Стая, книга 1

Сергеева Оксана

Просмотров: 4109
4.6/5 оценка (17 голосов)
Загружена 05.08.16
Стая, книга 1
Бесплатно

Скачать книгу

Формат: PDF, TXT, EPUB, FB2
Избранное Удалить
В избранное!

На что человек готов пойти, чтобы добиться своей цели? Чем согласен пожертвовать и какими принципами ради этого поступиться? И можно ли, оказавшись среди «зверей» и живя по их законам, остаться Человеком? Что делать, если вдруг нежданная и такая удивительная любовь путает все карты, взрывая ладно устроенный мир? Награда это или наказание? Когда любовь эта - нечто большее, чем запретное яблоко. Это ящик Пандоры, на дне которого всегда остается надежда...

Сегодня не спалось. Летом с ней такое случалось очень часто, каникулы сбивали обычный режим. На подоконнике большая чашка с теплым чаем и сама она, облокотившись на него, теребила пальцами волосы – то сплетая их в косу, то расплетая. 
Зашуршала фантиком, развернула и сунула в рот шоколадную конфету. 
Лорд скрылся за углом дома и не появлялся. Можно было крикнуть в окно, позвать его, но Юля не решалась. Слышала, как к дому подъезжала машина. Вероятно, отец вернулся и если узнает, что собака на воле, будет ей взбучка. 
Спускать Лорда с цепи он не разрешал. Но душа дочери не выдерживала заунывного воя собаки, потому иногда, ночью, украдкой, она отпускала ее ненадолго побегать, а потом пристегивала снова. Благо, пес ее слушался.
Поднесла чашку к губам, но не отпила. Почему лимон всегда плавал на поверхности? Утонул бы и лежал себе тихонько на дне. Нет, он тянется в рот, мешая сделать желанный глоток. Убрав дольку, она отпила и поставила чашку.
Двор освещался скудно. Только фонари над входными дверями отбрасывали свет и окно комнаты в другом крыле дома. Юля задержала на нем взгляд. Что там забыл отец? Или не отец, а кто-то из охраны.
Подобралась ближе к окну и почти уткнулась носом в стекло, когда увидела, как от темного угла отделилась фигура. Внутри все странно дрогнуло. Завороженно девочка наблюдала, как мужчина прикурил. На короткий миг вспышка осветила его лицо, заставив Юлю замереть на месте. 
Он еще раз щелкнул зажигалкой, некоторое время смотрел на огонек, не подозревая, что за ним наблюдают из темного окна кухни. Немного постояв на месте, он шагнул в полосу света, и Юля разглядела темноволосого молодого человека с развитой мускулатурой. Крепкий торс обтягивала серая футболка, мелькнувшая ярким пятном. Свет, льющийся из окна, выхватил знакомые черты. Она не могла поверить своим глазам. Денис, конечно, изменился, но не узнать его было нельзя. Сердце остановилось на эти несколько секунд, пока она следила за каждым движением своего старого знакомого. Двинулась еще ближе, задев локтем чашку с чаем, и расплескав его. Он же шагнул дальше, явно желая присесть на скамью. Тут Юлю тряхнуло и она, сорвавшись с места, сбивая плечи о косяки, понеслась на улицу.
Шаурин только и успел, как повернуться на шкрябанье когтей по асфальту и звериный рык, что раздались за спиной. Потом женский крик и в следующий момент что-то рычащее, и мохнатое набросилось на него, повалив на землю. Упав на спину плашмя, Денис стукнулся затылком. Сигарета рассыпала по асфальту искры. Перед глазами они замелькали тоже. Когда он приоткрыл веки, перед лицом маячила мохнатая морда московской сторожевой. Надо сказать, собака была настроена совсем не доброжелательно. Придавливая его лапами к земле, она оскалилась и зарычала. Слева Шаурин заметил ту, которой, вероятно, принадлежал тот пронзительный голос. Слов он не разобрал. Возможно, она прокричала кличку собаки. Однако оттаскивать пса теперь не спешила. А вес у зверя совсем немаленький, еще минута, и псина сломает ему ребра.
— Псину убери, — мягко сказал Денис.
Невольная улыбка сползла с ее лица, сменяясь легкой озадаченностью. Голос. Она его не узнавала. И внешне Денис тоже изменился, но голос был совсем чужой. Не сосчитать, сколько раз она мысленно переживала ту давнюю встречу; столько лет прошло, но помнила его грубый низкий голос с хрипотцой.
— Псину убери, — повторил, стараясь резкими звуками не спровоцировать собаку. Известно, что иногда они агрессивно реагируют на тембр голоса, а эта и так явно намеревалась перегрызть ему горло, заметно поубавив пыл только при появлении хозяйки.
