Сто шагов к вечности. Книга 2

Горячева Наталья

Просмотров: 1147
0.0/5 оценка (0 голосов)
Загружена 31.05.17
Сто шагов к вечности. Книга 2

Купить книгу

Формат: PDF, TXT, FB2
Избранное Удалить
В избранное!

Разлука двух любящих сердец, преподносит сюрпризы. По неизвестным Наташе причинам, Эмиль прекращает всякое общение с ней. Все считают, что он бросил её, но только не она. Наташа не собирается так просто сдаваться и поклялась разыскать своего возлюбленного. Сможет ли хрупкая девушка противостоять всем невзгодам, вставшим у неё на пути? Найдёт ли она своего Эмиля? И станет ли бессмертной, как её Небесный лель?

Глава 1

Эмиль

«Боже мой, как она кричала! Как звала меня! Этого не высказать словами», - прощаясь с Наташей на вокзале, я уже медленно начал умирать. - А если легенда о том, что человек принимая амброзию, может стать лелем или ладой, окажется выдумкой? На сколько, интересно меня хватит? На год? На два? А может я все пять лет буду умирать?» - я не знал.

В груди всё ныло и болело от гнетущей тоски. Я знал, она сейчас плачет в купе поезда, и мысленно послал ей сигнал: «Будь счастлива моя девочка, будь счастлива. У тебя всё будет хорошо. Я никогда не забуду тебя и нашего с тобой лета».

Не доезжая до дома, я остановил машину в лесу, выйдя из неё, бросился на землю. Слёзы текли из моих глаз. Я даже не помню, когда последний раз плакал, ну разве что в детстве. Я пролежал в лесу до глубокой ночи, мне хотелось умереть прямо сейчас, пока я не почувствовал, что ко мне кто-то идёт. Подняв голову, я увидел Барта. Подбежав ко мне, он жалобно заскулил и лизнул меня в лицо.

- Вильем переживает? - спросил я у собаки. Барт негромко тявкнул.

- Иду, Барт, беги домой. Но он сел рядом и стал поскуливать.

- Хорошо, хорошо, я иду, - вставая с земли, сказал я и направился к машине. - Прыгай на заднее сиденье, - я открыл дверцу машины, и он мгновенно оказался в салоне.

Приехав домой, я бросил машину во дворе, и чтобы не встречаться с Вильемом, поднялся к себе на второй этаж через окно. Мне не хотелось никого видеть, и ни с кем разговаривать, печаль и тоска охватили меня.

Не снимая одежды и не включая свет, я лёг на кровать, слёз больше не было, лишь гнетущая пустота обитала в моём сердце. Я вспомнил про конверт, который оставила мне Наташа перед отъездом. Протянув руку, я включил светильник, стоящий на тумбочке, и сразу же увидел его. Взяв его в руки, я не решался открыть конверт.

«Что же она могла оставить в нём?», - я медленно открыл конверт и извлёк оттуда листок бумаги сложенный пополам. Развернув его, я прочитал её адрес и телефон.

«Милая девочка решила, что я могу забыть её телефон и то, где она живёт?», - я улыбнулся и заглянул опять в конверт, там лежало маленькое золотое колечко Наташи. Я вынул кольцо и долго смотрел на него. Это было самое дорогое для меня, что могла оставить мне Наташа. Колечко было настолько маленьким, что не налезло мне даже на мизинец. Сняв цепочку с шеи, я продел через неё кольцо, и обратно повесил цепочку на шею.

- Вот так-то лучше будет, - сказал я.

Лёжа на кровати, я ощущал запах её духов, исходящих от подушки, всё здесь напоминало о ней. Наташа уехала, а её запах остался, я закрыл глаза, представляя её лицо.

«Добрая, милая, девочка. Что ждёт её в этой жизни? Выйдет ли она замуж, и будет ли она счастлива без меня? Если да, то я бы хотел умереть прямо сейчас, не мучаясь, долгие годы. Но я обещал ей, что буду искать выход, и я буду искать, пока я жив или пока не удостоверюсь, что она счастлива и забыла меня. Мне надо уезжать отсюда, и чем быстрей, тем лучше. Всё здесь напоминает мне о Наташе, всё здесь связано с ней! Надо уезжать, чтобы не мучаться этими воспоминаниями. Хотя зачем я себя обманываю, воспоминания о ней останутся со мною навсегда, пока я жив, и никуда мне от них не убежать и не спрятаться. Но я всё-таки уеду, и скорее всего за границу. Я буду искать там подтверждение или опровержение легенд о своём народе».

В дверь тихонько стукнули, прервав мои мысли, это был Вильем, он переживал за меня.

«Зачем он меня тревожит в данный момент! Мне сейчас, совершенно не до него» - подумал я, и в сердцах взяв пустой стакан с тумбочки, с силой бросил его в дверь. Стакан разлетелся вдребезги. Послышались удаляющиеся шаги, Вильем всё понял и ушёл.

Всю ночь я пролежал на кровати, смотря в потолок, и вдыхая аромат духов, оставленный Наташей. Этот груз печали, нести мне до конца моих дней. Мог ли я предположить, что со мною такое случится? За все свои триста лет, я и не думал о таком. Простая, скромная девушка из провинции, забрала моё сердце.

Наступило утро, и в дверь моей комнаты снова постучали.

- Заходи, брат, - пригласил я.

Он вошёл и остановился возле меня.

- Как ты?

Я вздохнул и сел на постели, приглаживая взъерошенные волосы.

- Плохо, всё плохо, Вильем, мне не справиться.

- Держись, Эмиль. Возможно, мы найдём решение, не всё ещё потеряно, - он присел рядом и тяжело вздохнул.

- Возможно, найдём, или вы найдёте. И возможно нам с Наташей, окажется поздно что-то менять. Или она забудет меня, что для неё это даже неплохо, а я умру.

- Вот этого мы и боимся. Но ты, Эмиль держись, сколько сможешь, мы не хотим тебя терять как Алана. Для нашей семьи, это будет катастрофа! - он нервно сжал кулаки.

- Ради вас, и ради обещания, что я дал Наташе, я буду держаться, сколько смогу, - ответил я.

- Вот и хорошо, брат, - Вильем похлопал меня по плечу. - Мы постараемся сделать всё, что в наших силах.

- Спасибо, Вильем, я всегда знал, что могу рассчитывать на вас. Я через пару дней уеду в Москву. На работе я рассчитаюсь и уеду за границу. Когда я уеду, я всем вам дам знать, где я.

- С Наташей будешь прощаться? - спросил он.

- Да, я обещал позвонить ей сегодня, когда она приедет. И вообще, я должен знать всё о ней. Всё, о её жизни, чтобы быть в курсе её намерений по отношению ко мне.

- Хорошо, звони ей. Увидимся в столовой, - Вильем вышел, тихо прикрыв за собою дверь.

Я набрал номер Наташи, и она тут же взяла телефон.

- Эмиль, родной, как ты? - с волнением спросила она.

- Плохо без тебя, детка. Спасибо тебе за колечко, это лучший подарок для меня, какой я мог представить. Как ты доехала?

- Всё нормально, папа встретил меня на вокзале и отвёз домой, - она всхлипнула.

- Детка, не плачь, ты разбиваешь мне сердце, всё будет хорошо. Наташа, не думай ни о чём, учись, живи, радуйся, только не плачь.

- Не могу, Эмиль, мне плохо без тебя, ни о чём не могу думать кроме тебя. Я постараюсь не плакать, только ты возвращайся ко мне, пожалуйста. Когда ты уезжаешь из Карелии?

- Послезавтра, милая. Улажу кое-какие дела с Вильемом и уеду.

- Эмиль, обещай мне, что ты будешь звонить мне каждый день, мне так будет спокойней, - попросила она.

- Я буду звонить тебе при каждом удобном случае, дорогая, как это будет возможно.

Наташа вздохнула.

- Не пропадай, не то я буду волноваться. И помни, что я люблю тебя, Эмиль.

- И я тебя люблю, детка. Я тебе ещё позвоню, а сейчас мне надо идти, Вильем ждёт меня, - я закрыл глаза, представляя какое у неё сейчас лицо.

- Целую тебя, Эмиль, звони, - и она отключилась. Последнее, что я услышал, это её всхлип.

«Ну вот, пока всё хорошо, у Наташи нет паники, а это хороший знак».

В голове прозвучал голос Вильема: «Ты идёшь завтракать? Или мне тут одному всё съесть?»

«Иду, иду, Вильем», - отозвался я.

- Как она, - спросил он, когда я вошёл в столовую.

- Немного поплакала, но, в общем, состояние у неё удовлетворительное. Короче, всё будет хорошо, до тех пор, пока я буду ей звонить.

Я задумался: «А долго ли я смогу ей звонить?» - вот в чём был вопрос.

Глава 2


Через день я собрался уезжать. Собрав вещи, я присел на кровать.

«Вот и всё! Прощай лето! Прощай Карелия! Прощай моё недолгое счастье!» Вздохнув, я полез в карман пиджака, чтобы проверить на месте ли документы, и обнаружил там какой-то лист бумаги. Вытащив его, я с удивлением увидел, что это была наша с Наташей фотография. Перевернув фото, я прочитал на обратной стороне: «Люблю тебя больше жизни. Всегда твоя Наташа».

Глаза защипало, и я смахнул набежавшую слезу. Нежная, милая девочка, улыбалась мне со снимка. Она мне даже не сказала, что Аврора прислала ей это фото, решила сделать мне сюрприз. Ну что же, сюрприз удался. Я аккуратно положил фотографию в портмоне.

«Ты всегда будешь в моём сердце, Наташа» - подумал я.

В комнату вошёл Вильем.

- Собрался? - он присел рядом со мной. - Эмиль, об этом трудно говорить, но прошу тебя, если ты почувствуешь, что умираешь, приезжай ко мне, где бы я ни был. Я, скорее всего тоже уеду отсюда через несколько месяцев, но где я буду, я дам тебе знать, только ты не исчезай бесследно, хорошо? И не опускай руки, возможно, мы найдём выход спасти тебя.

- Спасибо, брат, за поддержку, я надеюсь, что мы ещё увидимся, - я обнял его и похлопал по плечу. - Ну, всё, пора ехать.

На вокзале мы долго стояли молча, мысленно общаясь друг с другом, чтобы люди не слышали о чём мы говорим.

«Вильем, а как же демоны? Нельзя оставлять деревню без защиты».

«Они пока ушли из Хиитола, где жили, и вблизи деревни их нет, думаю, они далеко отсюда, но мы будем приезжать сюда и отслеживать их действия», - ответил Вильем.

«Жаль, что не удалось убить Блейка, он вовремя удрал», - с сожалением сказал я.

«Всему своё время, Эмиль, и до него доберёмся когда-нибудь».

Подошёл поезд, и Вильем обнял меня.

- Не теряйся, держи связь с нами.

- Конечно, брат, спасибо тебе за всё.

