Всё еще здесь

Novela

Просмотров: 1775
4.3/5 оценка (7 голосов)
Загружена 29.06.18
Всё еще здесь

Купить книгу

Формат: PDF, TXT, EPUB, FB2
Избранное Удалить
В избранное!

Его ждало блестящее будущее: карьера в профессиональном спорте, толпы поклонниц и миллионы долларов на счету.
Но надежды не оправдались и сегодня Шейн Келлер – некогда футбольная звезда старшей школы – всё ещё живет в родительском доме, имеет работу, которую никогда не хотел и пытается справляться с воспитанием брата подростка. Мелисса Уоллес переживает не лучшее время в жизни: её брак распался и каждому об этом известно – ведь ее почти бывший муж – знаменитый футболист и любимец публики. Когда-то пути Шейна и Мел разошлись, но встретившись после долгих лет, они понимают, что чувства никуда не исчезли.

И может быть, в этот раз, они сделают все правильно?

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ШЕЙН (2017)

- Может, останешься? - просит Дебби, надувая губы и накручивая локон на палец. Сегодня у нее ярко-красный маникюр, а ногти такие острые и длинные, что оставили борозды на моей спине.
Впрочем, я не жалуюсь. Дебби очень страстная штучка и она никогда не жалеет сил, стоит нам оказаться в постели. Все отлично до того момента, пока она ни начинает изображать из себя капризную маленькую девочку, что по меньшей мере нелепо, потому что в прошлом месяце ей исполнилось двадцать восемь.
Но, надо отдать ей должное – выглядит она обалденно. Шикарная задница, а сиськи – закачаешься. Дебби хвасталась, что отвалила за них кучу баксов одному хирургу из Солт-Лейк-Сити.
- Не могу, ты же знаешь, - застегивая ремень, отвечаю я. Делаю вид, что мне даже жаль, потому что хочу, чтобы через некоторое время мы все повторили.
Иногда мы с Дебби встречаемся, чтобы приятно провести пару часов друг с другом, но не слишком часто – с ней хорошо в постели, а за ее пределами у нас ничего общего.
Теперь, когда мои потребности более чем удовлетворены, я хочу как можно скорей убраться из этой комнаты, которая своим розовым цветом, шелком и рюшами напоминает обитель принцессы.
- Мне бы очень хотелось, чтобы ты мог остаться на ночь, - огорченно вздыхает Дебби, покачивая ногой, с которой будто невзначай сползает одеяло.
Ее большие, темные глаза влажно блестят, обещая, что я не пожалею, если задержусь. Но это не работает. Глаза Дебби, пусть и красивые, всегда были для меня пустыми.
Уже полностью одетый, я подхожу к кровати и, склонившись, быстро касаюсь губами ее рта.
- Увидимся, крошка.
И пока она не успела еще что-нибудь сказать, ухожу.
Несмотря на довольно позднее время, и то, что я целый день вкалывал, чувствую себя отлично. Улыбаясь, бодро сбегаю с крыльца и запрыгиваю в свой пикап.

Ух, Дебби! Девчонка – огонь.
Настроение у меня отличное – вот что делает хороший секс и минет в качестве вишенки на торте.
Направляясь домой, проезжаю по ночному Пейсону. Почти все магазины закрыты, и только в барах кипит жизнь. После трудового дня молодежь и не очень тянется в злачные места городка, чтобы опрокинуть стакан-другой, поговорить о том, о сем и, если повезет, найти себе компанию на ночь.
Я люблю этот город. Кто бы мог подумать, что когда-то это случится. Ведь сколько себя помню, всегда хотел вырваться отсюда.
И я вырвался, надо сказать. На целых два года, пока обстоятельства не вынудили меня вернуться.
Я потираю шею, одной рукой держа руль.
Ну, нахрен – не хочу о грустном. Я давно запретил жалеть себя. Моя жизнь в Пейсоне и она вполне неплохая. Мне не на что жаловаться.
Никаких соплей. Все. Точка.
Свернув на подъездную дорожку нашего дома, глушу мотор. Фин в гостиной, играет в приставку. Я сажусь на подлокотник дивана, наблюдая за игрой брата.
- Чувак, тебе крышка! Нет, не в ту стор…
Но уже поздно. Несмотря на то, с каким свирепым видом брат палит по противникам, его все равно валят и на экране всплывает кровавая надпись: «Ты мертв».
- Да пиздец! - ругается Фин, отбрасывая контролер.
- Эй! - Я строго зыркаю на него. - Следи за языком.
Моему брату шестнадцать, и хотя в его возрасте я делал вещи похуже, чем грязные ругательства, но как-никак – я его опекун. Я должен воспитывать его и подавать пример.
- Как свидание? - Он ухмыляется, а я думаю, что слишком много рассказываю ему.
Но Фин знает все о моей личной жизни лет так с тринадцати, потому что я с самого начала хотел, чтобы между нами были доверительные отношения. Может быть, я и являюсь его опекуном по закону, но еще я его старший брат. Мы все, что есть друг у друга.
- Хорошо, как и всегда. И это не свидание. Ты ел?
Он кивает, и челка падает ему на глаза. Делаю пометку, что пора сводить его в парикмахерскую, хотя, парни его возраста вроде как считают это модным.
- Давай, приятель, тебе пора в постель. Не забыл, что завтра в школу?
Фин кривится.
- Ага, забудешь тут.
- Ладно, не ворчи, - смеюсь я. - Пойдем.
Я наклоняюсь, и он обхватывает меня за шею. В школе он передвигается с помощью скоб, но дома я помогаю ему, потому что так гораздо быстрей.
Из-за болезни он худой и мне ничего не стоит поднять его.
Я отношу брата в ванную, а когда он заканчивает свои дела, переношу в его комнату. Она на первом этаже, прямо за кухней, чтобы ему не приходилось преодолевать каждый раз лестницу.
- Спокойной ночи, приятель.
По привычке я ерошу его волосы, как и в детстве, но Фин давно не ребенок – ему шестнадцать. Скоро у него могут возникнуть проблемы, как и у любого подростка, так что я со страхом жду этого времени.
Я воспитываю его с десяти лет, и за прошедшие годы стал считать, что он мой ребенок.
В некотором роде так и есть, потому что я заменил ему мать и отца.
Прикрыв дверь в комнату брата, я иду на кухню и загружаю посудомойку скопившейся за день посудой. Затем готовлю сэндвич, который Фин возьмет в школу на ланч.
После того, как все сделано, беру бутылку пива из холодильника и устраиваюсь на диване перед телеком. Щелкаю каналы, пока не зависаю на передаче про дикую саванну.
Так и проходит моя жизнь в течение последних шести лет.
Но я не жалуюсь.
***
- Что за девчонка? - спрашиваю я, проследив за взглядом Фина.
- Ханна Райкерс, - нехотя бубнит он и тут же отводит взгляд.
Светловолосая девчонка, что привлекла внимание моего брата, удаляется в строну школьного входа.
- Твоя одноклассница?
- Угу.
Фин хмуро смотрит в пол. Мне хочется встряхнуть его, сказать, чтобы не вешал нос, все будет классно. Но что я знаю о том, чтобы быть подростком с «особенностями», как говорит терапевт Фина, и сохнуть по девушке, которая, скорее всего, не знает о его существовании?
Ничего. Мои школьные годы были другими. Я был популярен, потому что играл в футбол и – без ложной скромности – неплохо выглядел. Девчонки толпами вились вокруг меня.
Моему брату повезло меньше. Он родился с болезнью, которая определила всю его дальнейшую жизнь.
Правда в том, что по всей вероятности, ему ничего не светит с этой Ханной или кем-то вроде нее.
Впрочем, кое в чем я все же могу понять его. Когда-то я тоже сох по той, кого не мог получить…
- Эй, хочешь, сегодня устроим вечер с пиццей и фильмом? Выберем боевик, где побольше бессмысленной пальбы и кровища литрами? - предлагаю я, а сам про себя морщусь, потому что это так похоже на подкуп.
Впрочем, так и есть.
«Да, чувак, ты не можешь засадить этой чике, но как насчет унылого вечера с твоим братом?»
Мда…
- Ага, давай. - Он равнодушно жмет плечом, и я понимаю, что вот оно – то, чего я так опасался, наступило.
Я помогаю Фину выбраться из машины, а потом наблюдаю, как он бредет к школе. Мое сердце болит и сжимается с каждым его шагом, так непросто дающимся ему. И меня убивает, что я ничем не могу помочь ему.
Чувствую ком в горле и быстро моргаю: не хватало еще разрыдаться на стоянке перед школой.
Я остаюсь на месте до тех пор, пока не убеждаюсь, что Фин успешно доберется до дверей. У лестницы к нему подходят его приятели – Сид и Кевин, и только тогда я уезжаю, зная, что он не один.
По пути на работу я заезжаю в кофейню, потому что мне нужна большая доза кофеина, чтобы начать еще один день. Несмотря на то, что за последний год обязанности прораба почти полностью перешли ко мне, и уже нет необходимости вкалывать в поте лица, я не избегаю физического труда.
Оставив пикап напротив книжного, я тороплюсь в кофейню. В моей бригаде почти все парни ответственные, но я все равно должен быть на месте, чтобы все следовали графику.
Возле прилавка небольшая очередь, что неудивительно в это время дня. Я становлюсь в конец, и пока жду, проверяю свой телефон. Сообщение от Гарри с информацией о новом заказе, пропущенный звонок от девчонки из Толедо – она прилипала, а с такими я не встречаюсь более одного раза. Еще послание на ФБ от Меган Слоун – мы как-то зависали вместе в колледже, и она прозрачно намекает на то, что было неплохо повторить.
Вот об этом стоит подумать.
Я убираю телефон и поднимаю голову: у меня перехватывает дыхание от зрелища передо мной. Самая совершенная попка из всех, что мне только доводилось видеть.
В паху ноет. Не хватает только, чтобы у меня сейчас встал на эту задницу.
Лица девушки передо мной мне не видно, но если вид спереди так же хорош, как и сзади, то будь я проклят, если не попрошу ее номер.
Она высокая и очень ладная, с тонкой талией и длинными, стройными ногами, которые кажутся едва ли не бесконечными в ее бежевых туфлях на таком высоком каблуке, что я поражаюсь, каким образом она на них держится. На ней светлые облегающие джинсы и белая рубашка – наверняка деловая дамочка. Увидев мои рабочие ботинки, она, скорее всего, брезгливо скривится.
Когда очередь доходит до девушки, она заказывает капучино с собой и лимонный маффин.
Я хмурюсь. Этот голос…
Нет, не может быть! Мне показалось.
Получив свой заказ, девушка оборачивается и едва не врезается в меня, потому что я, как идиот, примерз к полу.
- Простите…
Она поднимает глаза и замолкает, шокированная, должно быть тем, что видит меня. Мы пялимся друг на друга несколько долгих секунд, которые кажутся мне чертовой вечностью.
Она приходит в себя первой.
- Шейн?
- Уоллес.
Мне тут же хочется треснуть себя по затылку, потому что после лет, что я не видел ее, «Уоллес» - худшее, что я мог выдать.
Губы Мел поджимаются, она расправляет плечи и полностью берет себя в руки.
О, нет, я же вовсе не хочу конфликтовать с ней! И точно не хочу, чтобы она вставала в оборону.
Все это осталось в прошлом.
Блин, можно отмотать последние две минуты назад?
- Келлер, ты заказывать будешь, или как? - недовольно смотрит на меня Ронда из-за прилавка.
- Мне надо идти, - торопится Мел, обходит меня и покидает кофейню.
Я пялюсь ей вслед.
- Следующий! - рявкает Ронда, не ожидая, пока я, тормоз, отреагирую.
Твою мать, неужели я только что видел Мелиссу Уоллес?!
Мел была здесь, на этом самом месте! И я повел себя, как придурок. Что, ради всего святого, Уоллес делает в Пейсоне?
И, Господи, почему так охуительно выглядит?
Нет, она всегда была красоткой, но теперь… Я не покривлю против истины, если скажу, что она самая шикарная женщина из всех, кого я встречал.
Разве школьные красавицы не должны с годами тускнеть и увядать? Выглядеть отчаявшимися и потерявшими надежду?
Уоллес о таком даже не слышала, похоже.
Мне надо догнать ее и спросить, что она делает в Пейсоне.
Какого хера я все еще стою здесь?
Я выбегаю из кофейни, но все, что успеваю увидеть, как мимо проезжает Мел в белой джетте. Наши глаза встречаются лишь на мгновение, но этого достаточно, чтобы я понял – она все помнит.
Каждую секунду того безумного года перед выпуском, когда мы любили, ненавидели и предавали.
ШЕЙН (2009)
Стадион ревет и скандирует имя нашей команды.
«Ягуары! Победители! Чемпионы!»
Все одиннадцать игроков футбольной команды старшей школы Пейсона давят дебильные улыбки. Мы в эйфории. Мы – победители. Игра была жесткой и напряженной, но мы это сделали.
Если так пойдет и дальше, к концу игрового сезона кубок штата будет нашим.
Мы с пацанами дурачимся, шуточно толкая друг друга, и ржем от радости и гордости. Девчонки-болельщицы прыгают вокруг, скандируют речевки и кричат, что любят нас.
Сейчас нас любит весь город.
Этот вечер – только начало. Впереди целая ночь разврата и веселья. Разве эта гребаная жизнь может быть лучше?
- Шейн, ты сегодня был в ударе!

Виляя бедрами, ко мне подходит Триша. Она только первый год в черлидерах, но я вижу, как она посматривает на меня, когда мы тренируемся. Она хорошенькая и я бы не отказался покувыркаться с ней.
- Спасибо, сладкая!
Я шлепаю ее по заднице и она смеется. Да, девчонкам нравится это. Она смотрит так, будто хочет еще.
Ну, сегодня ночью я доступен.
- Пойдешь на вечеринку к Райану? - спрашиваю я.
Ее глаза загораются надеждой, и она быстро кивает.
- Конечно!
- Тогда увидимся там. Найди меня!
- Обязательно! - кричит она мне вслед.
Я иду к Райану, который обжимается со своей девчонкой. Мелисса Уоллес, с которой Рай ходит с прошлой весны. Ее ноги обхватили его за пояс, а его руки у нее на заднице. Они целуются так, что, скорее всего, облизывают гланды друг друга.
Я кривлюсь. Терпеть не могу эту зануду. Даже то, что она черлидер, не перестает делать ее таковой.
Какого-то черта мой лучший друг решил, что ему стоит завести постоянную подружку в выпускном классе?
Кто в своем уме так делает?
Это как прийти туда, где есть шведский стол, и есть один яичный рулет.
- Уоллес, дай парню передохнуть, - насмешливо роняю я.
Мне отлично видна ее задница в коротких шортах, и должен сказать – девчонке повезло.
Услышав мой голос, Уоллес спрыгивает на землю и оборачивается ко мне. Ее щеки розовеют, а я про себя ухмыляюсь: «Да, я видел твою задницу».
- Увидимся на вечеринке.
Рай наклоняется, клюет ее в губы, и мы направляемся в сторону раздевалок.
Боже, ненавижу, каким он стал с этой курицей! Раньше мы все время тусовались вместе, телок клеили на пару, а теперь он почти везде таскает с собой Уоллес.
- Ты чё киснешь, Келлер? - Он закидывает руку мне на плечи, улыбаясь, как кретин.
Таким его сделала эта девка. От его восторга меня иногда блевать тянет.
- Да не кисну я, - хмуро кошусь на него.
Рай вздыхает:
- Из-за Мел, что ли? Когда вы уже подружитесь?
Он ёбнулся, если верит, что это возможно.
- Никогда, - недовольно ворчу я.
Может он мой лучший друг, но его баба нравиться мне не обязана.
- Знаешь, если бы не знал, подумал бы, что ты сам ее хочешь.
- Да иди в жопу!
Рай ржет, уворачиваясь от моего локтя.
Скажет тоже – я хочу Уоллес!
Да нахрен она мне нужна. Таких как она – тысячи. Только он этого не видит.
Она, конечно, хорошенькая. Может даже красивая, но красоток хватает. Рай мог бы каждую ночь новую наяривать, если бы не вцепился в эту Уоллес.
«Хочу ее». Нет, ну и придумал!

***
- Да иду, блядь! Какого хера – поссать спокойно не дадут!
Я распахиваю дверь туалета, собираясь дать в морду тому, кто ломился сюда, пока я отливал.
Это Уоллес, стоит на пороге, скрестив руки на груди, и метает взглядом молнии. Я теряюсь всего на секунду, но тут же очухиваюсь.
- Что за нахрен, Уоллес?!
- Если ты не заметил, тут очередь, а ты там застрял! - надменно произносит она.
Сучка ненавидит меня не меньше, чем я ее. Я смотрю поверх ее головы на собравшихся зевак.
- Что, кто-то хочет высказаться? Может ты, Сантос?
Наш полузащитник поднимает руки.
- Не, чувак, все норм.
Я перевожу взгляд на девушку и глумливо говорю:
- Видишь, Уоллес – все норм.
Она закатывает глаза, потом обходит меня и закрывается дверь ванной. Меня так и подмывает начать колотить в нее, но вместо этого я сбегаю вниз по лестнице и присоединяюсь к ребятам в игровой.
Из-за Уоллес я злой и напряженный.
Долго Рай еще думает трахать ее? Или есть все же шанс, что скоро даст ей отставку?
Я делаю большой глоток из бутылки, наблюдая, как Рински и Патрик играют в пул, но по правде – совсем не внимательно.
Рай признался мне, что Уоллес была девственницей до того, как они впервые переспали в мае. Его это так впечатлило, что он даже влюбился в нее.
Девка дала ему, а дурак уже и раскис.
Эта Уоллес не глупа – знала, на кого ставить. Рай звезда «Ягуаров», рекруты из колледжей за ним в очередь становятся.
Все равно она шлюха, да еще и расчетливая.
Пиво бьет в голову, напряжение немного отпускает.
Срать я хотел на Уоллес. Да и на Рая, если не одумается. Осенью меня здесь не будет. Я получу спортивную стипендию и свалю куда подальше.
Ебал я этот город.
- Вот ты где!
Рядом приземляется Триш и я вешаю одну руку на нее. Вот с такими девчонками можно иметь дело. Она знает, что кроме секса ничего не будет. Но этот секс может быть очень хорош.
Я беру волосы Триш в кулак и впиваюсь в ее губы, глубоко заталкивая язык в ее рот. Она стонет, тесней прижимаясь ко мне.
Вообще-то, я бы с удовольствием проделал это своим членом у нее в горле, но девочки любят поцелуи для затравки.
- Эй, можете воспользоваться комнатой для гостей! - кричит нам Рай.
Я отрываюсь от Триш и поворачиваю голову в его сторону. Не смущаясь, Триш кусает меня за шею.
Мой друг сидит в одном из кожаных кресел, а его девчонка у него на коленях. Она тоже смотрит на нас и в ее голубых глазах сквозит отвращение.
Для маленькой ванильной принцессы это слишком?
Я ухмыляюсь:
- Ну, ты сам предложил.
После чего быстро поднимаюсь, перекидываю Триш через плечо и под возгласы друзей по команде вместе с ней взбегаю на второй этаж.
Это не первый раз, когда я собираюсь трахаться в доме Рая.
- Блин, ты такой горячий! - Триш облизывает пухлые губы. - Я слышала, что ты еще тот жеребец, но…
Я обрываю ее восторги, закрывая рот поцелуем. Мне нравится, что девчонки считают меня таким, но я здесь не для разговоров.
Триш потирает мой стояк через джинсы. Мне надо, чтобы она выпустила его и взяла в руку.
- Давай, малышка, приласкай его, - низко приказываю я, управляя своей интонацией, которая срабатывает как по волшебству и гарантирует мне минет. Менее чем через минуту я сижу на краю постели, пока Триш сосет мой член, будто это самый вкусный на свете леденец.
Я сжимаю пальцы в ее волосах, сильней толкаясь в жаркий рот. Прикрыв глаза, чувствую приятное покалывание в пояснице, и когда кончаю, изливаясь в ее горло, какого-то хера вижу презрительный взгляд ярко-голубых глаз.
ГЛАВА ВТОРАЯ

МЕЛ (2009)
Триш Ховард хвастается на всю раздевалку, что Шейн Келлер лично позвал ее на послеигровую вечеринку.
Я закатываю глаза, отворачиваясь к своему шкафчику – меня может стошнить в любую секунду.
- Сегодня я поимею этого парня, - самоуверенно заявляет она. - У него тормоза откажут, когда он увидит на мне это.
Она поднимает руки и демонстрирует всем девчонкам кружевное темно-красное белье.
Некоторые из девочек одобрительно свистят, чем только подстегивают Триш.
Почему девочки ведут себя будто парни в период гормонального всплеска?
- Она так говорит, словно сорвала джек-пот в лотерею, - тихо бормочу я Ненси.
Подруга усмехается:
- Пусть порадуется – скорее всего, это ее единственная возможность стянуть штаны с Келлера.
- Это не так сложно, - не соглашаюсь я. - Его штаны сами слетают, стоит девчонке покрутить перед ним задом.
- Дважды этот номер не срабатывает. К тому же, он почти не гадит там, где ест. Все знают, что Шейн предпочитает обхаживать черлидерш соперников.
Ненси натягивает свитер, а я размышляю над ее словами.
В любом случае – он мерзкий. Даже не верится, что я была влюблена в него когда-то. В свое оправдание скажу, что тогда мне было десять лет.
- И все равно не понимаю, чем тут гордиться. - Я морщу нос. - Что хорошего, если завтра он и имени ее не вспомнит, кувыркаясь с другой?
- Потому что он Шейн Келлер. Для девчонок типа Триш это уже достижение всей жизни. Будет о чем внукам рассказать.
Мы обе прыскаем от смеха.
- Ну, если только это, - с сомнением тяну я.
- А представь, если он станет звездой первого дивизиона? На этом еще и заработать можно будет, если дать интервью в пару-тройку журналов. И вообще: ты отхватила себе самого Райана Полонски. Большинство девчонок тебя за это готовы столкнуть под поезд.
Я легонько толкаю Ненси, и она улыбается. Может, ее слова не так далеки от истины, но я знаю, что сама она так не думает. После того, как мы с Райаном стали парой в конце прошлого учебного года, я на самом деле стала ловить на себе завистливые, недоброжелательные взгляды девочек, которые еще недавно улыбались мне вполне искренне.
Вот что значит получить статус подружки одного из самых желанных парней школы.
Но я-то не потому с Райаном. Он классный, забавный и добрый. Мне с ним хорошо.
Если бы еще не его лучший друг…
Меня передергивает при мысли о Келлере. Он на дух меня не переносит, хотя, что плохого я ему сделала?
Рай говорит, что это ревность, и Шейн скоро привыкнет ко мне, но мы вместе уже полгода, а его друг, кажется, стал только хуже относиться ко мне.
- Эрин просто рвет и мечет из-за сегодняшнего перепихончика Триш и Шейна, - щелкая зажигалкой, с заднего сиденья информирует Скайлер.
Я, Ненси и Скай направляемся на вечеринку в доме Райана. Сегодня я трезвый водитель, хотя ничего не имею против, потому что всякий раз, стоит мне перебрать, ужасно себя чувствую.
- Эрин надеялась, что Келлер вспомнит о ней через год и захочет все повторить?
Ненси оглядывается через плечо на Скайлер.
Скай фыркает:
- Наверное.
- Скай, не кури в машине. - Я смотрю на нее в зеркало заднего вида. - Родители унюхают и с катушек слетят!
Не знаю, что бесит меня больше: то, что Скайлер курит в моей машине, или все эти разговоры про Келлера и его девках.
Наверное, все сразу.
- Ладно, я окно открою! - уступает Скай.
- Просто выкинь чертову сигарету, - ворчу я.
Ненси с удивлением смотрит на меня.
- Ты чего?
- А что? Воняет же, а от пепла обивка может испортиться, - оправдываюсь я.
Веду себя, как сучка. С чего бы это?
- Можно подумать, ты ревнуешь, - заявляет Ненси, скидывая свои балетки и поднимая ноги на консоль.
Я едва руль из рук не выпускаю: что она такое несет?!
- О чем ты? - Я с возмущением смотрю на лучшую подругу.
- После этих разговоров о Шейне и Триш ты бесишься, - не моргнув, отвечает она.
Скайлер подается вперед.
- Мел ревнует Шейна? - хихикает она. - Да ладно!
Я чувствую, как мои щеки становятся горячими от прилива крови, а тело тем временем леденеет.
- Вы обе что, окончательно тронулись? С чего бы мне Келлера ревновать? Он мне даже не нравится! Да пусть с кем хочет трахается!
Ненси долго не сводит с меня внимательного взгляда, чем нервирует, а потом начинает смеяться.
Я немного расслабляюсь.
- Остынь! Я просто прикололась.
Я показываю ей средний палец, чем веселю еще больше. Скоро мы все начинаем смеяться, и напряжение уходит из моего тела.
Боже, я ревную Келлера!
Вот это выдумала, дурочка!
***
Вечеринка почти подошла к концу, остались только самые стойкие.
Не дожидаясь, пока все свалят, я отправляюсь на кухню и берусь за уборку. Я всегда помогаю Райану, когда он устраивает тусовки у себя дома. А это случается не так и редко, потому что большую часть года его родители проводят в Вашингтоне – отец Рая работает в администрации Белого дома. А для матери светская жизнь столицы кажется заманчивей, чем воспитание единственного сына.
Я беру черный мешок и скидываю в него весь мусор, что остался после вечеринки. Внезапно раздается визгливый смех Триш – музыка уже не играет, поэтому мне хорошо его слышно. Я пугаюсь, что она может нагрянуть на кухню, но она кричит кому-то: «Пока!» и, по всей видимости, убирается из дома, потому что ее больше не слышно.
Триш мне не то, чтобы не нравится, мы не подруги, но до сегодняшнего вечера я о ней вообще почти не думала. А теперь меня от нее тошнит.
Фу, какая нормальная девушка станет делиться планами кого-то «поиметь» в общей раздевалке?
Морщась, я принимаюсь вытирать разлитое на столешнице молоко (серьезно, кто пьет молоко на вечеринке?), когда в кухню заявляется Келлер.
Я мысленно чертыхаюсь: разве он не уехал с Триш?
Делаю вид, что не замечаю его, продолжая уборку. Шейн достает бутылку с водой из холодильника, потом приваливается к столешнице и пока пьет, таращится на меня.
Меня это нервирует. Хочется сказать ему что-нибудь грубое и обидное.
- В чем твоя проблема, Уоллес? - вдруг выдает он.
Я застываю с бумажным полотенцем в руке и медленно поднимаю голову.
- Что, прости?
Шейн щурится:
- Что с тобой не так?
Я призываю себя к тому, чтобы не запустить в него мокрым, грязным полотенцем.
- Ты с косяком перебрал, Келлер?
- Ты мне не нравишься, поняла? - цедит он, кривя губы.
Я моргаю, потому что это последнее, что я ожидала. И хотя это не имеет значения, внезапно мне… больно.
- Ладно. Ты мне тоже, - мой голос совершенно ровный.
- Мы никогда не станем друзьями, - продолжает он, подступив ближе и нависая надо мной. Каждое его слово сочится неприязнью. - Даже не думай, что можешь рассорить нас с Раем. Ты – ванильная сучка, и скоро он поймет, что ты ему нахер не сдалась.
Я слишком шокирована, чтобы что-то отвечать.
Откуда в нем столько ненависти?
- На, убери!
Он швыряет на столешницу пустую бутылку, разворачивается и выходит из кухни.
МЕЛ (2017)
- Что скажете, Мелисса – как прошел первый день? Наверняка в качестве учителя здесь все по-другому.
Директор Карпентер добродушно поглядывает на меня сквозь свои нелепые круглые очки, которые носит с тех пор, как я сама училась в школе Пейсона.
Она неплохая тетка и предложила мне место в школе, когда я нуждалась в работе. Теперь я преподаю основы экономики в той самой школе, из которой выпустилась почти восемь лет назад.
Вот уж правда – неисповедимы пути господни.
- Кажется, неплохо. Мне понравилось – надеюсь, ребятам тоже.
- Им нравится только звонок в конце урока, - фыркает Натали – учительница по изобразительному искусству.
Все соглашаются с ней, посмеиваясь.
Почти весь учительский состав, что был в мое время учебы здесь – сменился. Осталась только древняя мисс Миллисент (она древней была уже тогда – хотела бы я знать секрет ее долголетия), и мистер Волчек, который заметно сдал.
Ну, и конечно сама директор Карпентер.
- Если ты не сбежишь в первые две недели, значит, выдержишь этих маленьких гавнюков, - дуя на свой горячий чай, обнадеживает Натали.
Директор укоризненно смотрит на нее.
- Мисс Джонс, не пугайте мисс Уоллес!
Я еще не совсем привыкла, что меня называют «мисс Уоллес», хотя это хорошо – именно этого я и добивалась.
Только мисс Уоллес и никак иначе.
«Уоллес…»
Это напоминает мне о Шейне. Он всегда по-особенному произносил мою фамилию, и на каждый случай у него была разная интонация. По ней я всегда знала, в каком он настроении.
Я вспоминаю нашу утреннюю встречу в кофейне.
Думала ли я, что это может случиться, принимая решение вернуться в Пейсон?
Конечно же. Только это не казалось мне важным. Ну, подумаешь – встретимся где-нибудь случайно!
Пейсон, конечно, не мегаполис, но и не настолько мал, чтобы не разминуться. Мы с ним сто лет не виделись, давно стали чужими друг другу. У него своя жизнь, у меня – своя.
К тому же, я так сильно хотела уехать из Денвера, что совсем больше ни о чем не думала.
А он опешил, когда меня увидел. Не ожидал. Да и я сама не ожидала – еще месяц назад не помышляла о Пейсоне, а потом оказалось, что свой дом бабушка завещала мне и…
Какая разница, где, главное, чтобы не в Денвере.
После того, как уроки окончены, я сразу отправляюсь домой, никуда не заезжая и нигде не задерживаясь. Не уверена по поводу вероятности, но для одного дня двух встреч будет слишком много.
И я вовсе не избегаю его намеренно, нет! Все, что случилось в наш выпускной год – там и осталось.
Я давно не та Мелисса Уоллес, а он, думаю, уже не тот Шейн Келлер.
Выглядит, правда, отпадно. Мужественный, повзрослевший. Возможно, давно женат – может даже дети есть.
Столько воды утекло!
Я улыбаюсь, но мне немного грустно, что все сложилось не так, как мечтала та Мел, которая с помпонами прыгала по полю и по уши была влюблена в одного футболиста.
Если бы у меня был шанс вернуться на восемь лет назад, я бы сделала все иначе.
ШЕЙН
(2017)
- Эй, Фин, хочешь позвать парней к нам в пятницу?
Я приземляюсь на диван и беру кусок пиццы с толстой сырной корочкой. Как я и обещал, у нас вечер кино и пиццы.
У моего брата есть пара друзей, с которыми он дружит с самого детского сада. Мама, а потом и я, делали все, чтобы у Фина была развита социальная жизнь, и его недуг не мешал ему в этом.
- В стрелялки порубитесь. Может, я даже сделаю вид, что не заметил пропажу моего пива.
Я двигаю бровями, а брат краснеет. Да, я знаю, что его друзья время от времени таскают мое пиво из холодильника. Но замечаний им не делаю, потому что мальчишки никому не вредят, да и Фину веселей, когда они здесь.
- Может в другой раз.
Он дергает плечом, возвращая взгляд к экрану, хотя фильм стоит на паузе.
- Почему?
Надеюсь, ребята не поссорились, потому что – по-честному – у Фина не особо большой круг друзей.
- Сид и Кев идут на вечеринку к Дойлу Шатски, - невыразительно бубнит он, все еще пялясь в экран.
Черт! Мне хочется испустить длинный стон разочарования, но я сдерживаюсь.
Этого следовало ожидать. Мальчишкам по шестнадцать – самое время бегать по вечеринкам и девочкам.
Я не могу их за это винить, но мне обидно за Фина.
- А ты хочешь пойти?
Я скребу в затылке, прикидывая, что это не так и проблематично. Он мог бы пойти на эту вечеринку. Не обязательно танцевать, но он может быть там.
Фин смотрит на меня как на ненормального.
- Как ты себе это представляешь?
- Так же, как ты ходишь в школу.
Он наклоняет голову, и челка закрывает его глаза.
- Это другое.
- Не особо. Ты мог бы потусоваться со своими друзьями и посмотреть, как напиваются и позорятся другие.
Мне хочется его развеселить. Ну же, приятель, улыбнись!
Он не улыбается.
- Не хочу весь вечер просидеть на заднице. Это я и дома могу сделать.
Я подаюсь вперед и провожу ладонями по лицу.
Это сложно. Иногда больше, иногда меньше. Сейчас уже получше: я многому научился и большую часть времени мне даже не приходится прикладывать особых усилий. Но в некоторые дни…
В такие вот моменты мне приходится напоминать себе, что Фину еще сложней.
- Тогда какая разница, где сидеть? - Я очень стараюсь, но в голосе все равно проскальзывает нетерпение. - Какая разница, твой это дом или Дойла Шатски?
- Да, Шейн, тебе так просто об этом говорить! - язвит он. - Ты сам в школе был звездой, и девки тебя разорвать хотели, только бы получить кусочек Шейна Келлера! А кому нужен Келлер-калека?! Никому!