— Лорд, фу! – наконец-то скомандовала девушка и взялась за широкий кожаный ошейник. Надо сказать, уверенно скомандовала, твердо, хорошо поставленным голосом. Пес послушался, хотя, для того чтобы оттащить псину, пришлось приложить усилия. – Иди гуляй! Гулять, Лорд! – Погладила по морде и хлопнула по спине. Пес завилял хвостом и, озираясь, будто нехотя, побрел по двору.
— Мохнатое чудовище, — произнес, брезгливо отряхиваясь. И делал Денис это с особой тщательностью. Пыль с асфальта оказалась менее прилипчивой, чем шерсть собаки. Последнее раздражало больше всего. Парень вышел на свет, Юля снова всмотрелась в его лицо, — оно утратило подростковую миловидность и мягкость. Но глаза те же. Взгляд этот невозможно перепутать. И на пару минут не хотела уходить, чтобы привязать пса, словно Денис за это время мог раствориться, как ее очередная иллюзия. Столько лет хранимая, непреодолимая, и ею самой необъяснимая тяга к нему удерживала ее на месте. Ни за что на свете она не сдвинется с места.
— Денис?.. — позвала, развеивая последние сомнения. Он не откликнулся, но среагировал на имя, оставил в покое брюки и распрямился с видом затаенного удивления на лице. И ожидания. – Я Юля, — подсказала, не дожидаясь пока он сам ее вспомнит. Вероятность того была слишком мала. Понимала, что изменилась за четыре года, и совсем не расстроило то, что он не узнал ее сразу. Главное, чтобы помнил.
Шаурин на некоторое время впился в девичье лицо взглядом. Она не такая взрослая, как ему показалось в первый момент. Просто рослая. Что-то смутно знакомое промелькнуло в улыбке, а когда она назвала свое имя, вспомнил. Конечно, вспомнил. Улыбнулся во все лицо, и с этой улыбкой незаметно для себя самого и настороженность схлынула, и напряжение сошло.
— Юля… Юлька!.. – хватанув ее за плечи, притиснул к себе рукой. Она негромко рассмеялась. – Красота, я тебя не узнал.
— Это хорошо или плохо?
Он шагнул в сторону лавки, и они уселись рядом. Хорошо, что здесь в полутьме не видно румянца, разлившегося по ее щекам. Все как в приятном сне. Такой Юля их встречу не представляла. Предполагала, что они могут столкнуться где-то случайно, в том районе, где он жил; около школы, в которую она ходила и из какой не хотела переводиться. Отстаивала не первый год, отбивала у родителей свое право, надеясь, что они с Денисом когда-нибудь увидятся.
Лорд, подбежав, попытался положить лапу на Юлины колени, ткнулся носом в ноги Дениса. Тот подставил руку, отводя морду тыльной стороной руки.
— Убери его.
— Подожди минутку.
Юля увела упирающегося пса. В первую минуту, удивившись, встретив знакомое лицо, Денис не задумался, откуда здесь взялась эта девчонка. Она как яркая вспышка из детства, время от времени искоркой зажигалась. Словно проводник, связывающий его с прошлой жизнью. И снова неожиданно вспыхнула, соорудив невидимый мостик.
— Отец не разрешает выпускать Лорда даже во двор, — пояснила Юля, снова присев на скамью. – Или в вольере, или на цепь вдоль забора.
— Но ты все равно это делаешь.
— Делаю, — кивнула, — представь, каково ему в неволе. Все хотят свободы. Он большой, мощный, в нем столько энергии, ему нужно бегать. Когда чужие в доме, я не выпускаю. Он только меня слушается и родителей, его приручить и подкормить невозможно. Потому, когда я рядом он спокоен, но стоит отойти он может кинуться, даже если до этого давал лапу.
— Лицемер.
— Нет! – воскликнула, защищая собаку, чем вызвала у Дениса улыбку. – Его так воспитали, выдрессировали. Когда получишь по морде за то, что кусок из чужих рук взял, второй раз не возьмешь. Правда Лорду пришлось не один раз это объяснять.
— Жестоко.
— Очень. — Юля вздохнула. Почти затаив дыхание, вслушивалась в его голос. Поначалу думала, что говорил он так мягко, чтобы не разозлить собаку, но и сейчас, когда пса не было рядом, тональность не поменялась. Удивительно неподходящий ему – слишком мягкий, очень ровный и спокойный. Обычно парни его внешности и голосом обладали грубым, низким, и говорили с прыгающей, прерывистой интонацией, и смеялись резким смехом. Он такими яркими проявлениями не отличался.
— Юленька, скажи-ка мне, как твоя фамилия? – спросил Денис, чтобы подтвердить свои предположения.
— Монахова, — ответила она и посмотрела ему в глаза. Вопрос немного озадачил, потому что его появление хоть и было неожиданным, но вполне оправданным с единственно возможным объяснением, что он каким-то чудом попал на работу к отцу.
— Ясно.
Интересно все обернулось. Кто бы мог подумать.
— Пойдем на кухню, — предложила она.
— Пойдем.