Я расстался со всеми: с Наташей, Авророй, Фрейей, Эриком и Вильемом. Я остался один на один со своими мыслями. Увижу ли я ещё кого-нибудь из них?

Приехав в Москву, я почти сразу же вышел на работу. Коллеги, увидев меня, обрадовались, а заведующий клиникой - Степан Андреевич, с облегчением вздохнул.

- Ну, наконец-то приехал. Эмиль, у нас без тебя тут полный завал. Выручай, операции некому делать, кто в отпуске, а кто на «больничном». Да и толк только от тебя есть, поработай пока без выходных, оплата вдвойне.

Я молча положил ему на стол заявление об увольнении. Прочитав его, он недоуменно посмотрел на меня.

- Эмиль, почему? Ты нашёл место лучше?

- Нет, мне просто надо уехать за границу, - ответил я.

- Тебе там сделали выгодное предложение? - он одел очки и снова перечитал заявление.

- Сделали. Но я ещё не решил, буду ли я у них работать.

- Если ты ещё не решил, может, поработаешь пока у нас? - с надеждой произнёс он.

- Нет, Степан Андреевич, я еду за границу по личным делам, работа это второстепенное.

- Хорошо, но тебе, Эмиль, придётся отработать две недели, ты же знаешь закон.

- Я отработаю, это не проблема, - ответил я.

- Ох, очень жаль, Эмиль, что ты уходишь от нас, очень жаль. С тебя стол, как положено, через две недели.

Я улыбнулся.

- Стол через две недели будет, Степан Андреевич.

Я не спал уже полтора месяца, а тут ещё бесконечные операции без выходных. Позвонила Наташа.

- Эмиль, ты куда пропал? Почему не звонишь? У тебя всё в порядке? - засыпала она меня вопросами, когда я ответил на вызов.

- Привет, детка, я тоже рад тебя слышать. Прости, замотался совсем. Вышел на работу, меня тут же загрузили, даже поспать некогда.

- Бедный мой, Эмиль, - с сожалением произнесла она, - найди время отдохнуть, я за тебя переживаю.

- Скоро отдохну, через неделю, - сказал я.

- Ты подал на увольнение, Эмиль?

- Да, мне осталось отработать неделю ещё, и тогда отдохну.

- Ты всё-таки едешь за границу, - грустно сказала Наташа.

- Еду, дорогая, но не знаю на сколько, возможно я быстро вернусь оттуда, чем предполагаю, - попытался я её успокоить.

- Хорошо если бы ты, Эмиль, не задержался там. Я, каждый день, каждый час и каждую минуту думаю о тебе, - тихо сказала она в трубку. - А ты? Ты думаешь обо мне? - взволнованно спросила она.

- Конечно, детка, думаю. Спасибо тебе за фотографию и за слова, которые ты написала на ней, это хорошая память о тебе, любимая. А твоё колечко я повесил на цепочку и ношу на шее, - я расстегнул ворот рубашки и показал ей её подарок.

Она тихонько засмеялась.

- Я так и знала, что ты будешь рад моим подаркам.

- Милая, это самые лучшие подарки, которые я когда либо, получал!

- Спасибо, Эмиль. Я тоже храню твои подарки, и они самые лучшие, потому что их подарил мне ты.

- Эмиль! - послышался голос из ординаторской. - Хватит болтать по телефону, больные ждут.

- Кто там кричит? - спросила встревоженная Наташа.

- Наташа, меня зовут, я на работе, мне надо идти.

- Эмиль, звони мне, когда сможешь, - голос её дрогнул.

- Конечно, любимая, позвоню как смогу. Не плачь, целую.

Прошла ещё неделя, и настал последний день моей работы в клинике. Как было заведено там, я заказал в ресторане разных блюд и закусок, и вечером после работы приехала машина с доставкой. Женщины с удовольствием занялись сервировкой стола, иногда перешёптываясь и поглядывая на меня. Я знал их отношение ко мне, но делал вид, что не замечаю их страстных взглядов в мою сторону. Тем более что за пять лет моей работы в клинике, многие из них стали выглядеть старше меня, чему они очень удивлялись и просили поделиться с ними секретом молодости. Так что, если бы даже не Наташа, мне всё равно пришлось бы уволиться с этой работы.

Проводы были в самом разгаре, когда ко мне подсела Лена анестезиолог, недавно окончившая институт, и как год работающая в нашей клинике.

- Уезжаешь, Эмиль? - спросила она.

- Да, за границу, - неохотно ответил я, мне не хотелось ни с кем разговаривать, тем более с подвыпившей женщиной.

- Очень жаль, Эмиль. А я имела на тебя виды. Ты же не женат, нет?

- Нет, не женат, - ответил я.

- Так возьми меня с собой, в твою Америку, - она пододвинулась ко мне вплотную.

- И, что ты там будешь делать? - усмехнулся я.

- Любить тебя так, как никто другой не сможет, - внезапно осипшим голосом сказала Лена и пристально посмотрела на меня.

Я покачал головой и улыбнулся, не ответив ей. Она отодвинула стул и прищурила глаза.

- Или у тебя уже есть кто-то? Ну, скажи, есть?

Она стала меня утомлять.

- Есть. У меня уже есть девушка, так что извини, я занят, - с надеждой, что она отстанет, сказал я. Но она и не думала отступать.

- И кто она? Неужели с нашей клиники?

- Нет, не из клиники, - мне хотелось побыстрее закончить этот разговор.

- А, какая-нибудь провинциалочка! - закивала она головой. - Ну-ну, Эмиль, смотри не пожалей потом об этом, - она икнула и потянулась за стаканом с соком.

- Буду очень стараться не пожалеть, - я встал из-за стола и направился к выходу. Слушать пустой разговор Лены, мне надоело, и нагрубить ей мне не позволяло чувство такта. Я вспомнил Наташу. Как она отличалась, от всех этих напыщенных модниц, считавших себя неотразимыми. Скромная, милая, естественная по своей натуре и простая девочка из провинции, была намного красивей и желанней всякой столичной штучки. Я подошёл к Степану Андреевичу.

- Извините, я наверно пойду домой, очень устал за эти две недели.

Он пожал мне руку.

- Очень приятно было работать с тобой, Эмиль. И если передумаешь, милости просим обратно к нам. Такими специалистами, как ты, Эмиль, не разбрасываются, недаром тебя знают даже за границей. Ты талант в своём роде.

- Спасибо, мне тоже приятно было с вами, и всем нашим коллективом, работать.

Выйдя на улицу, я с облегчением вздохнул. Вот и прошло время прощания. Мне не впервой было расставаться с коллегами и друзьями по работе, и я к этому уже привык. Сколько людей прошло мимо меня, за всё моё существование, я и не помнил. И лишь один человек, с которым я хотел остаться навечно, и с которым я не хотел расставаться, была Наташа, единственная, моя любимая девочка.

Придя домой, я принял душ, и наскоро перекусив, лёг на кровать. Воспоминания о прошедшем лете вновь всплыли перед глазами. Я вынул фотографию, которую Наташа положила мне в карман пиджака, и прикрепил её на стену. Я лежал и смотрел на неё, весёлую и счастливую, пока не уснул. Два месяца бессонницы дали о себе знать.

Мне снилась Карелия и Наташа. Она была в том же бирюзовом платье, что и в ресторане. Она смеялась и обнимала меня, шепча мне на ухо: «Вернись ко мне, Эмиль, пожалуйста».

Я целовал её губы и гладил её волосы, не веря во сне, что она рядом со мной. Проснулся я через два часа, и понял, что это был всего лишь сон, отвернувшись к стене, я застонал. Я не мог жить без неё, и я не знал, что мне делать. Ужасное чувство тоски разлилось по всему телу, я медленно умирал.

Глава 3

На почту пришло ещё одно письмо из Принстона, с приглашением на работу. Я вздохнул: «Надо соглашаться. Это хороший повод уехать в США. А как же тут Наташа останется? Без защиты, совсем одна?» - подумал я.

Я боялся, что её может разыскать Влад Блейк, и я должен был принять какие-то меры для её безопасности. Сев за компьютер я нашёл сайт города Эсно, в котором жила Наташа, и начал просматривать страницы пользователей, в надежде найти там кого-нибудь из наших. Наконец я наткнулся на одного молодого человека по имени Станислав Назаренко. Без сомнения он был лель, и я написал ему письмо, с просьбой связаться со мной по скайпу, в дополнение к этому, я выслал ему свой пароль. На следующий день мы с ним связались, и он, улыбаясь, поприветствовал меня.

- Не ожидал, что в интернете встречу кого-нибудь из своих, наши так редко пользуются им, - начал он дружелюбно. - В чём проблема, брат? Тебе нужна помощь?

Я вкратце описал ему свою ситуацию с Наташей, упомянув Влада.

- Я очень переживаю за неё, а мне надо уехать за границу. Не мог бы ты приглядеть за ней? - попросил я.

- О чём речь, Эмиль, конечно, помогу! Он немного помолчал и, вздохнув, продолжил: - Первый раз слышу, чтобы кто-тоизнаших был влюблён в человека. У тебя, Эмиль, тяжёлая ситуация.

- Согласен Стас, поэтому я попрошу тебя проследить за её жизнью. И если она кого-нибудь встретит, я имею в виду мужчину, и у неё будет налаживаться личная жизнь, сообщи мне, пожалуйста. В таком случае, я оставлю её в покое, и не буду мешать, ей жить.

Он кивнул головой.

- Всё сделаю, как ты просишь. Держись, брат. И вышли мне её адрес, и желательно фото. Когда захочешь, свяжешься со мной, или я с тобой, если у меня будут для тебя новости.

Я поблагодарил его, и мы отсоединились. Лели очень отличались в этом смысле от людей, любой лель или лада, придут тебе на помощь, даже если мы друг друга не знаем, это сильно объединяло наш народ.

- Фу, - с облегчением выдохнул я. Теперь она в безопасности. Блейк не посмеет сунуться к ней в городе, если будет знать, что Наташа под присмотром леля. Ну и конечно неплохо, если я буду знать, как она живёт, в случае чего, я просто исчезну из её жизни, чтобы не мешать её счастью.

Я позвонил в аэропорт и заказал билет на самолёт, завтра я должен улететь. Перед отъездом мне надо было сделать пару звонков. Первый звонок был Вильему.

- Я завтра улетаю в Принстон, Вильем. Оттуда мне пришло приглашение на работу, в нейрохирургический центр.

- Спасибо, Эмиль, что сообщил мне, где ты будешь. Не знаю, что тебе сказать. Если что, приезжай обратно, мы ещё хотим видеть тебя живым и по возможности здоровым, - сказал он.

- Я приеду, Вильем, в любом случае приеду.

- Как Наташа? Ты сообщил ей, что улетаешь?

- Нет ещё, сегодня позвоню. Я нашёл в её городе одного из наших - Станислава Назаренко, он обещал приглядеть за ней. Но и в случае, если она выйдет замуж, или начнёт с кем-нибудь встречаться, сообщить мне.

- Всё правильно, Эмиль, всё правильно. Прилетишь в Принстон, свяжись со мной.