Он яростно ударяет кулаками по дивану и тяжело дышит сквозь стиснутые зубы. Если бы мог, то он бы убежал отсюда. Но он не может и вынужден сидеть здесь.
Я хочу сказать ему, что мне нехрена не просто. Да, в школе у меня и правда все было чётко. И даже первые два курса в колледже, а потом все полетело в задницу.
Внезапно скончалась мама и мой десятилетний брат «с особенностями» стал моей ответственностью. Мне было только двадцать, и я не хотел быть тем, кто возьмет все в свои руки и исправит ситуацию. Но мне пришлось, потому что я был единственным, кто у него остался. Я не мог допустить, чтобы он попал неизвестно к кому.
Стали бы приемные родители ухаживать за ним должным образом? Было бы ему хорошо в новой семье? Что, если бы они или другие дети обижали его?
Он был моей семьей – всем, что от нее осталось.
Я бросил колледж, распрощался с мечтой когда-нибудь попасть в высшую футбольную лигу, оформил опеку и нашел работу.
Я повзрослел за одно мгновение. Сделал то, что должен был. Но это не было просто.
Совсем нет.
- Ты не прав, - тихо говорю я, глядя в его несчастные глаза. - Ты нужен мне.
***
- Ничего не забыл? - уточняю я, когда на следующее утро привожу его в школу.
Прошлый наш вечер закончился на гнетущей ноте: Фин сказал, что устал и не хочет досматривать фильм. Попросил отнести его в комнату.
Чем взрослей он становится, тем чаще случаются приступы раздражения и хандры.
Мне хочется показать ему, что, даже не имея возможности свободно передвигаться и твердо стоять на ногах, он может добиться успеха; найти любимое дело. Вариантов много – просто следует заглянуть чуть дальше своего недуга.
Но знать бы, как это сделать.
Может быть, следует обратиться к специалисту, который найдет подход к нему?
- Не-а, все в рюкзаке.
Несколько недель он готовил научный проект по астрономии, и я даже помогал ему в этом. Следовал его инструкции, потому что в познании Вселенной он лучше меня.
- Тогда до вечера.
- Ага.
Он посылает мне робкую улыбку перед тем, как развернуться и пойти к школе, неуверенно и с усилием перебирая своими ослабленными болезнью ногами.
Когда я думаю о вселенской несправедливости, то это не мой вынужденный уход из футбола при реальной возможности добиться успеха, признания и богатства.
Нет, когда я думаю о том, что в мире чертов дисбаланс и дерьмовых вещей случается больше, чем хороших – это мысли о моем младшем брате и болезни, которая сковала его тело.
Я разворачиваюсь, чтобы вернуться в машину и вдруг замираю: второй день подряд я вижу Мел. Сегодня она одета в голубое платье по фигуре, белые туфли, а ее темные волосы стянуты в высокий хвост. Не единый волосок не выбился из ее прически.
Она так похожа на отшлифованную, действующую строго по правилам и морали особу, но я знаю, что Мелисса Уоллес нихрена не такая.
Во всяком случае – не была такой.
Пока я на нее пялюсь, Мел поднимается по ступенькам и скрывается в здании школы, не замечая меня.
Она оставила свою машину на парковке для персонала. Я подхожу ближе и вижу табличку с ее фамилией.
Мел работает в школе? С каких пор?
Возможно, она уже давно в Пейсоне, но я не знал об этом. Конечно, я не ждал, что она позвонит мне тут же, оказавшись в городе.
Много лет назад мы решили, что все, что нас связывает, должно быть прекращено. Забавно, что мы и парой-то никогда по-настоящему не были. Но в какой-то момент жизни эта девушка стала самым близким человеком для меня.
Ненадолго я даже поверил, что так будет продолжаться вечно. Потому что она могла стать той, кого бы я хотел видеть каждый день на протяжении всей своей жизни.
Но у нее было свое мнение на этот счет. Мне пришлось его принять.
Теперь я понимаю, что это было правильно. Потому что наши отношения с самого начала были обречены на провал.
Рано или поздно мы бы все равно пошли разными дорогами.
А когда-то я был влюблен в нее.
Сейчас мне двадцать шесть, у меня было много девушек, но Уоллес по-прежнему единственная, кого я любил.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ

МЕЛ (2009)
Через три дня после того, как Келлер макнул меня лицом в дерьмо, я мчусь в направлении школьного бассейна, который находится на приличном отдаление от основного кампуса.
Уже довольно поздно, все спортивные тренировки закончились, и сомневаюсь, что на территории еще кто-то остался.
Кроме меня. И Келлера, потому что дважды в неделю этот придурок плавает в школьном бассейне в непредназначенное для занятий время.
Вообще-то, это запрещено, но, очевидно, не когда ты Шейн Келлер.
По логике, мне пора успокоиться и забыть о его обидных словах, но на деле все иначе, потому что за прошедшие дни злость и возмущение из-за его поступка лишь возросли.
Я час за часом прокручивала в голове каждое его слово, каждую интонацию и придумывала отповеди одна острее другой. Теперь я в ярости и жажду крови!
Да кто он такой, чтобы так говорить со мной?!
Достигнув одноэтажного строения, я с силой дергаю боковую дверь и сразу же оказываюсь в помещении с бассейном. Как я и ожидаю, кроме Шейна здесь никого нет.
- Эй! – кричу я, чтобы привлечь его внимание. - Знаешь, в чем моя проблема?!
Шейн выныривает, отряхивается и в недоумении таращится на меня.
Мне радостно, что я застала его врасплох.
- Ты, урод! Ты моя проблема! - Я тычу пальцем в его сторону, стоя у края бортика. - Думаешь, все от тебя в восторге? Считаешь себя пиздатым подарком? - Обычно я не ругаюсь, но этот парень действительно допек меня. - Так вот – это не так! Срать мне хотелось на твою дружбу и твоё отношение! И если ты еще хотя бы раз позволишь себе говорить со мной так, как в пятницу – я все расскажу Райану. И, Шейн, - я подступаю опасно близко к краю, сверля его взглядом, - если ты не угомонишься, я сделаю все, чтобы Райан понял, какой ты мудак и послал тебя нахер!
А затем я показываю ему средний палец и ухожу так же, как и пришла.
Когда я возвращаюсь, мое лицо сияет от обалдевшей улыбки, а тело вибрирует от огромного количества адреналина.
Я это сделала! Я высказала все, что думала и заставила его слушать себя. И даже то, с какой темной ненавистью он на меня смотрел при этом, не напугало меня.
Теперь он знает, что я не бесхребетный червяк и могу дать отпор.
Но чем ближе я подхожу к школе, тем сильней меня одолевают сомнения.
Что, если я перестаралась? Переступила черту?
Может мне не стоило упоминать Рая?
Когда я сказала, что рассорю их с Райаном, его глаза полыхнули таким пламенем, будто он хотел сжечь меня взглядом.
А я ведь даже не хочу этого – не хочу их ссорить. Несмотря на мою неприязнь к Келлеру, я знаю, что он и Райан – лучшие друзья чуть ли не с яслей.
Портить эту многолетнюю дружбу мне совсем не хочется.
Это так, только вот если Шейн не отступит – я буду вынуждена это сделать. Райан не станет терпеть, если узнает, как его друг обращается со мной.
Прежде чем уехать, мне надо взять тетради для домашнего задания в шкафчике. В школе пусто, когда я поднимаюсь на второй этаж. Взяв все, что мне нужно, я возвращаюсь той же дорогой и подхожу к лестнице в тот момент, когда по ней поднимается Келлер.
Первым моим порывом является желание спрятаться, но я останавливаю себя. К тому же уже поздно. Он меня заметил и, судя по взгляду, он в бешенстве.
Келлер уже одет в джинсы и спортивный бомбер, и только темные мокрые волосы указывают на то, что он недавно плавал. Свой запал и запас храбрости я уже растеряла и лишь надеюсь, что второго раунда удастся избежать.
Впрочем, едва ли.
Тем ни менее, я пытаюсь пройти мимо, но крепкая рука Шейна хватает меня за предплечье и с силой сжимает.
- Давай-ка мы с тобой поговорим немного, - цедит он и, не сбавляя шага, тащит за собой.
Чтобы не упасть, мне приходится переставлять ноги.
- Не о чем нам говорить больше! - Я делаю попытку высвободиться. Мне страшно не на шутку, потому что вижу неподдельную ярость на его лице.
- Нет, милая – мы поговорим, - холодно усмехается он, одарив меня недобрым взглядом. - Не считаешь, что это нечестно – ведь у тебя была возможность высказаться. Теперь послушай меня.
Он открывает дверь ближайшего класса и заталкивает меня внутрь, выпустив руку. Я растираю место, где он сжимал свои пальцы – мне больно. Скорее всего, синяки останутся.
Шейн запирает дверь на защелку и затем оборачивается ко мне. Сверлит меня тяжелым взглядом в течение долгих секунд.
Я очень сильно разозлила его. Но мне нельзя показывать, что боюсь его, иначе весь эффект от моей тирады в бассейне лопнет, как мыльный пузырь.
Я скрещиваю руки на груди и высоко задираю голову – это нужно не так для бравады, как для того, чтобы смотреть ему в глаза – он выше меня сантиметров на двадцать, не меньше.
- Ты, кажется, говорить собирался. Давай! Потому что я мысли читать не умею.
Шейн не отвечает. Вместо этого делает шаг вперед, и не останавливаясь, идет ко мне, пока мы не оказываемся нос к носу. Он даже наклонился для этого. Мои ноги трясутся, но каким-то чудом мне удается не отступить.
«Он тебя просто запугивает. Просто запугивает».
Что ж, ему это удается.
- Ты боишься меня. - Он кривится, а в глазах загорается самодовольство. - Ты так сильно напугана, что я могу вдохнуть твой страх. - Он тянет носом, усмехаясь.
Я сглатываю, а мои ладони отчаянно потеют.
- Так и знал, что твоя пламенная речь была не больше, чем пустышка. Правильно, Уоллес – бойся. - Он наклоняется еще ниже и шепчет мне на ухо: - Бойся, маленькая ванильная сучка. Потому что я могу усмирить тебя. Могу превратить твой выпускной год в одну большую проблему. Спорим, что могу, Уоллес? - Он забавляется, видя неподдельный страх в моих глазах. - Нет, ты не хочешь, верно? Будь умницей, Уоллес. - Шейн отступает, не спуская с меня зеленых, безжалостных глаз. - Просто будь умницей.
ШЕЙН (2009)
Я так торопился догнать Уоллес и наказать ее за проклятый язык, что не успел принять душ после бассейна.
Матери с братом нет, когда я возвращаюсь домой. В своей комнате я тут же стягиваю с себя одежду и иду в душ, врубая похолоднее.
Меня все еще распирает от страшного прилива энергии после конфронтации с Уоллес. Кровь кипит, мышцы вибрируют. Кажется, что могу с легкостью взбежать на огромную гору до самой верхушки, еще и на спуск сил хватит.
И это после двухчасовой тренировки и заплыва в бассейне!
Я наношу щедрую пригоршню шампуня на волосы, вспениваю и распределяю по всему телу.
Из головы никак не выходит Уоллес.
Господи, как же сильно эта девчонка меня раздражает!
Что Рай нашел в ней?
Ну да, она красивая – но красоток вокруг него всегда хватало. Как можно зацикливаться на одной?
Мне кажется, что с тех пор, как он двинулся на ней, я теряю своего лучшего друга.
Мои челюсти сжимаются, когда вспоминаю, как она кричала на меня в бассейне. Я никому не позволяю говорить со мной подобным образом. И она не исключение. Малышка слишком высокого мнения о себе, но я ей не по зубам.
Намыливаю член, и он дергается в моей руке, становясь твердым. Непроизвольно ладонь начинает двигаться по всей длине, доставляя приятные ощущения. У меня хватает девушек и секса, но когда по утрам просыпаюсь со стояком, не вижу проблемы передёрнуть в душе.
Черт, почему нет?
Ускоряю движения, опустив веки, и вдруг вижу огромные, испуганные глаза Уоллес, приоткрытые губы и румянец на щеках, когда она никуда не могла деться от меня, потому что я запер нас в классе.
Моя грудная клетка взволнованно вздымается от ускоренного, шумного дыхания и я на грани того, чтобы спустить струю, но образ чертовой Уоллес приводит меня в бешенство, что не ослабевает возбуждение.
Я не хочу, чтобы это была ее заслуга, но именно мысли о ней заставляют меня кончить.
Пока последние капли исчезают в сливе, я опираюсь ладонью на кафель, все еще жмурясь.
Внезапно наваливается усталость и опустошение.
Сейчас я не знаю, кого ненавижу сильней: себя или ее.
МЕЛ (2017)
До меня только сейчас доходит, что это тот самый класс.
Я кладу локти на стол и приподняв голову, осматриваюсь. Прошло восемь лет, а здесь мало что изменилось. Не знаю, хорошо это или плохо.
Я вспоминаю тот день, когда Шейн приволок меня в этот класс и стал запугивать.
Ну и в ярости же он был!
Интересно, был ли тот день именно тем, когда я признала, что меня влечет к Келлеру?
Или это случилось позже? Почему-то после всех этих лет мне кажется, что так было всегда.
Нет, я любила Райана. Искренне. Когда мы только начали встречаться, я была настолько им поглощена – никого другого не замечала. Он стал моим первым мужчиной и я никогда не жалела из-за своего выбора.
Что же было у нас с Шейном?
Думаю, я никогда точно не могла ответить на этот вопрос. Скорее всего, он тоже. Возможно, если бы мы встретились при других обстоятельствах, все сложилось бы иначе. Может быть, у нас был бы шанс.
Но мы неправильно начали, и дальше становилось только хуже, что и привело к катастрофе.
Знаю, мы оба были ответственны за то, что делали, но ведь я могла положить всему конец! Просто тогда он… ослепил меня, и я ринулась в пропасть, наплевав на все.
Я глубоко вздыхаю и распрямляю плечи: так, я здесь не для того, чтобы ударяться в сентиментальные воспоминания. Мне и настоящих проблем хватает.
От всего этого у меня голова разболелась. Прикрыв глаза, я массирую виски. Хочу, чтобы все поскорее закончилось. Только тогда смогу вздохнуть спокойно.
В дверь класса стучат. Распахиваю глаза и вижу, что это Шейн.
Сердце пропускает удар: ему обязательно выглядеть так хорошо?
- Можно?
Он немного неловко улыбается – что совершенно не свойственно Шейну, которого я знаю, и не двигается с места без моего разрешения войти.
Я киваю.
- Конечно. Садись, - указываю я на стул для посетителей.
Каким-то образом мне удается сохранять внешнее спокойствие, но вот внутри – легкая паника. Что он здесь делает? Зачем пришел? И как мне вести себя с ним?
Шейн опускается на стул и несколько мгновений смотрит на меня, ничего не говоря.
Я тоже молчу.
- Давно не виделись, - наконец начинает он. Не похоже, чтобы он нервничал. Он кажется… расслабленным.
Будто мы не расставались со слезами на глазах, причинив друг другу душевную боль.
Ну, или же больно было только мне.
- Да, давно, - я киваю, но больше ничего не добавляю, давая ему возможность объяснить, для чего он тут.
- Я хотел извиниться.
Мои брови в удивлении взлетают вверх: за что он может извиняться?
- Вчера, в кофейне – я просто не ожидал, что увижу тебя, - правильно расценив растерянность на моем лице, поясняет Шейн. - Мне не нужно было…
- Ты сказал «Уоллес». Первое твое слово ко мне за последние семь лет.
Он кивает.
- Именно.
- Но это моя фамилия – все нормально.
- Дело не в этом, Мел.
Я слабо улыбаюсь.
- Да, знаю. Ты всегда делал это по-особенному.
Он проводит ладонью по волосам.
- Черт!
Я смеюсь, и это немного снимает напряжение.
- Я знаю, что ты не хотел обидеть меня.
- Я и правда не хотел, Мел, - заверяет он.
Я опускаю глаза и смотрю на ручку, которую верчу в руках.
Когда-то его презрительное, будто выплюнутое «Уоллес» ранило больше, чем любые оскорбления. Но были моменты, когда он смотрен на меня сверху-вниз, нашептывая «Уоллес» с благоговением, от которого мое сердце всегда с трепетом сжималось.
- Не волнуйся из-за этого, - беря себя в руки, успокаиваю я.
Мы смотрим друг на друга и молчим. Может быть, ищем сходство с теми, кем мы были семь лет назад?
Семь лет – это много. Мы больше не восемнадцатилетние выпускники, запутавшиеся и растерянные в попытке отыскать свое место в этом мире.
Все изменилось. Я изменилась. Шейн тоже стал другим. Прежних нас больше нет.
От этого мне немного грустно.
- Уоллес, значит? - Он вопросительно выгибает брови.
Я пожимаю плечами:
- Вернула девичью фамилию.
- Так это правда, что пишут? - осторожно спрашивает он.
Я вздыхаю: эта тема для меня неприятна, но думаю, кое-что он имеет право знать.
- Не все – газеты многое привирают. Но да, правда там тоже есть.
Он качает головой.
- Мне жаль.
Это звучит довольно искренне, но я все равно недоверчиво смотрю на него.
- Серьезно?
- Я никогда не желал тебе зла, - негромко, но без колебания произносит он.
- Прости. Я знаю это. Просто… все это, - я машу руками, описывая хаос, который сейчас происходит в моей жизни, - слишком. У меня голова иногда лопается. И прости, что рассказываю это тебе – не знаю, зачем это делаю, - смущенно улыбаюсь я.
- Я не против, знаешь, - успокаивает он.
- Разве это не странно?
- То, что мы говорим о твоем разводе?
Я морщусь.
- Ага.
Шейн в раздумье трет бровь.
- Нет, мне так не кажется.
Я отвожу взгляд в сторону и смотрю в окно: вдалеке виднеется футбольное поле и уже началась тренировка.
- Все было так ужасно? - тихо спрашивает он, и я понимаю, что речь о моем замужестве.
- Да нет, не было. По крайней мере, не в начале. Несколько лет все было хорошо, а потом… потом все изменилось. - Я втягиваю воздух и трясу головой: мне не хочется обсуждать свой неудавшийся брак. - Можно мы не будем об этом?
Шейн с пониманием кивает.
- Да, не нужно было мне начинать.
- Так, как ты жил… все эти годы? - Господи, мне хочется скривиться из-за глупости своего вопроса и неестественно-оживленного тона.
- Работал, воспитывал брата, пытался быть ответственным опекуном. - Он дергает плечом. - Не знаю.
- Да, я слышала о твоей маме. Мне очень жаль.
Он вздыхает.
- Спасибо.
- Значит, теперь ты вроде как ответственный старший брат? – шучу я, на что он покаянно улыбается.
Кто бы мог подумать – Шейн Келлер!
Он всегда был за рамками всяких норм. Дикий, опасный, безрассудный. С головой отдающийся всем страстям. Никогда ничего не делал наполовину.
Это была одна из причин того, что я положила конец всему между нами, хотя мое сердце и было разбито на миллион кусочков. Я испугалась, что однажды он просто уничтожит меня и выбрала безопасность.
Прошло много лет, мое сердце собрано и склеено, но кое-каких фрагментов так и не хватает. Я научилась не замечать этого.
- Я… стараюсь, знаешь. - Он опускает глаза и мне становится понятно, что тема его брата, через что он проходит – это его уязвимость. - Иногда получается, иногда не очень. Но у меня только в футбол хорошо играть получалось, в остальном всегда была какая-то лажа, - с самоиронией признается он.
Мне хочется возразить, потому что он слишком суров к себе.
«Ты был хорошим. Для меня ты был лучшим», - хочется сказать мне. - «Только я поздно это поняла».
- Мы все делали какую-то фигню. Все время, - вместо этого говорю я.
Улыбаясь, Шейн трет нижнюю губу указательным пальцем и невольно мой взгляд задерживается на этом зрелище.
Мне больше не восемнадцать, страсти в моей жизни давно остались позади, но, как и много лет назад, вид Шейна Келлера волнует меня.
- Больше не буду тебя задерживать. - Он поднимается и мне становится грустно, потому что я не хочу, чтобы он уходил так быстро. - Я рад, что ты здесь, Мел.
Я мягко улыбаюсь ему.
- Спасибо, Шейн.
- Еще увидимся. - Он подходит к двери, но вдруг замирает на пороге. Поколебавшись, оборачивается и смотрит мне в глаза. - Райан просто придурок, Мел. Никогда бы так с тобой не поступил.
И он уходит, оставив меня опустошенной и полностью раздавленной.
ШЕЙН (2017)
Я забираюсь в пикап и захлопываю дверцу чуть сильнее, чем следует. Но вместо того, чтобы убраться подальше от школы и Мел, пялюсь перед собой.
С нашей последней встречи прошло семь лет. Это чертовски много. За это время я похоронил маму, взял на себя заботу о брате, распрощался с мечтой и делал еще тысячу менее значительных вещей.
У меня были женщины. Были отношения. Были дерьмовые дни, когда я искал утешения на дне бутылки. Но чаще всего мне просто некогда было горевать и лелеять жалость к себе.
Я строил планы, взрослел, учился быть тем, за кого моему брату не придется краснеть.
Но сегодня, когда я смотрел на нее, когда говорил с ней - все это время куда-то вдруг исчезло. Она была все той же Мел. Все той же «моей Уоллес».
Я знаю, что тогда она приняла правильное решение. Я не был согласен с ним, но, черт, я понимал. Мы делали больно друг другу, другим. Мы нарушила все нормы морали и поведения.
Я срал на это. Я, правда, был готов послать каждого и отречься ото всех ради Уоллес. Но она не смогла.
Она всегда была лучше меня.
Мел со мной мучилась. Я отпустил ее, хотя мое сердце было сожжено и превратилось в кучку пепла.
Я был молод. Оказалось, с сожженным сердцем можно жить.
Я солгу, если скажу, что каждый прожитый день без нее был мучением. Бывали дни, когда я вообще о ней не вспоминал. Особенно в колледже. Я пил, тусовался и как мог, развлекался с девчонками. У меня был футбол и куча новых приятелей, чьих лиц я сейчас даже не вспомню.
Я оставил Уоллес в прошлом. Только так я мог двигаться дальше.
Конечно, я никогда полностью не упускал ее из виду. Разве в век интернета это возможно?
Я знал, что она вышла замуж за Райана. Знал, что его приняли в Колорадо Рэпидз и они перебрались в Денвер.
Я надеялся, что она счастлива. Я всегда хотел счастья Мел. Конечно, со мной, но она решила иначе.
Пару месяцев назад я прочитал о том, что они разводятся. О пристрастии Райана к медикаментам и постоянных изменах. Несколько раз даже порывался позвонить ей. Но что бы я сказал?
«Привет, это Шейн. Слышал про твой развод. Хочешь, чтобы я утешил тебя?»
А иногда мне хотелось отправить ей письмо и написать, что она совершила ошибку и что я никогда, никогда не променял бы ее на другую.
Когда она была рядом, я больше никого не замечал. Других просто не существовало.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

