Всадники Апокалипсиса- 3. Принцесса из племени Йохо

Креш и Эдди

Просмотров: 117
Категории: Фэнтези, Эротика 18+
5.0/5 оценка (2 голосов)
Загружена 24.01.18
Всадники Апокалипсиса- 3. Принцесса из племени Йохо

Купить книгу

Формат: PDF, TXT
Избранное Удалить
В избранное!

Никогда не знаешь, каким боком повернется к тебе Судьба. Еще вчера ты принцесса, единственная дочь вождя, а сегодня - жертвам богам, отданная ради спасения своего племени.
Внимание 18+

ГЛАВА1
Вергилия
Духота, удушающая, липкая, сводящая с ума, от которой не было спасения даже в доме, не давала мне спать всю ночь. Поэтому, едва темнота рассеялась, я покинула дом. Вскочив на своего любимца, вороного коня Спирита, пока не взошло палящее, убивающее все живое, солнце, я решила отправиться к озеру. Вернее, это раньше было озеро, наполненное рыбой, кусочек рая с живописными берегами, а сейчас это была небольшая лужа воды, подпитывающаяся единственным подводным источником, не дававшим ей пересохнуть совсем. Привязав лошадь за ветку сухого дерева, и скинув одежду, вошла в озеро. Вода была прохладной, успев за ночь немного остыть. Она ласково омывала мое разгорячённое тело, охлаждая его. Смыв пыль, пот, я, выйдя на берег, забралась на большой камень, где и встретила рассвет, наблюдая, как в небе потухла последняя звезда. Новый день вступал в свои права. В тишине четко слышался звук бубна, это местный шаман взывал к небесам днем и ночью, разжигая костры, делая перед тотемом ритуальные жертвоприношения и вознося молитвы, но боги не слышали нас, они были слепы и глухи к нашим просьбам. Солнце едва поднялось за горизонтом, как опять наступила жара. Быстро одев короткую, немного расклешённую юбку и легкий топ, сшитые из хлопковой ткани, купленной отцом в городе, и обув мокасины, сделанные из выделанной кожи, я вскочила на Спирита и помчалась в деревню. Еще издалека я заметила на большой поляне возле тотема почти всех жителей деревни. Бубны гремели, созывая все племя на большой совет. Отец, одетый в широкие серые штаны, в традиционном ирокезе из перьев орла, поджав ноги, сидел на плетеном ковре недалеко от большого ритуального костра. Возле него сидели мои братья, широкоплечие, с длинными черными волосами, смуглой кожей. У каждого на голове были украшения из перьев орла, что говорило о том, что все мои братья – воины. Количество перьев было равно значению повергнутых врагов, которых у нас было немало. Ведь именно на наших территориях были золотоносные рудники, которые так мечтали захватить белые люди. Но благодаря ловкости и хитрости наших воинов, это им не удавалось уже много лет, и многие бросили эти бесполезные попытки, уносящие лишь жизни. Возле братьев с одной стороны сидели старейшины нашего племени, напротив них их жены, с другой Матоака, одетая в серое длинное платье, с кучей косичек на голове. Все остальные жители деревни сидели во втором и третьем круге от костра. Великий шаман по прозвищу Божий глас, одетый в традиционный вышитый кафтан, стучал в большой бубен, а его помощники, молодые мальчики, решившие обучаться шаманскому делу, вторили ему ритуальными барабанами. Когда приходило время, и Шаман отправлялся в страну Вечных снов, кто-то из этих мальчишек занимал его место. Как происходил выбор, для меня так и оставалось загадкой. Вроде небеса всегда давали знак, кто будет следующим, но за мои неполные семнадцать лет смены шамана ни разу не было, так что я знала об этом лишь со слов отца.
Быстро спешившись, запустив Спирита в загон, я поспешила на свое место, но не успела сесть, как послышалось злое шипение мачехи. Матоака таким образом пыталась выразить свое недовольство моим утренним отсутствием, но мне было все равно. С мачехой я не ладила давно, наверное, с тех самых пор, когда отец во всеуслышание заявил, что с такой дочерью и сыновей не надо. А дело в том, что в тот день я и мой брат поспорили, кто точнее пробьёт цель из лука, и моя стрела оказалась точнее. Прошло много лет, но я до сих пор помню тяжелый взгляд Матоаки, и именно с того момента наши отношения испортились. Женщина часто цеплялась ко мне по разным пустякам, а уж когда отец дал мне право выбрать мужа самой, ее возмущению не было предела. Вот и сейчас она фырчала, как рассерженная кошка, по ерунде. Ну, уехала, никому ничего не сказав, но я ведь не знала, что Шаман решит собрать большой совет.
