состояла из добровольцев-ополченцев, совместными силами юго-осетинских вооруженных формирований им предстояло «принудить Грузию к миру». Подобных парнишек собралось не одна сотня, но ему отобрали лучших. Тех, кто умел обращаться с оружием, читал карты, разбирался в ориентировании на местности, не боялся убивать или быть убитым.

Не успев толком подготовиться к бою, вечером седьмого августа старший по званию сообщил Артуру, что стороны договорились о прекращении огня, и необходимость в его отряде отпала. Повидавший на своем веку многое мужчина не спешил раньше времени расслабляться, шестым чувством чуя, что не могут они так легко отделаться. Спустя несколько часов, в этом убедились все.

Посреди тревожной бессонной ночи в гулкой тишине раздались первые выстрелы, которые вскоре переросли в массированный артобстрел. Рота подорвалась по щелчку. Последующие дни показались мужчине преисподней. Пятеро его парнишек вывели из строя ранениями, остальные же выдохлись из сил и готовы были вот-вот сдаться, просто уснув во время очередной перестрелки.

Все ждали так необходимой им новости о капитуляции противника, когда раздалось ненавистное и искаженное рацией: «Они вывели бронетехнику. Пехота на подходе».

Дискутируя на тему дальнейших стратегических действий, было принято решение о спецоперации. Заураби вместе с оставшимися ребятами предстояло отправиться наперерез пехотинцам, устроив засаду не ожидавшему такого хода противнику.

Отряд Артура, четко следуя разработанному плану, разместился в ущелье, скрытом горным массивом. Отдав последние распоряжения и встав на оговоренные позиции, они принялись ждать.

Артур заподозрил неладное спустя час, когда даже по максимальным прикидкам они уже давно должны были вступить в бой. Рации по неведомой ему причине не принимали сигнал. Мужчина принял решение ждать еще десять минут, после чего скомандовал бы сворачивать операцию. Тогда он не осознавал, какую смертоносную ошибку совершает.

«Их сдал кто-то из своих» - это была последняя мысль, набатом прорывающаяся сквозь вой своих солдат, пока его не накрыло желанное небытие.


Август две тысячи шестнадцатого

Артур проснулся от собственного крика.

Восемь лет. Сегодня ровно восемь лет, как его жизнь разделилась на до и после. Восемь лет назад он потерял весь свой отряд. Тех парней, которых не убило гранатами, раздавило огромными каменными плитами, накрывшими их смертельным покрывалом. Заураби мазохистски вспоминал синюю руку одного из своих бойцов, которая прилетела в его сторону во время взрыва. Все те несколько раз, когда он приходил в сознание, Артур смотрел на то, что осталось от некогда отменного снайпера, которому пророчили блестящее армейское будущее. Он узнал его по ободку золотого кольца, которое приобрело багряный оттенок из-за свернувшейся крови. Только он один, помимо самого Артура, был женат. И когда только успел?

Артур был единственным, оставшимся в живых. Шутница-судьба учудила. Тот, кто обязан был сберечь чужие жизни, сохранил только свою. Если бы только он мог выбирать… Но кто-то сверху решил продлить эту муку, на медленном огне собственной вины доводя до сумасшествия. Он уже давно раздумывал над тем, чтобы прекратить всё. Его предсмертная агония и так заметно затянулась. Но не мог. Силы воли не хватало. Или наоборот – ее было слишком много?

Открыв холодильник, принялся разглядывать его небогатое содержимое. Одно яйцо, наверняка протухшее, засохшая половинка лимона и банка консервов. Не густо. Значит, ограничимся цикорием. Кофе ему запретили.

Вспомнился почему-то другой холодильник из другой жизни. Одинокая банка соленых огурцов, покрывшаяся толстым слоем серо-зеленой плесени и вздувшаяся баночка из-под «Растишки». Сын любил. Сын. В той, другой жизни у него был сын. И жена была. Давно, еще до того, как вернувшись после контузии домой, Артур обнаружил на том чертовом холодильнике «Я так больше не могу. Когда-нибудь ты меня поймешь.»

В редкие трезвые дни он даже что-то такое понимал. Где-то на затворках сознания все время крутилась мысль, но поймать ее никак не удавалось.

Из армии его поперли. Да он и не собирался оставаться на службе после того, что произошло. Устроился начбезом в небольшую компанию и до позавчерашнего дня честно трудился на новом поприще. Но его терпение, висевшее на тонюсенькой перетершейся нитке, наконец, гранитным булыжником бухнулось в пропасть. Артур Заураби физически не мог больше выполнять приказы женщины. Нет, даже не так. Его непосредственная начальница не просто принадлежала к другой половой группе, она была «бабой» в самом худшем смысле слова. Самодуркой. Стервой. Конченной мразью.