Юля первая поднялась с лавки, но шагнула в сторону противоположную от тех дверей, через которые Денис вышел во двор. Не зря та половина дома показалась ему безлюдной. Таковой она и была. Жилым было первое крыло дома. Здесь находилась и кухня, и комнаты членов семьи, и остальные удобства. 
Юля не спрашивала, голоден ли Денис, поставила чайник, сделала бутерброды. Странно, что не задала ни одного вопроса. Не поинтересовалась, как он попал в их дом. Он смотрел на нее. Интересно было наблюдать за ней, за ее движениями. В этой обстановке знакомый человек вызывал ощущение ложного комфорта и ненужного спокойствия. И чувство непонятного родства между ними не покидало. А Юля подлила масла в огонь, искренне обрадовавшись, восприняв его как старого доброго друга, которого не видела много лет. Он четко ощущал ее сдерживаемые эмоции. Радость, прячущуюся за приподнятыми в улыбке уголками губ; интерес, мелькавший в зрачках озорными огоньками. На ее лице уже не было той детской непосредственности, которую он помнил, и серые глаза, глядя на него, не распахивались восторженно. Да и не серые они, как оказалось. Зеленоватые. Скорее серо-зеленые. Девочка выросла, вытянулась, фигура уже приобрела мягкие женские очертания, заметные под клетчатой рубашкой с коротким рукавом и джинсовыми шортиками. Одно только осталось неизменным – длинные русые волосы, распущенные как тогда. И так же она достала из заднего кармашка шортиков тонкую резиночку и собрала хвост.
— Ты теперь будешь работать у отца? – поставила перед ним чашку с чаем. – С лимоном?
— Можно, — ответил он на второй вопрос. Насчет первого затруднялся. Он и так на него работал. Но если раньше его место было четко определено, то теперь в собственном положении ясность не просвечивалась. И все же произошедшее шока не вызвало. Встряхнуло, напрягло. Но не до дрожи в коленях. Ожидание – это тоже работа, не бездействие. А в такой ситуации лучше просто подождать, отбросив лишнюю суетливость. Не суетись под тесаком, как говорится.
Юля посмотрела в серые глаза Дениса, в поисках ответа. От его тяжелого взгляда мутнело в желудке.
— Посмотрим, — неопределенно ответил он, отпивая ароматный чай. К бутербродам он не притронулся. Юля, впрочем, тоже, с удовольствием уплетая конфеты. — Ты все еще танцуешь? – поинтересовался, переводя тему.
Не успев ответить, Юля вскинула глаза на дверь, и Денис обернулся, увидев в проеме рыжеволосую женщину. Глянув на него, она приостановилась, заметно вздрогнув. Приложила руку к груди, чуть не вскрикнув, будто увидела привидение. Невольно возникло желание оглядеть себя и проверить, всю ли смыл кровь. Слишком странная у женщины была реакция. Или так показалось.
— Мам, ты чего?
— Ничего, сердце что-то прихватило. Юля, ты почему здесь в такой час? А ты Денис, наверное. Удивляться не надо, Сергей уже позвонил. Меня можешь звать Наталья или Наташа, без выканья и отчеств. Я не пенсионерка и не люблю этот скрипящий официоз, — проговорила мать Юли на одном дыхании, отсчитывая падающие в чашку капли. По запаху похоже на корвалол.
— Без проблем. – Язык у него не сломается назвать ее просто по имени. Тем более сама предупредила.
— Не спалось, я Лорда выпускала, а он на Дениса бросился, когда тот покурить вышел, — отчиталась Юля. Третий человек нарушил их единение, и Денис внутренне напрягся. 
— У вас так принято – бодрствовать в три часа ночи? – посмотрел на настенные часы. Развернулся, откинувшись на спинку стула, и вытянул ноги. Отставил чашку.
Не показалось, Наталья так и поглядывала на него со странным выражением. Хотелось отряхнуться, сбросить с себя этот липкий взгляд, причину которому он найти не мог. Это не было просто оценивающе. В общем и целом, мама Юли проявила равнодушие. Но как только невольно останавливалась на нем, на лице ее мелькало то же самое выражение, какое он заметил в первую секунду.
— У нас всякое бывает, — ответила после того как глотнула капель из стакана, сильнее стягивая синий махровый халат, который не скрывал ее выдающихся форм. – Юляш, выпей валерьяночки и спать. Посуду за собой помойте, — распорядилась и вышла из кухни.
— Забавно тут у вас, — усмехнулся Денис.
— Что забавного?
— Реакция твоей мамы, например.
— Ничего странного. У нас охрана каждую неделю меняется. Чего ей удивляться новому человеку в доме, даже если он появился среди ночи. Отец ведь предупредил.
— А почему охрана меняется так часто?
— Отстреливают. – И оценив произведенное впечатление, рассмеялась. – Шутка.