МЕЛ (2009)
Наша компания – большая. В основном это девочки из команды поддержки и футболисты. Мы держимся особняком, но эти условности сложились задолго до нас – школьная иерархия, которая никогда не нарушается.
Спортсмены с черлидерами, театралы, неформалы, борцы за экологию, хористы.
Два больших стола сдвинуты в центре школьного кафетерия, которые занимаем все мы – популярные ребята. И каждый день мы с Шейном вынуждены сидеть за одним столом, потому что хотим мы того, или нет – но мы состоим в одной тусовке.
Его присутствие здорово портит мне аппетит. С каким бы удовольствием вывернула бы содержимое своего подноса ему на голову!
Парни за нашим столом обсуждают предстоящую игру и линию защиты, которую предложил тренер Малкин. А еще послеигровую вечеринку у Си Джея – нашего ресивера.
Только Келлер не принимает участия в разговоре, хмуро пялится в свою тарелку и по сторонам. На меня не смотрит, хотя вчера еще готов был задушить голыми руками.
Девчонки, как и всегда о чем-то сплетничают: кто с кем спит, кто кому изменяет, кто на прошлой вечеринке упился в хлам и заблевал все вокруг. Подробности смакуются с особым пристрастием.
Эрин Личфилд, которая всегда все знает, не умолкает ни на секунду. Рассказывает про десятиклассницу из хоровой группы, которая закрутила роман с преподавателем из колледжа.
Я слушаю вполуха, без энтузиазма ковыряясь в своей лазанье. На деле это переваренное тесто, кислый соус и полусгоревший сыр.
- Придешь сегодня вечером? - на ухо мне шепчет Райан, поглаживая мою спину теплой ладонью.
Я улыбаюсь: это приятно – его прикосновения, поцелуи. Он знает, как доставить мне удовольствие и всегда следит за тем, чтобы я чувствовала себя комфортно.
- Конечно.
Он ведет рукой вверх по моему позвоночнику, и я смеюсь, подаваясь вперед. Носом потирается о мою щеку, потом губами ловит мой рот.
Все внутри меня млеет и плавится.
Резкий звук отодвинутого по линолеуму стула привлекает наше внимание.
Келлер хватает свой поднос с почти нетронутой едой, бросает скупое: «Я пошел» и уходит. Я замечаю, как Рай проводит его задумчивым, долгим взглядом.
- И что мы будем делать, когда я приеду к тебе? - Я вновь возвращаю внимание своего парня.
Райан дерзко ухмыляется.
- Мы будем вести себя плохо. Очень-очень плохо.
***
Новость разносится по школе молниеносно. Когда я сижу на уроке по социализации, Скай присылает мне сообщение:
«Приколись: Шейна и Триш застукали в библиотеке за перепихоном. Бедная мисс Марш – для нее это такая травма!»
Студенты в классе начинают перешептываться, и я понимаю, что скоро вся школа будет гудеть как растревоженный улей от волнующего происшествия.
Я прячу телефон, ничего не ответив Скайлер.
Похоже, ради Триш Келлер изменил своим принципам, если уже дважды (и это только то, что мне известно) у них был секс.
Мистер Норрис, наш учитель, делает замечание самым шумным ребятам – всех интересуют подробности и что теперь будет любвеобильной парочке.
Я стараюсь сосредоточиться на уроке, но ничего не выходит.
Почему я вообще думаю о Келлере и Триш? Что мне за дело до того, чем они занимаются, когда остаются наедине?
Собственные чувства мне совсем не нравятся. Мне не кажется это забавным или смешным.
Это мерзко. Все, что делает Шейн Келлер – мерзко.
С силой стискиваю ручку, ощущая досаду. Пусть хоть весь город перетрахает, мне то что?
И в том, что он увлекся Триш, есть свои плюсы: у него будет меньше времени донимать меня. Мы с Райаном получим возможность чаще проводить время наедине.
Нет, это определенно хорошо – решаю я.
Только почему-то мой желудок все равно сжимается от неприятных ощущений.
Почему это происходит, даже думать не хочется.
***
- Эрин сказала, их вызвали к директрисе. Карпентер была в ярости, но что она реально может сделать? Это же Келлер – она не может отстранить его, потому что он нужен на игре, а Триш… Ну, Шейн вытащит ее прицепом, - рассуждает Скай, когда я везу ее домой после школы. Родители наказали ее, застукав за курением, и на месяц забрали авто, вынуждая пользоваться школьным автобусом.
Но так уж повелось, что тебя могут зачислить в прокаженные, если заметят, что пользуешься общим транспортом, так что мы с девчонками по очереди возим Скайлер.
К сожалению, сегодня моя очередь, и мне приходится слушать, как Скай без передыху трещит о главном инциденте месяца.
- Это случилось на большой перемене? - спрашиваю я, когда на секунду подруга умолкает, чтобы сделать затяжку.
- Да, когда мы все были в столовке. Шейн еще раньше всех свалил. Скорее всего, они с Триш заранее договорились.
- И что, Карпентер даже не вызовет их родителей в школу? - Стараюсь, чтобы голос звучал наплевательски, но про себя злорадно грею мысль, что это им так с рук не сойдет.
Келлера не помешает поставить на место, да и с Триш немного спеси сбить полезно будет.
- Не знаю, думаю, Карпентер все же что-то предпримет, иначе все потеряют страх и станут использовать школу как мотель для свиданий.
- Дай сюда. - Я отбираю сигарету у Скай и затягиваюсь. Вообще-то я не курю, но… сейчас меня все так бесит!
Скайлер удивленно таращится на меня.
- Ты чего?
- Просто захотелось, - дергаю плечом с равнодушным видом. - У меня ПМС, может из-за этого.
Отговорка так себе, но подруга не лезет с выяснениями, и я расслабляюсь. Не хочется признавать, что это из-за Шейна.
Ну, правда, какого черта происходит?
Я влюблена в Райана. Мы еще не признавались в этом друг другу, но думаю, ждать осталось недолго. Он хоть и друг Келлера, но они разные. Райан веселый, добрый и нежный со мной. А Шейн… угрюмый, циничный ублюдок.
Он так скверно относится ко мне! Ненавидит, хотя я этого и не заслужила.
Он сам объявил мне войну. Так почему же я… думаю о нем больше, чем нужно? И эти мысли смущают меня.
Забросив Скай, я направляюсь домой. У меня есть несколько часов перед тем, как поеду к Райану. Я планирую заняться домашкой и подготовиться к тесту по алгебре, выбросив любые мысли о Келлере из головы.
- Привет, милая! - Мама показывается из кухни, когда я взбегаю по лестнице. - Как дела в школе?
Я разворачиваюсь, держась за перила – мои пальцы чуть сильней, чем нужно сжимают лакированное дерево.
- Хорошо. Как всегда. - Вынуждаю себя нацепить улыбку на лицо, чтобы мама не заподозрила чего и не устроила «разговоры по душам».
- Есть хочешь?
- Не-а, в школе была отменная лазанья на ланч – я сыта.
Мама кивает.
- Ну, хорошо.
Она возвращается в кухню, а я скрываюсь в своей комнате в надежде, что следующие пару часов меня никто не станет тревожить.
Я раскладываю учебники вокруг себя и пытаюсь решать задачи, которые задал мистер Лебовски (а между студентами – Плевок, потому что при разговоре он любит заплевать собеседника и лучше не подходить близко), но у меня такой сумбур в голове, что быстро бросаю тщетные попытки.
Отпихиваю книги с тетрадями на край постели и ложусь на спину, пялясь в потолок до тех пор, пока за окном не начинает темнеть.
***
В семь часов я торможу на подъездной дорожке Райана и громко, на весь салон чертыхаюсь – Chevrolet Camaro Шейна. Значит, он здесь, хотя предполагалось, что этот вечер мы с Райаном проведем только вдвоем.
То, что большую часть года его родители отсутствуют, конечно, удобно. Но это так же доставляет определенный дискомфорт, потому что тут постоянно еще кто-то тусуется и мешает нам. Особенно Келлер, который вообще себя как дома чувствует.
Я разочарована, но делать нечего. Выхожу из машины и с тяжелым сердцем иду к дому.
Надеюсь, он уберется отсюда, и мы с Раем сможем провести приятный вечер.
Рассчитывая на то, что мы будем одни с моим парнем, я принарядилась. Надела черную короткую юбку и топ без верха. Волосы - абсолютно гладкие и блестящие – лежат на спине. Вечерний, ярче обычного, макияж.
Мне хотелось быть красивой для Райана и я с таким воодушевлением собиралась. После того, как весь день у меня было отвратительное настроение, только встреча с Раем могла это исправить.
С некоторых пор у меня был ключ от дома, и Райан просил, чтобы я входила без стука. Привыкла я к этому не сразу, но теперь уже чувствую себя куда увереннее.
И все же на этот раз, прежде чем войти, я колеблюсь. Потому что знаю, что увижу там Шейна, чего я очень сильно не хочу.
Делаю несколько глубоких вдохов и только потом поворачиваю ручку.
Семья Райана – богата. Его отец политик и хотя почти круглый год проводит в столице, дом в Юте они решили не продавать – однажды его служба закончится, и родители планируют вернуться в Пейсон, как говорит Райан.
У них большой дом с бассейном и гостевым домиком. Это еще одна причина, почему ребята любят зависнуть тут.
В доме тихо, но я слышу разговоры со стороны заднего двора. Иду в гостиную, из которой есть выход к бассейну. От воды идет голубое свечение, но в самом бассейне никого нет. Шейн и Триш неплохо проводят время в джакузи.
- Эй, привет, Мел! - весело машет мне Триш. Келлер ничего не говорит, едва скользнув по мне безразличным взглядом, прежде чем вновь притянуть к себе девушку.
Во мне поднимается волна негодования, щеки становятся пунцовыми.
Какого хрена они устроили здесь?!
Меня распирает, когда я отправляюсь на поиски Райана. Мой парень в своей комнате, одевается после принятого душа. Он все еще полуголый, на нем одни джинсы и я могу видеть его накачанный, идеальный торс. Правда, я не в том настроении, чтобы оценить его по достоинству.
- Привет, детка!
Райан улыбается, демонстрируя ямочки на щеках. Достает из комода футболку и натягивает на себя.
Я угрюмо молчу.
- Что случилось?
Он замечает, что что-то не в порядке и подходит ко мне.
- Предполагалось, что этот вечер мы проведем вдвоем. - Я даже не пытаюсь скрыть недовольство в голосе.
Рай вздыхает.
- Мы и проведем. Дом большой, Мел, мы не будем мешать друг другу. - Он поднимает руку и нежно гладит меня по щеке. - Не мог же я их выгнать – к Шейну или Триш они пойти не могут.
Мне хочется сказать, что Келлер слишком часто пользуется его добротой, но держу язык за зубами.
- Ты такая красивая сегодня, - шепчет он, придвигаясь ближе и губами касаясь моего виска.
Я прикрываю глаза и, наслаждаясь ощущениями, оттаиваю.
Может, я зря нервничаю. Нам не обязательно проводить время с этими двумя.
- Я так хочу тебя, малышка, - севшим голосом бормочет Райан, запуская руку мне под юбку.
Я чувствую, как отзывается мое тело, а по позвоночнику бежит тепло, собираясь между бедрами.
Мои глаза прикрыты, сквозь губы вырывается тихое, взволнованное дыхание.
Райан опускается на колени, задирает мою юбку и плавно стягивает трусики по моим ногам. Затем его рот ласкает меня, а я кусаю губы, чтобы не издавать громких звуков.
Держусь за его плечи, потому что мне нужна опора. Мои ноги слабеют, когда приближаюсь к оргазму. Запрокидываю голову назад и до боли прикусываю губу, толкаясь бедрами ему навстречу.
В момент самого яркого и острого наслаждения, когда меня пронзает удовольствие, я вижу то, что не должна видеть; думаю о том, о ком не должна думать.
Не в такой момент!
Нет!
«Гребаный ублюдок! Ненавижу! Ненавижу тебя!»
(2017)

Кто-то хлопает меня по плечу. Я вынимаю наушники из ушей и поворачиваю голову к спортивной блондинке моего возраста.
На ее лице играет немного неуверенная улыбка.
- Извини, что прервала.
Девушка указывает на беговую дорожку. Я выключаю тренажер и схожу с него.
- Нет, ничего. Все равно я собиралась заканчивать.
В Денвере я постоянно посещала спорт-клуб, и теперь, немного освоившись в Пейсоне, планировала вернуться к регулярным тренировкам.
- Твое лицо показалось мне знакомым. Мелисса Уоллес, верно? Я Джиа Бербер – мы вместе учились.
Мне неловко, потому что я не помню эту девушку. Догадавшись, что мне это ни о чем не говорит, она подсказывает:
- Очки, уздечка на зубах, пепельные волосы. Я была президентом шахматного клуба.
Когда она упоминает уздечку, мои глаза лезут на лоб. В школе у нас только одна девушка ходила с этой зубной системой, и она была… полной противоположностью этой девушки.
Джиа весело смеется, видя мое изумление.
- Прости! Просто… вау!
Она скромно пожимает плечами.
- Да, сейчас меня непросто узнать. А ты все такая же красотка!
У девушки добрые и искренние глаза, и хотя мы не общались в школе, наша встреча мне приятна.
- Да уж. - Я усмехаюсь, вытирая вспотевшую шею полотенцем. - Так ты тоже здесь занимаешься?
- Не совсем – я тренер по фитнесу, так что я вроде как на работе.
Теперь понятно, откуда такое рельефное, подтянутое тело.
- А ты разве не уехала из Пейсона? - спрашивает Джиа, а я гадаю, известно ли ей о том, что на данный момент я в состоянии бракоразводного процесса со звездой футбола.
- Уезжала, но теперь вернулась. Преподаю экономику в старшей школе.
- Правда? Здорово!
Она кажется очень дружелюбной, и даже если вовсе так не думает – ну и ладно.
***
- Говнюк не звонил?
Ненси всегда пренебрежительно говорит о Райане. Так не всегда было, но после того, как стала известна правда с его изменами, она буквально взъелась на него.
Что касается меня самой… Наверное, я должна была бы горевать. Мой брак развалился, едва перешагнув трехлетний рубеж. Муж начал изменять мне, начались ссоры и все полностью испортилось.
Слава и деньги изменили Райана – сделали кем-то, с кем я не хотела иметь ничего общего. Он изменял мне направо и налево, пока я сидела дома и ждала его, как примерная жена. Я давала ему шанс – несколько шансов – в надежде, что все наладиться. Но этого не случилось.
- Нет, и хорошо. Не хочу говорить с ним.
Я ставлю последнюю чашку в посудомойку, закрываю дверцу и включаю режим. Держа телефон у уха, выхожу из кухни.
- Тошно становится, как подумаю, сколько лет провела с ним, - признаюсь я.
Ненси моя единственная школьная подруга, с кем я сохранила общение. Она в курсе всего, что происходит в моей гребаной личной жизни.
Нен живет в Солт-Лейк-Сити и теперь, когда я вернулась в Юту, надеюсь, мы будем видеться чаще.
- У вас было и хорошее время, Мел, - справедливо напоминает Ненси.
Она, конечно, права, но я, как ни странно, вспоминаю только плохие моменты. А их за последний год было больше.
- А я Шейна видела, - вдруг сообщаю я.
Ненси на том конце линии резко выдыхает.
- И…?
- И, что?
- Подробности, Мел!
Я неловко смеюсь.
- Ничего интересного. Мы разговаривали. Это все.
- Ты совсем не умеешь рассказывать, - ворчит она.
Я вздыхаю.
- Ну, прости.
- Эй, ты же не вернулась в Пейсон ради него?
Я буквально вижу ее суровый взгляд в этот момент.
- Господи, нет конечно! Это он пришел ко мне, я не искала его.
«Но могла начать, если бы не встретила раньше».
- Он потолстел и стал лысым?
Я фыркаю:
- Да нет, совсем нет. Он… в хорошей форме.
Я бы сказала, даже слишком хорошей – идеальной, но не хочу давать Ненси поводы строить догадки.
- Как все прошло?
- Нормально. Мы поговорили, как и положено старым знакомым. Это все.
- Но вы не просто «старые знакомые», - возражает она. - Вы бывшие любовники. И ваше расставание было… душераздирающим.
Я закатываю глаза: она издевается.
- Не было оно таким, - сухо говорю я. - Мы просто перестали быть… любовниками.
- Нет, было, - спорит Ненси. - Ты любила его и все равно выбрала другого. Этого козла!
Я морщусь – это как солью по свежей ране.
- Я не «выбрала другого», Ненси. К тому же я думала, что поступаю правильно, - бормочу я.
- На тот момент может быть, так оно и было, - смягчается подруга. - Эй, а ты сказала ему, что вернулась тогда?
- Нет.
- И не собираешься?
- Нет.
- С тобой одно удовольствие говорить, - ворчит она.
Я улыбаюсь.
- Знаю.
- Так что ты решила – задержишься в Пейсоне?
Я рада, что Нен сменила тему.
- Да, наверное. Хочу привести бабушкин дом в порядок. - Я смотрю на стену в гостиной, где до сих пор поклеены обои, которые не меняли с восемьдесят пятого года прошлого века. - Мне нравится работать в школе. Думаю, это то, что мне нужно на ближайшие несколько лет, а там посмотрим.
- Я скоро навещу тебя, - обещает Ненси.
- Буду с нетерпением ждать.
- А знаешь, - вдруг говорит она, когда мы прощаемся, - я всегда думала, что это должен быть Шейн.
***
В свой обеденный перерыв я решаю позвонить по номеру, который дала мне Джиа.
Она приехала ко мне в субботу вечером, и мы неплохо посидели под бутылочку вина. Я поделилась с ней планами привести дом бабушки в порядок, так как собираюсь жить в нем следующие несколько лет. Мне нужно подыскать фирму по ремонту, которая могла бы заняться работами в самое скорое время.
В первую очередь следует сменить полы и обновить сантехнику в ванных комнатах. Еще я хочу модернизировать кухню.
Это новый проект в моей жизни и я хочу посвятить ему как можно больше своего времени и энергии, чтобы отвлечься от бракоразводного процесса.
- О, я знаю, к кому тебе следует обратиться! - воскликнула Джиа, когда я озвучила ей свои планы. - Недавно эти ребята пристраивали дополнительные комнаты к дому моих родителей и те остались довольны. Я возьму у отца визитку и принесу на следующую твою тренировку.
Я сказала, что это было бы здорово. Когда мы увиделись через пару дней, она действительно передала мне визитную карточку «Строительные работы Манчини».
- Добрый день! Вы позвонили в «Строительные работы Манчини», - информирует меня женский голос с небольшой хрипотцой – похоже, женщина на том конце линии заядлый курильщик.
- Здравствуйте! Могу я поговорить, - я смотрю на имя, указанное на визитке, - с мистером Манчини?
- Мистера Манчини сейчас нет, но вы можете поговорить с его заместителем.
Затем женщина, по всей видимости, прикрывает динамик рукой, потому что ее голос слышится не так отчетливо, и все же я могу разобрать, когда она кричит кому-то: «Шейн!»
- Минутку, - вновь обращается она ко мне.
Шейн? Я порываюсь спросить, не Шейна ли Келлера она позвала. И да, это он – я сразу узнаю его голос, когда он берет трубку.
- Келлер слушает.
Прикрываю глаза, издав безмолвное ругательство.
«Ну почему ты?»
- Привет! Меня интересуют услуги вашей фирмы. Кстати, это Мел.
Я волнуюсь, что отчетливо прослеживается в голосе.
- Мел, - после продолжительной паузы отзывается Шейн. - Ты можешь приехать к нам в офис, или лучше, если мы встретимся в другом месте?
Нужно отдать ему должное, держится он профессионально и невозмутимо.
Может, так и надо? Что, если я зря себя накручиваю? Скорее всего, чувства Шейна ко мне давно остыли. Мы ведь можем общаться как двое старых приятелей?
- Я могу приехать к вам в офис. Когда вы закрываетесь? - беру себя в руки и теперь говорю немного уверенней.
- В пять. Но если надо, я могу задержаться, - предлагает он.
Мы договариваемся, что я приеду сегодня в половину пятого.
ГЛАВА ПЯТАЯ