Второй звонок был Наташе, я связался с ней по скайпу. У неё был обеспокоенный голос, и она постоянно хлюпала носом.

- Уезжаешь? Уже завтра? Эмиль, я надеюсь ненадолго?

- Я тоже на это надеюсь, милая, но максимум на полгода, - ответил я, в надежде, что за это время что-то изменится.

- Звони мне из Принстона, как можно чаще, любимый, я каждый день буду ждать твоего звонка, - голос её дрожал.

- Как смогу, дорогая, как смогу, - задумчиво ответил я.

Лицо у неё было заплаканным. Она протянула руку к монитору компьютера, и я понял, что она гладит моё изображение.

- Эмиль, ты выглядишь измученным.

- А у тебя, детка, опухли глазки от слёз, прошу тебя, не плачь так часто, я живой и здоровый пока, и меня ещё рано оплакивать.

- Прости, Эмиль, больше не буду, - она быстро вытерла лицо, и попробовала улыбнуться.

- В следующий раз, когда мы с тобой свяжемся, чтобы твои глазки были сухими. Хорошо, детка? - мне хотелось её как-то успокоить, но я точно не знал как.

Наташа тихонько, сквозь слёзы засмеялась.

- Хорошо, Эмиль, я буду стараться. Только и ты постарайся высыпаться и не переживать за меня, а то ты тоже неважно выглядишь.

- Обещаю исправить это недоразумение, - подмигнул я ей.

- Эмиль, у меня есть для тебя новость, - она смущённо поправила волосы.

- Какая, детка? - заинтересованно спросил я.

- Я не еду учиться в Питер, я остаюсь дома. Я забрала документы с экономического факультета, и поступила в наш медицинский.

- Хм, это неожиданно. И какой же ты выбрала факультет? - спросил я.

- Пластической хирургии.

- Это призвание, милая, или как? - я был обескуражен её внезапным решением.

- Нет, скорее всего, я хочу стать врачом, как и ты, - ответила она.

- У меня появился конкурент? - пошутил я.

Наташа рассмеялась.

- Эмиль, мне до тебя далеко, но я надеюсь стать неплохим хирургом.

- Удачи тебе, детка, в учёбе, я тоже верю, что ты станешь хорошим врачом. Но тебе надо стараться, чтобы стать им.

- Я буду стараться, Эмиль. Когда приедешь, увидишь, что я учусь хорошо, - уже веселее ответила она.

- Мне пора собираться, ещё надо закончить кое-какие дела. Я позвоню тебе из Принстона, Наташа, - сказал я.

- Люблю тебя, - на прощание сказала она.

- Взаимно, милая, - ответил я.

Сидя в самолёте и глядя в иллюминатор, я думал: «Смогу ли я вернуться ещё в Россию? Вернуться к близким мне и родным лелям и ладам? Вильему, Эрику, Авроре и Фрейи, с их семьями? Смогу ли я, ещё раз увидеть их? И смогу ли я, ещё раз увидеть Наташу? Хоть ещё один раз! Я бы всё отдал за это, чтобы ещё раз посмотреть в её глаза, увидеть её улыбку, ощутить теплоту её тела, и почувствовать жар её губ».

Самолёт взлетал, увозя меня в страну, под названием - «Неизвестность».

Глава 4

- Доченька, тебе пора наверно собираться в Петербург, учёба ждёт тебя, - мама подошла и обняла меня за плечи.

- Я никуда не еду, мама, - ответила я.

Она повернула меня к себе.

- Как не едешь? А как же учёба в университете?

- Учиться я буду здесь. Я забрала документы с экономического в Питере, и поступила в наш, медицинский.

- В медицинский? Ты же хотела стать экономистом, Наташа, как я, - она удивлённо смотрела на меня.

- Хотела, мама, но передумала, я буду учиться на хирурга, - как можно твёрже сказала я.

- Отец! - позвала его мама. Папа вошёл и вопросительно поглядел на нас.

- Что случилось?

- Наташа забрала документы из Питера, и поступила в наш медицинский, хирургом хочет стать. Как тебе эта новость?

Отец пожал плечами.

- Новость, как новость. Она уже взрослая, и сама должна решать свою дальнейшую судьбу. Врач тоже неплохая профессия.

- И ты об этом так спокойно говоришь? - мама скрестила руки на груди.

- А что ты хотела, чтобы она до пенсии жила по твоей указке, Оля? Оставь дочь в покое, у неё началась взрослая, самостоятельная жизнь, и всё, чем мы ей можем помочь, так это не вмешиваться без разрешения в её внутреннее пространство.

Мама открыла рот и округлила глаза, такого она от папы не ожидала.

- Ну, хорошо, Николай. Но не упрекай меня потом, если что-то случится.

Я молча сидела на диване, следя за их перепалкой. Мама махнула рукой и пошла на кухню.

- Делайте что хотите, только не вините потом меня.

Отец проводил её взглядом и присел ко мне на кровать.

- И когда ты надумала стать врачом?

- Спасибо, папа, что заступился за меня, - я уткнулась ему в плечо.

- Ай, ерунда, - махнул он рукой.

- Я надумала стать врачом ещё в Карелии.

- А почему молчала всё это время? Почему сразу не сказала о своём решении? - спросил он.

- Боялась, что вы ругаться будете, и не дадите забрать документы с экономического.

- Ты уже не маленькая девочка, чтобы тебя ругать, дочка. И давай с тобой договоримся, что ты не будешь, по крайней мере, от меня, скрывать что-нибудь. Я всегда пойму тебя, и дам хороший совет, ну а воспользоваться им или нет, твоё дело. А маму прости, она до сих пор считает тебя маленькой, несамостоятельной девочкой, о которой надо заботиться.

- Вы самые лучшие родители во всём мире, папа, и я вас люблю.

Он легонько похлопал меня по руке.

- Можно кое-что спросить у тебя дочка?

- Что хочешь, папа, спрашивай.

- Из Карелии ты приехала очень грустная, и я слышал, как ты ночью плакала. Скажи, что произошло у вас с Эмилем? Он тебя бросил?

- Нет, папа, Эмиль меня не бросал. Ему просто надо было срочно уехать за границу. Он звонил мне вчера, мы разговаривали по скайпу.

- Я так и думал, - произнёс задумчиво отец.

- Что ты думал, папа?

- Ничего, дочка, не бери в голову. Скажи, он любит тебя? - отец посмотрел мне в глаза.

Я покраснела.

- Да, папа, Эмиль любит меня, и он самый лучший мужчина в мире, после тебя, конечно.

- Ты уверена в этом? - обеспокоенно спросил он.

- Эмиль, папа, не умеет врать, он любит меня.

- Надолго он уехал? - опять спросил папа.

- Он сам точно не знает, но предполагает что на полгода, не меньше.

- Я переживаю за тебя, Наташа. Я вижу, как ты страдаешь без него и плачешь ночами, - отец опустил голову.

- Мне плохо без Эмиля, папа.

- Понимаю, - вздохнул отец, - такие сильные и глубокие чувства... - он не договорил, а только погладил меня по волосам и поцеловал в лоб. - Ну, хватит, я надеюсь, всё будет хорошо, - он встал и добавил: - Я надеюсь, Наташа, что Эмиль действительно любит тебя. Когда мы с мамой были в Карелии, он произвёл на меня хорошее впечатление. Интеллигентный, воспитанный, серьёзный парень. Надеюсь, что так оно и есть.

- Так оно и есть, папа! А ещё он очень добрый и заботливый, как ты!

- Спасибо, дочь, что ценишь меня, - приобнял меня он.

В своей комнате, я вытащила из тумбочки свою шкатулку, и уже в какой раз, разложила её содержимое на своей кровати. Открыв ракушку, я долго смотрела на её таинственный, переливчатый цвет, который напоминал мне о сиянии кожи Эмиля в темноте. Наша фотография стояла у меня на тумбочке в рамке. Я взяла её и поднесла к губам, поцеловав изображение Эмиля, поставила её на место. Затем я надела колье на шею и поднесла к себе зеркальце.

«Но куда мне его носить? Оно слишком дорогое, чтобы надевать его, куда попало».

В комнату, без стука, вошла мама, неся в руках постельное бельё для меня. Я прикрыла колье руками, испугавшись, что она увидит его. Она внимательно посмотрела на меня.

- Наташа, ты, что за горло схватилась? - она подошла ближе. - Что у тебя на шее? Что ты прячешь от меня? Убери руки, я посмотрю.

Я медленно опустила руки. Мама секунд десять внимательно смотрела на колье.

- Ты где его взяла?!

- Подарили на день рождения, я тебе говорила о нём, - смотря исподлобья, ответила я.

- Подарили? Ты мне про этот подарок не говорила, Наташа. Ты хоть представляешь, сколько оно стоит?!

- Не знаю, но предполагаю, что оно очень дорогое, - отпираться было бессмысленно.

- И кто тебе его подарил? - она упёрла руки в бока.

- Эмиль, - тихо сказала я.

- Эмиль! И за что он подарил тебе такой подарок? - мама с подозрением смотрела на меня.

- Мама! Не за что, а просто, на день рождения, - возмутилась я.

- Наташа, доченька, такие подарки просто так не дарят, запомни! Так что у вас было с Эмилем?

Я сняла колье и убрала в шкатулку.

- Ничего, кроме того, что мы любим, друг друга, мама, - с раздражением, что мама мне не верит, ответила я.

Она подсела ко мне на кровать.

- Я надеюсь, что он не воспользовался твоей наивностью, и ты не настолько глупа оказалась.

Я вспыхнула.

- Нет, не воспользовался, а очень жаль! А если хочешь знать правду, так слушай. Я сама ему предлагала себя, но он посчитал, что я поступаю неразумно, и отверг моё предложение о сексе, мама! - я закрыла рот рукой, по-моему, я сказала лишнее, но было уже поздно.

Она побледнела.

- Ты, что же, хотела его так отблагодарить за дорогой подарок?!

- Мама, причём тут колье! Я просто люблю его! - уже закричала я.

В комнату вбежал отец.

- Что опять случилось?! Кто кричал?

- Я, папа, кричала, - уже тише произнесла я.

- Покажи колье отцу, - почти приказным тоном сказала мама. Я вынула колье и молча протянула отцу.

- Ну, и что это значит? - он разглядывал его, пожимая плечами.

- А то, что это дорогое колье, ей подарил Эмиль. Вот и выясняем, за что? - мама выжидательно смотрела на отца.

- Я заметил, что Эмиль далеко не бедный парень, и может себе позволить такой подарок нашей дочери. Или ты считаешь, что Наташа не достойна этого колье? И почему ты думаешь, что Эмиль подарил ей это колье, за «что-то»?

- Наташа, расскажи папе о том, что ты сказала мне, - потребовала мама.

- Не буду, - буркнула я и опустила глаза.

- Тогда расскажу я, - она поправила причёску и приготовилась рассказывать. - Николай, наша дочь... - она запнулась. В общем, она сама предлагала себя, этому Эмилю, - она покраснела, произнеся последнюю фразу.