***


Лежа в кровати Денис еще долго думал над шуткой Юлии. Определенно, девочка уже не смотрела на жизнь сквозь розовые очки. И оговорочка о том, что охрану регулярно отстреливают, вполне могла быть правдой. Неужто и ему Монахов прочит столь блестящую перспективу? Не велика честь – служить цепным псом. И так понятно, что у «папы» полно специально подобранных для этого головорезов со всей внешней атрибутикой: бритыми затылками и пистолетами в наплечной кобуре. Странной показалась и семейка Монахова, по крайней мере, те двое, с которыми уже довелось пообщаться. И пусть знакомство с дочерью волею судьбы состоялось раньше, общения между ними как такового не было.
Еще в то время, когда армейские сапоги топтал, доводилось Денису бывать на генеральских дачах. Солдат часто засылали туда на строительные работы. Словно рабов. И жены генералов, снулые жеманные дамочки с томным выражением на лицах, относились к ним, как к мусору, всем видом демонстрируя свое особое положение и причастность к элите. А уж их «золотые» детки и того хуже. Потому и от этих людей Денис подспудно ждал подобных проявлений.
Юлина реакция была совершенно искренней и кое-где – понятной. Возможно, руководило ею непроизвольное чувство благодарности, внутреннего ему долга. Он и сам обрадовался, увидев ее. А вот мамочка… Превосходства она никак не высказала. Да, поглядывала оценивающе, странно, но в большей степени отстраненно. И не более того. И если поставить ее рядом с Ниной, то мало чем она от той отличалась. Если не брать во внимание яркий маникюр. Хотя три часа ночи не такое уж благоприятное время для демонстрации своих преимуществ, но все же. И самое интересное, в такое время не побеспокоилась, что дочь беседует с незнакомцем. А ведь на его месте мог оказаться кто угодно: маньяк-убийца, грабитель, насильник, мент засланный, в конце концов.
Очень хотелось поскорее прояснить ситуацию, чтобы знать, как и на что реагировать, потому что сейчас ощущал себя в ловушке, в карцере, с минимальной возможностью развернуться. И атмосфера вокруг соответствующая. Удушающая до головокружения духота. Открытое окно не помогало. Ни сквозняка, ни порыва ветра не чувствовалось. Постель горячая. Будто не на кровати животом лежал, а на батарее. Скомкал подушку и уткнулся в нее лицом. По спине стекла капелька пота. Был бы дома, в своей комнате, даже трусов бы на себе не оставил.
Часам к пяти утра стало прохладно, и в комнату ворвалась долгожданная свежесть. Всегда поражался, как внезапно это происходило. Как по часам, один порыв ветра, и температура сразу на несколько градусов опускалась. И дышать легче. К тому времени только и смог заснуть.
Проснулся, когда солнце уже залило светом всю комнату. Беспокойно зашевелился на кровати, из окна раздавался громоподобный лай мохнатого чудовища. Жертву себе ищет новую. Как только Юлька его снова выпустит кости размять, бросится, глотку перегрызет и лапы сверху сложит.
Час далеко не ранний. Как только умудрился продрыхнуть почти до обеда! Денис соскочил с постели, натянул одежду. В коридоре по пути в ванную столкнулся с Натальей.
— Доброе утро, — проговорила она. Звучало приветливо. – Зубная щетка, — ткнула пальцем за спину, указывая на дверь. — Спускайся вниз, на кухню.
— Царь трапезничать желает? – хмуро вместо приветствия ответил Денис.