МЕЛ (2009)
Райан спит, а я лежу рядом и схожу с ума, думая о том, чем эти двое занимаются в гостевой спальне.
Долгое время они оставались в джакузи и даже сюда долетали визг и смешки Триш. Мне хотелось спуститься и сказать ей заткнуться.
Наконец-то, пару часов спустя, наступила тишина.
Мне становится жарко – тело Райана как горячая печка. Меня мучит жажда.
Тихо выскользнув из постели, я натягиваю футболку Рая, которая доходим мне до середины бедра и, стараясь не шуметь, спускаюсь по ступенькам.
Взяв из холодильника бутылку воды, вместо того, чтобы вернуться в спальню, через раздвижные двери выхожу на улицу немного охладиться.
Ночной ветерок приятно обдувает лицо. Наслаждаюсь такой редкой тишиной и покоем в этом доме.
До меня не сразу доходит, что здесь я не одна. Повернув голову чуть в сторону, замечаю сидящего в плетенном уличном кресле Шейна. Он держит бутылку пива в свисающей руке и смотрит на мерцающую воду бассейна.
Пока что он не заметил меня и есть шанс уйти необнаруженной, но отчего-то я не делаю этого. Я смотрю на него до тех пор, пока он не чувствует мой взгляд. Шейн поворачивается ко мне и хмурится, но затем он поднимается и не сводит с меня глаз, при этом, не делая попыток приблизиться.
Мы просто стоим каждый на своем месте и пялимся друг на друга. Это похоже на состязание, кто выдержит дольше. И я сдаюсь первой. Отступаю и, развернувшись, возвращаюсь в дом.
Меня трясет, потому что только что я боролась сама с собой.
Я ушла, но мне очень хотелось пойти к нему.
МЕЛ (2017)
Думаю, это плохая идея нанимать фирму, в которой работает Шейн, даже если ремонтные работы будет выполнять не он.
Я еду на встречу, чтобы лично сказать ему, что передумала. Мне лучше обратиться к кому-нибудь другому.
Мне следует держать дистанцию с ним, потому что он, возможно, больше ничего не чувствует ко мне – но я то нет.
Мои чувства к нему никогда не угасали, как бы я не пыталась подавить их. И теперь, когда я вернулась и увидела его после всех этих лет, как нельзя лучше поняла это.
Райан это чувствовал. Отчасти наш неудавшийся брак на моей совести, потому что я никогда не принадлежала ему полностью. В моем сердце всегда была часть, недоступная для него, потому что я отдала ее Шейну, а вернуть не смогла.
Когда мне открылась правда на его измены, он обвинил меня в том, что я первая это начала. Я изменяла ему с его лучшим другом, и это сломало его.
Это не оправдание для всех его косяков, но в чем-то он был прав. Я первая предала его. Мы с Шейном это сделали.
То, что началось с предательства и не могло закончиться ничем, кроме как крушением.
Офис фирмы Манчини – это несколько вагончиков, а на прилегающей территории я вижу много строительной техники. Похоже, тут все серьезно.
Когда я выхожу из машины, рабочие один за другим покидают площадку – рабочий день подошел к концу. Я немного задержалась, но Шейн обещал, что дождется меня.
Я подхожу к вагончику, который он указал мне, когда из него выходит полненькая женщина средних лет, и крикнув: «Покеда, начальник», спускается по маленькой лестнице.
- Вы, должно быть, мисс Уоллес. Он вас ждет, - бойко информирует она, после чего удаляется.
Мои нервы разыгрались не на шутку. Я стучусь в дверь, и уже через мгновение голос Шейн приглашает меня войти.
На нем рабочая одежда, как я полагаю: серая футболка, полинялые джинсы и ботинки из коричневой замши. Легкая щетина покрывает его лицо, и весь его облик в целом…
Низ моего живота сладко сжимается, вот как я реагирую, когда вижу его.
Я не помню, когда мужчина в последний раз так волновал меня. А учитывая, что в моей жизни было только двое мужчин, и один из них – тут, его влияние на меня не ослабело даже после стольких лет.
Мое тело все так же помнит каждое прикосновение и все его ласки. Эти воспоминания похоронят вместе со мной.
Мне интересно, как бы это чувствовалось с Шейном из настоящего – с повзрослевшим и возмужавшим.
Я одёргиваю себя, когда моя фантазия несется вперед: я в процессе развода, новый роман последнее, что мне нужно.
- Присаживайся.
Шейн указывает на один из стульев, на который я опускаюсь.
- Хочешь воды или кофе?
- Нет, спасибо, ничего не надо.
- Так, ладно. - Он занимает место за столом. - Какие конкретно услуги интересуют тебя?
Он не похож на парня, который видел меня голой. Человек со стороны не догадался бы, что когда-то мы были любовниками.
Шейн держится уверенно и спокойно, чего не скажешь обо мне.
- Я ничего не собираюсь строить, но бабушкиному дому требуется ремонт.
- Ты там поселилась?
- Да, она оставила его мне в наследство, - поясняю я.
Мои родители уехали из Пейсона пару лет назад, когда отец вышел на пенсию, и им захотелось пожить на юге, откуда была родом мама. Теперь они осели в Вирджинии, и мой отец счастлив занимаясь своим небольшим огородом.
Шейн задает вопросы относительно ремонта и делает пометки себе в блокнот. А я все решаюсь сказать ему, что это, наверное, неудачная идея – нанимать его.
- Завтра я могу подъехать и на месте оценить, сколько и что конкретно потребуется. Часов в десять тебе будет удобно?
Он переводит взгляд с блокнота на меня и в ожидании смотрит.
- Да, но…
- Что?
- Тебе не кажется это странным? - Я чувствую себя глупо, но мы должны все выяснить до того, как заключим договор.
Шейн озадаченно хмурится.
- Что именно?
- Эта ситуация. Наше прошлое… Это не повлияет? - На меня вдруг отчаянье наваливается: я что, одна об этом думаю?
- Почему это должно мешать?
Он выглядит искренне озадаченным.
Я пожимаю плечами: мне нечего ответить.
- У меня с этим нет проблем. А у тебя?
Я раздумываю три секунды. Если у меня и есть проблемы из-за этого, я ему не признаюсь.
- Тоже нет.
Шейн улыбается, а мое проклятое сердце начинает пошаливать.
- Тогда решили. Кто сказал, что мы не можем быть друзьями?
Я смотрю в его открытые, спокойные глаза и мне хочется удариться лицом о стол.
Мы с Келлером друзья?
Мы ими никогда не были. Но если он думает, что у нас выйдет, значит и правда повзрослел.
А я вот, похоже, не очень. Потому что я не хочу быть его другом. Я хочу быть «Уоллес», произнесенное дрожащим шепотом на ухо, пока он движется во мне.
- Никто, - заставляю себя улыбнуться, и Шейн кивает, считая этот вопрос закрытым.
ШЕЙН (2009)
- Что у тебя происходит с этой Триш? - спрашивает Райан, когда тренер объявляет короткий перерыв.
- Да ничего. Просто тусуемся вместе время от времени.
Мы с ним смотрим в сторону девчонок из команды поддержки, которые тренируются на другом конце поля.
Триш, которая липнет ко мне как пиявка и начинает не на шутку напрягать в последнее время, о чем-то оживленно болтает со своей подружкой Амандой. Но мой взгляд не задерживается на ней, а находит Уоллес, которая чуть в стороне делает растяжку. У нее действительно обалденные ноги – длинные и стройные. Она наклоняется и без того короткая юбка подскакивает вверх, открывая вид на ее облегающие, едва прикрывающие задницу шорты. От этого зрелища член у меня в штанах дергается. Хорошо, что сейчас там все прикрыто раковиной, хотя и доставляет дискомфорт.
Беспокоясь, что Рай может спалить меня за пусканием слюней на его подружку, я отворачиваюсь.
- А похоже, что вы встречаетесь, - возвращается к нашему разговору Рай.
Я хмурюсь.
- Не неси херни, чувак.
Он смеется.
- Это не только мои слова. У меня уже несколько человек спросили, серьезно ли это у вас.
- Кого это ебет вообще? - ворчу я, а сам мысленно тороплю тренера вернуть наши задницы на поле.
- Всех! Вся школа знает, что ты не заводишь отношения, а с этой Триш тебя только и видят.
Я молчу. Он прав. Я сам позволил возникнуть этим слухам. Но не могу же я сказать ему, что использую Триш, потому что, походу, увлекся его девчонкой.
Меня это страх как бесит. Я не хочу ничего такого испытывать к Уоллес. Это так хреново, потому что Райан мой друг с тех пор, как мы пошли в детский сад. Я не стану делать ничего, что может угрожать нашей дружбе.
Ненавижу Уоллес, что она делает это со мной – заставляет чувствовать себя предателем.
Вокруг столько девок. Красивей ее, фигуристей. Какого черта меня на ней-то заклинило?
Это пройдет, я уверен. Просто надо переждать и я смогу спокойно смотреть на нее без разных дебильных мыслей.
- Да мы закончили, наверное. - Я дергаю плечом. - Чикса попалась настойчивая.
К моему облегчению тренер возвращает нас к игре. Разговор с Раем, спровоцировавший мысли о Мел разозлили меня. Моя игра агрессивная, из-за чего тренер делает мне замечание. Приятели по команде бросают на меня недоуменные взгляды.
«Какого хера происходит с Келлером?»
После тренировки несколько черлидерш подходят к нам. Среди них Триш – очень старается привлечь мое внимание.
- Хочешь встретиться сегодня вечером? - Она накручивает светлую прядь на палец, моргая своими искусственными ресницами.
Я слушаю ее вполуха, бросая недовольные взгляды в сторону Райана и Уоллес, которые не нашли места лучше, чтобы облизывать гланды друг друга.
Уоллес так на него накинулась, будто собралась трахнуть тут же на поле. Мое настроение портиться окончательно.
Похоже, что я ревную. Дожился, блядь!
- Так что? - теряет терпение Триш, когда я не отвечаю.
Нехотя смотрю на нее.
- Не получится.
- Оу. - Она сникает, но через мгновение улыбается. - Тогда может быть завтра?
- Я всю неделю занят, - отрезаю я, лишая ее любого шанса и ухожу в сторону спортзала.
МЕЛ (2017)
Вчера мы с Шейном договорились, что утром в субботу – то есть уже сегодня – он приедет ко мне домой, чтобы посмотреть все на месте и решить, что и сколько всего потребуется.
Это заставляет меня нервничать, и прошедшая ночь проходит довольно беспокойно. Я долго ворочалась, прежде чем смогла уснуть, и затем еще несколько раз просыпалась, думая о том, во что же я ввязалась.
У меня сейчас сложный период в жизни, и увлечься парнем, который когда-то перевернул мой мир с ног на голову – идея сомнительная.
А то, что это случится вновь, я даже под сомнение не ставлю.
Это же Шейн Келлер!
У меня всегда было особое отношение к этому парню. Я ненавидела его и любила. Ненавидела и любила одновременно. Меня влекло к нему. Страсть, которая возникла между нами, сжигала нас.
Я никогда не могла относиться к нему спокойно. Это всегда были чувства за гранью.
Сколько ему потребуется времени, чтобы понять, что мои чувства к нему никуда не делись?
Как долго смогу скрывать это?
Проснувшись в шесть утра в очередной раз и оставив попытки заснуть снова, я выбралась из постели, чувствуя разбитость во всем теле. До прихода Шейна оставалось много времени. Умывшись и сварив кофе, я поднялась на чердак, где и провела следующие три часа, разбирая старые, запыленные вещи.
Бабушка была немного скопидомом, и после нее осталось слишком много всего. Вещи следовало рассортировать: что-то отдать на благотворительность, а что-то выбросить. Это занятие устраивало меня – я работала, по возможности очистив голову от всех мыслей.
В Пейсон я приехала в поисках умиротворения. В Денвере же все напоминало мне о моем неудавшемся браке. Но я не подумала, что здесь, в городе, где я выросла, воспоминания будут поджидать меня на каждом шагу.
Шейн пунктуален. Он появляется на моем пороге в десять часов, как мы и договаривались.
Когда он звонит в дверь, я отряхиваю одежду от пыли и мчусь вниз по лестнице.
- Доброе утро, - первой приветствую я, распахивая дверь.
- Уоллес. - Шейн улыбается своей чуть нахальной улыбкой, но в глазах пляшут теплые смешинки.
Я прищуриваюсь, но тут же возвращаю ему улыбку и отступаю, давая ему войти.
Когда я запираю дверь за ним, у меня есть секунда до того, как он повернется, и я использую ее, чтобы бросить взгляд на его задницу в джинсах.
Все так же хороша!
- Ну что, веди. - Он оборачивается ко мне, а я чувствую смущение из-за того, что пялилась на его зад.
Надеюсь, он не заметил.
- А, да! Сюда.
Я указываю на лестницу. Шейн следует за мной, и теперь он, как я думаю (и надеюсь), смотрит на мою задницу.
- Это моя комната – раньше здесь спала бабушка и в течение десятилетий в ней ничего не менялось. Хочу заменить все, что в плохом состоянии.
Шейн принимается за осмотр комнаты, а я незаметно (полагаю) то и дело поглядываю на него.
Мне нравится, каким он стал. Его темные волосы все так же густые, только стали чуть короче. Шейн никогда не выглядел массивным, несмотря на то, что был футболистом. Он высокий, спортивный, но при этом… изящный, хотя он бы и плевался, если бы я так назвала его вслух.
- Пол точно следует заменить, - поднявшись с корточек, информирует он.
Я киваю: да, к этому я была готова.
- Окна тоже – рамы начинают гнить. Зимой тут должно быть холодно из-за сквозняков.
Он делает какие-то пометки в блокнот, который принес с собой и измеряет все строительной рулеткой. Похоже, Шейн ответственно подошел к делу, я же больше думаю о его заднице и руках. А еще губах: с каким бы удовольствием почувствовала его на себе после долгого перерыва!
- В дом много придется вложить. Уверена, что хочешь этого?
Он выжидающе смотрит на меня, выгнув бровь. Я теряюсь, потому что как раз отвлеклась на его рот.
Я киваю с опозданием.
- Да, уверена. Пусть деньги от развода принесут пользу, - грустно усмехаюсь я.
Шейн ничего на это не отвечает, но задерживает на мне взгляд, который я не могу разгадать.
Вообще-то, денег у меня теперь хватит на десять таких домов, еще и останется.
Мы с Райаном не подписывали брачный договор, а он за последние пару лет заработал миллионы в Бронкос.
Так что, я вроде как тоже богата.
По правде, я даже не уверена, что хочу этих денег. Но мой адвокат, а с ней и Нен уверяет, что я должна заставить засранца расплатиться, даже если это будут только доллары.
- Хочешь чего-нибудь? Кофе, колы или… воды? - спрашиваю я, когда час спустя Шейн заканчивает со всеми замерами и подсчетами.
- Нет, спасибо.
Он вновь дарит мне свою улыбку, от которой мое глупое сердце замедляется.
- Я свяжусь с тобой, когда все будет готово для работы.
Я немного разочарована тем, что он уже уходит, но стараюсь себя не выдать.
- Ладно. И спасибо.
Провожаю Шейна до двери, соображая, чем еще можно было бы его задержать.
- Пока не за что. Скоро увидимся.
Затем он машет мне на прощание, садится в свой пикап и уезжает.
МЕЛ (2009)
- Мам!
- Милая, я уже несколько раз сделала им замечание! Это же мальчики, Мел.
Она беспомощно разводит руками, и я понимаю, что больше она мне не помощник.
Моему девятилетнему брату именно сегодня надо было позвать своих друзей домой с ночевкой. А когда мальчишки собираются вместе, дом ходуном ходит.
- Если я провалю завтрашний тест, пострадает мой итоговый балл!
Мама вздыхает, выглядя по-настоящему отчаявшейся. Мне становится ее жалко.
- Поеду к Райану, - решаю я. - Он до понедельника у родителей, дом свободный. Смогу нормально подготовиться.
Вижу, что мама не в восторге, но предложить вариант лучше она не может.
- Вернешься домой ночевать? - спрашивает она, когда с рюкзаком за плечами я спускаюсь по лестнице.
- Нет. Утром сразу оттуда поеду в школу.
- Мне не слишком нравится, что ты будешь там одна, - сомневается мама.
- Мам, у Полонски отличная охранная система, - напоминаю я. - Все будет хорошо. Я позвоню тебе позже.
Быстро чмокаю ее в щеку и выбегаю из дома. Не думаю, что Рай будет против, если я переночую в его доме, но на всякий случай пишу ему сообщение. Он тут же отвечает, что никаких проблем, и я могу чувствовать себя как дома.
Это не так просто, особенно привыкать пришлось в первое время. Дом Райана раза в три больше нашего, освещенный всеми современными техническими новинками, а над его интерьером трудился какой-то крутой дизайнер.
Два раза в неделю к нему приходит женщина, которая готовит еду и поддерживает порядок, а раз в месяц приезжают люди из клининговой фирмы и снизу доверху вычищают дом до блеска.
Прихватив диетической пепси из холодильника, я поднимаюсь в комнату Райана и следующие два часа провожу в компании учебника по истории. Когда чувствую, что готова – мои глаза как раз начинают слипаться – откладываю книгу и иду в ванную.
У Райана своя персональная ванная комната – большая и роскошная. Я долго и с упоением принимаю душ, затем заворачиваюсь в большое, мягкое полотенце. Чуть подсушив волосы и переодевшись в футболку Райана, я готова отправиться в постель, но вдруг до моего слуха доносится какой-то шум.
Застываю на месте, а мое сердце падает камнем вниз.
Что? За? Черт?!
Не дышу, напрягая слух. Так и есть – внизу кто-то ходит.
«Ладно, не паникуй! Этому должно быть какое-то объяснение».
Заперла ли я дверь?
Точно заперла.
А сигнализацию включила?
И это сделала, я уверена. Тот, кто не знает кода, не смог бы войти внутрь без шума.
Мне нужно пойти и проверить. Но прежде неплохо бы вооружиться.
Я распахиваю дверцы шкафа и ищу хоккейную клюшку Райана, которая уже несколько лет стоит здесь невостребованная. Когда Рай перешел в старшую школу и серьезно занялся футболом, хоккей пришлось забросить.
Ага, вот она!
Я хватаю клюшку и с силой стискиваю – сейчас это мое единственное оружие и защита. Готовая в любой миг дать отпор, я тихо выхожу из комнаты и крадусь по коридору. У лестницы с опаской выглядываю из-за угла. Кто бы это ни был, судя по всему, он в кухне.
Не очень-то он осторожничает.
Подождите…
Я распрямляюсь и опускаю клюшку, когда меня осеняет догадка.
Кроме меня, ключ от дома имеется только у Келлера. И конечно ему известен код от сигнализации.
Я спускаюсь по лестнице и захожу в кухню, но клюшку из рук не выпускаю.
Шейн сидит на одном из барных стульев и держит замороженный стейк у своего рта.
- Пробуешь себя в новом виде спорта? - язвит он, кивая на клюшку.
Я присматриваюсь к нему: а парень-то в заварушке побывал. Его одежда, как и он сам, выглядит потрепанно, да и лицу досталось.
- Кто тебя так?
Я прислоняю клюшку к стене и, подойдя ближе, становлюсь напротив.
- А что, пошлешь открытку с благодарностями? - отнимая заморозку от лица, фыркает Келлер.
- Ты этого заслуживаешь, но нет, потому что я не сука. Хотя именно так ты и считаешь.
Предполагалось, что это прозвучит с сарказмом, но горечь в моих словах все испортила.
Правая сторона его лица особенно пострадала – на скуле уже расползается синяк, да и нижняя губа разбита.
- Держи это, - указываю я на стейк, и Шейн вновь прикладывает его к лицу.
Из одного из шкафчиков я достаю мини-аптечку и ставлю возле Келлера, чьи глаза с настороженностью наблюдают за мной.
- Что ты собираешься делать? - напряженно спрашивает он, когда я смачиваю ватный шарик антисептиком.
- Надо обработать повреждения, чтобы в раны ничего не попало.
- Это обязательно?
Он выглядит так, словно хочет вскочить и убежать. Нервничающий Шейн Келлер – не скажу, что не получаю от этого удовольствия.
- Нет, если ты не боишься занести какую-нибудь заразу, из-за которой половину твоего лица отрежут.
Он окидывает меня хмурым взглядом, но сидит смирно, когда я осторожно смачиваю лопнувшую кожу, и только морщится.
Шейн в таком напряжении, словно высечен из камня. Он тяжело дышит сквозь стиснутые зубы – в его горячем дыхании я улавливаю нотки алкоголя.
Это что-то крепкое.
- Ты пил?
Я поднимаю глаза и смотрю на него. Даже не заметила, как подошла к нему очень близко. Между нами почти не осталось пространства.
Чувствую исходящий жар его тела, и внезапно это находит отклик внутри меня.
В определенных местах…
- Ты меня осуждаешь, Уоллес? - приглушённо спрашивает он.
Я сглатываю, напоминая себе, что какими бы постыдными и неправильными ни были мои мысли, мне нужно держать их под контролем.
- Мне плевать, на самом деле, - несмотря на мои слова, в них нет должной уверенности.
Шейн хмыкает, и я начинаю нервничать еще больше. Мы слишком близко, слишком долго смотрим в глаза друг другу.
Кто-то из нас должен это прекратить.
- Уоллес, - шепотом зовет меня Шейн, убеждаясь, что я внимательно слушаю его, - я тебя ненавижу.
Он все еще продолжает смотреть мне в глаза, ожидая моей реакции. Но если думает, что стану ругаться с ним, то выбрал не тот день.
Я отступаю и собираю медикаменты в аптечку.
Это больно. Его слова сделали мне больно. Я думаю молча уйти, сохранив достоинство, но в последний момент передумываю.
- Почему же, Шейн? Что я тебе сделала, что ты так меня ненавидишь?
Я скрещиваю руки на груди и делаю все, чтобы выглядеть равнодушной и не показать, как он задел меня.
Он хмурится и сжимает губы, но молчит.
Я делаю шаг ближе.
- Ты меня ненавидишь – я поняла. Но почему? Должна же быть причина.
Он поднимается, подходит ко мне, буквально нависая надо мной и подавляя.
- Причина в том, Уоллес, что ты существуешь. Ты существуешь, - повторяет он тише, с какой-то горечью, которая не дает мне, как следует разозлиться и врезать ему.
- Серьезно, Келлер? - Я недоверчиво вскидываю брови и отступаю, потому что его близость волнует меня очень странным образом. Даже в такой момент в моем теле происходят реакции, которые смущают меня. - Это твоя причина?
Он молчит. Я разочарованно качаю головой и безрадостно смеюсь.
- Ожидала большего от тебя.
Смеряю его снисходительным взглядом, после чего оставляю одного в кухне.
Только что я притворилась, что не поняла смысла в его словах. Но я все поняла. И это… тревожит.
Даже по-настоящему пугает.
ШЕЙН (2009)
Ну, думаю, я только что признался, что меня влечет к ней. А она сделала вид, что не поняла этого. Но ей не удалось обмануть меня. Паника в глазах полностью выдала ее.
И что теперь мы будем со всем этим делать?
Я снова сажусь и обхватываю голову руками – она трещит, заставляя меня морщиться.
«Ты ничего не будешь делать, как бы сильно тебе не хотелось забраться Уоллес в трусы».
Это обычное влечение. Чертовы гормоны. Ничего серьезного.
Да, мне дрейфово, что подружка моего лучшего друга вызывает у меня стояк и я без конца фантазирую, как имею ее в разных позах, но это не то, с чем я не могу справиться.
Я роюсь в аптечке, которую Мел оставила на столешнице и нахожу адвил. Мое лицо ноет, а губа уже опухла.
В том, что мне наваляли – моя вина. Я зашел в бар, зная, что там околачиваются ребята из соседнего округа и сказал одному из них, что они не умеющие держать в руках мяч членососы.
Конечно, после этого он и двое его дружков обязаны были помять меня. Только им тоже досталось, и вообще – хорошая встряска еще никому не вредила.
Райану тоже следовало бы съездить мне по морде из-за моих мыслей об Уоллес. И того, что я дрочу с мыслями о ней. Каждый раз мне противно от самого себя и каждый раз я не могу остановиться.
Я фантазирую о том, как выглядят ее сиськи и киска. У нее отпадная фигура, и я хочу видеть ее без одежды.
Мне хочется этого до зуда.
Я смотрю в сторону коридора. Чтобы добраться до второго этажа, мне достаточно нескольких секунд. Я могу постучать к ней в комнату и….
«И что дальше, гребаный ты кусок дерьма?»
Я никогда и пальцем ее не посмею коснуться. По крайней мере – пока она встречается с Райаном.
«А если бы они расстались?»
Пиздец, это так жалко!
Шейн Келлер никогда не был жалким, никчемным уродом. И не будет из-за какой-то девки, как бы сильно не хотел ее поиметь.
Вот чего мне следует придерживаться. Правда, когда она стояла здесь в этой футболке, едва прикрывающей задницу, так близко, что мог чувствовать ее теплый, чуть сладковатый запах, то ни о чем не мог думать, кроме того, как охуенно сильно хочу ее.
МЕЛ (2017)
На следующее утро я просыпаюсь от стука в дверь.
Ровно девять часов.
Кому не сидится дома в воскресное утро?
- Иду, иду! - ворчу под нос, сбегая по лестнице.
У меня не было времени привести себя в относительно нормальный вид, потому что меня буквально выдрали из постели.
Я бросаю взгляд на свое отражение в зеркале, что висит в коридоре у двери.
Ох, мамочки!
Пальцами приглаживаю волосы и растираю щеки, на которых еще сохранились следы от подушки.
- Я тебя разбудил?
Шейн окидывает меня наблюдательным взглядом, прежде чем вернуться к моим глазам.
Прекрасное начало дня!
- Эм… Это очевидно, поэтому не стану отрицать. - Я неловко смеюсь, про себя недовольно думая, что он мог и позвонить.
Мне не все равно, какой он увидит меня.
- Мне следовало позвонить.
Он будто читает мои мысли.
Я скромно киваю.
- Это было бы не лишним. Но, ты уже здесь и… что ты здесь делаешь? - Я морщу лоб: не могла же я забыть, что он должен был прийти.
- Я с радостью тебе объясню, но для начала может, ты впустишь меня? - улыбается Шейн.
До меня только доходит, что мы торчим на пороге.
- Конечно! Кофе?
Он кивает:
- Можно.
- Так что случилось? - спрашиваю я после того, как включаю кофеварку.
- У меня две новости. Одна, как ты догадываешься – не очень хорошая.
Я приподнимаю брови, внимательно его слушая.
- Все наши ребята заняты над заказами и смогут взяться за твой дом не раньше, чем через два месяца.
- Оу! - Его сообщение заставляет меня сникнуть: я рассчитывала справиться быстрей. - Так а какая хорошая?
- Я не говорил, что она хорошая. Но, - он щурится, - зависит от того, как ты воспримешь ее.
- Выкладывай! - тороплю я.
- Я сам могу взяться за твой дом. Сейчас я не особенно загружен и, думаю, за месяц справлюсь.
Он смотрит на меня, ожидая моего решения.
То есть, он будет находиться здесь, в течение долгих часов и мне придется держать себя в руках, чтобы…
«Чтобы что? Ты действительно дойдешь до того, что накинешься на него?»
- Это… было бы здорово!
«Это катастрофа, Мел!»
- Отлично тогда. - Шейн с улыбкой кивает. - Тогда я возьму инструменты из машины и могу приступать. Материалы подвезут чуть позже.
Мне хочется плакать: что я творю? Что, блин, творю?!
- Хорошо. Ты прямо сейчас начнешь, да?
- Ага. У меня как раз свободный день, нечего время терять.
Он выходит, и я могу беззвучно похныкать, не опасаясь, что он примет меня за дурочку.
- Это тебе. - Я вручаю Шейну чашку с кофе, когда он возвращается, неся свой ящик с инструментами. - Я быстро поднимусь и переоденусь, а потом… помогу тебе, с чем надо.
- Нам надо будет вынести все из твоей спальни. Мебель мы вынесем с Уолтом, когда он подъедет чуть позже, но ты убери свои вещи, если не хочешь, чтобы их запачкали.
Мы смотрим друг на друга и нам обоим неловко от этого разговора.
Я торопливо киваю:
- Да, конечно.
«Это чертовски плохая идея!», - мысленно кричу себе, поднимаясь на второй этаж.
Умывшись, собрав волосы в хвост и переодевшись в белую футболку и джинсовый комбинезон, первым делом я освобождаю комод, где хранится мое нижнее белье. Не хочу, чтобы Шейн или парень, который с ним работает, видели мои лифчики и трусы.
То есть – я бы не отказалась, чтобы Келлер оценил меня в соблазнительном комплекте и затем снял его с меня…
Я вздыхаю и смотрю на себя в зеркале, что над комодом.
Мои щеки покрылись румянцем и мне немного жарко. Следует унять эти мысли, потому что…
А почему, собственно, я должна? Я взрослая женщина, мой развод почти состоялся и я никому, ничем не обязана.
Это больше не та ситуация, когда я была девушкой Райана и втайне сходила с ума от Келлера. Я боролась с собой тогда (хотя в итоге все равно сдалась), но в то время в этом хотя бы был смысл.
Что мне мешает теперь? Разве это к чему-то обяжет нас?
Просто двое свободных людей, которые…
Стоп!
Что, если у него есть девушка?
Я застываю на месте с раскрытым ртом и пижамными штанами в руках.
Ну и как я раньше об этом не подумала? Вполне возможно, что он встречается с кем-нибудь. Или еще лучше – женат.
Хотя, скорее всего – нет, потому что на пальце нет кольца.
Я размышляю, как мне спросить это так, чтобы не выглядеть заинтересованной. Не хочу, чтобы Шейн решил, будто я на что-то рассчитываю с ним.
Нельзя вернуться спустя семь лет и сказать: «Эй, а давай продолжим на том, где остановились».
Так не получится.
Я переношу все вещи в гостевую спальню, которую займу, пока идет ремонт в моей комнате.
Вскоре приезжает Уолт – мужчина лет тридцати пяти, и они с Шейном выносят всю мебель из спальни.
Я слоняюсь по первому этажу, не находя себе места, но потом поднимаюсь на чердак, потому что там еще много старого хлама, который ждет меня.
Часам к двенадцати мой желудок начинает урчать от голода, потому что я не завтракала. Решаю сделать себе сэндвич и по пути на кухню заглядываю к Шейну, чтобы предложить и ему.
В комнате полно пыли и почти не осталось пола.
- Я собираюсь сделать сэндвич. Хочешь перекусить?
Он кивает. Нижнюю часть его лица закрывает респиратор, и я быстро прикрываю дверь, чтобы не вдыхать эту гадость.
Через пятнадцать минут, когда все готово, я зову Шейна, и мы садимся за стол. Мы болтаем о ремонте, о том, что я планирую сделать в дальнейшем в доме; о бабушке, которая всю жизнь прожила здесь и умерла через восемь лет после дедушки.
Мы говорим на отвлеченные темы и не касаемся того, что когда-то происходило между нами.
Мне кажется, что для него не проблема находится рядом со мной. Он само самообладание.
А вот обо мне этого не скажешь. Я из-за него волнуюсь и нервничаю.
- Так ты… встречаешься с кем-нибудь? - отважившись, спрашиваю я, когда в разговоре появляется пауза. Я перебрала много вариантов, как это сделать, но в итоге ничего лучше не придумала, как спросить напрямую.
И выглядела ли я незаинтересованно?
Нет, не думаю.
Шейн подается вперед и смотрит на меня своими смеющимися, все понимающими глазами. Он медлит, растягивая мое унижение.
Уверена, я вся покрылась красными пятнами – во всяком случае, мне так кажется.
Его губы дергаются в едва сдерживаемой усмешке.
- Ты можешь не отвечать, если не хочешь! - выпаливаю я, нервничая еще больше. - Просто, ты в курсе моего… положения, и было бы справедливо…
- Нет. - Он медленно качает головой. - Ни с кем не встречаюсь.
Не знаю, какой должна быть моя реакция. Ну не радоваться же мне при нем, правда?
Так что я просто киваю.
Шейн поднимается:
- Спасибо за ланч, было вкусно.
- Пожалуйста.
Кусая щеку изнутри, я принимаюсь убирать со стола.
Шейн вдруг заглядывает в кухню, когда я включаю воду в раковине.
- Мел.
- Что?
- Хочешь в пятницу сходить на игру? - предлагает он с улыбкой на лице.
Мне не требуется много времени на принятие решения.
- Конечно.
ГЛАВА ШЕСТАЯ