Отец вскинул брови.

- И?!

- По её словам, он отказал ей, - закончила она.

Отец улыбнулся.

- Я не ошибся в нём!

- Что это значит, «я не ошибся в нём»? - мама в недоумение смотрела на отца. Отец сердито посмотрел на неё.

- А то и значит, что он серьёзный и воспитанный парень, и он действительно любит нашу дочь, в противном случае не отказался бы. Оля, я посоветовал бы тебе, найти с дочерью общий язык. Своими поучениями и подозрениями, ты только отдаляешь её от себя, - отец положил колье на тумбочку и вышел.

Я подошла и обняла маму за плечи.

- Мама, помнишь, когда я была у бабушки, ты звонила мне?

Она кивнула головой.

- Мы с тобой тогда, так хорошо поговорили. И мне показалось, что ты меня понимаешь. Ты же сама тогда была уверена, что у нас с Эмилем есть что-то больше, чем просто дружба, и была не против этого, а наоборот ещё давала советы. Что сейчас с тобой случилось?

Она закрыла лицо руками.

- Тогда я думала, что у вас всё серьёзно, и после окончания лета вы поженитесь. Но он уехал, бросив тебя.

- Мама, Эмиль меня не бросал, ему просто надо было уехать за границу, - ах, если бы мама знала, кто есть Эмиль на самом деле, тогда этого разговора не было бы.

- Конечно, конечно, надо было уехать. Хорошая причина расстаться с девушкой, - она вытерла набежавшую слезу. - Ты другая стала, Наташа, как приехала из Карелии. И я переживаю за тебя.

- Мама, всё будет хорошо!

Мы обнялись с ней, вытирая друг другу слёзы.

Глава 5

Время шло, с каждым днём приближая нашу с Эмилем встречу. Я купила календарь, и каждый день зачёркивала дату ушедшего дня. Эмиль иногда звонил мне, и мы подолгу с ним разговаривали о нашей жизни. Он рассказывал мне о своей работе в Принстоне, а я ему про свою учёбу в университете. Каждый раз, как он мне звонил, я с нетерпением ожидала от него новостей, о том, что он узнал о легендах своего народа - Небесных. Но новостей не было, никто из его народа не встречал и не знал о том, как человек может приобрести бессмертие. Аврора с Фрейей тоже ничего не узнали, как и Вильем с Эриком. Но я так просто не собиралась сдаваться, я всё равно верила, что это всё-таки возможно.

В университете я училась хорошо, целыми вечерами проводя за чтением книг по пластической хирургии, надеясь удивить своими знаниями Эмиля, когда он приедет ко мне. Мои подруги по универу удивлялись, почему я не хожу с ними в увеселительные заведения и ни с кем из парней не встречаюсь, хотя предложений мне было достаточно, по их мнению, далеко не от плохих и красивых парней.

Папа посматривал на меня с беспокойством, но ничего не говорил, а мама лишь качала головой, видя, как я впадаю в уныние после наших с Эмилем разговоров. Я скучала по нему и плакала по ночам, вспоминая все дни, проведённые с Эмилем в Карелии. Прошло почти четыре месяца, с тех пор как мы расстались, но мне казалось, что прошла целая вечность. Однажды, когда я сидела у себя в комнате и мечтала о том, как мы с Эмилем встретимся, ко мне зашла мама.

- Привет, дочка. Как у тебя дела? - она присела на краешек кровати.

- Плохо, мама. Очень скучаю по Эмилю, - вздохнула я.

- Понимаю. Когда он обещает приехать?

- Пока не знаю, но он думает в марте, у него контракт, в Принстоне, на полгода.

- Ты всё время сидишь дома, Наташа. Никуда не ходишь, друзей у тебя почти нет. Это ненормально в твоём возрасте, дочка, - начала она осторожно.

- Я не хочу никуда ходить, мама. А друзья у меня есть в университете, - не понимая ещё, что мама от меня хочет, ответила я.

- Сходила бы с друзьями в кино, погуляла в парке, может быть с кем-нибудь познакомилась, - предложила она.

Я удивлённо на неё посмотрела.

- Что ты имеешь в виду, сказав «с кем-нибудь познакомилась»? У меня есть друзья, и мне достаточно с ними общения.

- Я не друзей имела в виду, а мальчика. Познакомилась бы с мальчиком, дружила бы с ним... - я перебила её.

- Мама, какой мальчик?! Скоро Эмиль приедет!

Она поджала губы.

- Эмиль, говоришь, приедет? Что-то я сомневаюсь, дочка, что он приедет к тебе. Когда поймёшь это, убиваться будешь по нему, и жалеть то время когда ждала его. А так, если у тебя будет парень, ты быстрее забудешь его. Дочка, я только хочу, чтобы ты была счастлива, мне невыносимо слышать, как ты плачешь по ночам.

Я резко села на кровати.

- Мама, я счастлива! Мы с Эмилем любим друг друга! И если бы ты знала его получше, то была бы другого мнения о нём. И никакого мальчика мне не надо! И это моё дело, ждать Эмиля, или нет! А он приедет ко мне, вот увидишь!
Она грустно улыбнулась.

- Наташа, Эмиль богатый парень, зачем ему девочка из провинции, ну сама подумай?!

Я отвернулась, не желая больше с ней разговаривать.

- Хорошо, хорошо, милая, пусть будет так, как ты хочешь. Я просто хотела дать тебе совет, вот и всё, - она подняла вверх ладони, давая знать, что настаивать она больше не будет.

- Мама, не говори мне больше такого, - попросила я.

- Не буду, дочка, - она поцеловала меня в макушку и, вздыхая, ушла к себе в комнату.

После разговора с мамой, на душе остался неприятный осадок.

«Почему она не верит, что Эмиль вернётся ко мне?» - он должен вернуться, я это знала.

В коридоре послышался папин голос.

- Зачем это тебе, Оля? Оставь девочку в покое, - раздражённым голосом говорил он.

- Но так лучше будет для неё, - спорила с ним мама.

Отец хлопнул дверями.

- Делай, как знаешь, я в этом не участвую.

«Интересно, о чём это они? - подумала я. Неужели мама, что-то задумала? Интересно, что?»

Глава 6

В один из вечеров, я поздно вернулась домой из университета. Моя одногруппница, Олеся Тимофеева, попросила помочь ей написать реферат, и я по-дружески согласилась. Когда я вошла в квартиру, то обнаружила в коридоре пару мужских ботинок, явно не принадлежащих моему отцу. Я скинула пальто и вошла в комнату, где за обеденным столом сидели мои родители и молодой человек в очках.

- Наташенька, а мы тебя ждём, ужин уже на столе, - натянуто улыбаясь, сказала мама. Папа потёр затылок и что-то недовольно пробурчал.

- Знакомься, это Вадим Белов, наш молодой специалист. Он недавно пришёл к нам работать, и уже успел себя зарекомендовать с хорошей стороны, - нервничая, представила мне его мама.

Вадим встал и подал мне руку, чуть наклонившись в мою сторону.

- Очень приятно, Вадим, - представился он.

- Наташа, - сухо ответила я, и недовольно посмотрела на маму.

«Вот о чём они тогда с папой в коридоре разговаривали, всё ясно теперь» - подумала я.

- У Вадима в нашем городе нет никого, он приезжий, поэтому я любезно пригласила его к нам на ужин, - мама говорила так, как будто оправдывалась передо мной.

Отец кашлянул в кулак, и отвёл взгляд от меня, чувствуя за собой вину.

- Понятно, - кивнула я головой и, показывая руки, добавила: - Я только руки помою, - и пошла в ванную.

«Ну, мама, всё никак не может угомониться, привела мне жениха прямо домой, - думала я, намыливая руки. Если он окажется стеснительным, я его быстро отошью» - решила я.

За ужином, мама то и дело подкладывала в тарелку к Вадиму еду, а он, смущаясь, улыбался и благодарил за тёплый приём и вкусный ужин.

- Наташенька, расскажи Вадиму про свою учёбу в университете, - предложила она.

Я недовольно посмотрела на неё.

- Что рассказывать? Учёба, как учёба, как и у всех.

- Вы, Наташа, учитесь на пластического хирурга? - спросил Вадим.

- Да, - коротко бросила я.

- И вам нравится эта профессия?

- Нравится.

- Очень интересно. Ольга Евгеньевна сказала, что вы неплохо учитесь? - Вадим сел, закинув ногу на ногу, с интересом рассматривая меня.

- Стараюсь.

Ужин закончился, и папа, попрощавшись с гостем, удалился в спальню, а мама начала убирать со стола.

- Я помогу, - вставая, сказала я, и начала собирать тарелки.

- Не надо, Наташенька, я сама, общайтесь с Вадимом, - и она ушла на кухню, неся в руках горку посуды.

Я подошла к окну и стала смотреть на улицу, где кружился белый, пушистый снег. Неловкое молчание затянулось, и чтобы показаться невежливой, я спросила у Вадима:

- Вы, как я поняла, трудитесь с моей мамой в одном НИИ?

Вадим встрепенулся.

- Да, мы с вашей мамой вместе работаем.

- И вам нравится наш город, - утвердительно сказала я.

- У вас чудесный городок, несмотря на то, что в нём проживает не так уж и много людей, - ответил он.

- Конечно, всего двести тысяч, - уточнила я. Я надеялась, что Вадим вскоре уйдёт, и мне не придётся задавать и отвечать на односложные вопросы. Но он и не собирался уходить, наблюдая за мной из-за затемнённых стёкол очков.

- Ваша мама рассказала, что вы, Наташа, проводите каждое лето в Карелии. Вам там нравится? Извините, я там ни разу не был, поэтому и спрашиваю.

- О! Моя мама успела вам и про это рассказать?! - воскликнула я.

- У нас, с вашей мамой на работе, сложились дружеские отношения, она мне во многом помогла, когда я пришёл к ним работать, и она мне немного рассказала про вашу семью. Так что вам нравится отдыхать в Карелии?

- Конечно, нравится! Особенно этим летом понравилось, - не без иронии ответила я.

- А что этим летом произошло, что вам так понравилось? - Вадим как мог, пытался поддержать разговор.

Я нахмурилась, рассказывать Вадиму про Эмиля не входило в мои планы, да и желания не было.

- Так, ничего. Извините, Вадим, уже поздно, мне ещё заниматься надо.

Он поспешно встал с дивана.

- Извините, я заговорился, действительно время позднее. Я, пожалуй, пойду. Вы меня проводите до дверей?

- Конечно, провожу, - с облегчением вздохнула я. Прижавшись к косяку двери, я наблюдала, как Вадим надевает пальто и зашнуровывает ботинки. Из кухни выглянула мама.

- Вадим, вы уже уходите?! А чай?

- Я, пожалуй, пойду Ольга Евгеньевна, поздно уже, да и Наташе заниматься надо, - начал оправдываться он.

- Хорошо, приходи завтра к нам на чай, - пригласила она.