Босс в юбке была настолько невыносима, что даже он, сознательно портивший себе жизнь, не справился. Позавчера, впервые за почти девять лет, ему удалось вдохнуть полной грудью.

Сегодня же ему опять предстояло заключить себя в добровольные кандалы. Правда, на этот раз потенциальный работодатель был мужчиной. И даже вполне себе вменяемым, судя по ходившим слухам.

Выплюнув в раковину теплую противную жидкость, по недоразумению призванную заменить кофе, Артур постарался подготовиться к переменам, которые несомненно придут в его жизнь вместе с новой работой. А ее еще следовало получить.

Если бы в тот момент нашелся доброволец, готовый просветить его о том, какие именно перемены его ждут, Артур забаррикадировал бы дверь и порадовался тому факту, что предусмотрительно не съел яйцо и тушенку. Он бы даже не вздумал претендовать на большее.

Намного раньше времени подъехав к лишенному вычурности офису крупного агропромышленного концерна, в котором ему де-юре предстояло трудиться, Артур открыл окно и принялся изучать обстановку, натренированным взглядом выхватывая мелкие детали из окружающей действительности.

Мужчина осмотрел соседние здания и по окружной дуге вернулся ко входу, когда его что-то насторожило, заставив переместить взор на пару десятков градусов левее.

Рыжая. Это первое, что бросилось в глаза. Маленькое нечто с копной ярко-рыжих волос. Почему-то вспомнилось, как соседский алкаш дядя Бесарион всегда поучал:

-Встретил рыжего-убей, Артик.

Впоследствии Артур не раз пожалел, что не последовал тогда его совету.

Так вот это «нечто» стояло, сильно запрокинув голову и, щурясь от яркого полуденного солнца, по всей видимости, напрямую принимало витамин Д.

«Мало того, что рыжая, так еще и идиотка», - подумал тогда Заураби.

У него тут под кондиционером пот по спине градом стекает, а она кайф ловит. Мда, странный всё-таки народ эти женщины.

Несмотря на то, что выжившая из ума девушка вызывала лишь стойкую неприязнь, Артур не мог оторваться от ее созерцания. Пришел в себя, только когда вспомнил цель своего визита.

Вышел из внедорожника, неслышно захлопнув дверь, щелкнул брелоком сигнализации и последовал к центральному входу.

Шел быстро, по-армейски чеканя шаг, мечтая лишь о том, чтобы «нечто» не обернулось. Между ними было около пяти метров, но он и на таком расстоянии почувствовал жар, исходивший от нее.

Солнце. Она - Солнце. И ничего хорошего в этом нет. Чуть приблизься-спалит дотла.

«Солнце», будто услышав его предъяву, решило вдруг обернуться. Она не пыталась проморгаться или бессмысленно рассматривать других прохожих, в коих не было дефицита. Нет. Она посмотрела ему прямо в глаза.

И конечно, они оказались зелеными. Ведьма. Ему реально стало жаль, что Средневековье прошло, а он вот ни разу не Инквизитор.

Ну, а когда она улыбнулась, Заураби пятой точкой почувствовал, что расправа за подобные мысли его не минует.

***

-Ты понимаешь, Артур, сердцем чую, крыса у меня завелась. Недавно тендер важный проиграли, хотел в Волгограде завод по производству масла купить, так из-под носа увели. Цену чуть-чуть выше поставили - и всё. – Сидевший напротив него мужчина развел руками в стороны, показывая всю степень своего негодования. Признаться, Абаев располагал людей к себе.

Настоящий он был, живой. Темпераментный, харизматичный, по-хорошему эмоциональный. Безо всякого пафоса и набивания цены.

Руки, вон, совсем не как у белого воротничка. Руки работяги. Человек этот на земле твердо стоял и вдаль смотрел не мечтательно, а предвкушающе. Потому что сам вершил свое будущее. И людей за собой тянул – это сразу видно.

-Не верю я в такие совпадения, хоть убей. Дело в пяти тысячах оказалось, в пяти!

Заураби только хмыкнул, ожидая продолжения.

-А до этого сеялки мои перекупили. Всё обговорили уже, утром собирался аванс переводить, а на почте письмо: так, мол, и так, простите великодушно, но сеялки мы уже продали. Простить, мать их за ногу. И так, по мелочи есть кое-что. Деньги со счетов уходят, немного, но регулярно. Я б и не заметил, да главбух у меня больно дотошная. Ну, за деньги-то не так обидно, но сеялки!

-Значит, думаешь, сливают?

Абаев кивнул.

-Выловим мы твою крысу, Тамирыч. По себе знаю: хуже нет, чем когда сдают свои.