МЕЛ (2009)
- Видели, как Триш вешается на Чеда? - Скай выгибает брови и одаривает нас с Ненси многозначительным взглядом. - Келлер отправил ее в отставку. Ну а на что она рассчитывала? Что он будет водить ее на свидания, а после выпуска сделает предложение?
- Ей бы этого хотелось, - фыркает Ненси. - И не только Триш. Все понимают, что после колледжа Келлер попадет в профессиональную лигу.
Я привыкла к тому, что Скайлер вечно сплетничает, но мне хочется лезть на стенку, что к этому присоединилась Ненси.
Потому что я не хочу обсуждать Шейна. Как и не хочу думать о нем, но пока что тут я себе не хозяйка.
- Если кто и поженится после школы, это будут Мел с Райаном, - заявляет Скай и они с Ненси смотрят на меня.
- Я не собираюсь выходить замуж в восемнадцать лет, Скай, - сухо отзываюсь я. - И у Райана тоже нет таких планов.
- Тем ни менее, вы одна из самых крепких пар школы.
- Это правда, - соглашается Ненси.
Я люблю своих подруг, но прямо сейчас мне хочется от них сбежать.
Не знаю, такими ли мы видимся со стороны, но мне кажется, эта крепость выглядит ненадежно, когда один из пары постоянно думает о ком-то третьем.
Подруги отвлекаются на другую тему, чему я рада - я почти не слушаю их. Не стоило мне приходить на эту вечеринку. Я не люблю ходить на тусовки, когда Райан отсутствует, но Ненси уговорила меня пойти с ними.
Рай вернется в понедельник. Еще никогда его отъезд не тянулся для меня так долго, но в этот раз все иначе. Я чувствую, будто предаю его, хотя еще ничего не сделала, за что меня можно было бы осудить.
Ничего, кроме помыслов…
Чувствую пристальный взгляд на себе и поворачиваю голову. Чуть дальше по коридору Келлер стоит в компании парней, но, очевидно, как и я, не участвует в разговоре, наблюдая за мной.
Хочется отвернуться, но что-то мешает мне, поэтому мы продолжаем пялится друг на друга.
Никто из нас не рад, что это происходит. Ни он, ни я этого не хотели. Но это будто некая невидимая сила, контролирующая нас.
Хочу, чтобы Райан был здесь, потому что я не чувствую себя достаточно сильной для сопротивления.
- Ты глазеешь на Келлера, - шепчет Ненси, чем привлекает мое внимание.
- Что?
Я перевожу испуганный взгляд на подругу. Что, если кто-то ее слышал? Замечаю, что Скай нет рядом, испытав облегчение.
Возможно, кроме Ненси больше никто не заметил.
Она заинтригованно улыбается.
- Что происходит, Мел?
- Ничего. - Я прячу руки в задние карманы джинсов, принимая равнодушный вид.
- Вы смотрели друг на друга неприлично долго, - не отстает она.
У меня пересыхает во рту: нельзя было терять бдительность!
- Мы не выносим друг друга и не скрываем этого, - наигранно фыркаю я.
Ненси не выглядит убежденной, но не успевает ничего сказать, потому что к нам подходит Рауль – парень, который сохнет по ней, как я подозреваю.
Я рада, что он отвлек ее, потому что Ненси слишком умна и проницательна, чтобы я могла долго водить ее за нос.
Мне вообще не хочется этого делать, но и признаться ей я не могу.
Отваживаюсь бросить взгляд в сторону Шейна, но его там уже нет.
Нужно отвлечься. Как это лучше сделать, когда ты на вечеринке?
Я беру пиво и спускаюсь в подвал, где несколько ребят играют в покер на раздевание. Среди них Триш, отчаянно флиртующая с Чедом Кентом. Еще с десяток человек выступают в качестве зрителей. Я присоединяюсь к ним, потягивая свое пиво. Судя по всему, парни проигрывают, потому что двое из трех уже сидят в трусах.
Аманда, подружка Триш, разделась до лифчика, но не похоже, что ее это беспокоит – алкоголь отлично справляется с робостью.
- Так нечестно! Нас с Менди всего двое против вас троих, мальчики, - дует губы Триш после проигрыша. Она стягивает с себя майку, показывая всем свой лиловый кружевной бюстгальтер.
- Девчонки почему-то стесняются, - ржет Коди Хирш, на котором осталось меньше всего одежды.
- Эй, Мел, составишь нам компанию? - кричит мне Триш.
- Ты что, Мелисса для этого слишком хорошая, - прыскает от смеха Аманда. - И Рай наверняка не одобрит это.
- Ну же, Мел! - подначивает Триш.
Все в комнате с любопытством глазеют на меня. Эти две девицы меня бесят. Но, черт возьми – они бросают мне вызов, уверенные в том, что я струшу. Мне хочется послать их и велеть захлопнуть свои тупые рты, но вместо этого я допиваю свое пиво и сажусь за стол.
- Я в игре, - смело заявляю я, и слышу, как кто-то кричит: «Давай, Мел!» - Раздавай карты, Коди.
ШЕЙН (2009)
- Ты должен это видеть! В подвале девчонки играют в покер на раздевание, - лыбится Саймон.
- Да похрен, - я дергаю плечом, продолжая рассеянно оглядывать собравшуюся в гостиной толпу.
Я упустил Мел из виду. Не то, чтобы я следил за ней, но прошло уже минут двадцать, как я видел ее последний раз.
То, как мы друг на друга смотрели…
Райан бы этого не понял. Я не должен так пялиться на его девчонку.
- Подружка Рая тоже там. Вот он охренеет, когда ему расскажут, что она светила своими сиськами.
Саймону удается привлечь мое внимание. Я хмурюсь.
Если Уоллес села за покерный стол, то это, блядь, не мое дело. Рай не просил меня приглядывать за ней, пока его нет. Я за нее не в ответе.
- Ни за что такое не пропущу.
Саймон возвращается в подвал, где и происходит все веселье.
Я колеблюсь еще минуту, но потом следую за ним.
Какого черта думает эта идиотка?!
Она не попадает в скандалы и дорожит своей сраной репутацией. Что на нее нашло?
Когда я спускаюсь в подвал, обустроенный под игровую комнату, то на самом деле вижу Мел за столом. И, хвала господу, она еще не успела полностью оголиться. Топ с джинсами все еще на ней.
А вот напиться она успела. Интересно, стакан, из которого она пьет, какой по счету?
- Давай, снимай, снимай его! - кричит Дин Вайнц, а Коди Хирш и Чед Кент поддерживают его.
Все ржут, потому что набрались в хлам. Триш с Амандой тоже верещат, чтобы Мел снимала свой топ, раз она проиграла.
- Ладно, ладно!
Мел поднимается: на ее губах играет пьяная усмешка. Она берется за край своего топа и стягивает тот через голову.
- Довольны, извращенцы? - смеется она, пока придурки за столом свистят и гогочут.
Мои челюсти хрустят, с такой силой я стискиваю их. Мне приходится скрестить руки на груди, потому что мне до одурения хочется перекинуть ее через плечо и унести отсюда.
Приходится напомнить себе, что она не моя девушка и не принадлежит мне. Если она хочет позорить себя…
«Но Райан-то твой друг».
Черт!
Я преодолеваю последние нижние ступеньки лестницы, и Мел поднимает глаза, только сейчас замечая меня.
- Поднимайся, ты уходишь, - не повышая голоса, непреклонно отрезаю я.
Она кривится:
- Келлер, и не подумаю! Лучше принеси мне еще пива.
Девушка протягивает мне свой почти пустой стакан и выглядит очень довольной.
Я стараюсь не обращать внимания на то, что ее сиськи – небольшие, но идеальной округлой формы - прикрыты одним только лифчиком персикового цвета, а ее кожа на вид очень нежная.
- Ты закончила игру, - наклонившись к ней, шиплю я.
Все взгляды присутствующих устремлены на нас, но мне посрать.
Мел щурится, и мы состязаемся, кто одержит верх в этом столкновении.
- Хочешь, чтобы я позвонил Райану?
Я использую ее слабую сторону, потому что не могу позволить ей уложить меня на лопатки. В ее глазах вспыхивает настоящее бешенство. Поднимаясь, она тычет фак мне в лицо.
- Да пошел ты!
От злости мой глаз дергается, но я никак не реагирую на ее выходку.
- Классно поиграли, ребята, - бросает она, затем натягивает на себя топ, хватает куртку и несется к лестнице.
Я молча иду за ней.
Никто за столом не рискнул помешать нам. Хотел бы я посмотреть на это.
Я ловлю Мел в коридоре. Хватаю за руку и резко разворачиваю к себе.
- Пойдем, я отвезу тебя домой.
Она швыряет в меня молнии грозовым взглядом темно-синих глаз.
- Никуда я с тобой не поеду! Пусти!
- Хочешь, чтобы силой тебя отсюда уволок? - приблизившись к ее лицу, цежу я.
Мне непросто держать себя в руках. Девчонка меня адски взбесила. Мел трясет, она тяжело дышит сквозь приоткрытые губы.
Гнев ей к лицу. Она выглядит дикой, необузданной и сексуальной. Мне хочется как следует встряхнуть ее и трахнуть.
Черт, как же сильно хочется!
- Ты такой придурок, Келлер! - выплевывает она, но при этом сдается.
Я переживу это. Меня называли и похуже. Выражая недовольство всем своим видом, Мел все же выходит следом за мной из дома.
- Я не сяду с тобой, если ты пил, - заявляет она, когда мы подходим к моей Chevrolet Camaro 1967 года, которую я восстанавливал собственноручно после того, как купил у одного деда.
Я бросаю на нее хмурый взгляд.
- Я трезв, Уоллес. В отличие от тебя.
Она фыркает, закатив глаза. Сейчас она как никогда похожа на капризную, стервозную черлидершу, но я знаю, что Мел не такая.
Может, это одна из причин, из-за которой меня тянет к ней?
Черт знает.
- Садись, - приказываю я.
Она больше не спорит и послушно забирается на переднее сиденье.
Все, что от меня требуется – это доставить ее домой и убедиться, что она ничего не натворит.
Больше я ей ничем не обязан.
«Ты делаешь это не для нее, а для Райана», - в раздражении напоминаю себе.
- Итак, Келлер, в чем твоя проблема?
Она поворачивается ко мне и упирается в меня настойчивым взглядом.
- Сейчас только ты, - выезжая на дорогу, бормочу я.
Почему бы ей не заткнуться и не помолчать весь путь?
Мел хмыкает:
- Только сейчас?
Я молчу, игнорируя ее. Вообще-то она права – не только сейчас. Все время за последние несколько месяцев.
- Думаю, я понимаю, что происходит, - вздыхает она.
Я кошусь на нее: она достаточно пьяная, чтобы болтать все, что вздумается, но недостаточно, чтобы отключиться.
- И что же?
Не знаю, зачем участвую в этом разговоре. Мне лучше заткнуться.
- Ты сказал, что ненавидишь меня, - напоминает она.
Мне не стоило этого говорить ей.
- Но я тебе не верю, - продолжает Мел. - Я думаю, что ты меня хочешь, но понимаешь, что это неправильно. Ты ненавидишь себя за то, что чувствуешь.
Мои ладони с силой стискивают руль: она права, но это не значит, что я готов слышать это от нее.
- Уоллес, заткнись, - с тихой угрозой предупреждаю я.
- Ты боишься, потому что это правда. Сегодня ты вышел из себя, потому что не хотел, чтобы парни в той комнате увидели меня без одежды?
Похоже, ее это забавляет.
Я резко выворачиваю руль, торможу на обочине и разворачиваюсь к ошеломленной Мел.
- Мне посрать, если бы даже они тебя дружно отымели, - презрительно выплевываю я.
Мускулы на ее лице дергаются, как если бы она собиралась заплакать. Мне нужно быть жестоким с ней, иначе я пропаду.
- Ты же не станешь ныть, Уоллес? - насмехаюсь я.
Я хочу, чтобы она разозлилась и дала мне отпор. Но Мел не кажется злой, она выглядит обиженной.
- Я тебе не верю, - поджав губы, она качает головой. - Тебе бы хотелось, но это не так - тебе не посрать, Шейн.
Со мной что-то творится, когда она произносит мое имя. Я хочу, чтобы она повторяла его, шепча мне на ухо, когда мы будем заниматься любовью.
ЗАНИМАТЬСЯ ЛЮБОВЬЮ?!
Мать его!
Я точно свихнулся.
Стискиваю ладони в кулаки.
- Плевать мне, во что ты там веришь, - не слишком убедительно отзываюсь я.
Внезапно на ее лице появляется насмешливая улыбка.
- Не знала, что ты оказывается трус.
На меня вдруг наваливается дикая усталость. Меня утомила борьба с собой и совестью, утомил этот разговор.
- Хорошо, чего ты хочешь? - Я поднимаю руки, сдаваясь. - Мне нужно признаться, что ты меня привлекаешь?
Я смотрю ей в глаза, но Мел как-то сникает, отодвигается к окну и молчит.
Она первая это начала.
- Хочешь услышать, как сильно мне хочется тебя трахнуть? - повышаю голос я.
Мел кусает губу.
- Хочу, блядь! Хочу, Мел, - мой голос садится, потому что едва не впервые я обращаюсь к ней по имени. Потому что, называя ее «Уоллес», мне легче держать ее на расстоянии. - Хочешь знать, как часто представляю тебя под собой, голую и стонущую?
Она еще сильней впивается зубами в свою чертову губу. Дыхание становится беспокойным.
Это ее завело?
Потому что меня – да, еще как!
- Или хочешь услышать, как меня тошнит от того, когда вы идете в его комнату и знаю, что он делает там с тобой? Как я хочу быть на его месте?
Последнее мне говорить особенно трудно. Я и себе не сразу признался, что завидую Райану. Не его успехам на поле – здесь мне и самому есть чем хвастаться – а тому, что у него есть она. У него – не у меня, как бы сильно я ее не хотел.
Мел жмурится и опускает голову, подтягивая колени к груди.
Она может прятаться, но мы должны покончить с этим. Мы не можем и дальше кружить вокруг друг друга.
- Мел, - зову я. - Посмотри на меня.
Нехотя, она поднимает голову: ее глаза блестят.
- Ты хочешь, чтобы я это сделал? Мне стоит это сделать, Мел?
Я ставлю ее перед выбором. Пусть решает. Если она ответит «да», я… перестану бороться с собой и приму последствия своего решения.
Если она действительно захочет.
Мел молчит, не мигая глядя на меня, а я терпеливо жду.
Наконец она моргает и качает головой.
- Не надо.
Она не сказала «нет», и не сказала, что хочет этого. Она попросила меня не делать этого, но если бы я настоял, то сдалась бы.
Но я не настаиваю. Я даже рад, что она отказалась.
Если что-то и должно случиться между нами, то не так.
МЕЛ (2017)
- У тебя свидание с Келлером?
Так и вижу хитрую улыбку на лице Ненси. А сколько счастья в ее голосе!
- Это не свидание.
- Нет? А по-моему, еще как свидание.
Я поджимаю губы, раздумывая над ее словами. Если на чистоту, мне и самой кажется, что у нас будет свидание.
- Не знаю. Может быть, - сдаюсь я.
Ненси смеется.
- Только не забудь надеть какое-нибудь жутко сексуальное платье. И лифчик с передней застежкой!
- Я не собираюсь спать с ним! - кричу я, останавливая ее. - Мы сходим на игру, возможно, поужинаем где-нибудь.
- Ты должна быть готова, - настаивает она. - Не просто так же он тебя на матч позвал.
- О чем ты?
- Все это, чтобы вернуть вас в прошлое. Напомнить, как вы были вместе, а футбол отличный способ для этого.
- Во-первых: технически, мы никогда не были вместе, а во-вторых: сейчас я вроде как ненавижу все, что связанно с футболом.
- Это не может быть правдой, - не верит Ненси.
- Ты откуда знаешь?
- Послушай, если бы дело было только в Райане, тогда это имело бы смысл, но кроме этого козла у тебя полно воспоминаний, которые стоят того, чтобы запомнить их, и они неразрывно связаны с футболом.
Стоит признать, что это звучит здраво. Она всегда говорит мне правду, даже если я не хочу ее слышать.
За это я ее и люблю.
- Что, если для нас уже поздно? - Я пониже сползаю на подушке, прижимая мобильник к уху. - Не уверена даже, что у Шейна остались чувства ко мне.
- Тогда он не стал бы звать тебя на свидание, глупенькая!
Я коротко смеюсь: да уж, это точно.
- Мне кажется, он должен злиться на меня за то, что тогда я решила уехать и порвать с ним. Что, если он меня не простил?
Ненси молчит некоторое время, потом коротко вздыхает:
- Знаю, уже говорила, что считала, будто ты должна была остаться с ним. Но ты права, Мел – тогда просто было не время. Вы не были готовы.
Я тоже так думаю. Если бы у меня не было сомнений, я бы не сказала ему «нет». И, несмотря на все это, в какой-то момент я передумала и вернулась.
Просто он об этом не знает.
- А теперь готовы? - тихо спрашиваю я.
- А сама ты как думаешь? - тепло отзывается она.
- Кажется я – да, но не уверена насчет Шейна. В любом случае для начала мне надо покончить с этим фиаско, который зовется браком, - кисло напоминаю я.
Ненси хмыкает:
- Дорого бы я заплатила за то, чтобы увидеть рожу Райана, когда он узнает о вас с Келлером.
Я закатываю глаза, хотя она и не может видеть меня.
- Ты жестокая.
- И кровожадная, - с гордостью добавляет она. - Но он это заслужил.
ШЕЙН
- Ты идешь на свидание с мисс Уоллес? - ухмыляется Фин.
- Это не свидание, а встреча старых друзей.
Моему брату необязательно знать, что «мисс Уоллес» множество раз проникала в этот дом, и мы всю ночь трахались в моей комнате.
- Она горячая штучка. Парни в школе постоянно ее обсуждают.
Я отставляю в покое посуду и оборачиваюсь к его довольной мине.
Конечно, очевидно, что если в школе появляется молодая, сексуальная учительница, это не останется без внимания. В мое время это была мисс Спринг и парни в спортивной раздевалке делились фантазиями о том, как засадить ей.
- Что же они говорят?
Фин вдруг как-то тушуется.
- Да, ну… разное. Знаешь, как это у парней.
Ага, еще как, потому и не хочу слушать об этом.
- Ты сегодня тоже скучать не будешь, - решаю сменить тему, потому что обсуждать с ним степень «горячности» Мел – слишком. Я-то в курсе, какой она может быть.
- Это школьный проект, а не свидание, как у тебя, - ворчит он.
Для школьного задания ему в пару назначили какую-то девчонку, которая сегодня вечером должна прийти к нам, чтобы они с Фином могли подготовиться.
Он старается себя не выдать, но я вижу, что его это волнует.
Когда чуть позже приходит эта Мэгги, я понимаю, почему. Она красивая и будь я шестнадцатилетним подростком, непременно запал бы на нее.
Убедившись, что у ребят есть все, что нужно, я желаю им удачного вечера и отправляюсь к Мел. За прошедшую неделю я четыре раза был в ее доме. Все это время я работал, но у меня была возможность, чтобы начать узнавать ее заново.
Мел, которой она была в 2009, я знал хорошо. Тогда я считал, что она человек, которого я знаю лучше всего, а она – меня. Может быть, я был слишком самонадеянным, потому что она не выбрала меня, а ведь я был уверен, что так и будет.
Но за эти годы в жизни каждого из нас много чего произошло. Мы изменились. Многое в ней для меня – загадка, как, полагаю, и для нее во мне.
Неизменным осталось то, что она по-прежнему была привлекательной для меня.
Кажется, время сделало ее еще прекрасней.
Я немного нервничаю, когда поднимаюсь на крыльцо ее дома. Черт, это ведь и правда похоже на свидание!
На что она рассчитывает этим вечером?
То есть, если бы это была просто девчонка, которую я пригласил хорошо провести вечер, я бы угостил ее выпивкой и провел несколько приятных часов в ее постели.
Мы бы оба знали, что к чему.
Но это, мать его, Мелисса Уоллес! Это девушка, ради которой я пожертвовал многолетней дружбой. Девушка, в которую я влюбился и она до сих пор единственная, к кому я испытывал это чувство.
Она та, чьим грязным секретом я был.
Мел открывает после второго стука. Она здоровается, улыбаясь мне несколько неуверенно. На ней черные, рваные джинсы, мокасины и серый свитшот. Ее волосы длиной чуть ниже плеч, распущены.
Когда-то ее волосы были длинными.
В моем пикапе мы направляемся к стадиону и болтаем о пустяках. Несмотря на то, что я волнуюсь из-за ее близости и это дается мне не так легко, как того хотелось бы – мне хорошо с ней.
Да, может быть, было бы проще ничего не чувствовать к ней. Если бы она больше не вызывала тех эмоций, что прежде, но это никуда не делось. Оно просто было спрятано, будто бы дожидаясь ее возвращения.
- Ты часто ходишь на игры? - спрашивает Мел, когда мы занимаем наши места.
- Нет. В последний раз года два назад был, - признаюсь я.
Она удивленно вскидывает брови:
- А сегодня почему решил пойти?
- Захотелось, - пожимаю плечом, глядя на нее.
«Потому что ты со мной и мне очень хотелось позвать тебя куда-нибудь».
- Скучаешь? - указывая подбородком на поле, спрашивает она.
Игра идет уже десять минут и пока что нынешний состав «Ягуаров» не показал ничего выдающегося.
- Первые пару лет не хватало, а потом вроде как отпустило. - Я честен с ней, но не хочу, чтобы она проводила параллели между собой и футболом. - Игра всегда много значила для меня, и чего уж там, - криво усмехаюсь я, - я рассчитывал стать звездой высшей лиги.
Она слабо улыбается. Да, мои мечты не сбылись, но я не хочу, чтобы она меня жалела.
- Но все сложилось так, как сложилось. Значит, так должно было быть. Я не мучаюсь бессонницей из-за этого.
- Это очень здравый подход, - замечает Мел.
Я улыбаюсь:
- Считаешь?
Она толкает меня локтем, но я успеваю заметить улыбку на ее лице.
Боже, эта девушка…
Неужели она снова вернулась в мою жизнь?
ГЛАВА СЕДЬМАЯ