Тем временем бой барабанов становился все быстрее и ритмичней. Божий глас, стуча бубном, еще раз обошел костер, а затем что-то кинул в него, отчего белый дым окрасился в кроваво-красный цвет. Шаман опустился на колени, а его помощники запели ритуальную молитву, которую подхватили все жители деревни. Мы просили богов смилостивиться над нами и послать дожди, чтобы мы смогли избежать голода. Божий глас судорожно забился и упал на землю, как срубленное дерево, молитва закончилась, дым вновь стал белым, и повисла гнетущая тишина. Все ждали, что же скажет Шаман. Мужчина, тяжело дыша, поднялся и красными от дыма глазами, не мигая, смотрел прямо на отца.
─ Божий глас, что тебе сказали боги? ─ громко задал вопрос отец.
─ Великий Поухатан, боги просят жертву. Чтобы выжил твой народ, надо отдать им в дар самое лучшее, ценное, что-то особенное. Иначе придет великий голод, и от нашей деревни останется лишь пепел.
─ Шаман, что надо богам? Золото? Какую жертву они хотят? ─ Спрашивал отец, закурив трубку. ─ Говори, что ты увидел, погрузившись в транс.
─ Боги просят кровавую жертву, жизнь за жизни. ─ Шаман опустил голову, а потом, резко подняв голову, обвел глазами всех жителей. ─ Боги хотят, чтобы им вернули ту, что нам не принадлежит, ту, что так отличается от нас, но в то же время она наша часть, лучшая часть. Ту, которая впитала от отца самое лучшее, и стала его гордостью. Им нужно отдать Белую осу.
Ахнув, я прикрыла рот руками, боясь закричать. Рядом со мной заскулила Матоаки.
─ Я не отдам дочь, ─ выкрикнула она, обняв меня двумя руками за плечи.
─ Или она, или мы все умрем в скором времени, ─ прошипел Божий глас, и в толпе пошел рокот:
─ Надо сделать, как говорит Шаман.
─ Белая оса лучшая...
─ Она действительно не такая, как мы. Надо вернуть ее богам...
─ А может, шаман ошибся?
─ Мы не можем ее убить, она одна из нас...
Деревня разделилась на два лагеря, кто-то кричал, что меня не надо отдавать богам, кто-то говорил, что надо поступить так, как велит Шаман. Мужчины взялись за томагавки, братья окружили меня, готовые кинуться на любого, кто сделает ко мне хоть шаг. Еще немного, и началась бы кровавая бойня. Перед глазами все расплывалось в радужных узорах. В голове билась только одна мысль: «Я - жертва для богов!» Внезапно раздался хриплый голос отца:
─ Молчать! ─ повисла глухая тяжелая тишина, почти осязаемая. ─ Раз боги так решили, кто мы такие, чтобы противиться их воле? Но они просят мою ДОЧЬ, поэтому пусть являются и забирают ее лично, чтобы смерть Белой осы не была напрасной. Церемонию проведем на закате.
После этих слов я вырвалась из объятий мачехи, поднялась, и ни на кого не смотря, медленно пошла к дому. Люди расступались передо мной, образуя живой коридор, но я не видела их лиц, слезы застилали глаза. Я не могла поверить, что человек, которого я люблю больше всего на этом свете, так спокойно отказался от меня, отдав в жертву. Как он мог? Слезы катились по щекам, и сейчас мной овладело только одно желание, мне хотелось просто исчезнуть, раз и навсегда. Зайдя в дом, я прошла в свою комнату и села на кровать. В душе было полное опустошение, сердце болело так, как будто его разорвали на части. Я не заметила, как вошли Матоака и братья.
─ Вергилия, мы тебя не отдадим, ─ женщина обняла меня, ─ собирайся, братья помогут тебе сбежать. Они проводят тебя до большой реки, а там и город недалеко. Ты бледнолицая, и сможешь затеряться, денег мы тебе дадим, зато останешься жива.
─ Нет, ─ покачала головой я.
─ Девочка, я знаю, мы не очень ладим. По одной лишь причине: я безумно ревную мужа к тебе, и считаю, что он обделил сыновей своей любовью, все лучшее дав тебе, позволив то, что никому не позволил бы. Но никто не заслуживает такой смерти. Да и я не смогу жить спокойно, зная, что даже не попыталась спасти тебя. Прежде всего, я мать, и моё сердце сейчас разрывается от боли и несправедливости. Так что, беги, девочка, беги. Братья помогут тебе.