Глава 2

-Тогда по рукам. – Рукопожатие Абаева было энергичным и крепким.

- Через полчаса созвал совещание, будут все, кто так или иначе мог поспособствовать недавним событиям. Думаю, твое присутствие необходимо.

-С места в карьер? – Заураби усмехнулся и впервые за последние годы почувствовал в душе что-то сродни охотничьему азарту. Предприимчивость нового начальника не могла не радовать. Уж ему-то было, с чем сравнивать.

-А чего тянуть? Мне эти подозрения уже вот где, - мужчина театральным жестом провел ребром ладони по горлу. – Черт, Артур, как же так, а? Почти все ведь с самого начала со мной, с истоков. Столько г*вна вместе сожрали, столького достигли. – И так много искреннего недоумения было в его глазах, что Артуру стало не по себе. Увидев плескавшийся во взгляде собеседника затаенный стыд, вызванный необходимостью подозревать «своих», близких, Заураби понял, что как бы ни хотел, как бы ни старался, а относиться к ситуации нейтрально, отринув эмоции, у него не выйдет.

- Решим, Алим Тамирович, не сомневайся. Ты, главное, чувствам не давай власти. Такой большой кусок пирога отхватил, неужели думаешь, не найдется желающих поживиться за чужой счет? - Заураби осознавал, что мозгами-то начальник всё прекрасно понимает, а вот душой, сердцем принимать горькую истину отказывается.

- Ладно уж, чего теперь из пустого в порожнее. Пойдем с Катериной познакомлю, она тебе краткий экскурс в оставшееся время проведет.

Внутренний голос что-то тихонько нашептывал все десять шагов, оставшиеся до двери, но мужчина лишь передернул плечом, отмахиваясь от странного ощущения, как от назойливой мухи.

Уверенно переступил порог кабинета, очутившись в приемной, осмотрел стену стального оттенка, увешанную грамотами и сертификатами, обвел взглядом новомодную и, наверняка, дорогую кофемашину, разросшийся куст фикуса (кажется, подобное растение украшало когда-то и его квартиру), мягкое офисное кресло на колесиках, которое слегла покачивалось, наталкивая на мысль, что покинули его совсем недавно…

А вот и хозяйка вышеупомянутого офисного инвентаря. Правда, стояла она спиной к вошедшим, перебирая разноцветные папки возле распахнутых дверей шкафа. Но не отсутствие зрительного контакта заставило сердце бывшего командира спецназа ухнуть в пятки.

Рыжая. Не могло же ему «так» повезти.

Обладательница огненной гривы тем временем медленно обернулась, неспешно прогуливаясь по канату его натянутых нервов.

Не зря в природе всё яркое и пестрое предупреждает об опасности. Природа – не дура. Дураком был он, когда надеялся на благосклонность злодейки-судьбы. На него уставились два ярко-зеленых глаза. ГлазА ведьмы, чудом избежавшей костра инквизиции.

-Знакомься, Катюша, это Артур Ремеевич Заураби, новый начальник службы безопасности. Артур, а это, собственно, гордость и любимица нашей компании – Екатерина Ивановна Солнцева. Прошу любить и кормить кумкватом. – Абаев ласково приобнял Ведьму за плечи и притянул поближе к себе, выдавая этим жестом характер отношений с собственным секретарем.

«Мда..», - подумал про себя.

«Сюжет дешевого бульварного романа.»

Поймав себя на этой мысли, Заураби встряхнул головой, возвращая трезвость мышления. Ему-то что за дело с того, кто и чем занимается за закрытыми дверьми? Главное, чтоб расследованию не мешали. А то начнется сейчас: один не мог, второй в бане по пятницам компанию составляет, а третья досуг в постели скрашивает. Знаем, проходили.

Он, конечно, не представитель власти, но неприкосновенности и иммунитета лишит враз.

Катерина вдруг открыто улыбнулась Артуру, глядя на него, как на любимое лакомство. Во всяком случае, у мужчины возникло вполне серьезное опасение, что его сейчас препарируют, размазав внутренности по тарелке и отпилив конечности тупым заводским ножиком.

Ведьма, наслаждаясь произведенным эффектом и растягивая гласные, словно южанка времен американской биполярности, произнесла:

-Ас, Вы, право, преувеличиваете мои интеллектуальные способности. Разве я в состоянии выговорить, а тем более, запомнить такую сложную комбинацию? Артурчик, - Заураби аж зубами клацнул на выдохе от неожиданности. В прошлой жизни он наверняка был янки. - Вы же не против, если я буду называть Вас так? - Солнцева едва ощутимо прикоснулась к его ладони, а он с трудом справился с зудящим желанием отойти на пару-тройку метров подальше от полыхающих дьявольским огнем глаз.