МЕЛ (2017)
После игры, которая заканчивается поражением для команды Пейсона, Шейн зовет меня на ужин в место, которое я могу выбрать по своему усмотрению.
Я предлагаю ему кое-что другое.
Мы покупаем еду на вынос и устраиваемся прямо на поле. Погода еще не испортилась, воздух теплый и признаться, мне очень уютно сидеть с ним под звездным небом и… разговаривать.
Я чувствую, будто заново узнаю его. И то, что я вижу, нравится мне.
Ответственность и взросление пошли ему на пользу. Но то, каким он был когда-то, никуда не исчезло. Парень, который вскружил мне голову и выбил почву из-под ног, все еще был здесь.
- Я оканчивал второй курс, когда мамы не стало, - говорит он, едва заметно поморщившись.
Я спросила его, как так получилось, что он один воспитывает своего брата и как давно он вернулся в Пейсон, чтобы ухаживать за ним.
- У нее была аневризма, но мама всегда была так сосредоточенна на Фине, прикладывала столько сил, чтобы у него была полноценная жизнь, что не обращала внимания на свое собственное здоровье. Это случилось во сне – сосуд в ее голове лопнул, и она просто не проснулась.
Мне так печально слышать это. Могу только представить, как тяжело ему пришлось, когда в двадцать лет он остался полным сиротой и с больным братом, за которого нес ответственность.
Это происходит неосознанно, но вот моя ладонь на руке Шейна, сочувственно сжимающая ее. Соприкосновение наших тел очень ярко оживляет в памяти все те моменты, которые были у нас. Я никогда не могла оставаться равнодушной, когда Шейн касался меня.
Мое тело, как и мой разум, всегда особым образом реагировали на него.
Возможно, семь лет назад было просто не наше время, но прошедшие годы были полны мыслями и памятью о нем.
Шейн Келлер не просто эпизод (пусть и приятный) в моей жизни. Он ее целая часть, потерять которую я не хочу. Даже если мое будущее настанет без него и нам не суждено быть вместе, я никогда не испытаю сожаления, что знала и любила его.
- И тебе пришлось уйти из колледжа?
Я возвращаю нас к разговору, убрав руку, потому что это повлияло не только на меня. Я ощутила некую перемену в Шейне, вот только не уверена, понравилось ему это или нет.
А вдруг я тороплюсь?
Если он захочет, чтобы мы пошли дальше, то первым сделает шаг в этом направлении.
Стоит ли мне подождать?
- Да, выбора не было, - кивает он.
Между его бровей залегает небольшая морщинка и мне интересно: это воспоминания заставляют его хмуриться, или то, что я коснулась его?
- Судя по всему, ты неплохо справляешься, - замечаю я.
Шейн смотрит на меня с немым вопросом.
- Я видела твоего брата в школе – он ходит в мой класс, и он не кажется несчастным. Вполне обычный подросток, у которого есть друзья, увлечения. Он к тому же довольно умен. Болезнь не сделала его замкнутым и отстраненным, и полагаю, во многом это твоя заслуга.
Я говорю это не потому, что хочу польстить Шейну. Я действительно считаю, что он делает для своего брата все, чтобы его жизнь была максимально нармальной и обычной для подростка. Очевидно, что самому Шейну пришлось не малым пожертвовать ради этого.
Дело даже не в футболе. Есть и другие вещи, от которых он вынужден отказываться.
Что, если его личная жизнь – одна из них? Может, он потому еще и не устроил ее, ведь забота о Фине вместе с работой отнимает почти все его время.
И небольшая, очень глубокая часть меня лелеет надежду, что я – та причина, почему он до сих пор один.
Это выглядит как-то эгоистично. Наверное, так и есть, но я солгала бы, сказав, что не надеюсь на это.
Да, сама я вышла замуж, и в моей жизни был другой мужчина, но была ли я счастлива?
Какой-то период я думала, что да. Я поверила в это. Но даже в лучшие времена с Райаном я не могла стереть память о Шейне.
Я представляла нашу жизнь, если бы мы остались вместе. Если бы я не положила всему конец. Если бы позволила нашим отношениям перерасти во что-то долгосрочное и постоянное. Но я считала, что то, что началось с предательства, ничем хорошим обернуться не может.
- Мне повезло – Фин очень здравый парень. Он не из тех, кто целыми днями будет пялиться в потолок и жалеть себя.
Когда Шейн говорит о брате, в его голосе появляются особые интонации. Я понимаю, что он по-настоящему любит мальчишку.
- Но у него сейчас непростой период. Тот самый.
Он красноречиво выгибает брови и до меня доходит: парню шестнадцать, а это беспокойный возраст для всех без исключения.
- Проблемы с девочками? - понимающе улыбаюсь я.
Шейн кивает:
- Думаю, это только начало.
- Я помню, как волновались родители, когда мой брат был в этом возрасте. Йен не пропускал не одной юбки, и иногда это очень усложняло его жизнь. - Я опираюсь на ладони, вытянув перед собой ноги, наслаждаясь окружающим покоем. Сейчас моему младшему брату девятнадцать и он перешел на второй курс университета Либерти, стал почти серьезным студентом и значительно реже заставляет родителей беспокоиться. - Но ситуация Фина немного другая и я понимаю, как это должно быть непросто для него.
- Я все же надеюсь, что здравый смысл моего брата победит, - улыбается Шейн, но я вижу тревогу в его глазах.
- И твоя поддержка, - добавляю я. - Не умаляй своих заслуг.
Он ничего не отвечает, и мы молчим некоторое время, но эта тишина совсем не гнетёт.
Мой взгляд рассеянно скользит по полю перед нами, по пустым зрительским трибунам. Прошло семь лет, но будто только секунду назад стихли звуки толпы и ликование победы.
Секунду назад мы были здесь, юные и полные веры в самое лучшее будущее. Веры, что мы способны на все.
- Я вернулась, - тихо говорю я, посмотрев на Шейна.
Он озадаченно хмурится, еще не понимая, о чем я. А я не понимаю, как это у меня вырвалось, потому я не собиралась признаваться ему.
Эта небольшая деталь, по идее, должна была оставаться неизвестна ему. Все равно это ничего не меняет. Тем более спустя столько лет.
Нет никакой разницы. Ну, или я так думала.
Теперь уверенность во мне поубавилась.
- Я вернулась в Пейсон через три дня после того, как уехала. - Обхватив колени руками, я смотрю куда угодно, только не на Шейна, но очень отчетливо ощущаю его напряженный взгляд на мне. - И… я приехала к тебе домой, но ты был не один.
Я заставляю себя встретиться с его глазами и неловко пожимаю плечами.
Почему это я чувствую себя виноватой, когда это он нашел утешение в объятьях другой девушки, едва мы успели расстаться?
Шейн не двигается и, похоже, даже не дышит. Он просто смотрит на меня, так сильно стиснув челюсти, что проступают желваки.
Затем он делает несколько глубоких вдохов через нос и негромко, с усилием, спрашивает:
- О чем ты, черт возьми, пытаешься сказать мне, Мел?
Он начинает злиться, и я жалею, что начала этот разговор.
- Я передумала, Шейн. Наверное, я передумала. Вот что я пытаюсь сказать тебе. - Мой голос дрожит.
- Ты, наверное, передумала?! - издевательски повторяет он, резко вскакивая на ноги. - Ты сейчас серьезно мне об этом говоришь?!
Я тоже поднимаюсь и обхватываю плечи руками, желая защититься от его гнева.
- Да, Шейн, я серьезно. Но ты уже был занят. Ты быстро оправился в компании Триш Ховард, - горько усмехаюсь я.
- Что, блядь?!
Он смотрит на меня, как на ненормальную.
- Ты был с Триш, когда я приехала к тебе, чтобы сказать, что совершила ошибку и хочу, чтобы мы начали все сначала! Я хотела этого! Хотела с тобой, Шейн!
Я швыряю ему эту правду в лицо, зная, что она причинит ему боль. Потому что если он когда-нибудь что-то чувствовал ко мне, если хотел, чтобы я была с ним и только, он почувствует эту горькую, ранящую боль, которую я чувствовала все это время.
- Я не был с ней, - шепчет он в ужасе, мотая головой. В его глазах появляется блеск, который ни с чем нельзя спутать.
Я хмурюсь: к чему эта ложь теперь?
- Я видела вас, Шейн. Вы сидели на твоей кровати, она обнимала тебя, и не было похоже, что ты против этого, - ожесточенно настаиваю я.
- Значит, ты должна была видеть, как я оттолкнул ее, когда она попыталась поцеловать меня, и сказал, чтобы уезжала, потому что она не та девушка, которую я хочу. Но нет, ты этого не видела, - с горечью хмыкает он, правильно расценив панику в моих глазах.
- Но… ты позволял ей… обнимать себя, - уже совсем запутавшись, жалко шепчу я.
Шейн разводит руками.
- Да, Мел, я позволял Триш утешать меня целых пять минут, потому что я был сломлен, растерян и жизнь казалась мне полным дерьмом, ведь девушка, в которую я влюбился, решила уехать и начать новую жизнь, в которой мне места не было! Боже, Мел! - кричит он, заводит руки за голову, с разочарованием и глубокой скорбью глядя на меня. - Ты думала, я стану трахаться с Триш или любой другой девчонкой спустя пару дней после тебя? После того, как признался, что по уши в тебя влюбился? После того, как едва не умолял дать нам шанс? Ты хотя бы представляешь, что значила для меня? Да я после того еще почти год к другим девушкам прикасаться не мог! Я, блядь, был верен тебе в течение многих месяцев, хотя не должен был!
Я ошеломлена. Не знаю, что сказать, не понимаю, что именно сейчас чувствую.
Это похоже на полнейшее поражение. Вся моя жизнь – одно большое поражение.
- Вот поэтому у нас ничего не вышло! - заявляет он, тыча в меня пальцем.
- Почему? - Я не узнаю свой голос – он слабый и дрожащий. Я могу расплакаться в любой миг.
- Ты в меня не верила! Ты никогда в меня не верила. Не воспринимала всерьез! Даже когда я сказал, что люблю тебя, ты все равно не изменила своего решение.
Я открываю рот, чтобы отсечь его обвинения, но вдруг понимаю, что Шейн прав. Я и правда никогда не думала, что все, что у нас было – хоть сколько-нибудь серьезно.
Я знала, что стоит нам выпуститься и разъехаться, как все закончится.
Ведь это был Шейн Келлер. Разве от него можно было ждать другого?
На этом наш вечер подходит к концу. У меня нет нужных слов, и я слишком расстроена. В молчании мы возвращаемся в машину. Он отстранился, буквально захлопнулся от меня и боюсь, что после он больше знать меня не захочет.
Гнетущее молчание сохраняется всю дорогу до моего дома. Шейн сосредоточен на управлении, но потому, как он стискивает руль и как сжаты его челюсти, догадываюсь, на что направлены его мысли.
Боже, я все испортила!
По глупости, недоверию, и да, он прав – отсутствием веры в него. Я еще не до конца осознаю, что все это значит, но очень похоже, что это катастрофа.
Шейн тормозит у моего дома и ждет, что я уйду, не глядя на меня.
Я настолько ему отвратительна?
Берусь за ручку дверцы, но не могу уйти просто так. Он должен знать, как глубоко я сожалею.
- Мне очень жаль, Шейн. Правда, - тихо говорю я. Затем жду ровно три секунды в надежде, что он смягчиться, но он не реагирует и все так же не смотрит на меня.
Принимая поражение, я выхожу из машины, и он уезжает.
***
Я даю волю слезам, как только закрываю за собой двери дома, оставаясь один на один со своей грустью.
Я оплакиваю время, потерянное безвозвратно. Оплакиваю нас, потому что мы стали историей и больше никогда не повторимся.
Плачу, потому что сделала неправильный выбор и этого не исправить.
Когда-то я думала, что Шейн Келлер – плохой парень, с которым меня не ждет ничего хорошего. Он тот, с кем можно сходить с ума, быть беспечной и легкомысленной, не задумываясь о последствиях.
Недолго. Просто позволить себе немного радости перед тем, как все в жизни станет слишком серьезным и по-взрослому.
Райан был полной его противоположностью. Подающий большие надежды спортсмен, надежный, многообещающий. Мои родители были от него без ума, а я, надо признать, испытывала гордость, что из всего множества девушек он выбрал именно меня.
Он хотел жениться на мне, хотел создать со мной семью и это меня подкупило.
Я любила его. Это не было похоже на тот ураган, в который меня затягивало, когда я была с Шейном. Но ураган щекочет нервы совсем недолго, а затем ты ищешь от него спасения.
Им и был Райан.
По крайней мере, тогда я думала так.
У меня даже нет сил добраться до спальни. Я заползаю на диван в гостиной и предаюсь своему горю, оплакивая тех нас, кем мы так и не стали.
МЕЛ (2009)
Мне хочется спрятаться дома и не выходить из него до того момента, когда будет пора уезжать в колледж.
С той проклятой вечеринки, когда я напилась, и у меня полностью отказал здравый смысл, прошло два дня. Мне все еще стыдно. Не думаю, что это чувство когда-нибудь сотрется.
Все выходные я прячусь дома, трусливо ожидая звонка Райана и его резонного вопроса: какого хрена я думала?
Я допускала, что Шейн мог все рассказать ему, потому что он никогда не скрывал, что не в восторге от того, что я встречаюсь с его другом.
Чтобы избавиться от меня, он мог пойти на это.
Но ни один разговор с Раем или сообщение от него ничем не намекнули, что он знал.
Сегодня мне предстоит пойти в школу и встретиться с Келлером. При мысли об этом мои ладони покрываются холодным потом.
Ну и кашу я заварила!
И я ведь даже не хочу его!
Ладно, в физическом плане – да, возможно немного – но на этом все. Я влюблена в Райана, он мой парень и я хочу, чтобы так это и оставалось.
Но какого-то черта меня тянет к Келлеру! И я даже не знаю, почему.
То есть – да, он хорош собой, но и Райан красавчик. В команде много симпатичных парней.
Почему же именно Шейн?
Стоя перед зеркалом в ванной, я вспоминаю детали его внешности: темные волосы, зеленые глаза – они часто смотрят на меня с легким прищуром, и кажется, будто видят насквозь. Он обладатель острых скул, твердой линии подбородка, и немного неровного носа, который прежде был сломан. Я помню, что это случилось классе в восьмом, но не знаю, что послужило тому причиной.
Внешность Шейна резче, чем у Райана. Его губы не такие полные, но я стала слишком часто размышлять о том, такие же они жесткие по ощущениям, как и не вид?
А его поцелуи? Были бы они приятней, чем поцелуи с Райаном?
Мне совестно, что я думаю о таком, но в то же время меня возбуждает это.
Я сама себе отвратительна!
- Ты такая идиотка! - ворчу себе под нос.
Недовольная собой, я отправляюсь в школу. Первую половину дня мне удается избегать встречи с Келлером, но это неизбежно, потому что мы обедаем за одним столом.
Было бы легче, будь тут Райан.
Наверное.
Он написал мне перед вылетом, но в школу сегодня не попадет.
- Так что это вы там с Келлером устроили на вечеринке в пятницу?
Ненси испытывает меня любопытным взглядом, когда мы идем к столовой.
От ее слов по моей спине бежит холодок. Стараюсь не подавать виду и не показать своей реакции.
- Ты о чем?
- Триш и Аманда, а так же еще кое-кто утверждают, что вы с Шейном довольно странно себя вели. Ругались, как будто вы… ну, как пара.
Она красноречиво округляет глаза для эффектности. Я прыскаю со смеху, всячески подавляя истерические нотки.
- Ну, это чушь. Я просто набралась и стала играть в покер на раздевание – а ты знаешь, что фиговый из меня игрок. Келлер утащил меня оттуда до того, как я засветила своими сиськами и опозорилась. Он сделал это, потому что Рай его друг, а друзья так поступают.
Я закатываю глаза и мне удается натурально изобразить, будто вся эта ситуация забавляет меня.
Ненси, похоже, верит. Надеюсь, Райан на это тоже купится.
Мне не нравится, что я вынуждена врать, но другого выхода просто не вижу.
Мы с Ненси входим в столовую и я тут же ищу глазами Шейна, не слушая подколов подруги по поводу моего участия в стрип-покере.
Вот он, сидит за нашим столом. Хорошо, что там всегда полно людей и можно притвориться, что не замечаем друг друга.
Только вот Келлер не собирается притворяться. Я ощущаю на себе его взгляд, когда занимаю свое место.
Какого черта он делает?!
Нельзя, чтобы все видели его пристальное внимание ко мне. Слухи уже и так ходят. Мне хочется посмотреть на него и потребовать, чтобы он прекратил пялиться.
Он нас погубит!
Кое-кто из ребят отпускает шутки в адрес пятничного инцидента. Я только улыбаюсь, рассеянно ковыряясь в тарелке – это нечто, что должно было быть спагетти с мясными шариками.
Так хочется вскочить и велеть им всем заткнуться!
Почему всех так удивляет, что я могу играть в покер на раздевание?
Парни несут какой-то бред в адрес Келлера, на что тот только кривит губы в ухмылке. Зато теперь, когда к нам приковано все внимание, он перестал смотреть на меня.
Кажется, все поверили, что он просто за мной присматривал, пока не было Райана.
Может все и обойдется.
В середине обеда Шейн поднимается, берет свой нетронутый поднос с едой и прежде чем уйти, всего на одно мгновение задерживает взгляд на мне.
Благо все заняты своими делами и не замечают этого.
Но я вижу все. Точнее – он все, что я вижу.
- Мне нужно заскочить в библиотеку до следующего урока, - бормочу я на ухо Ненси, поднимаясь.
Они со Скай увлечены разговором и почти не обращают на меня внимания. Торопливо оставив поднос, я едва ли не выбегаю из столовой, боясь упустить Шейна.
Если я правильно поняла…
Я смотрю в один конец коридора, но его там нет. Поворачиваю голову и застываю: Келлер стоит около чьего-то шкафчика, привалившись к дверце.
Несколько секунд мы смотрим друг на друга, затем он выпрямляется, разворачивается и идет в противоположную от меня сторону.
Я колеблюсь всего мгновение, потом следую за ним.
Между нами сохраняется расстояние. Шейн ни разу не оглядывается, но я уверена – он знает, что я позади него.
Келлер заворачивает в коридор, где расположены технические помещения. Здесь нет студентов и кроме нас вообще никого не видно.
Я замечаю, как он исчезает за дверью, которая ведет на лестницу. Боясь потерять его, ускоряю шаг. Слышу его шаги внизу и спускаюсь в подвальный этаж.
Келлер входит в бойлерную, я делаю то же самое, при этом, не забыв обозвать себя глупой идиоткой.
Я не чувствую под собой ног, сердце колотится о грудную клетку. Оно будто хочет предупредить меня, чтобы я остерегалась.
Здесь плохое освещение и везде трубы. Мои ноги несмело ступают по бетонному полу. Шейн ожидает меня возле ненадежного на вид котла. Я боюсь, что кто-то застанет нас здесь.
Что, если какой-нибудь работник решит спуститься и проверить что-нибудь?
Я останавливаюсь в паре метров от него. Так мы и стоим некоторое время, молчим и просто смотрим друг на друга.
Мне страшно. И уже не от того, что кто-то войдет, пока мы здесь. Мне страшно, потому что я больше ничего не понимаю. Потому что запуталась и, черт возьми, не знаю, что делать!
Еще несколько дней назад все было прекрасно!
Я была по уши влюблена в Райана, счастлива и знала, чего хочу. А теперь…
Теперь только и думаю, что о Шейне Келлере!

Все это должно к чему-то привести. Это напряжение – оно ведь не может рассосаться самой собой.
Я кусаю губу, сильно волнуясь, затем делаю шаг к нему, еще один и еще, пока не оказываюсь так близко, что почти могу услышать биение его сердца.
Я чувствую исходящее от него тепло. На самом деле это больше похоже на жар. Он наклоняет голову, и мы почти соприкасаемся лбами. Его теплое дыхание касается моего лица.
Я закрываю глаза. Мы с ним даже не касаемся друг друга. В этот раз ничего не происходит. Но одновременно с тем – все на свете. И для этого нам достаточно просто быть рядом.
ШЕЙН (2009)
Рай ржет, когда я рассказываю ему о том, что устроила его девчонка на вечеринке у Чеда.
Я тоже улыбаюсь и делаю вид, что мне смешно.
Блядь, гореть мне в аду!
- Спасибо, бро, что не дал ей раздеться полностью. Нехрен этим дебилам глазеть на мою девочку.
Он дает мне «пять», а меня просто клинит, когда он называет ее своей.
- Поговори с ней, потому что в следующий раз меня может не быть рядом, - пиздец с каким самодовольным видом советую я.
Сука, как же мне хочется дать себе по роже!
У меня ноют скулы от того количества фальшивых улыбок, которые мне пришлось изображать с тех пор, как мы с ним встретились.
Он кивает:
- Поговорю. Но знаешь, ей не помешает расслабиться. Из-за истории с колледжами она под сильным стрессом.
Да, это фигня сейчас у всех выпускников. А в их случае еще дополнительный прессинг: ему сделали предложение несколько колледжей, и Мел отослала свои заявления в каждый из них, потому что они с Райаном хотят пойти в один колледж.
Это еще одна из причин, по которой мне следует держаться подальше от Уоллес. У них все настолько серьезно, что они планируют свое общее будущее на годы вперед.
Я не хочу все портить. Но она… Она все не оставляет меня в покое.
- Ты все так же склоняешься к университету Феникса? - Я глотаю пива, смывая мерзкий, кислотный привкус предательства.
Райан чешет затылок.
- Наверное. Тебе о них тоже стоит подумать, - советует он.
Я качаю головой, усмехаясь:
- Они не делали предложение мне, чувак.
- Еще только октябрь, сделают. Вот увидишь, что будет твориться весной.
Рай улыбается в предвкушении. Да, скоро рекруты станут биться за самых лучших игроков школьных команд и обещать разные плюшки, чтобы те выбрали именно их.
Я знаю, что мне сделают предложение. Скорее всего, даже несколько.
Мечтой нашего с Раем дества было попасть в одну команду при колледже. Мы видели, как становимся звездами младшей лиги, а затем и профессиональной.
Но теперь я не хочу этого. Не того, чтобы стать охеренно крутым игроком в футбол – это у меня всегда на первом месте. Но, черт, если у меня будет выбор, я выберу колледж, который будет очень далеко от университета Феникса или любого другого, где окажутся Рай и Уоллес.
Потому что мне нельзя находиться с ней рядом. Это я уже понял. Мне нужно продержаться только семь месяцев.
Сраных, бесконечных семь месяцев.
ГЛАВА ВОСЬМАЯ

МЕЛ (2017)
Меня будит звонок Ненси следующим утром. Оживленным голосом подруга желает знать, как далеко мы с Шейном зашли прошлым вечером.
- Я все испортила, Нен, - всхлипываю я. Мои глаза снова на мокром месте. - Все эти годы…
Слова тонут в моих рыданиях. Я полностью расклеилась и чувствую себя отвратительно.
- Что? Мел, что случилось?! - тревожится она, сбитая с толку.
Я, как могу, все ей рассказываю. О том, как хорошо все было, пока меня не дернуло признаться, что я передумала и застала его с Триш, когда вернулась. И что на самом деле он не тащил ее в свою постель, стоило мне уехать.
- Господи, детка! Мне так жаль, Мел!
Я слышу по голосу, что Ненси очень расстроилась. Подруга считала, что мы с Шейном должны быть вместе, но даже она не усомнилась, что он переспал с Триш.
Хорошо, что сегодня суббота и не нужно идти на работу, потому что я не знаю, как смогла бы.
Поговорив с Нен, я зарываюсь в диванные подушки и планирую остаться так на весь день, но мне нужно в туалет.
Да, моя жизнь полетела в пропасть и все плохо, но мой организм имеет свои потребности и ему начхать на мои беды.
Когда сил терпеть не остается, я сползаю с дивана, иду в ванную и, пописав, смотрю на свое отражение.
У меня красное, опухшее из-за многочасового плача лицо.
Просто красотка!
Я умываюсь холодной водой, но на этом все.
Потом я бесцельно слоняюсь по дому, гадаю, не позвонить ли мне Шейну – не надо этого делать! Каким-то образом попадаю на кухню, варю себе овсянку и съедаю ее, едва чувствуя вкус.
А может, зря я все драматизирую?
Откуда я знаю, что если бы не наше расставание семь лет назад, мы бы до сих пор были вместе?
Скорее всего – не были бы.
Возможно, мы бы продержались первые несколько месяцев в колледже, но затем он встретил бы какую-нибудь горячую цыпочку и бросил меня ради нее.
Роняю голову на руки и снова плачу. А ведь я и слезинки не проронила, когда мой брак распался!
Почему я упорно это делаю? Даже сейчас списываю ответственность за наш воображаемый разрыв на Шейна.
Кто-то стучится в дверь. Подняв голову, настороженно прислушиваюсь.
Что, если…
Я мчусь в прихожую, но вовремя торможу и смотрюсь в зеркало.
Ох, боже!
Я морщусь, но у меня нет времени что-либо исправить. Наспех приглаживаю волосы и распахиваю дверь.
- Скорая помощь уже на месте!
Ненси выставляет перед собой две бутылки вина, потом наклоняет голову на бок и смотрит на меня поверх очков.
- Черт, девочка, ну и вид!
Я поджимаю дрожащие губы, но тщетно. И я снова плачу, но теперь есть кому утешить меня.
ШЕЙН (2017)