Я недовольно глянула на маму и повернулась к Вадиму.

- Конечно Вадим, приходите, меня как раз дома не будет, и вы с моей мамой, проведёте чудесный вечер.

- Простите, мне пора, - Вадим повернулся к двери и взялся за ручку. - Я ещё хотел сказать... - он посмотрел на меня, а мама тихонько шмыгнула на кухню. - Вы не хотите, Наташа, сходить завтра со мною в кино? - он опустил голову, неловко топчась на месте.

- Простите, Вадим, мне некогда ходить в кино, я учусь и много занимаюсь дома, - сухо ответила я.

Он поправил очки.

- Ну, если… возможно у вас когда-нибудь появится время… так я буду ждать… вдруг вы согласитесь, - запинаясь, сказал Вадим и вышел из квартиры, плотно закрыв за собою дверь.

- Фу, наконец-то, - сказала я вслух, и пошла на кухню. - Мама?

Она стояла возле раковины и мыла посуду.

- Что это было, мама?

Она удивлённо на меня посмотрела, как будто не понимая, о чём я.

- Ты о чём, дочка?

- Сама прекрасно понимаешь, о чём я. Ты Вадима пригласила для меня, не так ли? - я в упор посмотрела на неё.

- Ну и что? Ну, пригласила, не делай из этого трагедию, Наташа. Он хороший молодой человек, очень образованный и воспитанный. На твоём месте, я бы присмотрелась к нему поближе, а не устраивала мне сцен.

- Я присмотрелась, и он мне не нравится, мама. Так что прошу не приглашать его больше к нам, - отрезала я.

- И чем же он тебе не понравился?! - всплеснула она руками.

- Всем! В первую очередь, как парень, он мне не понравился, - настаивала я.

- Дочка, ты же его совсем не знаешь. А если бы ты с ним пообщалась немного, я уверена, он бы тебе понравился.

- А Эмиль, по твоему, необразованный и невоспитанный? - с досадой сказала я.

- Что ты заладила, Эмиль, Эмиль. Твой Эмиль в Америке. И я думаю, он не захочет возвращаться в Россию. Мне больно смотреть на тебя, Наташа, как ты страдаешь из-за него. Что, кроме Эмиля не существует больше парней?

- Для меня не существует! - крикнула я и, стиснув зубы, вышла из кухни.

Мою маму было не переубедить, и разговор этот был бесполезным. Я забралась с учебником на кровать и начала читать, но в голову ничего не лезло, кроме разговора с мамой.

«Этот Вадим всё испортил! Ну откуда он взялся на мою голову?!»

Глава 7

Через неделю наступил канун нового года - 31 декабря. Мама суетилась на кухне, готовя праздничный ужин, отец ушёл в магазин за продуктами, а я сидела около компьютера и ждала звонка от Эмиля, он обещал позвонить ровно в восемь часов вечера по Московскому времени, когда у него на работе будет перерыв, разница во времени была восемь часов.

Я сидела и наблюдала за минутной стрелкой на часах, которая приближалась к двенадцати. Раздался характерный звонок скайпа, и я тут же нажала «ответить». На экране монитора появился Эмиль в белом халате.

- Привет, детка! С наступающим Новым годом тебя!

- Привет, милый! И тебя, с наступающим Новым годом! - весело ответила я. - Эмиль, ты что-нибудь узнал о... - я не договорила, так как он сразу понял, о чём я, и отрицательно покачал головой.

Я закусила губу.

- А Вильем, Эрик...

- И они тоже, ничего не узнали, дорогая, - ответил он.

- Но ты не сдашься? - с надеждой спросила я.

- Нет, милая, не сдамся, - обнадёжил он меня.

Лицо моё стало печальным, я вспомнила слова мамы: «Твой Эмиль в Америке, и не думай, что он захочет вернуться в Россию».

- Наташа, что с тобой? Ты расстроилась? - Эмиль обеспокоенно смотрел на меня.

Его слова вернули меня в реальность.

- Нет, ничего, так что-то... не обращай внимания. Я не хотела рассказывать про наш с мамой разговор, иначе пришлось бы рассказать и про Вадима, а я не хочу, чтобы Эмиль знал о нём, ему ни к чему всякие волнения по пустякам.

Эмиль грустно смотрел на меня, время от времени вздыхая. Лицо его осунулось, а под глазами появились тёмные круги.

- Эмиль, ты плохо себя чувствуешь?

- Нет, детка, всё хорошо, я пока нормально себя чувствую, не переживай, общение с тобой придаёт мне силы.

- Ты похудел, и у тебя появились тёмные круги под глазами, я беспокоюсь за тебя, Эмиль.

- У меня много работы, спать совсем некогда, - он слабо улыбнулся.

- Прошло четыре месяца, как мы с тобой расстались, и ты уже неважно выглядишь милый, я надеюсь, что ты скоро приедешь, - я гладила монитор компьютера, на котором было изображение Эмиля.

- Я тоже надеюсь на это. Но нет никакой информации о легендах, и я не знаю, что делать, - сказал Эмиль.

- Всё равно приезжай, вместе мы что-нибудь придумаем.

- Посмотрим, ещё два месяца впереди. Мне пора, детка, перерыв закончился, ещё раз поздравляю тебя с Новым годом, целую тебя, милая, и люблю.

У меня на глаза навернулись слёзы, но я проглотила комок, подступивший к горлу.

- Эмиль, милый, я тоже люблю тебя и целую. Когда я закрыла скайп, в комнату вошла мама.

- Наташа, мы ждём тебя, стол накрыт. С кем это ты разговаривала сейчас?

- С Эмилем, мама, - ответила я.

Она подозрительно на меня посмотрела.

- Ну, хорошо, пойдём за стол.

Праздник прошёл в тихом семейном кругу. Мама хотела пригласить Вадима, но я категорически заявила, что если он появится у нас на новый год, то я уйду из дома к подруге. Мама смирилась, и пообещала, что Вадима не будет.

В два часа ночи папа стал зевать и, не дождавшись десерта, ушёл спать. Мама за день тоже устала, и сонными глазами смотрела в экран телевизора, где шёл новогодний концерт.

- Иди уже, ложись, а то за столом сейчас уснёшь, - подтрунила я над ней.

- Надо со стола убрать, нехорошо оставлять до утра, - зевнув, сказала она.

- Мама, иди, я сама всё уберу и помою, ты и так целый день возле плиты простояла.

- Спасибо, дочка, действительно я устала, даже ноги гудят, - и она, охая и вздыхая, направилась к себе.

«Вот и весь новый год» - подумала я, и стала убирать тарелки со стола.

В дверь позвонили.

«Кто это, на ночь глядя?» - удивилась я, и пошла открывать дверь.

На пороге стоял Вадим. В одной руке он держал большой букет цветов, а во второй у него был торт.

- Здравствуйте, Наташа! Извините, что так поздно, шёл мимо, вижу, у вас свет горит, вот и решил зайти, новый год всё-таки.

- А не поздновато ли? Мы спать уже собираемся, Вадим, так что извините, - сказала я и хотела закрыть перед ним дверь.

- Подождите! - попросил он.

- Что ещё? - спросила я.

- Заберите хотя бы цветы, жалко, замёрзнут, - он протянул мне букет.

Я смутилась.

- Ну, хорошо, давайте цветы.

Он улыбнулся, и начал дышать на ладонь, в которой только что держал букет.

- Замёрзла, - показал он мне на руку и затопал ногами, пытаясь согреться. - Я пойду, с новым годом вас, Наташа.

- Подождите, Вадим, - остановила я его, во мне проснулась жалость к человеку, который замёрз, а я даже не хочу впустить его в дом. - Зайдите, вы совсем замёрзли, вам надо согреться и выпить горячего чая.

- Но вы уже отдыхать собрались, неудобно как-то, - смущённо пожал он плечами.

- Родители отдыхать собрались, и уже спят наверно, а мне ещё посуду мыть, так что заходите, я вас чаем напою.

Уже сидя на кухне, я спросила у него:

- Вадим, вам моя мама сказала, чтобы вы пришли сегодня к нам?

- Нет, она меня не просила об этом, я сам решил, - отпив из бокала чай, сказал он.

- Но вы, насколько я знаю, далеко отсюда живёте. Как вы оказались в наших краях?

- Просто гулял по ночному городу. Дома одному скучно сидеть, вот и решил прогуляться, а тут увидел свет в вашем окне. Недалеко от вашего дома есть цветочный магазин, я зашёл туда и купил букет, ну и заодно торт, не с пустыми же руками идти, - он поставил бокал на стол и протёр стёкла очков. - Наташа, я для вас купил цветы, - тихо произнёс он.

Я покраснела.

- Не стоило так тратиться, Вадим, зимой цветы дорого стоят.

Он вздохнул.

- Ерунда. Наташа, знаете, вы очень красивая девушка, вы мне сразу понравились, когда увидел вас первый раз, и...

- Не надо, Вадим, - прервала я его. - У меня есть парень, и он скоро приедет ко мне, - повернулась я к нему.

Он закивал головой.

- Простите, не знал. А где ваш молодой человек сейчас? Простите за любопытство.

- В Америке, город Принстон. Он работает там, он врач, - ответила я.

- Ну, хорошо, а друзьями мы с вами можем быть? - Вадим улыбнулся.

- Друзьями? Не думаю, что моему парню это понравится, - отрицательно покачав головой, ответила я.

Вадим встал и подошёл ко мне, обняв меня за плечи.

- Я только хотел...

- Вам пора уходить, Вадим, - ледяным голосом сказала я, и он убрал руки.

- Да, пора. На что я надеялся? - больше себе, чем мне, сказал он.

Глава 8

Прошёл месяц, и я уже забыла тот случай с Вадимом, когда в новогоднюю ночь он заявился ко мне в гости с цветами. Он больше не приходил и не звонил, чему я была очень рада.

Эмиль, всё также звонил мне на скайп, и мы часами с ним разговаривали, это были самые счастливые дни в эти зимние вечера. Мне казалось, что Эмиль ещё больше осунулся, и круги под глазами стали темней. На мои замечания, что он плохо выглядит, он только отшучивался, говоря, что он прекрасно себя чувствует. Но я же знала, что его природа Небесного, тяжело переносит разлуку со мной, как, впрочем, и я. Оставался один месяц до его приезда, и я с нетерпением ждала с ним встречи. Но в начале февраля он позвонил мне и сообщил, что остаётся в Принстоне до конца мая.

- Как так, Эмиль? У тебя же был контракт на полгода, - с сожалением сказала я.

- Да, детка, был. Но произошли непредвиденные обстоятельства, мне надо задержаться ещё на три месяца.

- До конца мая значит? Ну что же, прошло уже пять месяцев, осталось четыре. А ты можешь продержаться ещё четыре месяца? С тобой ничего не случится - обеспокоилась я.

- Нет, милая, всё будет хорошо, я только и живу тем, что общаюсь с тобой. Твоя любовь, Наташа, придаёт мне сил.