─ Матоака, сыновья, выйдите, ─ раздался голос отца, заставивший меня вздрогнуть, ─ нам с Белой осой нужно поговорить.
Мачеха, укоризненно посмотрев на мужа, опустила голову и тихо вышла за дверь, следом за ней вышли братья. Моя комната была маленькой: кровать, стол, шкаф и пара стульев ─ вот и все, что в ней поместилось. Но сейчас, когда в центре нее стоял широкоплечий отец в ирокезе, она казалась крошечной.
─ Вергилия, нам нужно поговорить, ─ сказал отец, сев в кресло, ─ пойми, я не могу поступить иначе. Ты мое сокровище, моя радость, мое сердце, моя единственная дочь, но спорить с богами мне не под силу. Как я, простой смертный, могу поставить слова Шамана под сомнения? Ведь, назови он любое имя жителя деревни, я бы не задумавшись, отдал его в жертву. Но боги желают тебя, и я должен отдать...
По морщинистой щеке отца скатилась одинокая слеза, я же, опустив голову, мечтала только об одном, чтобы остаться одной и выплакаться вдоволь. В данный момент осознание предательства родного человека накрыло меня с головой. И никакие слова не могли убрать эту невыносимую, разрывающую изнутри, боль.
─ Вергилия, когда ты родилась, я помню тот миг, когда впервые взял тебя на руки. Ты была такая крошечная, слабенькая...─ Отец замолчал, вытирая рукой слезы, ─ но выжила. И целых семнадцать лет мы были вместе. Отказать богам я не могу, но и убить тебя никому не позволю. Пусть боги, если ты так им нужна, перенесут тебя в страну Вечного сна сами, без боли и крови. Иначе, они не получат свою жертву.
После этих слов папа молча встал и покинул мою комнату. Я проплакала несколько часов, прощаясь с жизнью. С одной стороны, отца можно было понять, жизнь целого племени взамен на одну мою, но с другой, он же мой ОТЕЦ...
Приходили братья, Матоака, уговаривали сбежать, обнимали, просили перестать плакать, обещали, что все будет хорошо. Но хорошо уже никогда не будет, даже если боги оставят меня в живых. Теперь меня больше не было, моя душа, заключенная в плоть, умерла, разбившись о скалы вековых традиций и обычаев.
Когда солнце постепенно стало опускаться за горизонт, я переоделась в традиционный наряд амазонки, состоящий из короткого хлопкового белоснежного платья с коротким рукавом, треугольным вырезом, широким кожаным поясом на талии и обувью на шнуровке до колен. Расчесав волосы, надев на пояс кинжал, я вышла из комнаты. Меня уже ждала вся семья: хмурый отец, злые от бессилия братья, зареванная Матоака. Я подошла к женщине и крепко прижалась к ней, прошептав: «Спасибо», затем крепко обняла каждого из братьев, и, не смотря на отца, вышла из дома и направилась к тотему.
Жители деревни были в сборе, кто-то плакал, кто-то молча наблюдал за мной, но мне было так все равно. Шаман и его ученики уже были готовы. Ритуальные костры ярко горели, согревая и так горячий воздух. Возле тотема уже был установлен столб, к которому обычно привязывали жертву, и разложено несколько длинных и острых кинжалов. Я не успела дойти до поляны, как с двух сторон меня схватили за руки и поволокли к столбу.
─ Отпустите её! ─ Услышала я крик брата, но он утонул в гуле голосов. Меня крепко привязали веревками, лишая возможности двигаться. Толпа монотонно завела традиционную молитву, бой барабанов разлетался по округе, оглушая. Жар от костров так опалял, что лица в толпе просто расплывались. Я выхватила глазами в толпе рыдающую Матоаку, серьезные лица братьев, готовых в любую секунду броситься ко мне, и влажные глаза отца. В его взгляде читались невысказанная боль, тоска, вина, и, смотря в лицо любимого человека, я поняла, у него не было выбора.
─ Прости, ─ прочитала я по его губам. В этот момент Шаман, звеня бубном, обошел костры и что-то в них кинул. Меня заволокло красным дымом, и не сдержав крик ужаса, я закричала.

Книги автора

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.