Я наблюдаю за тем, как рассеиваются тени на потолке и наступает рассвет. Я не сплю уже больше часа, но не могу заставить себя подняться.
Еще один день, похожий на все остальные. Порой мне кажется, что вся моя жизнь – это очередная интерпретация на тему «дня сурка».
Вспоминаю, что сегодня суббота и мне не надо помогать Фину собираться в школу.
В свой выходной я планировал поработать у Мел, но сегодня не смогу заставить себя сделать это. Скорее всего, она будет дома, а я пока что не готов встретиться с ней.
Большая вероятность того, что мы снова поругаемся.
Я все еще чертовски на нее злюсь! Все эти годы я испытывал горечь из-за того, что у нас ничего не вышло. Возможно, мое самолюбие было немного задето – это ведь она смогла сказать мне «прощай» и уехать.
Но я не испытывал гнева. Я никогда не злился на нее, потому что верил – она выбрала лучшее для себя. Если она была счастлива без меня, то разве мог я ее обвинить в этом?
Я хотел, чтобы у нее все сложилось хорошо, пусть мне и нельзя быть рядом.
А вчера она скинула на меня эту бомбу. Оказывается, я обманывался все эти годы!
Она считала меня чертовым блядуном, который ничуть ей не дорожил. По своей глупости и убеждению, что я несерьезно относился к ней и тому, что связывало нас, она лишила нас возможности получить… все.
Потому что она и была тем, что я желал всем своим сердцем. В какой-то момент она даже затмила собой мысли о футболе, отодвинув его на второй план.
Уоллес стала важной для меня настолько, что я готов был пожертвовать дружбой с Райаном ради нее.
Когда-то этот парень был мне чуть ли не братом, но я закрыл на это глаза из-за нее. Это причиняло боль. Мне по-настоящему было плохо, потому что я понимал, какое предательство совершил.
Он ведь тоже ее любил. А я отобрал ее у него.
И после всего этого она поверила…
Стоит мне подумать об этом, как я начинаю заводиться.
Я сжимаю закинутые за голову руки в кулаки. Она хотя бы понимает, что натворила?
Надеюсь, что она сожалеет. Действительно сожалеет.
Семь лет! Кто знает, как бы все сложилось, если бы тогда она не сделала свои дурацкие выводы и не сбежала. Да и хотела ли она на самом деле остаться со мной, или же сила ее желания была такой слабой, что не потребовалось много времени, чтобы она передумала и с легкостью отступила?
Если бы я хотя бы предполагал, что она сомневается, что страдает – я бы помчался к ней и сделал все, чтобы убедить ее дать нам шанс. В наш последний разговор Мел сказала, что с самого начала знала – это не продлится долго. Лишь до тех пор, пока мы не выпустимся. Она планировала уехать и вступить в новый этап жизни без постыдной связи со мной.
Вот кем я был для нее.
Я выбираюсь из постели и иду на кухню. Еще слишком рано и Фин спит – в выходные он любит подрыхнуть подольше.
Делаю себе кофе и выхожу на крыльцо. Я могу сколько угодно гадать, как сложились бы наши отношения с Уоллес, если бы она не уехала от меня. Но это не изменило бы того, что моя мама умерла, а я вынужден был вернуться в Пейсон, чтобы воспитывать брата. Она бы и дальше училась в колледже, я был бы здесь и скорее всего, мы бы все равно расстались.
Ну, или мы были бы женаты, воспитывали парочку ребятишек, и ее называли бы «миссис Келлер».
Я смотрю в чашку на остывший кофе.
Какая разница, если я все равно этого не узнаю?
МЕЛ (2009)
На следующий день все повторилось. Райан вернулся, а я все равно спустилась в котельную на большой перемене.
Шейн уже ждал меня там. Мы снова не разговаривали, но теперь он касался меня. Сначала он сплел наши пальцы вместе, а затем поднял руку и погладил меня по щеке.
Думаю, мы оба боимся заговорить, потому что тогда надо будет признать – мы делаем нечто плохое и неправильное.
То есть, пока все невинно – насколько это может быть в данной ситуации. Мы не целовались даже – ничего такого.
Но, боже – так не должно быть!
Я это понимаю. Чувствую себя паршиво, когда смотрю на Райана и в тоже время жду, когда мы с Келлером сделаем это снова.
***
Вечером, когда я приезжаю к Райану, меня ждет «сюрприз». Мой парень решил, что хорошо бы устроить вечер в компании близких друзей, фильмов и пиццы. Вообще-то, обычно мне это даже нравится, но теперь, с этими странностями с Шейном, я боюсь как-то выдать себя.
Но мне приходится изображать веселье и беззаботность перед Райаном, и в скором времени вся наша компания стекается к нему домой. Келлера пока нет, но я знаю, что они с Саймоном – так же близким другом ребят – должны скоро подъехать.
В комнате отдыха дома Полонски могут разместиться сразу человек двадцать, не мешая друг другу. Здесь огромный телевизор и приставка последней модели. Еще у Райана огромная коллекция фильмов, которую он постоянно пополняет. Не удивительно, что все так любят зависать у него.
Ребята заказали гору пиццы, но доставят ее не раньше чем через час. Чтобы унять нервы и немного побыть в тишине, я иду на кухню и делаю сэндвичи на перекус.
Я убеждаю себя, что все будет нормально. Ничего не изменилось. Мы с Шейном тысячу раз тусовались в одной компании и не обращали внимания друг на друга.
Поморщившись, я признаюсь, что это не совсем так. Келлер никогда не был невидимкой для меня. Начиная с младшей школы, я всегда, даже неосознанно, выделяла его среди остальных. Одно время я даже была уверена, что влюблена в него. Это было сто лет назад, а я была маленькой и глупой.
«Сейчас изменилось лишь то, что ты больше не ребенок», - едко думаю я.
А вот он и правда меня никогда не замечал. Келлер всегда был окружен друзьями и приятелями – все ребята, да и девчонки хотели дружить с ним.
Вниманием он обделен точно не был.
Влюблена ли я в него и сейчас?
Нет, безусловно, нет! Но что-то определенно происходит. Просто я еще сама не разобралась, что.
Все время, пока готовлю сэндвичи, мои мысли крутятся вокруг Шейна. И когда он появляется в кухне, я почти не удивлена.
Мне непросто сохранять самообладание и невозмутимость при виде него. Я отвлекаюсь всего на секунду, но беру себя в руки и возвращаю внимание к готовке.
Мы в доме Райана. Я и виду не подам, что между нами что-то есть. И что я думаю о нем постоянно!
Но Шейн не желает облегчать мне задачу. Он подходит ближе, становится за моей спиной и тянется за пачкой чипсов, которая лежит на столешнице. Рукой задевает мое плечо, что происходит не случайно – я уверена.
Я напрягаюсь, а нож в моей руке замирает.
Сколько ему нужно времени, чтобы взять эти чертовы чипсы и уйти?
Шейн не уходит. Становясь рядом, он смотрит на меня сверху вниз (я чувствую его взгляд, но сама не решаюсь посмотреть на него). Внезапно его пальцы касаются моей спины, проникают под футболку и легонько гладят кожу – но, господи! – меня будто током пронзает.
Дрожь проходит по моему телу, а в животе становится немного щекотно.
«Неужели пресловутые бабочки?!»
Это так приятно, что мне хочется застонать. Я держусь, как могу. Но мой пульс и мое дыхание мне не подвластно.
Ловлю себя на том, что ритм моего дыхания изменился: стал неровный и ускоренный.
Нужно сказать ему, чтобы прекратил!
Я отваживаюсь посмотреть на Шейна, но рта так и не раскрываю. Меня оглушает то, что вижу в его глазах.
Они темные и полные жаждой обладания мной. И еще чем-то, что я не могу распознать.
Шейн ведет руку вверх по моему позвоночнику. Я немного прогибаюсь в спине, и с моих губ срывается стон.
В этот момент мы слышим голос приближающейся Ненси – подруга зовет меня. Я готова запаниковать, но Шейн спокойно отходит от меня, берет временно забытые чипсы и направляется к выходу, будто ничего и не было.
- Ненси, - приветствует он, прежде чем выйти.
- Ни криков, ни драки. - Она оглядывается ему вслед, усмехаясь. - Как вы не поубивали друг друга?
Я отвечаю первое, что приходит в голову:
- Мы стараемся ради Райана.
«Господи, как же двойственно звучит эта фраза. Если бы Ненси только знала!»
- Тебе помочь? Там ребята требуют еды. Сколько вообще в этих футболистов может влезть?
Мы с Нен обсуждаем парней из команды, пока доделываем сэндвичи и я чувствую облегчение оттого, что она не заподозрила ничего.
Нам стоит быть менее беспечными.
ШЕЙН (2009)
Зря я сегодня приехал к Райану. Мне пиздец как тяжело смотреть на то, как он обнимает ее на протяжении всего фильма.
Пока все пялятся в экран, я не могу перестать смотреть на них. Специально выбрал такое место, откуда легко это делать.
Это пытка. Серьезно. Не думал даже, что так будет. Райан ее парень – не я. Но меня злит то, что он все никак не уберет свою руку с ее плеча. Время от времени он наклоняется и что-то шепчет ей на ухо, а она улыбается ему.
Что он говорит ей? Как хочет забраться к ней в трусики?
Он может. Ему позволено. И позже, когда он отведет ее в свою комнату, сделает с ней все то, чего мне самому хочется.
Мои кулаки сжимаются сами по себе. Блядь, не хочу и не могу на это смотреть!
Надо убраться отсюда и поскорей!
Поднявшись, я иду к выходу.
- Я сваливаю. Если кого-то подвезти, могу подкинуть.
- Но фильм еще не закончился.
Райан удивленно смотрит на меня, а я стараюсь не замечать девушки рядом с ним, чей взгляд обращен ко мне.
- Да, но у меня встреча с одной девчонкой из Дженолы, так что я не могу опаздывать. - Я ухмыляюсь: мне удалось вполне правдоподобно солгать.
Всего на короткий миг я позволяю себе бросить взгляд на Мел, но ее голова опущена, и она больше не смотрит на меня.
- Тогда проваливай отсюда, - ржет Райан.
- Я с тобой, мне тоже пора.
Ненси поднимается и берет свою куртку.
Отлично – подружка Уоллес. Но я сам предложил, так что никаких жалоб. Мы прощаемся со всеми и выходим из дома.
Вообще-то я всегда считал Ненси неплохой девчонкой, и точно не глупой, несмотря на то, что она состоит в команде поддержки. Никогда не замечал, чтобы она вешалась на спортсменов и на меня в частности. Это вызывало уважение.
- Хреновый из тебя обманщик, Келлер, - улыбается Ненси, когда мы садимся в мою тачку.
Я выгибаю брови:
- Чего, Рональдс?
- Нет у тебя никакой встречи с девчонкой из Дженолы, - самоуверенно заявляет она.
Я внимательно смотрю на нее в течение нескольких секунд, прикидывая, не блефует ли она.
Так же, как и я.
- Почему ты так думаешь?
- Ты солгал, чтобы оправдать свой уход и насолить Мел.
Она все еще улыбается, но мне не до веселья.
Черт, как она узнала?! Чем я выдал себя?
- Расслабься, - закатывает глаза девушка. - Я никому не скажу.
- Уоллес что-то рассказала тебе? - хрипло спрашиваю я.
Если это она, я… А что, собственно, я могу сделать?
Ненси качает головой.
- Ничего она мне не говорила. Но ты сам все подтвердил. Что-то происходит – я ведь не слепая!
- Думаешь, кто-то еще…
- Не знаю. Сомневаюсь. Видишь ли – я умная. И вижу то, чего другие не замечают. Так что если продолжите, рано или поздно все поймут, - серьезно предупреждает она.
- Мы ничего не делали, - зачем-то говорю я. - Ну, почти. Никаких поцелуев и тем более секса.
Я не обязан оправдываться перед ней, но похоже на то, что именно это я и делаю.
- Ясно. И это не мое дело, кстати. Я просто предупредила, потому что не хочу, чтобы Мел пострадала.
Она кажется искренней. Похоже, на самом деле волнуется за подругу.
Я киваю, давая понять, что понял ее.
- А теперь отвези меня домой. Мне правда надо, чувак.
Я хмыкаю, еще раз киваю и завожу свою малышку.
МЕЛ(2017)
Три дня спустя от Шейна все еще ничего. После разговора – очень долгого и обстоятельного разговора с Ненси – мне немного легче, но не настолько, чтобы показываться на людях.
А приходится. Потому что в понедельник я вынуждена идти на работу и вести четыре урока – эта перспектива вгоняет меня в отчаянье.
Мне понадобилось много косметики, чтобы придать своему лицу подобие нормального, замаскировать припухлости и покраснения после того количества слез, что я пролила.
Мне стыдно, потому что я не помню, чтобы плакала так сильно даже когда мои бабушки и дедушки отошли в мир иной.
В школе я вижу брата Шейна и хочу подойти к нему, чтобы передать послание его старшему брату, в котором я прошу у него прощение. Правда, я вовремя понимаю, насколько это плохая идея.
А позвонить ему у меня духу не хватает.
Но когда я возвращаюсь домой, к полной неожиданности и с затаенной надеждой вижу пикап Шейна на подъездной дорожке.
Я дала ему запасные ключи от дома, чтобы он мог работать даже когда меня не будет. Значит ли это, что он простил меня? Или хотя бы готов это сделать?
Я отдергиваю себя не радоваться раньше времени, пока иду к дому.
Войдя, слышу, как Шейн работает наверху – сейчас он занимается ванной. Прежде чем подняться, я колеблюсь, но чем дольше тяну время, тем сильней нервничаю.
Решившись, я поднимаюсь по лестнице, стараясь не шуметь. Дверь ванной открыта и я вижу, что Шейн кладет напольную плитку. Находясь спиной ко мне, он не видит меня, увлеченный процессом.
- Привет, - выдавая свое присутствие, негромко говорю я.
Шейн на секунду замирает, потом поднимается и разворачивается ко мне.
- Привет.
Я пытаюсь оценить его настроение: похоже, он спокоен и не злится – или же не показывает этого.
- Ты продолжишь работу? - Я не могу скрыть удивления: после того, на какой ноте мы расстались, я думала, он не захочет больше работать в моем доме.
- Конечно. - Он слегка хмурится. - У меня нет привычки бросать работу незаконченной.
Я киваю, робко улыбнувшись: это хорошая новость. Мне бы не хотелось, чтобы вместо него здесь был кто-то другой.
- Все еще сердишься на меня? - осторожно спрашиваю я, чтобы сразу все прояснить.
Шейн медлит с ответом, потом качает головой.
- Нет. То, что случилось, когда мы учились в школе, сейчас не имеет никакого значения. Произошло то, что должно было, да?
Его губы приподнимаются в слабой улыбке, и мне бы радоваться – он не держит зла на меня – но радости нет. Напротив – мне грустно.
- Будет глупо сохранять обиды, Мел. Слишком много времени прошло.
Я киваю, заставив себя улыбнуться.
- Звучит очень здраво.
Шейн подходит ближе и протягивает ко мне руку.
- Друзья?
Я вкладываю руку в его ладонь, мечтая о нечто совсем ином.
- Друзья.
МЕЛ (2009)
После ухода Келлера я никак не могу сосредоточиться. Только и думаю о том, что сейчас он с какой-то девицей, а я даже не имею права ревновать.
Но ревную. Сильно. Это прямо проблемой становится. Мне еще не раз придется наблюдать разных девушек с ним, и что, я каждый раз буду изводить себя этим?
Нужно перестать грезить о Келлере!
- Останешься?
Райан тычется носом мне в шею – обычно это кажется мне милым – но не сегодня. Все уже разошлись и мне тоже пора.
Время у меня еще есть, но я не хочу оставаться. Это гложет меня, потому что мне совсем не хочется избегать своего парня, но это выше меня.
Точно не сегодня.
- Не могу – отец сказал, чтобы не задерживалась. Они решили побыть строгими родителями для разнообразия, - закатив глаза, лгу я.
Я морщусь, изображая досаду. Похоже, Рай верит. Нехотя он отпускает меня и проводит к моей машине.
Боже, как же дерьмово я себя чувствую, обращаясь так с ним!
Он не заслуживает подобного.
Мы прощаемся до завтра, я забираюсь в авто и выезжаю на дорогу. В зеркало заднего вида вижу, что он стоит на дорожке и смотрит мне вслед до тех пор, пока я не скрываюсь за поворотом.
Тяжесть на моем сердце только усиливается.
Отчего я такая ничтожная? Любая на моем месте была бы счастливицей, имея такого парня как Райан. И до недавнего времени я именно так и считала. А потом что-то случилось.
Кто-то случился…
Домой я направляюсь не сразу. Мне не по пути, но я делаю большой круг, чтобы проехать мимо дома Шейна.
Его машина на месте. Или его свидание закончилось очень быстро, или вовсе не состоялось.
Что, если он выдумал, чтобы была причина уйти?
«В любом случае, тебя это касаться не должно».
Я повторяю себе это до тех пор, пока не проваливаюсь в беспокойный сон.
***
- Ты солгал о девушке из Дженолы.
На следующий день у футбольной команды тренировка на поле, мы же тренируемся неподалеку в это же время. В перерыве мы с Шейном оказываемся рядом, и поблизости нет ушей, способных подслушать нас.
- С чего ты взяла?
Он подносит бутылку с водой к губам, скользнув по мне невыразительным взглядом. Я стараюсь игнорировать тот факт, что у меня дыхание спирает от вида его вспотевших, темных волос, падающих на глаза.
Это неожиданно привлекательное зрелище.
- Просто знаю.
Не могу же я ему признаться, что вчера вечером шпионила за его домом.
- Можешь не верить – я не собираюсь ничего доказывать, - с равнодушным видом он дергает плечом. - Мел, тебе лучше не стоять так близко, - вдруг говорит Шейн, бросая взгляды мне за спину.
То, как он произносит мое имя, странным образом действует на меня. Сквозь всю меня будто слабый заряд тока проходит.
- Почему? - Мне трудно скрыть обиду в голосе.
Шейн хмурится.
- Твоя подруга ничего не сказала тебе?
Я в замешательстве смотрю на него.
- Поговори с Ненси, - советует он и ничего не объясняя, уходит.
Мне хочется тут же кинуться к Нен и потребовать объяснений, но вокруг слишком много свидетелей и место неподходящее.
Придется подождать.
Остаток тренировки я пялюсь на лучшую подругу все время, когда она не может этого видеть. Таинственное заявление Шейна не дает мне покоя. Как со всем этим связана Ненси?
Вчера они с Келлером ушли вместе.
Неужели что-то случилось?
Меня начинает тошнить, когда я представляю Шейна и Ненси… одних, в машине. Но разумная часть меня понимает, что это невозможно. Ненси умная, она никогда бы не связалась с кем-то вроде Шейна Келлера.
«В отличие от тебя».
И все же… Что, если это окажется правдой? Вдруг между ними что-то было? Как после этого мне вести себя с Ненси? Я не смогу притвориться, что ничего не случилось.
- Нам надо поговорить, - шепчу я ей, когда мы идем в раздевалку.
- О чем?
Она косится на меня, но, в общем, выглядит как обычно. Если бы у них с Келлером что-то было, разве она не сказала бы мне?
Мы всем друг с другом делимся. Почти, так как я умолчала о непонятных вещах, которые творятся между мной и Шейном.
- Не здесь. Давай поговорим на парковке, когда все уедут, - предлагаю я.
Ненси удивленно вскидывает брови, но соглашается.
- Ладно.
С трудом дожидаюсь, пока все девочки примут душ, переоденутся и разъедутся. Я специально вожусь подольше, чтобы не осталось свидетелей.
То есть, я понимаю, что веду себя как параноик, но подумать об этом решаю позже.
- Так ты объяснишь, чего такая странная сегодня?
Ненси подходит ко мне – я ожидаю ее у своей машины, теряя терпение. Парковка почти опустела, но если нас кто-то и увидит, ничего такого не подумает – мы же лучшие подруги.
- Келлер сказал, чтобы я поговорила с тобой! - выпаливаю я, нервно теребя лямку рюкзака. Я по-настоящему на взводе. - Но я не представляю, о чем.
- Черт! - Ненси поджимает губы и приваливается к моему джипу.
- Вчера вечером что-то произошло?
Я с напряжением наблюдаю за Ненси. Боюсь услышать, что мои догадки верны и они правда что-то сделали прошлым вечером.
Я ведь даже не знаю, как должна реагировать!
Поздравить ее? А если ей и правда нравится Шейн?
Блин!
- Думаешь – я и Келлер? - недоверчиво улыбается Ненси.
Я только пожимаю плечами: не знаю, что и думать.
- Хорошо, а если бы и так – для тебя это проблема? - Она с вызовом смотрит на меня.
Я теряюсь: такого напора я не ожидала.
- Поч… почему это должно быть для меня проблемой?
- Не знаю, может потому, что ты ревнуешь?
Я провожу языком по пересохшим губам, намертво вцепившись в лямку рюкзака.
- Что?
Ненси вздыхает и с самым серьезным видом смотрит на меня.
- Мел, что ты делаешь?
- Не понимаю, о чем ты, - лепечу я, тряся головой.
- Вчера я сказала это Келлеру, а сейчас скажу тебе: между вами двумя что-то происходит, и я это вижу. Не знаю, как скоро это заметит кто-то еще, поэтому будь осторожна. И еще: я и Келлер? Ты серьезно?
Я тяжело приваливаюсь к дверце машины, и воздух с шумом покидает мои легкие.
- Черт!
Ненси слабо улыбается.
- Мы ничего не делали, клянусь тебе, - убеждаю я.
Помедлив, она кивает.
- Но, да, кое-что происходит, и я сама не могу понять, что. Я не знаю, как это началось. Мы друг друга жутко бесили, ругались постоянно, а потом… - Я в растерянности развожу руками.
- От ненависти до любви – сама знаешь, - замечает Нен.
Я недовольно кошусь на нее:
- Я не люблю Келлера. Меня просто влечет к нему.
- Ты его хочешь.
Я морщусь, но Нен, возможно, права. Мне просто не хочется признавать это.
- Ты любишь Райана?
- Да! - тут же, не раздумывая, отвечаю я. - И от этого еще хуже то, что мы с Шейном делаем. Да, мы почти еще ничего не сделали, но…
- Еще? - выгибает брови подруга.
- Не будем! Ничего не будет, - решительно говорю я. - Все прекратилось до того, как мы перешли черту.
Сейчас я и сама верю в то, что говорю. Хорошо, что Ненси указала нам на то, что мы неосторожны. Возможно, она предотвратила настоящую катастрофу.
- Из этого все равно ничего хорошего не выйдет.
Я киваю: конечно, она права.
- Я знаю. Поэтому ставлю точку. Я люблю Райана и не хочу рисковать отношениями с ним. Он этого не заслуживает.
ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

МЕЛ (2017)
Я болезненно морщусь, читая сообщение от Райана.
Мой муж – мой почти бывший муж – пишет, что ему очень жаль, он хочет все исправить и все еще меня любит.
Да, конечно.
Я отбрасываю телефон и несколько минут пялюсь в потолок, раздумывая о моем неудавшемся браке.
Я хотела, чтобы у нас все получилось. И в самом начале все было замечательно, я и подумать не могла, что через два года после нашей свадьбы все обернется полным провалом. Парень, которого я любила – лучший парень, о котором только можно мечтать – станет незнакомцем, рядом с которым я больше не смогу находиться.
А теперь он хочет все исправить, хотя это невозможно. И мы оба это знаем.
Мне непонятно, для чего Райан все еще цепляется за руины, которыми стала наша история.
Мы совершили ошибку – нам никогда не стоило жениться. Но тогда я этого не знала.
Я чувствую, как тоска все сильней и сильней овладевает мной. Так не пойдет – мне необходимо выбраться из дома и пообщаться с другими людьми, иначе я весь вечер буду вариться в жалости к себе, и смаковать разочарование собственной жизнью.
«Нет желания сходить куда-нибудь?»
Я пишу сообщение Джиа. Она отвечает почти мгновенно:
«Спрашиваешь еще! Конечно!»
Мы договариваемся, что вечером идем развлекаться. В бар или даже клуб – я сто лет не танцевала и не бывала в ночных клубах.
В отличие от моего мужа.
Вспомнив Райана, я снова кривлюсь. Потом гоню его прочь из моей головы и иду собираться.
Сегодня я планирую отдыхать и радоваться жизни. Черт возьми, мне только двадцать шесть – пора бы вспомнить, что это такое.
Пока принимаю душ, думаю о Шейне. Я очень много и часто о нем думаю.
Мы решили, что будем друзьями. Точнее – он решил. Мне же хочется от него другого, но не думаю, что сейчас подходящее для этого время.
Если оно вообще когда-нибудь наступит.
Потому что если Шейн не захочет, то будет неважно, чего хочу я.
***
Джиа пригласила свою кузину Рене пойти с нами, поэтому вечером мы втроем отправляемся в «gay glass» - бар, открытый уже после моего отъезда из Пейсона.
Здесь на стенах деревянные панели, кожаные сиденья и теплый, приглушенный свет – совсем неплохо.
У Рене свой салон красоты и она всего на два года старше нас с Джиа. Ее лицо сразу же показалось мне знакомым, что не удивительно – она была выпускницей, когда мы учились в десятом классе.
Мы потягиваем алкогольные коктейли и болтаем о пустяках. Я рада отвлечься, да и здорово, что завожу новые знакомства. В Денвере почти весь круг моего общения состоял из друзей и приятелей Райана. Здесь, в Пейсоне мне понадобятся новые друзья, потому что я планирую задержаться в этом городе.
- За нас: красивых, успешных и одиноких, - торжественно произносит Джиа и мы чокаемся бокалами.
- Аминь, сестра! - поддерживает ее Рене.
Мы смеемся. От коктейля по моему телу разливается приятная легкость. Только сейчас в полной мере осознаю, в каком напряжении находилась в последние месяцы.
- Итак, Мел – не пойми меня неправильно – но твой муж полный болван! - заявляет Рене, уставившись на меня.
- Рене! - одергивает ее испуганная Джиа.
Я отмахиваюсь:
- Все нормально! И да, ты права – но совсем скоро он станет с приставкой «бывший».
- За это надо выпить! - кивает Рене, и мы опять пьем.
Забавно, что мы празднуем фиаско моего брака. Я пытаюсь отыскать в себе хоть толику сожаления, но не выходит. Все, о чем я жалею – это время, потраченное на него. Если бы тогда, семь лет назад, я только знала…
ШЕЙН (2017)
- Эта девчонка снова придет сегодня?
Я стараюсь не выдать удивления, но признаюсь – получается плохо. За последние несколько дней эта Мэгги уже трижды посещает наш дом. Теперь она собирается провести вечер субботы с моим братом вместо того, чтобы сходить на какую-нибудь школьную тусовку.
Это же должно что-то значить.
- Мы будем учиться, - обороняется Фин, хотя я и не думал ни в чем его обвинять. - Я помогаю ей с физикой.
Какой подросток променяет выходной вечер на физику?
Я решаю благополучно оставить свои рассуждения при себе.
- Ну, чувствуйте себя свободно – меня не будет часа три, - предупреждаю я, готовясь уйти.
Фин закатывает глаза и качает головой.
Не поймите меня неправильно, но я хочу, чтобы моему шестнадцатилетнему брату наконец-то перепало. Если для этого мне нужно убраться из дома, я готов ночевать в машине.
Я сажусь в пикап, и некоторое время бесцельно катаюсь по городу, но заметив вывеску «gay glass», решаю зайти. Обычно Дебби работает по выходным. Мы могли бы заскочить на часок к ней после того, как она закончит. Или, что еще лучше, можно по-быстрому перепихнуться в подсобке. Тогда бы мне не пришлось выслушивать разговоры после.
Я глушу мотор, но не тороплюсь выйти из машины. Все еще раздумываю.
Действительно ли сегодня я хочу быть с Дебби? Да не особо, но девушка, с которой я на самом деле хочу быть – недоступна мне, так что мне просто нужно заглушить эту чертову тягу.
Мы решили, что будем друзьями. И это большее, чем могут стать наши отношения после всего. Как бы сильно меня не тянуло к Мел, она свой выбор давно сделала.
И из-за него я не буду исходить на дерьмо.
Нет.
Я вхожу в «gay glass». Дебби, как и ожидаю, трудиться за стойкой. Баба она красивая, клиенты ее любят и оставляют хорошие чаевые. Дебби говорит, что это лучшая работа в мире.
- Привет, красавчик! Заскучал? - воркует Дебби, когда я сажусь за стойку.
Я киваю:
- Раскусила.
Она улыбается, сияя от удовольствия. Все же с ней легко: пара комплиментов и она довольна. Много не требует, всегда мне рада.
- За счет заведения.
Она подмигивает мне, ставя бутылку пива передо мной.
- Сахарок, ты обо мне не забыла? - кричит с другого конца стойки какой-то мужик и Дебби отходит.
Я делаю глоток и оглядываю зал. Внезапно мой взгляд выхватывает знакомое лицо за дальним угловым столиком, где три девушки о чем-то оживленно разговаривают.
Одна из них Уоллес.
Отлично. Просто отлично.
Я отворачиваюсь, но надолго меня не хватает, и мой взгляд вновь притягивает к ней. Я глазею на нее, чувствуя себя полным идиотом. Мне нужно быть осторожней с ней. Точно нужно.
Наверное, она чувствует мой взгляд, потому что поворачивает голову в мою сторону и смотрит на меня.
Я посылаю ей скупую улыбку, приветственно приподнимая бутылку. Уоллес машет в ответ. Затем что-то говорит своим подругам и поднимается, направляясь в мою сторону.
Блядь!
- Привет!
Уоллес улыбается, подходя ближе.
Я киваю:
- Мел.
Несмотря на то, что мы решили остаться друзьями, я держу дистанцию. Подумал, что так будет лучше, потому что я не хочу, чтобы эта девушка вновь разбила мое сердце.
У меня слишком мало свободного времени и слишком много забот, чтобы разбираться с любовными драмами.
- Ты один здесь?
Уоллес нервничает. Я заставляю ее чувствовать себя неуверенно? В течение недели мы почти не виделись, а когда я был у нее дома и работал – практически не говорили. Это было мое решение, и я считаю, так будет правильно.
Я опять киваю:
- Ага.
Допускаю, что веду себя как придурок, но это один известный мне способ держать ее на расстоянии. Потому что моя оборона против нее не прочнее фольги, а моя тяга к Мел… ну, она не стала слабее за эти годы.
Я стараюсь не пялиться на ее зону декольте, но на ней блузка с довольно глубоким вырезом, открывающая вид на ее светлую, нежную кожу. Моему воображению ничего не стоит разыграться, потому что я отлично помню, как выглядит ее грудь.
- А у вас значит вечер для девочек? - говорю я, потому что Мел выглядит очень уж несчастной от неловкости.
Она пожимает плечом:
- Что-то вроде того.
- Я буду свободна через час, красавчик, - с многообещающей улыбкой сообщает Дебби, проходя мимо, не упустив из внимания стоящую рядом Мел.
Вот теперь неловко становится мне, хотя на то нет причин. Я свободный парень, который никому не давал обещаний.
- Мне пора возвращаться к подругам. Пока, Шейн, - сконфуженно бормочет Уоллес, сбегая от меня.
Зашибись!
Я с сожалением морщусь ей в след. Какого черта я чувствую себя виноватым? Мел не должно удивлять, что у меня есть личная жизнь после нее.
Она вышла замуж за парня, которого предпочла мне!
- Подружка?
Дебби становится напротив меня, выглядя заинтересованной. Я пытаюсь оценить ее настроение, но не похоже, что она ревнует.
Если я только почую это дерьмо, меня тут же не будет.
Подношу бутылку к губам, лениво дергая плечом:
- Бывшая одноклассница.
- Хорошенькая.
- Да, наверное.
Я делаю сразу несколько глотков, чтобы больше не отвечать на вопросы, если они последуют. Но Дебби отвлекается на новых клиентов, так что я избавлен от болтовни.
Опустив взгляд на ее задницу, я хмыкаю. Задница у Дебби что надо, но сегодня… сегодня она оставляет меня равнодушным.
Я вновь смотрю в сторону Мел. Ее подружек нет рядом, она одна осталась за столиком.
Внезапно она кажется мне такой грустной и потерянной.
Блядь!
Ну, начинается!
Я поднимаюсь и иду к ней, понимая, что собираюсь совершить херню.
Мел поднимает глаза и немного испуганно смотрит на меня, когда я сажусь рядом.
Я не свожу с нее прямого взгляда.
- Ты не имеешь права судить меня, - немного враждебно говорю я.
Ее глаза становятся огромными.
- Что? Я не… не сужу тебя.
- Мне так не показалось, - возражаю я.
- Шейн, я правда не сужу тебя. - Кажется, что она искренна. - Если ты подумал так, то ошибся. Какое я имею право на это?
Хм… Все немного не так, как я ожидал.
- Верно, никакого, - киваю я.
Она сникает, и я ругаю себя за излишнюю жестокость с ней.
Мне обязательно быть таким козлом?
- Мне казалось, мы решили, что будем друзьями, - расстроенно произносит она.
- Это так.
К чему это она?
- Ты едва смотришь на меня и почти не разговариваешь! - взволнованно выпаливает она. - Какие друзья так делают?
Она права и ее справедливые слова заставляются меня взвиться:
- Те, которые в прошлом трахались? - резко отрезаю я.
Лицо Мел вспыхивает.
- Ничего не выйдет, да? - тихо спрашивает она.
Я хмыкаю: а мы надеялись на другой результат?
- Очевидно, - натянуто бросаю я, поднимаясь из-за стола.
Не оглядываясь и не останавливаясь, я выхожу из бара, собираясь убраться отсюда.
Если бы только знал, что она окажется здесь, ни за что не стал бы заходить.
Глупо было и предполагать, что мы сможем быть друзьями. Мы ими никогда не были. Я и Уоллес терпеть друг друга не могли даже тогда, когда во всю эту херню вмешался секс.
Мы не нравились друг другу даже трахаясь как заведенные. Она бесила меня, хотя, надо признать, от этого я хотел ее еще сильней.
Это было как хождение по острию лезвия.
Только все это в прошлом. Хочется думать, что с возрастом мозгов у меня прибавилось. Я не буду больше совершать прежних ошибок.
- Шейн! - зовет меня Мел.
Я оборачиваюсь, с хмурым видом ожидая, что она подойдет ближе.
- Что, если я не хочу быть твоим другом? - Она идет ко мне, и ветер треплет ее темные волосы. В этот момент она кажется мне еще прекрасней. Это некстати и я не хочу этого замечать. Только то, что я чувствую и всегда чувствовал к Уоллес всегда было выше здравого смысла.
- Какие из нас друзья, Шейн? Мы сто лет назад потерпели в этом поражение.
Она разводит руками, останавливаясь в полуметре от меня.
Похоже, она думала о том же, что и я.
Я провожу рукой по волосам и замечаю, что та дрожит.
- Чего ты хочешь, Мел? - мой голос звучит устало. - Послушай, - прежде чем она успевает ответить, продолжаю я, - я вроде как не готов к тому, чтобы ты устроила беспорядок в моей жизни. Если ты думаешь, что было бы неплохо развлечься со мной и пережить развод, то не стоит. Я больше не хочу участвовать в этом дерьме под лозунгом: «Райан, Мелисса и хренов Келлер, который все испортил». Я больше не хочу быть твоим плохим парнем.
Я выставляю руки перед собой, давая понять, что не хочу играть роль, которую она давно отвела мне.
- Райан здесь не причем, Шейн, - возражает Мел.
Я упрямо поджимаю губы: он всегда будет «причем».
Внезапно она издает короткий смешок, больше похожий на всхлип, и тут же подносит ладонь ко рту.
- Ты не плохой парень и я не хочу, чтобы ты был им! - с вызовом произносит она. - Думаешь, ты был им? Открою тебе секрет: я вышла замуж за плохого парня! Я три года жила с плохим парнем! Чего я хочу от тебя? Не знаю, Шейн! Может, исправить то, что я еще могу? Хоть… что-то могу.
Она обхватывает себя руками, уставившись себе под ноги. Ее губы сжаты и дрожат, будто она собирается заплакать.
Черт, Уоллес! Не делай этого!
- Мел… - начинаю я, но следующие ее слова заставляют меня умолкнуть.
- Райан бил меня.
Она оглушает меня этой фразой и не сводит с меня своих огромных, потемневших глаз, стиснув челюсти.
Несколько мгновений я просто таращусь на нее, не дыша.
Что она только что сказала?
- Он – что? - одеревенело выдавливаю я.
Она слабо пожимает плечом, безрадостно улыбаясь.
- Все еще думаешь, что ты плохой парень?
Я не знаю, как реагировать на ее заявление. Я, блядь, в полной растерянности!
Кладу руки на пояс и делаю несколько глубоких вдохов носом. Так, мне нужна светлая голова! Нужно подумать.
Но это просто пиздец!
- Блядь! - Я качаю головой, пытаюсь успокоиться, но становится только хуже. - Ты сейчас серьезно говоришь мне, что… - мне тяжело произносить это вслух. - Райан бил тебя?
- Поверь, это не то, в чем бы мне хотелось признаваться тебе, - сухо отзывается она.
- Когда ты вышла за него, я подумал – черт, Мел, я правда так думал! – что ты сделала лучший для себя выбор. Я всегда считал, что из него выйдет парень лучше, чем им мог стать я. Поэтому я не стал пытаться вернуть тебя. А теперь ты говоришь мне, что все это было херней?!
Я начинаю злиться, тон моего голоса повышается.
Боже, мне хочется убить этого ебаного гандона!
Он получил лучшую в мире девушку. И вот к чему все пришло!
- Мел!
Она вздрагивает от моего окрика.
Я завожу руки за голову и беспокойно вышагиваю на тротуаре.
Мне нужно что-то сделать, только я не знаю, что. Может, мне стоит отправиться в Денвер и несколько раз съездить по роже этому ушлепку?
Как он только мог поднять руку на нее?
- Какого черта ты тогда вышла за него? - ожесточенно спрашиваю я.
- Он же не всегда таким был. Я вышла за Райана, которого ты знал. Думаешь, если бы я подозревала, что он на это способен, согласилась бы на эту свадьбу?
В ответ на ее вопрос я качаю головой: я уже и не знаю, что и думать.
- Все стало меняться два года назад, когда он заключил этот контракт с Бронкос. Это вскружило его голову – очень сильно. Деньги, популярность, постоянные вечеринки, а следом алкоголь и наркотики. Постепенно все вышло из-под контроля.
- Но почему ты терпела? Почему сразу же не ушла от него, когда все изменилось? - недоумеваю я.
Когда Мел рассказывает о том, как Райан получил все то, о чем я всегда мечтал (карьеру вместе с девушкой), и так бездарно распорядился этим, то чувствую зависть. Знаю, что смирился с тем, что мне никогда не стать профессиональным игроком в футбол, но такие моменты как этот – сраная насмешка судьбы.
- Ты не поймешь, - бормочет Мел, замыкаясь в себе.
- Чего? Того, что ты позволяла ему издеваться над собой? - возмущаюсь я. - Нет, конечно!
- Я должна была дать ему шанс, - обороняется она. - Когда это случилось впервые, Райан был пьян и потом он сильно раскаивался. Он просил, чтобы я позволила ему все исправить, и я… согласилась.
- Почему? - Я упрямо смотрю на нее: она что-то недоговаривает.
- Ты правда не понимаешь, Шейн? - теряет терпение Мел. - Потому что когда я совершила ошибку, он дал мне этот чертов шанс! Я считала, что задолжала ему.
- Вот значит, кем я был? - тихо хмыкаю я. - Ошибкой?
Она устало вздыхает:
- Не переворачивай. Мы оба знаем, что поступили неправильно и кем бы Райан ни был сейчас, тогда он не заслуживал того, что мы делали у него за спиной.
Я подступаю к ней ближе.
- Так значит, ты позволяла ему бить себя, потому что считала себя виноватой?
Это просто фантастический бред! Что с ней случилось? Как Уоллес, которую я знал когда-то, могла терпеть такое скотское отношение?
Между нами всякое случалось – иногда наши перепалки становились такими пожароопасными, что мне хотелось придушить ее. Но у меня и в мыслях никогда не возникало поднять на нее руку.
Глаза Мел вдруг становятся влажными и она проводит по ним руками, прогоняя выступившие слезы. А меня распирает от желания схватить ее, прижать к себе и подарить ей утешение. Но я останавливаю себя, потому что знаю – если сделаю это сейчас, больше никогда не захочу ее отпускать.
- Я не позволяла ему себя бить, Шейн. Когда Райан сделал это в третий раз, я ушла от него и подала на развод, - тихо отвечает она.
Я хочу сказать, что этого не должно было случиться даже единожды.
Меня переполняет гнев и бессилие от того, что я не был там, чтобы остановить его. Я не спаситель и не страдаю комплексом благородного рыцаря, но это же Мел!
Я перестаю бороться с собой, подхожу и обнимаю ее. Мел тут же доверчиво прижимается ко мне, уткнувшись лицом в мою грудь.
Это все, что я могу – быть рядом, когда она нуждается в этом.
ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