- Эмиль, я буду ждать тебя. К этому времени у меня закончится учёба, и я надеюсь, что мы с тобой вместе поедем в Карелию.

- Неплохо было бы, - улыбнулся он.

О том, что Эмиль задержится в Принстоне до конца мая, я сказала только отцу, с мамой, после нашей ссоры, у меня пропало желание чем-либо делится.

Отец, услышав новость, вздохнул.

- Ну что же, Эмиль занятой человек, видать его знания в области нейрохирургии очень заинтересовали американцев, раз он решил остаться там ещё на три месяца, - вот и всё, что сказал папа.

В апреле начало всё таять, весеннее солнце радовало глаз и поднимало настроение. Через месяц опять распустятся деревья, и покажется зелёная трава. Лето близко! И скоро я увижу Эмиля! Настроение было отличным!

- Дочка, может, сходим в кино? Как раньше, помнишь, когда ты была ещё маленькой? - предложила однажды мама за ужином.

- А что, неплохая идея, собраться нам вместе как раньше и сходить в кино, - поддержал её отец.

- Конечно, сходим! Мы давно не ходили в кино, отличная мысль, мама, - обрадовалась я.

- Вот и отлично! Завтра же куплю билеты на вечерний сеанс, - сказала она.

- А что за фильм, Оля? - поинтересовался отец.

Она подняла глаза вверх, вспоминая название.

- Не помню. Сегодня шла с работы и увидела афишу нового фильма, только что вышедшего в прокат, какая-то мелодрама.

- Отлично! Пойдём на мелодраму. Хоть на людей посмотрим и себя покажем, - довольно ответил папа.

- Мама, а во сколько пойдём? А то я завтра после универа, обещала подруге помочь с рефератом.

Отец недовольно посмотрел на меня.

- Наташа, хватит писать подруге рефераты, пусть сама учится, а то взяла моду.

- Папа, но я уже обещала!

- Хорошо, во сколько вы закончите? - спросила мама.

- Думаю, в семь часов я уже буду свободна, - ответила я.

- Вот и отлично! Я куплю билеты на последний сеанс, который начинается в восемь вечера.

- Но моя подруга живёт на другом краю города, я не успею, - с сожалением сказала я.

- Тогда подъезжай на такси, денег я тебе дам. А мы с мамой будем тебя ждать у кинотеатра, - предложил папа.

Я поцеловала отца в щёку.

- Спасибо, па, я завтра подъеду, ждите меня.

Часы показывали девятнадцать сорок, когда я подъехала на такси к кинотеатру «Заря». Я вышла из машины и начала оглядываться по сторонам, но родителей нигде не было.

«Наверно ждут меня у кассы» - решила я, и направилась к зданию кинотеатра. Но и у кассы их не оказалось. В недоумении я смотрела по сторонам, ища родителей, не понимая, что их так могло задержать. Сзади послышался голос:

- Здравствуйте, Наташа.

Я оглянулась, передо мной стоял Вадим и широко улыбался.

- Кого-то ищите?

- Здравствуйте, Вадим. Родителей ищу, договорились сегодня всей семьёй в кино сходить, а они не пришли. Вы их случайно не видели?

- Нет, я не видел ваших родителей, Наташа, - ответил он.

Я посмотрела на часы, до начала сеанса оставалось десять минут. Я от досады закусила губу: «Ну, где они?»

Такси я уже отпустила, да и ехать домой уже было не на что. Что делать? Я лихорадочно перебирала в голове всевозможные варианты: «Почему родители не приехали? И как теперь добраться до дома?»

- У вас какие-то затруднения, Наташа? - спросил Вадим.

- Да, есть некоторые, - кивнула я головой.

- Я могу вам чем-то помочь?

Я недоверчиво посмотрела на Вадима.

- А чем вы мне можете помочь? Привезти сюда моих родителей?

- Родителей, нет. Но могу вам предложить билет в кино. Мы собирались пойти с другом, но у него в последний момент появились дела, - он с готовностью протянул мне билет.

- Нет, Вадим, спасибо. Кино поздно кончится, а мне ещё надо добраться до дома.

- Так в чём дело?! Я вас отвезу после сеанса. Ну, Наташа, решайтесь, до начала осталось пять минут.

Я сцепила за спиной руки.

«Что делать? До дома идти пешком, очень далеко. Родители не приехали, у папы наверно опять машина сломалась. Выбора не было».

- Я согласна, пойдёмте в кино, - сказала я, и взяла у него билет.

Вадим заметно повеселел.

- Вот и хорошо! А домой я вас отвезу, Наташа, обязательно.

Фильм оказался скучным, и я то и дело начала зевать.

«Случайная ли встреча, у меня сегодня с Вадимом? Или опять мама всё подстроила? - подумала я. Если это так, то я перестану с ней разговаривать» - решила я.

Вадима тоже не заинтересовал фильм, ему просто было приятно сидеть со мною рядом. Он то и дело посматривал на меня, и даже закинул руку на спинку моего кресла. Но я сделала вид, что не заметила этого, не буду же я с ним в кино выяснять, зачем он это сделал. Я лишь отодвинулась, стараясь не касаться его руки. Через два часа нудный фильм закончился, и люди не спеша начали покидать зал. Я с облегчением вздохнула.

- Как вам фильм, Наташа? - спросил меня Вадим, когда мы вышли на улицу.

Я закатила глаза.

- Хуже не бывает! Зря мы пошли на него.

- Согласен, фильм неважный. Может, сходим на другой фильм, более интересный?

- Спасибо, нет. Мне и сегодняшнего фильма хватило. Да и сегодня, я согласилась идти только из-за родителей, но они не пришли. Не знаете почему, Вадим?

- Не знаю, Наташа, это вы у них спросите, когда приедете домой, - пожал он плечами.

«Похоже, говорит искренне, и возможно мама тут не причём» - подумала я.

Мимо нас быстро прошёл молодой парень.

«Лель!» - пронеслось у меня в голове. Высокий блондин, с необычайной грацией, которая присуща только этому народу, спустился вниз по лестнице. Я бросилась за ним.

- Наташа, вы куда? - услышала я за спиной голос Вадима, но не обернулась.

Подбежав к парню, я тронула его за плечо. Он обернулся.

- Девушка, вы что-то хотите? - спросил он приятным, красивым голосом.

На улице было темно, да и козырёк кепки, надвинутый на глаза парня, не давал рассмотреть мне цвет его глаз.

- Вы лель! - выпалила я, не подумавши.

Он ещё больше надвинул кепку на глаза.

- Какой лель? Вы ошиблись, девушка, извините, - и, улыбнувшись мне, отошёл в сторону.

- Извините, - тихо произнесла я.

Ко мне подбежал Вадим.

- Наташа, куда вы убежали? Вы встретили знакомого? - он тяжело дышал, поглядывая в сторону незнакомого парня.

- Нет, я ошиблась, - разочарованно произнесла я.

- Так вас, Наташа, отвезти домой? Вы же после кино домой собирались, если я вас правильно понял?

- Правильно, Вадим, я собиралась домой, - задумчиво произнесла я, всё ещё глядя на блондина - незнакомца.

- Тогда поехали? - предложил он.

- Конечно, поехали.

Когда я садилась в машину, то ещё раз посмотрела в сторону высокого блондина. Он стоял возле афиши и наблюдал за нами.

«Интересно, почему он смотрит в нашу сторону? Когда я подошла к нему, он даже не захотел разговаривать со мной, а теперь глаз с нас не спускает. Наверно удивляется, что какая-то девушка назвала его каким-то «лелем», и теперь думает: «Кто такой лель?» Я усмехнулась: Ещё один месяц без Эмиля, и мне все парни будут казаться лелями».

- Всё в порядке? - спросил Вадим, когда мы подъехали к моему дому.

- Да, всё хорошо. Спасибо, Вадим, что подвезли, - ответила я, выходя из машины.

- Может вас проводить до дверей? В подъезде я смотрю темно, - заметил он.

- Не стоит, я на лифте поеду, - ответила я, и уже собиралась захлопнуть дверцу автомобиля.

- Наташа, подождите, - Вадим вышел из машины и подошёл ко мне. - Я вижу, ваш парень не приехал к вам, и вам очень одиноко сейчас. Если что, я к вашим услугам в любое время, Наташа, - он взял меня за руку, но я отдёрнула её.

- Мне не одиноко, и мой парень приедет, зря вы так думаете, Вадим, - резко повернувшись на каблуках, я зашагала к подъезду.

Вадим стоял и смотрел мне вслед, пока я не скрылась в дверях дома.

Глава 9

Когда я вошла в квартиру, навстречу мне вышел отец.

- Дочка, наконец-то ты дома, я переживал... - я не дала ему договорить.

- Папа, что случилось? Почему вы с мамой не пришли в кино? У тебя что, опять машина сломалась? Я не заметила сначала, какой был у папы растерянный и потрёпанный вид.

- Нет, машина в порядке. Маме сегодня стало плохо, пришлось «скорую» вызывать.

- Что с ней? - испугалась я.

- Давление подскочило. Ей сделали укол, сейчас всё в порядке, она спит, - облегчённо сказал он.

- Папа, это серьёзно?!

- Не знаю, сказали, что ей завтра надо прийти к врачу, а там уж как он скажет.

Я подошла и обняла отца.

- Папа, с мамой всё будет хорошо, поверь. Скоро приедет Эмиль, и он её вылечит, как вылечил бабушку.

Отец недоверчиво посмотрел на меня.

- Если приедет.

- Папа, что значит «если приедет?!

- А то, дочка, что ты витаешь в облаках, и не хочешь взглянуть на реальность.

- Не понимаю тебя, папа, - я удивлённо смотрела на него.

- Потом, Наташа, когда-нибудь поймёшь, когда повзрослеешь, а сейчас иди, отдыхай, потом поговорим, мне сейчас не до этого.

- Хорошо, папа, поговорим потом, - сказала я, направляясь в свою комнату.

На следующий день мама собиралась в больницу.

- Ты как себя чувствуешь? - спросила я.

- Ничего, дочка, самое страшное, позади. Возьму больничный, отдохну, и всё будет в порядке. Как ты вчера добралась до дома? Я переживала за тебя, ведь у тебя совсем не было денег, только на такси до кинотеатра.

- Меня домой привёз Вадим.

Она подняла брови и радостно улыбнулась.

- Вадим?! Ты сказала, тебя привёз Вадим?! Где ты его встретила?

- У кинотеатра, когда ждала вас. У него оказался лишний билет, и он предложил его мне, пообещав отвезти меня, домой.

- Вы с ним были в кино?! Это хорошо! - не без удовольствия сказала она.

- Это ничего не значит, мама, мы встретились случайно, и у меня было безвыходное положение.

- Но он тебе понравился? - она хитро посмотрела на меня.

Я пожала плечами.

- Вадим, воспитанный парень, и очень тактичный, наверно неплохое качество для парня. Но я его не люблю, мама! - решительно сказала я.

- О, дочка! Что такое любовь! Она приходит с годами! Советую тебе не упускать свой шанс, не то потом, близок будет локоток, да не укусишь.