Да уж, с ней придется держать ухо востро. Не то сказанет что-то смертельно обидное директорской избраннице.

-Ну, смотрю, общий язык вы нашли, в таком случае, оставляю вас наедине, мне еще нужно подготовить кое-какие документы. – Пребывая в ужасном напряжении, Заураби едва не пропустил момент ухода босса.

Катерина зловеще потерла ладошки друг о дружку, будто только сейчас, наконец, могла позволить себе разойтись по-настоящему.

-Чай, кофе, Артур? – Произнесла вовсе не то, что он, смирившись, готовился услышать.

От греха подальше, просто покачал головой, отказываясь от столь щедрого предложения.

-Воды? – Ведьмы не сдаются.

Прочистив горло, проговорил:

-Можно.

-С газом, без? Перье, Ессентуки, Нарзан? С лимоном, мёдом, мятой?

Это она сейчас над ним изощренно издевается или проявляет чудеса делового гостеприимства?!

-Простую. Можно из-под крана.

-Как можно, Артурчик, дорогой?! Чтоб дорогого гостя, да водой с полной таблицей Менделеева, чтоб земля ему пухом, конечно. Плохого же Вы о нас мнения.

А теперь она разыгрывает перед ним радушную грузинскую жену? И куда он попал. Цирк да и только.

Катерина направилась в смежную с приемной небольшую кухню, оборудованную под нужды персонала. Она ступала так плавно, будто под ногами у нее была не плитка, а перьевое облачко. Даже стук каблучков был почти не слышен.

Девушка прошла за барную стойку, чтобы взять высокий граненный стакан, потом передислоцировалась к двустворчатому холодильнику. Вытащив запотевший кувшин с желтым – а каким же еще – содержимым, подумав, прихватила и контейнер с аппетитно выглядевшими профитролями. При виде шоколадных потеков на воздушном тесте желудок мужчины прорезала острая боль. Заработанный гастрит как всегда не вовремя дал о себе знать.

Наконец, наполненный стакан был торжественно вручен начбезу. Блюдце с разложенными в художественном беспорядке сладостями дожидалось своего часа на лакированной поверхности одного из столиков.

На него уставились с таким ярко выраженным ожиданием, что Заураби опасливо принюхался. К счастью и сожалению одновременно, до сего момента жизнь его с ведьмами не сталкивала, и как пахнут ведьмовские зелья Артуру было не ведомо.

Эх, была не была!

Что бы она туда не накидала, пусть хоть крысиных хвостиков и сушеных пауков, но это было чертовски вкусно. Настолько, что выпив содержимое стакана до дна, он с радостью принял от Солнцевой добавку.

-Скажите, а Вы уверены, что Вас зовут Артур?

Запихнутая в рот целиком профитролинка чуть не полезла обратно. Мужчина слизнул языком крем с нижней губы, не заметив, как от этого неосознанного жеста загорелись женские очи.

Нет, Артур, конечно, никогда особо не вникал в дебри пресловутой женской логики, если таковая и имелась (в чем лично у него имелись сомнения), но данная особь прекрасного пола вообще не поддавалась какому-либо объяснению.

-Уверен, - буркнул, спешно прожевав. –Паспорт показать? – Издевка так и сочилась в его голосе.

Ведьма на секунду задумалась. Потом всё же кивнула. Важно так, весомо что ли.

-Покажи…те. Но Вы абсолютно уверены, да? Точно не Степан, к примеру?

Артур-не-Степан скривился, будто она станцевала ламбаду на открытой кровоточащей ране. Причина такой реакции была Кате не ясна, но выяснение она решила отложить до лучших времен.

Заураби и не думал отвечать на подобный бред.

-Понимаете, какое дело. – Мыслимо ли - Ведьма смутилась, скромно, если можно применить это слово к ней, потупив глазки в пол.

- Мне папа в детстве перед сном всегда читал «Дядю Стёпу» Михалкова. Ну, не того, который «Утомленные солнцем» снял, а раннего.

Сейчас положено плакать или смеяться? Его держат за идиота или пришло время усомниться в наличии у Ведьмы мозгов?

-Так вот, я еще в три года решила, что Стёпочка - мой герой. Если бы еще и имена у вас совпадали, я бы полностью уверилась, что Вы – принц из моей, - акцентировала на этом слове внимание, - сказки.

«Надо не забыть поставить родителям свечки за правильно сделанный тридцать восемь лет назад выбор. Спасли сына от печальной участи.» - Пронеслось по кромке сознания.

- Но на самом деле, у вас и так много общего, - Абаевский секретарь интригующе замолчала. - Так даже интереснее. А то был бы совсем перебор. – Катерина хищно оскалилась и повела его в зал для переговоров.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.