— Естественно!
— Слушаюсь и повинуюсь, — усмехнулся, глядя на себя в зеркало. Как после большой попойки: глаза красные, рожа помятая со следами от подушки. Хорош! Как раз, чтобы произвести достойное впечатление на «царя».
Не стал нежить себя теплой водой, а умылся ледяной, чтобы прийти в чувства. Голова немного гудела. Как и пустой желудок. Однако аппетита не было. И то, что приходит сие приятное состояние во время еды – сегодня значения не имело. Только желание побыстрее разобраться с ситуацией и улизнуть из этого дома заставляло его уставшее тело двигаться, а мозг работать. Ободряющая улыбка Натальи не растворила стойкого ощущения, будто находился в холодных застенках. И, навряд ли, вкусная еда смягчит ощущение тюрьмы.
Так и есть. На кухне, пропитанной заманчивыми ароматами, за большим столом собралось все семейство. Все ли присутствующие имели с Монаховыми родственную связь пока не известно, но лица были знакомые. Кроме одного – лысого мужчины в очках суховатого телосложения, сидевшего по правую руку от Монахова. Сергей Владимирович, кстати говоря, тоже пышной шевелюрой не обладал, был подстрижен под машинку. Но и так были заметны глубокие залысины. По всей вероятности, Юлька, обладающая густыми блестящими волосами, явно не в него уродилась. Но глаза отцовские у нее. Пронзительные, серо-зеленые, приукрашенные природой-матушкой пушистыми ресницами. А вот некрупные, аккуратные черты лица и мягкий чувственный рот — подарок мамы. Мама и сегодня вычурностью не отличилась, а сияла простотой. Пышные до плеч волосы немного завиты, на гладком без единой морщинки лице минимум косметики, — только ресницы накрашены.
Монахов кивнул на пустующий стул возле очкарика. Даже испытывая такие противоречивые чувства, Денис решил не гневить судьбу и прежде чем сесть за стол поздоровался со всеми.
Сегодня Юлю как подменили. Она едва отрывалась от тарелки и, лишь иногда, сталкиваясь с ним взглядом, тщательно скрывала улыбку. Денис ее не провоцировал тоже, смотрел поверхностно, будто видел первый раз в жизни. Наталья старательно исполняла роль хозяйки, в основном порхая вокруг мужа. Рядом сидел Маркелов, умудряясь то и дело задевать его локтем, а напротив — тот второй, Игорь, который Карпова увозил. Самого Карпова за столом не было. Неужели сдох гнида? Или он не относился к числу приближенных. Третьего не дано.
Монахов распечатал бутылку водки и привстал, чтобы наполнить стопки. Денис накрыл свою ладонью:
— Какой моветон, Сергей Владимирович, пить водку с утра.
Монахов криво усмехнулся, оценив юмор. Но потом посерьезнел:
— Давай, Гришу помянуть нужно.
Помянуть – так помянуть. Денис убрал руку и вместе со всеми опрокинул стопку. Правда, кто есть, а вернее, был Гриша, не уточнили. Сначала вкуса не почувствовал. Потом алкоголь обжег горло и желудок. Конечно, соляночка под водку самое то, но Денис вяло орудовал ложкой. Челюсти работали и того медленнее. Под пристальными взглядами кусок в горло не лез. Скользкое ощущение будто подкармливали его, приручали... как того Лорда. Аж зубы сводило от этого противного чувства. Интересно, какие методы дрессуры к людям применяются? То, что по морде дадут и так понятно.