Я махнула рукой, не желая больше говорить на эту тему, иначе мы опять начнём с ней спорить, а ей нельзя сейчас волноваться, и я решила избегать разговоров на эту тему с ней.

Вечером позвонил Эмиль. Вид у него был растерянный, а взгляд печальным.

- Эмиль, что с тобой? Ты стал себя хуже чувствовать? - с беспокойством спросила я.

- Немного хуже, - каким-то не своим голосом ответил он.

- Намного хуже?

- Нет, ненамного, - односложно отвечал он.

У меня на глаза навернулись слёзы.

- Приезжай скорей, я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.

Он слабо улыбнулся.

- Не переживай за меня. Если со мной что-то случится, это не твоя вина, - вдруг сказал он.

- Эмиль, о чём ты?!

Он тяжело вздохнул.

- Так, ни о чём. Я просто хочу, чтобы ты была счастлива, Наташа, и в случае моей смерти не винила себя.

У меня внутри всё похолодело, и я почти шёпотом произнесла:

- Ты умираешь, Эмиль?!

- Нет пока, это так, на будущее, - ответил он.

- Эмиль, я не понимаю, о чём ты?! Ты меня пугаешь!

- Детка, не переживай за меня, лучше подумай о себе и о своём будущем, - усмехнулся он.

Эмиль изменился, и я ровным счётом не понимала причину его изменения. Он всё так же смотрел на меня влюблёнными глазами, но его настроение меня тревожило.

«Что произошло? Что изменилось в наших отношениях?» - задавала я себе вопрос, но ответа не было. Странное поведение Эмиля, мне было непонятно.

- Милый, что изменилось? Почему ты так говоришь?

Он немного помолчал.

- Наташа, ты не хочешь ничего мне сказать?

Я пожала плечами и развела руки.

- Что сказать, Эмиль? Я не понимаю. Я заметила стальной оттенок в его глазах.

- Значит нечего, - покачал он головой. Прости, мне надо идти, - ещё одну, всего лишь одну минуту, он пристально смотрел на меня, а затем отключился.

Я в отчаянии закусила губу: «Что происходит? Почему Эмиль такой подавленный? В следующий раз, когда он позвонит, надо будет выяснить всё до конца, - решила я. А через несколько недель, когда он приедет, всё встанет на свои места, мы снова с Эмилем будем счастливы», - я так в это верила, что других вариантов не допускала. В комнату постучали.

- Да, входите, - пригласила я.

- Ты ещё не спишь, дочка? - в комнату тихо вошёл отец.

- Нет, папа, присаживайся, - показала я ему на кровать.

- Я хотел продолжить с тобой вчерашний разговор, - медленно опускаясь на краешек кровати, сказал он.

- Хорошо, давай поговорим, - согласилась я.

- Так вот, на чём мы вчера остановились? - потирая лоб, вспоминал он.

- Что я витаю в облаках, - напомнила я.

Он кивнул.

- Да, именно об этом.

- Так что это значит, папа?

- Наташа, я хотел поговорить с тобой об Эмиле.

Я вопросительно на него посмотрела.

- Что тебя интересует?

- Я хотел тебе сказать... - он подбирал слова, не зная как начать разговор.

- Папа, не тяни, говори как есть, - попросила я.

- В общем, дочка… Эмиль… ну, в общем, он не пара тебе, - с трудом сказал он.

- Почему? - его слова ошеломили меня.

- Понимаешь, он уже взрослый, и мало того очень знаменитый человек, к тому же ещё и богат. Не ровня ты ему, Наташа.

- Папа! И ты туда же, куда и мама? Это она попросила тебя сказать мне это?

Он отрицательно покачал головой.

- Нет, это мой жизненный опыт говорит мне об этом. Сказок не бывает, Наташа. А ваша любовь с Эмилем, похожа на сказку, так не бывает, поверь.

У меня задрожал подбородок, и я в любую минуту готова была разреветься.

- Неправда! - крикнула я, и слёзы потоком брызнули из моих глаз.

Отец обнял меня и, похлопывая по спине, приговаривал:

- Поплачь дочка, поплачь, легче станет. Твоя мама наверно права, Вадим тебе больше подходит, - уже задумчиво произнёс он.

Я хотела ему возразить, но слёзы не дали сказать мне ни слова.

Глава 10

Прошла неделя, я с нетерпением ждала звонка Эмиля. Сегодня вечером, как обычно в восемь вечера, он должен был позвонить, с утра у меня было хорошее настроение. Но днём, неожиданно для меня, позвонил Вадим и попросил встретиться с ним.

- Зачем? - недовольно произнесла я.

- Мне кое-что надо вам сказать, - неуверенно произнёс он.

- Говорите сейчас, Вадим, я слушаю, - встречаться с ним мне вовсе не хотелось.

- Это не телефонный разговор, Наташа, мне надо видеть вас, - попросил он.

- У вас что-то случилось, Вадим?

- Да, и уже давно, пожалуйста, не отказывай мне, - как-то жалостливо попросил он.

- Ну, хорошо, раз так. А где?

- Если тебе удобно, давай встретимся в парке, возле фонтана.

- Во сколько?

- Если можешь, подходи к семнадцати тридцати, я как раз с работы освобожусь.

- Хорошо, Вадим, я подойду в парк к этому времени, - пообещала я.

«Что Вадиму понадобилось от меня, что он так срочно попросил со мною встречи? И как-то неожиданно и незаметно, он перешёл со мной на «ты» - подумала я.

Ровно в назначенное время, я подошла к фонтану и сразу же увидела Вадима, сидящего на скамейке с букетом цветов.

- Привет, - поздоровалась я. - А вот это лишнее, - показала я на цветы.

- Я подумал, нехорошо идти к девушке на свидание без цветов, вот и решил купить.

- А у нас разве свидание, а не деловая встреча? - села я рядом.

- Если хочешь, пусть будет деловая встреча, - он протянул мне букет.

Я взяла цветы и положила с собою рядом.

- На деловых встречах цветы не дарят. Так что ты хотел мне сказать?

В это самое время, я увидела напротив нас, того самого блондина, которого я встретила у кинотеатра, когда мы с Вадимом ходили в кино. Он сидел как раз за фонтаном, и внимательно листал какой-то журнал.

«И всё-таки, этот парень лель. Интересно, и много их в нашем городе? И знают ли они Эмиля?»

Всё в нём выдавало, что он не человек, и принадлежит к другому народу на этой земле, о существование которых, люди даже не подозревают.

- Наташа, ты меня совсем не слушаешь, - донёсся голос Вадима.

Я оторвала взгляд от блондина и посмотрела на него.

- Извини. Так о чём ты?

Вадим полез в карман и, достав коробочку, протянул её мне.

- Что это? - удивлённо посмотрела я на него.

- Открой, увидишь, - предложил Вадим.

- Нет уж, сам открывай, - сказала я, и засунула руки в карманы.

Вадим открыл коробочку и опять поднёс её ко мне. В красной коробочке лежало кольцо.

- Что всё это значит, Вадим?

- Наташа, я люблю тебя и прошу стать моей женой, - торжественно произнёс он.

Вот так поворот! Я опустила голову, подбирая нужные слова, чтобы мой отказ не сильно ранил Вадима, ведь, по сути, он неплохой человек. И чтобы сгладить непростую ситуацию, я сначала улыбнулась, перед тем как сказать «нет». Но внезапно, Вадим, обхватив моё лицо руками, стал страстно меня целовать. На минуту я растерялась, не понимая, что происходит. Затем резко его оттолкнула от себя и ударила по щеке.

- Не смейте, Вадим! Никогда больше не смейте этого делать! - я встала и зашагала прочь.

Он догнал меня.

- Наташа, простите. Вы улыбнулись мне, и я принял это как знак согласия.

Я шла, не обращая на него внимания.

- Наташа, я знаю, я поторопился, я не дал вам время подумать, извините.

Я ускорила шаг, и когда я проходила мимо скамейке, на которой недавно сидел незнакомец - блондин, то его уже там не было, лишь журнал который он читал, остался лежать на скамье, как, впрочем, и цветы подаренные Вадимом.

- Наташа, подумайте! Я буду ждать вашего ответа! - крикнул он мне вслед.

«Это уже слишком! - думала я, сидя на кровати в своей комнате. Что он себе позволяет этот Вадим?! С чего он вдруг решил, что я захочу выйти за него замуж? Сегодня позвонит Эмиль, и я всё расскажу ему про Вадима. Может, тогда он поторопится приехать ко мне»

Я вспомнила слова Эмиля: «Ты ничего не хочешь сказать мне»?

«Что он имел в виду? Что я должна была ему сказать? Что я люблю его? Так я и так всё время твердила ему об этом». Я всё рассказывала ему о своей жизни, за исключением того, что мы с мамой иногда ссоримся из-за него, и конечно про Вадима. Но про Вадима он не может знать. Его способности леля так далеко не распространяются, мы живём друг от друга в тысячах километрах. Так о чём он просил, чтобы я ему сказала?»

Мысли мои путались, и я решила умыть лицо, чтобы освежиться и прийти в себя. Уже в ванной, я смотрела на себя в зеркало и сама себе сказала вслух:

- Что происходит?

- Дочка, ты дома? - послышался мамин голос из коридора.

Я вышла из ванны, на ходу вытирая лицо.

- Ты мылась? - спросила она.

- Нет, только лицо ополоснула.

Она подошла ближе, рассматривая моё лицо.

- Наташа, ты что, опять плакала? Глаза у тебя красные, и вид какой-то расстроенный. Что произошло?

- Пока ничего, мама, успокойся, - буркнула я.

- Нет-нет, постой, - загородила она мне дорогу в комнату. - Рассказывай, кто тебя обидел?

- Мама, меня никто не обижал, просто сегодня кое-что произошло.

- Ты мне расскажешь? - заглядывала она мне в глаза.

- Хорошо, расскажу. Только ты сначала сними пальто, и пойдём ко мне в комнату.

Она быстро скинула с себя пальто, сапоги и направилась за мной. Сев на кровать она приготовилась слушать, беспокойно теребя в руках носовой платок.

- Мама, я не знаю, что происходит. Сегодня днём мне позвонил Вадим и предложил встретиться с ним в парке, для якобы важного разговора. Но разговора, как такового, не произошло, он просто предложил мне выйти за него замуж, преподнеся мне кольцо.

- И? - мама затаила дыхание.

- Что «и»? Я ему отказала! Он ещё посмел меня поцеловать! Откуда у него такая уверенность, что я хочу за него замуж?!

Мама с огорчением покачала головой.

- Зря ты так с ним, Наташа. Вадим неплохой молодой человек, и мог бы стать для тебя неплохим мужем. Ты же сама сказала, что он нравится тебе!

- Я сказала, что он мне как человек нравится, но не как мужчина. Я не люблю его, мама! - возразила я. - Так это ты ему сказала, что он нравится мне? - я подозрительно посмотрела на неё.

- Ну, я, а что здесь плохого? - она растерянно смотрела на меня.

- Теперь понятно, почему он был так уверен, что я ему не откажу. Мама, прошу тебя, не вмешивайся в мою личную жизнь! Я сама решу, за кого мне выходить замуж, а за кого нет! - твёрдо сказала я.

Она поднесла платок к глазам и всхлипнула.

- Дочка, я не хочу, чтобы ты ошиблась в этой жизни, я лишь хочу помочь тебе сделать правильный выбор и всё, - обиженно произнесла она.

- Мама, скажи мне, только честно. Ты смотрела мою почту?

Она округлила глаза.

- Наташенька, как ты могла такое подумать! Нет, конечно!

- И с Эмилем ты не общалась? - уточняла я.

- Нет, - замотала она головой, не понимая, к чему я клоню. - А что случилось?

Я села с ней рядом.

- Не знаю, сама ломаю голову. Когда мы последний раз с ним разговаривали, он спросил меня, не хочу ли я ему кое-что рассказать, вот я и думаю, что он имел в виду? Про Вадима он не знает, я ему не рассказывала.

Мама встрепенулась.

- Вот, дочка, видишь, он уже ищет причину с тобой расстаться. Я же говорила! Все они такие, эти богатые мальчики, вскружат девчонке голову, а как доходит до серьёзных отношений, сразу в кусты. Сначала он задержался, на три месяца в своём Принстоне, а теперь и вовсе непонятно, чего он от тебя требует. Не удивлюсь, если в один прекрасный момент, он и вовсе перестанет тебе звонить, - подлила она масла в огонь.

- Хватит, мама, ты его не знаешь, - чуть ли не выкрикнула я.

- Ах, Наташа, вот кто-кто, а мужчин я знаю, поверь, и твой Эмиль ничем от них не отличается.

Мне так и хотелось ей крикнуть: «Эмиль не мужчина, и даже не человек, а лель, а лели сильно отличаются от людей, если это касается любви». Но я промолчала, иначе мама подумала бы, что я сошла с ума, и несу всякую чушь. Я только сказала:

- Прости мама, но мне надо побыть одной.

Она подошла и поцеловала меня в лоб, а затем бесшумно удалилась.

Я посмотрела на часы, до восьми часов вечера оставался час. Я включила компьютер и приготовилась ждать звонка Эмиля.

Глава 11

Минутная стрелка, казалось, стоит на одном месте. Я нервно постукивала пальцами по столу, перебирая в уме разные варианты разговора с Эмилем.

«Конечно, он спросит, почему я сразу не рассказала ему про Вадима. Так и скажу, что не хотела его расстраивать, и пусть не думает, что я хотела от него это скрыть. Всё равно бы ему рассказала, после того, как он приехал ко мне. Но, а про наши с мамой беседы, я думаю, ему не стоит знать. Когда мама поближе узнает Эмиля, у неё изменится мнение о нём, и она будет относиться к нему лучше, и не будет думать, что он богатый, избалованный судьбой мальчик, ищущий любовных приключений с наивными девочками».

Этот час ожидания, показался мне вечностью! И когда стрелки часов показали девятнадцать часов пятьдесят девять минут, я невольно поднесла палец к компьютеру, готовая в любую минуту нажать «ответить». Минутная стрелка поравнялась с цифрой двенадцать, и я задержала дыхание. И... звонка не последовало. Я удивлённо посмотрела на монитор, не понимая, почему нет звонка, ведь Эмиль всегда был пунктуален. Минут пять, моя рука ещё висела в воздухе, пока мой мозг соображал.

«Что-то случилось? Он сильно занят? Он плохо чувствует себя? Его куда-то срочно вызвали?» - и.т.д.

В полной тишине, я просидела ещё час, тупо смотря на экран.

«Позвоню сама» - решила я, и взглянула на список контактов. Какое же было моё удивление, когда я увидела, что Эмиль удалил меня из списка контактов и заблокировал! Я не верила своим глазам, и не понимала, что происходит!

«Почта!» - осенило меня. - Я напишу ему письмо, он ответит и всё прояснится».

Я открыла почтовый ящик, и сразу увидела письмо, пришедшее от Эмиля. Я с облегчением вздохнула и подумала: «Вот тугодумка, давно надо было догадаться открыть почту».

Но когда я его прочитала, моё настроение вернулось в прежнее состояние, и возникло ещё больше вопросов, чем было. В письме было всего несколько слов: «Наташа, поздравляю тебя, будь счастлива!»

«С чем он меня поздравляет?»

Я решила написать ответ, потребовав объяснений, но доступ к почтовому ящику Эмиля для меня был закрыт. Обхватив голову руками, я просидела ещё час, лихорадочно соображая.

«Что такого могло произойти, что Эмиль не хочет со мной общаться?»

Я резко выпрямилась, вспомнив, какой у него был измождённый вид, когда последний раз мы с ним разговаривали.

«Он умирает?! Он не хотел меня расстраивать и поэтому сказал, что хорошо себя чувствует? А на самом деле он умирает?! Вот почему он хочет исчезнуть из моей жизни навсегда! Он не хочет объясняться со мной по этому поводу лишний раз, и решил уйти, как можно незаметней и без лишних слов!»

Сердце неприятно кольнуло, в висках застучало, и мне казалось, что я вот-вот потеряю сознание. Я бросилась к телефону и набрала номер Эмиля. Приятный женский голос мне ответил на английском языке, и связь после этого оборвалась.

- Папа! - закричала я.

В комнату вбежал отец.

- Наташа, что случилось?!

Я протянула ему телефон:

- Позвони Эмилю. Мне отвечает женщина на английском языке, я не понимаю, переведи.

Отец с тревогой посмотрел на меня и взял телефон. Поднеся его к уху, он какое-то время слушал, затем закрыл крышку телефона.

- Номер телефона заблокирован, - сообщил он.

Я закрыла лицо руками и медленно села на кровать. Перед глазами всё плыло, а сердце готово было выскочить из груди. Отец потряс меня за плечо, и я как сквозь вату услышала его голос:

- Дочка, что с тобой?! Оля, вызывай «скорую!» - последнее, что услышала я.

Очнулась я на больничной койке, в палате с белыми стенами, белым потолком и окнами, и даже моя постель была белой. В правой руке у меня торчала игла, я лежала под капельницей. Спиной ко мне, возле дверей, стояли мои родители и о чём-то разговаривали с высоким темноволосым мужчиной, одетым в белый халат и фонендоскопом на шее, похоже это был врач. До меня донеслись обрывки их разговора. Мама плакала и просила врача спасти меня, а отец потирал затылок, что говорило о его волнение, и за что-то благодарил его.

- Нервный срыв, - донеслись до меня слова врача.

Потом ещё несколько слов: Покой, витамины, отдых, противострессовые препараты, курс лечения. Закончив разговор, врач вышел, напоследок посоветовав родителям, отправляться домой и приходить завтра утром. Мама обернулась и увидела, что я пришла в себя. Приложив платок к глазам, она подошла и села рядом на стул, взяв меня за руку:

- Наташенька, как ты чувствуешь себя?

- Ничего, нормально. А что произошло? - нервно сглотнула я.

Мама вытерла глаза и дрожащим голосом сказала:

- Ты потеряла сознание, дочка, у себя в комнате. Ты разве ничего не помнишь?

Я напрягла память, восстанавливая весь прошедший день, и почти сразу всё вспомнила. Сердце тревожно дёрнулось, и я застонала.

- Сестра! Сестра! - закричала мама.

В палату вошла миловидная женщина.

- Кто кричал? Что случилось?

- Нашей дочке плохо, она стонет, - показала она на меня.

Медсестра сняла капельницу, которая к этому времени закончилась, и вытащила из кармана таблетки.

- Дайте ей выпить две таблетки, и я уверяю вас, она будет спать всю ночь как младенец. И уже уходя, добавила: - Нервы так быстро не лечатся, нужно время.

Я выпила таблетки и уткнулась в подушку, избегая разговора с мамой. Она погладила меня по голове.

- Доченька, может ты...

- Не надо, Оля! Не сейчас, - оборвал её отец.

Она обиженно поджала губы. Отец присел ко мне на кровать.

- Наташа, всё будет хорошо. Ты только держись, - попросил он, и продолжил: - Мы сейчас поедем домой, время позднее для посещений, но завтра утром будем у тебя. Тебе что-нибудь купить?

Я отрицательно покачала головой:

- Ничего не надо, папа, спасибо. Тело моё стало расслабляться, и я захотела спать, таблетки начали действовать.

Мама поцеловала меня в лоб:

- Спи дочка, мы с папой завтра придём, - и они на цыпочках вышли из палаты.

Перед тем как мне уснуть, в моей голове крутились слова Эмиля: «Наташа, поздравляю тебя, будь счастлива».

Утром меня разбудил голос санитарки:

- Девочки, просыпаемся: завтрак, процедуры, анализы, - выкрикивала она.

Я открыла глаза, и только сейчас заметила, что я лежу в палате не одна. Рядом со мной лежали ещё две женщины средних лет.

- Ты идёшь на завтрак? - спросила меня пышногрудая брюнетка.

- Нет, спасибо, - ответила я.

- Ну, как хочешь. Пойдём, Ленка, - позвала она вторую женщину, и они, шаркая тапками, ушли.

В дверь палаты просунулась голова мамы.

- Раздетых нет? Заходи, Николай, Наташа одна, - позвала она отца.

Они принесли мне две сумки с продуктами и вещами.

- Мама, ну куда ты столько еды мне накупила, я за месяц этого не съем! - возмутилась я.

- Тебе надо, дочка, сейчас хорошо питаться. Ну, а что не съешь, отдашь кому-нибудь, - выкладывая на стол многочисленные пакеты, ответила она.

Я укоризненно на неё посмотрела:

- Мама, я здесь не с истощением лежу, и в откорме не нуждаюсь.

- Не сердись, Наташа, мама просто переживает за тебя, и как может, хочет тебе помочь, - вступился за неё отец.

- Ты завтракала, дочка? - спросила мама.

- Нет, не завтракала, аппетита нет, - ответила я.

Она с жалостью посмотрела на меня:

- Так не пойдёт, Наташа, надо кушать, - и, очистив апельсин, протянула его мне. - Хоть апельсин съешь, - попросила она.

Я сделала брезгливое лицо.

- Не хочу!

Но папа на меня так посмотрел, что я устыдилась своего поведения и, взяв его, стала лениво жевать дольки.

- Вот и умница! - обрадовалась мама.

Так продолжалось целую неделю. Мама сумками носила мне еду, и пока она сидела у меня, я что-нибудь съедала, боясь огорчить её. Но только она уходила, я тут же начинала раздавать продукты по палатам. Один раз в день мне ставили капельницу, и три раза в день я принимала таблетки. Я даже не знала, чем меня лечили, но мне было всё равно. Чувствовала я себя более-менее спокойно, много спала, несмотря на то, что другой раз меня одолевали неприятные мысли об Эмиле. Действие лекарств было на лицо.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.