Между лопаток скопилось напряжение, сердце стучало хоть и ровно, но быстро. Чуйка его никогда не подводила, он уже научился верить своей интуиции. Работала она у него на полную мощность. Они говорили про него. У всех мужчин в глазах было одно и то же выражение. И решение принято, только ему пока о нем не сообщили. В основном обед прошел под эгидой молчания. Вероятно, соблюдали некую траурную атмосферу.
— У тебя, Денис, семья есть? – как бы между прочим спросил Монахов. Все взгляды устремились на Дениса. Вроде нормальная реакция, так всегда бывает в разговоре, когда ждут ответа. Но как будто раздевали догола.
Шаурин помедлил, пережевывая мясо. Не хотелось, чтобы кто-то касался семьи. Даже упоминать вскользь в разговоре не хотелось. Незачем им знать об этом.
Но ответить пришлось:
— Я живу с отцом. И с мачехой, — добавил позже.
— Один в семье? – спросил Юра.
Юрий и Сергей были немного похожи, потому Денис решил, что они братья. Хотя и братья не всегда внешне выдают родство, но между этими двумя связь чувствовалась.
— Нет, — односложно ответил Денис, но потом в голову пришла мысль: лучше уж самому рассказать, иначе Монахов разузнает все за его спиной. Очевидно, что его любопытство не уляжется и нежелание говорить, его не успокоит. Вполне возможно, что-то он уже знал. 
Сделав такие для себя выводы, продолжил:
— У меня есть старшая сестра. Замуж вышла недавно. Живет отдельно. Ну и прочие — дяди, тети.
— И друзья есть?
— Конечно. Парочка имеется.
— Вот и хорошо. Это правильно. Как же без друзей и семьи? Куда мы без семьи, правда, Юлия? – воодушевленно сказал Сергей Владимирович. На каком-то всплеске эмоций.
— Конечно, папа, — Юля улыбнулась отцу.
— Поедем сегодня бабушку проведать. И ты, Денис, с нами.
Вот это поворот. Он совсем не был готов покидать город. Мало того что родные не знали, куда он пропал... и с собой никаких вещей не было, и побриться бы надо.
— Я не могу.
— Почему?
— Мне нужно сменить одежду, привести себя в порядок.
— Не вопрос. Андрей свозит тебя, соберешься. И не напрягайся ты так. Поедем отдохнем. Лес, банька, шашлычки. Наташ, ты все приготовила?
— Конечно, – ответила она, но все же метнула на мужа встревоженный взгляд. — Игорь уже все коробки в машину загрузил. Порядок вот только наведем на кухне и можно ехать.
— Мам, я Лорда покормлю, — влезла Юля.
— Вот и замечательно, — одобрительно кивнул Монахов, сверкнув глазами. – Часа на сборы хватит? Андрей, по дороге объясни кое-что Денису.
— Конечно.
Выходя вслед за Маркеловым, переступая порог кухни, Денис услышал сказанное Натальей: «Сергей, может не надо его туда везти. Зачем матери душу бередить?»
Отдаляясь, он не слышал, что ответил жене Монахов, но надеялся, что Андрей прояснит ситуацию, иначе скоро от этих головоломок крыша съедет.

Книги автора

Комментарии (2)

  • марина

    22 июня 2021 at 21:25 |
    Роман мне очень понравился! Советую.

    Отзыв

  • Freelight

    10 апреля 2018 at 23:47 |
    Однозначно - читать!
    Для меня - самая лучшая и насыщенная событиями книга из серии.
    Язык очень лёгок, глотаешь главы - не замечаешь сколько прочёл. Это очень трудно найти, единицы так пишут, что ты не спотыкаешься тексту, не радуешься, нет...не замечаешь просто ничего, кроме смысла. Моё уважение автору.
    За испытанные мной эмоции спасибо, Оксана!
    Очень понравился роман!

    Отзыв

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.