ШЕЙН (2009)

Слова Ненси приводят меня в чувство, и несколько дней я упорно игнорирую существование Уоллес. Не говорю с ней, не смотрю на нее, даже не дышу в ее сторону.
О чем я вообще думал? Она подружка моего лучшего друга и как бы сильно у меня не стоял на нее (что уже стало проблемой), даже ради нее я не готов пожертвовать дружбой с Раем. Многолетняя дружба, которая связывает нас, не может быть променяна на минутное удовольствие.
Уверен – мой интерес к Уоллес иссякнет тут же, как я трахну ее (чего я делать не стану), как это всегда бывает.
Я неплохо держусь всю неделю. Ладно – хреново держусь, мне постоянно хочется отыскать ее в толпе, и это самое невинное, чего мне хочется. Только мне стоит посмотреть на нее, как мой извращенный мозг тут же представляет ее голую и стонущую подо мной.
Или на мне.
Так что я запретил себе смотреть на нее.
В эту пятницу у нас нет игры и в качестве разнообразия – что случается нечасто – вечером я остаюсь дома, вместо того, чтобы потащиться на очередную вечеринку.
Слишком велик риск встретить Уоллес, а она наверняка будет в какой-нибудь короткой юбке, которая заставит мой член встать колом.
Не, ну его нафик!
Я валюсь на свою кровать, подбрасываю и ловлю теннисный мяч и слушаю музыку на своем айподе.
Я грозил Уоллес, что стану крупной проблемой ее выпускного года, но это она стала ею для меня.
Оставив в покое мяч, я беру лэптоп и захожу во ФБ, отыскав профиль Уоллес. Листаю ее стену, смотрю фотки и беснуюсь, когда вижу те, где она вдвоем с Райаном.
В общем, веду себя как придурок.
У меня появляется желание написать ей сообщение. О том, как она меня достала. Какая она раздражающая, глупая и совсем не красивая. И что пахнет от нее невкусно – что у меня не наполняется полный рот слюны, когда вдыхаю ее запах. Что мне не хочется касаться ее. Некоторых частей ее тела особенно сильно.
- Черт!
В раздражении захлопываю крышку лэптопа и хмуро пялюсь в стену.
Эта девчонка сведет меня с ума!
***
В субботу утром у меня кое-какое дело, так что я просыпаюсь рано, съедаю хлопья с молоком на завтрак и уезжаю из дома.
Моя мать работает бухгалтером в церковном приходе (к прочему) и одна из прихожанок – старая мисс Глэдис – попросила меня покрасить ее дом за небольшую плату. Иногда я делаю кое-какую работу для таких старушек и получаю за это деньги.
Не бог весть что, но все же…
Настроение у меня паскудное. Я плохо спал, потому что Уоллес не дает мне покоя даже ночью.
Она снилась мне, и то, что мы делали… Лучше об этом не вспоминать, иначе я могу напугать старую леди своей несвоевременной эрекцией.
После того, как я отказываюсь от домашнего печенья и того, как все же вынужден съесть одно, мисс Глэдис показывает мне, где в сарае стоит краска и все, что понадобиться для работы. Она удаляется, а я могу приступить к делу.
Я прикидываю, что двух дней мне хватит, чтобы выкрасить весь дом. Сегодня нанесу первый слой, а завтра финишный.
Приставляю лестницу к восточной стене дома и берусь за работу. Хоть октябрь уже наступил, погода все еще теплая и солнечная – то, что надо. Проходит около часа, а я полностью увлечен делом, когда вдруг слышу знакомый голос за спиной.
- Келлер?!
Она застает меня врасплох. Я так резко оборачиваюсь, что едва сохраняю равновесие.
Твою мать!
- Уоллес? Какого черта ты тут?!
Мел упирает руки в боки и закатывает глаза в ответ на мою грубость. Хочу выглядеть недовольным, но я больше удивлен, и по мне это видно.
- Я живу дальше по улице, кретин.
Отлично, вот и обменялись любезностями.
Я смеряю ее взглядом, спустившись с лестницы. Только теперь замечаю на ней облегающую майку и леггинсы – похоже, она как раз на пробежке. Ее темно-каштановые волосы собраны в высокий хвост, из которого выбились несколько влажных прядей, упав на лицо.
Боже, за что вселенная так ненавидит меня?
- Ты бегаешь?
Это очевидно, но это лучшее, что я могу придумать, встретив эту занозу в заднице там, где ожидал меньше всего.
- Ты такой наблюдательный, - издевается она.
Мне вдруг хочется улыбнуться, но я сдерживаюсь.
- Так чем ты здесь занимаешься? - Она озадаченно смотрит на ведро с краской у моих ног.
- Ты-то как думаешь, Уоллес? - теперь язвлю я. - На что это похоже?
Ну, обмениваться с ней колкостями лучше, чем обсуждать те странности, что мы делали в школьной котельной.
Мы не говорили об этом. И не будем.
- Ладно, умник – почему ты это делаешь? Это же дом мисс Глэдис.
Я объясняю ей, что помогаю старушке.
Да-да, Уоллес, я могу быть хорошим парнем. Не слишком часто.
Мне тяжело не глазеть на ее сиськи, но эта майка мало что скрывает. На Мел один из этих спортивных бра, и меня так и тянет посмотреть туда.
Между нами повисает неловкое молчание, мы пялимся друг на друга, и когда мои ебучие глаза снова опускаются, куда не следует, у меня перехватывает дыхание – ее соски торчат. Они становятся твердыми из-за меня.
Член дергается в свободных шортах.
Черт, нет!
Я с трудом заставляю себя вернуться к ее лицу и вижу, что ее щеки порозовели. Я хмурюсь и вновь становлюсь похож на недовольную задницу, но это лишь для того, чтобы скрыть смущение.
То есть – будь это любая другая девушка, я бы ее уже трахнул и забыл. Но эта девушка – единственная, которую мне нельзя.
Это не мешает мне хотеть ее с невероятной силой.
- Мне пора возвращаться домой, - отступая, бормочет Мел.
Да, блядь, пожалуйста, свали отсюда, пока я окончательно не слетел с катушек и не отымел тебя в саду мисс Глэдис!
Она разворачивается и сбегает от меня, как если бы прочитала мои мысли.
А я еще долго чувствую боль от неослабевающего стояка.
МЕЛ (2009)
Господи, ну и позор!
Чего я никак не ожидала, проснувшись этим утром и выйдя на пробежку, так это встречи с Келлером, которая обернется моим унижением.
С горящими от стыда щеками и зашкаливающим пульсом я забегаю в дом и отрезаю себя от внешнего мира, захлопнув дверь.
Мои предательские соски все еще торчат, четкие очертания контуров виднеются под тканью майки и бра.
Скривившись, я смотрю на свое отражение в зеркале, что висит в прихожей.
Все это видел Шейн. Теперь он знает, что я хочу его.
Боже, я хочу Келлера!
И как будто эта мысль прежде не приходила мне в голову, она сбивает меня с ног – я опускаюсь на пол, подтянув колени к груди и пялюсь в невидимую точку на полу.
О том, что меня влечет к Шейну, я и так знала. Я признавала это. Но теперь это влечение обрело некую четкую, законченную форму. Это больше не просто тревожные, непонятные мысли и эмоции.
Это желание. Физическое, плотское, совершенно простое и понятное желание.
Да, черт возьми, я хочу долбанного Шейна Келлера!
- Нет! - громко, с мукой в голосе стону я, и хорошо, что дома никого нет, потому что иначе пришлось бы многое объяснить родителям.
Мать с отцом уехали навестить мою тетю Джил в Сейлем, которая месяц назад родила своего третьего ребенка. Мне удалось убедить родителей, что я должна остаться дома, ссылаясь на уроки и тренировки. Но я не настолько усердная ученица, да и черлидерству отдаюсь без фанатизма. Все просто: мне хотелось провести пару ночей со своим бойфрендом.
У меня есть бойфренд!
Прекрасный, заботливый и любящий. Как, несмотря на все это, меня влечет к его противному другу?!
Хорошая новость только в том, что моя тяга имеет сугубо физическую основу. Мне ведь даже не нравится Келлер! Он мерзкий! Я не знаю никого, кто был бы более отталкивающей личностью.
С физическим желанием я справлюсь. У меня и до Райана возникали мысли о сексе, но при этом я не кидалась на парней.
Я смогу это контролировать.
Понять бы, почему это вообще случилось!
***
Вечером Райан заезжает за мной и прежде чем отправиться к нему, мы решаем заехать в Dairy queen и поужинать.
Подростки Пейсона любят тусоваться в Dairy queen. Здесь дешево, удобно, а главное – вкусно. Особо его любят ребята после выкуренного косяка, который раскуривается тут же неподалеку – в лесу, который начинается прямо за ресторанчиком.
Нет ничего удивительного, что вечером в субботу парковка перед Dairy queen забита автомобилями. Все вечеринки начнутся позже, а пока что, чтобы убить время до веселья, некоторые студенты из школы пережидают здесь.
- Надо было заказать доставку на дом, - вздыхаю я, когда Рай с трудом находит свободное место на парковке. - Или я могла бы сама приготовить что-нибудь.
Райан кладет руку на руль и с улыбкой поворачивается ко мне. Сегодня вечером он особенно привлекательный – хотя он всегда красавчик, этого не отнять. Он смотрится очень сексуально в черном худи, темных джинсах и конверсах. Левое запястье украшают Монблан – подарок отца на прошлый день рождения.
Я смотрю на него, и от его вида – такого сексуального и обалденного, у меня дух захватывает.
Серьезно, что я могла найти в Келлере, когда у меня есть такой парень?
Утреннее помешательство, чувство вины из-за мыслей о его друге и восхищение им сливаются вместе, образуя взрывной, нестабильный состав.
- Мы не задержимся здесь надолго, - обещает Райан, но я уже не слушаю его.
В следующее мгновение я набрасываюсь на него, атаковывая агрессивным поцелуем его рот. Если Райан и растерян, то быстро справляется с этим состояниями. Он отвечает на поцелуи с не меньшим пылом, скользя ладонями под мою футболку.
- Хочу тебя, - оторвавшись от его губ, со сбившимся дыханием бормочу я. - Прямо здесь.
Я вижу, как его карие глаза моментально темнеют, и их заволакивает страсть. Когда он подвержен желанию, в его внешности не остается ничего милого.
Его руки обхватывают меня за талию и пересаживают к нему на колени. Требуется минимум действий, чтобы наши тела соединились. Я быстро справляюсь с ремнем на его джинсах, затем расстегиваю ширинку – Райан приподнимается, немного приспустив штаны. Мне еще проще, так как на мне юбка. Он сдвигает мои трусики в сторону и скользит в меня одним плавным, глубоким проникновением. И вот уже я двигаюсь на нем, вцепившись пальцами в волосы у него на затылке.
Я не помню, чтобы мой плотский голод был когда-либо настолько сильным, а оргазм таким быстрым и мощным.
***
Примерно через пятнадцать минут мы заходим в Dairy queen. Райан держит меня за руку, его походка расслабленная и уверенная, а улыбка говорит сама за себя.
Я уже успокоилась, но все еще немного обалдевшая после того, что только что происходило в машине.
И что это на меня нашло?
Наши друзья замечают нас и машут, подзывая к себе. За большим столиком у окна сидят Ненси, Скай, Эрин, Си Джей и Саймон.
И Келлер. Он сидит возле окна и, кажется, что кроме остальных только он не рад нашему появлению.
- По какой дороге вы ехали? За это время можно было из штата свалить, - говорит Си Джей.
- Похоже, у кого-то была внеплановая остановка, - многозначительно улыбается Скайлер, и все пялятся на нас с Райаном.
Рай лишь качает головой, пряча усмешку, а я чувствую, как кровь приливает к моим щекам.
Я бросаю негодующий взгляд на Скай и пинаю ее ногу под столом.
- Ай! - вскрикивает Ненси, поморщившись от боли. - Это за что?
- Прости! - виновато округляю глаза я. - Думала, это ноги Скай.
- А меня-то за что? - возмущается та. - Что я такого сказала?
- Что Рай и Мел трахались по дороге сюда? - весело подсказывает Эрин и остальные ребята начинают ржать.
- Заткнитесь все, - беззлобно ворчит Райан. - Мы вроде как собирались есть.
Все кроме Келлера и меня решают, что будут заказывать. За столом стоит оживление, поэтому никто не замечает, что он не участвует в разговоре. Несмотря на то, что Шейн за одним столом с нами, он держится особняком.
Пока ребята прикалывались над нами, он смотрел вниз, но теперь не сводит взгляда с меня.
Это заставляет меня ерзать на месте.
Какого черта он делает?! Что, если кто-то заметит? А если Райан?
Я поднимаюсь, сославшись на то, что мне надо в уборную вымыть руки. Райан спрашивает, что мне заказать, и я отвечаю первое, что приходит в голову.
Сомневаюсь, что смогу есть, когда он так на меня смотрит. У меня нет ни малейшей догадки, о чем думает Келлер, глядя на меня. А мне очень не по себе в этой ситуации.
Знаю, что это нелепо – он мне никто, меня не должно беспокоить, что он думает и чувствует из-за нас с Райаном.
И все же…
Я смываю воду и выхожу из кабинки. Пока мою руки, смотрю на свое отражение. Вид у меня и правда немного взъерошенный, не удивительно, что Скай догадалась, чем мы занимались перед тем, как прийти сюда.
Когда я возвращаюсь за столик, Шейн на меня больше не смотрит. До конца ужина он вообще игнорирует меня.
ШЕЙН (2009)
Сегодня я собираюсь покончить с покраской. Для этого я специально приехал пораньше, едва только рассвело.
Это было не трудно, учитывая, что я не спал всю чертову ночь. Стоило мне закрыть глаза, как я видел их: трахающихся Рая и Уоллес.
Мое воображение постаралось, изобразив все в ярких деталях и блядь, это оказалось пыткой.
Мне хотелось выколоть чем-нибудь свои глаза, если бы это только чем-то помогло.
Никогда прежде я не испытывал ревности, но не нужно быть гением, чтобы узнать ее.
Да, я ревновал Уоллес к своему лучшему другу.
Его девушку!
Я ёбнулся. Да, точно.
Тысячу раз успел пожалеть, что поперся вечером в Dairy queen, потому что смотреть на нее, только что трахнутую им было пиздец как херово. Знать, что он только что был в ней; представлять, как она стонала его имя и желать, чтобы это имя было моим.
Меня чуть не стошнило за тем сраным столом.
Долбаная Уоллес!
Чего меня заклинило на ней? Почему именно она?
Как же это бесит!
Злость придает мне энергии – если так пойдет, то я закончу уже к обеду. Я проделал большую работу и это один и единственный плюс в данной ситуации.
Мне становится жарко, и я снимаю рубашку, оставшись в серой майке и джинсах.
Кто-то сигналит за моей спиной.
Я оборачиваюсь, и мои мышцы каменеют, когда вижу машину Райана. Он выбирается из своего Понтиака, широко улыбаясь.
- Здорово, Келлер!
Мы идем навстречу друг другу, и я надеюсь, что моя рожа в этот момент не выглядит как кирпич, но, блядь – какого хера?
На секунду мой взгляд падает на Уоллес, которая осталась в машине и очень старательно не смотрит на нас.
- Какого черта ты шляешься здесь в такую рань? - грубовато усмехаюсь я, пряча раздражение.
- Мел домой надо отвезти, - кивает Рай в сторону машины.
Значит, она провела ночь у него. Мне даже думать не хочется о том, чем они там занимались.
- Не знал, что ты нашел подработку.
Он смотрит на дом мисс Глэдис. Я только передергиваю плечами: если мне выпадает возможность подзаработать, я ей не гнушаюсь. У меня нет отца с пригретым местом в Белом доме. Единственный вариант, который вытащит меня из этого города и поможет разбогатеть – футбол.
Без него я – никто.
- Тебе Уоллес сказала? - недовольно хмурюсь я.
- Мел? - Похоже, он в замешательстве. - Нет, чувак, я твою тачку заметил.
Я киваю, но молчу. Мне не нравится выражение, мелькнувшее в его глазах.
Какого хера я заговорил об Уоллес?
- Ладно, не буду тебя отвлекать. Давай, пока.
Мы ударяемся кулаками на прощание, и он возвращается к своей девчонке, а я к работе.
Я ругаю себя за то, что сболтнул о Мел при Рае.
Что, если он заподозрил?
Это будет дерьмово, потому что между нами ничего нет. Если не считать того странного случая в котельной.
Дважды..
И того, что я лапал ее у него дома. Пусть я лишь слегка коснулся ее, но это было чертовски приятно.
Это было настолько необычно, странно хорошо, отчего сейчас мое чувство вины такое, будто уже трахнул ее.
Но этого не было. И не будет.
Я повторяю это каждый раз, пока мазок за мазком наношу идеально ровные полосы краски.
ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

ШЕЙН (2009)
Я бухой. Не в сопли пока ещё – но уже порядком, угощаясь виски из запасов папаши Райана.
Пока все, кто пришел на вечеринку, хлещут халявное пиво, я устроил себе свое собственное небольшое веселье.
Это единственный способ мне быть сегодня здесь, на праздновании дня рождения Уоллес.
Всю прошедшую неделю я игнорировал ее. Я так старался в своем деле, что боюсь, скоро это возымеет обратный эффект – у Райана могут возникнуть подозрения, потому что я ОЧЕНЬ СТАРАЮСЬ НЕ ЗАМЕЧАТЬ ЕГО ДЕВУШКУ!
О, да, я стараюсь, мать его!
Но стоит мне закрыть глаза, как вижу ее чертовы вставшие соски тем утром, и это заставляет подняться определенную часть меня.
Может я и делаю вид, что не замечаю Уоллес, но проблема в том, что кроме нее я вообще перестал замечать что-либо.
Когда Рай сказал, что устраивает у себя вечеринку в честь восемнадцатилетия Мел, мне хотелось сказать ему, что ноги моей там не будет. Но заявить такое без того, чтобы не вызвать у него подозрения просто невозможно.
Я становлюсь сраным параноиком!
Так что сегодня я здесь, прячусь в кабинете мистера Полонски, чтобы не пялится на Уоллес, сияющую и прекрасную рядом с мистером Очарованье.
Какого, спрашивается хрена, она становится красивей день ото дня?
Может мне уже не помочь?
Ладно, тогда я буду просто пить.
Делаю очередной большой глоток из стакана и закрываю глаза, пока тепло опускается по пищеводу. Мой план на сегодня выпить так много, чтобы в голове не осталось никаких мыслей, и я не мог думать о том, чем Рай и Уоллес занимаются в его спальне.
Или еще где-то.
До моего слуха доносится скрип двери, и я открываю глаза. Кресло, в котором я сижу, повернуто к окну и из комнаты меня не должно быть видно, да еще в слабом освещении единственно включенной лампы.
- Теперь слышно, мам? - спрашивает голос Уоллес.
Я прислушиваюсь и перестаю дышать, боясь себя выдать.
- Всё хорошо, да. Просто людей собралось больше, чем я ожидала.
Видимо, она пришла сюда, чтобы в тихой обстановке поговорить по телефону. Некоторое время Уоллес молчит, слушая мать на том конце линии.
- Нет, не надо просить папу присылать патруль. - Она вдруг смеется и этот звук так приятен для меня, что я улыбаюсь. Ровно две секунды, пока не напоминаю себе, что это тупо. - Хорошо, мам. Не волнуйся, буду не поздно. Тоже люблю тебя.
Кажется, разговор окончен. Я жду, что теперь она уйдет, а я останусь необнаруженным. Каблуки Мел стучат по паркету, когда она начинает двигаться. Мой замутненный мозг не сразу улавливает, что шаги приближаются, а не отдаляются.
- Шейн?
Она обходит кресло и становится передо мной, скрестив руки на груди. Ее черное, облегающее платье такое короткое, а ноги на высоких каблуках кажутся бесконечными.
Мой взгляд скользит от ее туфель, по загорелым ножкам и выше, пока не встречается с ее вопрошающими, глубокими синими глазами.
«Глубоки?»
Я что, блядь, серьезно?
- Уоллес.
Я улыбаюсь как придурок, из-за чего она приходит в еще большее замешательство. А я просто рад ее видеть. И еще она красивая. С умопомрачительными ногами. И глубокими, глубокими глазами.
Говорил же, что я бухой.
- Ты подслушивал?
- Нет, я сидел здесь, когда ты пришла и заставила меня слушать, - поясняю я, размахивая рукой, в которой держу стакан. Хорошо, что уже пустой. - Это не одно и то же.
- Сколько ты выпил?
Она смотрит на графин, который я оставил на столе. В нем ровно половина.
- Ты не знаешь, сколько там было, и я тебе не скажу. Я выпил один стакан. Или два. А может и все пять.
Я дергаю плечом, с забавляющейся ухмылкой глядя на нее снизу вверх. Мне весело, только я не уверен, от чего.
- Видимо, точно больше одного, - бормочет девушка.
- Ты красивая, Уоллес, - вдруг заявляю я.
Она озадаченно сводит брови вместе, в глазах мелькает растерянность.
- Спасибо. Наверное.
Я фыркаю:
- Я же не сказал, что это хорошо! Было бы проще, если бы ты была… - я прищуриваю один глаз и смотрю на нее сквозь стекло стакана, - страшной.
Она пытается сдержать улыбку:
- Кому проще?
- Мне! Мне проще, Уоллес!
Я вздыхаю, на секунду прикрыв веки.
Лучше бы мне завтра не помнить того, что я сейчас несу.
- Ты пьяный, Шейн.
Внезапно ее голос звучит близко и с нежностью, с которой она никогда прежде не обращалась ко мне. Распахнув глаза, я вижу, что она склонилась ко мне. Ее свежий, чуть сладковатый аромат наполняет мои легкие, растекаясь там как самая опасная отрава.
- Хочешь, я помогу тебе подняться в гостевую спальню? Или позвать Райана?
От звука его имени я морщусь:
- Я хочу поцеловать тебя, - бормочу я, пялясь на ее губы.
Мел резко выпрямляется, но я хватаю ее за руку и поднимаюсь. Она смотрит на меня испуганно и настороженно.
- Я пьян, Уоллес, но не до такой степени, чтобы мне требовалась твоя помощь.
- Пусти!
Она пытается высвободиться, но я держу крепко.
- Я не собираюсь ни к чему тебя принуждать, успокойся! Да, я хочу тебя. Это для тебя новость?
Какого черта, я же уже признавался ей!
Мел резко втягивает воздух сквозь приоткрытые губы, на которые я стараюсь не смотреть. Помедлив, она качает головой.
Мы оба знаем, как обстоят дела. Неизвестно почему, но между нами возникло притяжение. Мы боремся с ним, но эффект получается противоположный. Чем больше мы сопротивляемся, тем сильней нас влечет друг к другу.
Поддаться соблазну, позволить себе ослабить контроль – это вариант, который невозможен в любом случае.
Но могу я на секунду, один единственный миг представить, что нет никаких условий, стоящих на моем пути?
Просто мгновение…
Я начинаю склоняться к побледневшему лицу Мел. Ни она, ни я не дышим. Все, что я позволю себе – это коснуться ее губ. Слегка. Едва ощутимо.
Мне нужна бледная тень иллюзии, что эта девушка доступна мне.
В глазах Мел мелькает паника. Нас разделяет меньше сантиметра, и я знаю, что она не станет сопротивляться, если я сделаю это. Но это капитуляция и принятие неизбежного, а это не то, чего я хочу.
Да все это не то.
Я делаю глубокий вдох, отпускаю ее и отступаю, увеличивая расстояние между нами.
Мел растерянно моргает.
- Извини, - глухо отзываюсь я, отворачиваясь от нее. Это слово жжет мой рот – он не привык произносить его.
Сказать это Мелиссе Уоллес?
Тем более дико.
Она ничего не отвечает. Помедлив, срывается с места и так быстро, как позволяет ее обувь, покидает комнату.
МЕЛ (2009)
«Я не буду думать об этом. Не буду. Ничего не случилось. Ничего не было».
Все, о чем я могу думать на следующий день – это наш «почти поцелуй» с Келлером.
И том, что я не стану думать о нем.
Очевидно, в этом я терплю полное фиаско.
Нам удалось избежать катастрофы, хотя мы уже стояли на самом ее пороге. И это хорошо, что все обошлось, что мы не поцеловались и Шейн смог остановиться в последний момент.
Да, он смог, но если бы все зависело от меня, я бы не справилась. Я была готова к тому, что это произойдет.
Я хотела этого.
Я ЭТОГО ХОТЕЛА!
Мне тошно призваться в этом, но такова правда. Я хотела, чтобы вчера, в той комнате Шейн Келлер поцеловал меня. Мне было невероятно страшно, и все же…
Сегодня утром я чувствую себя отвратительно. Особенно когда смотрю на подарок Райана – золотую подвеску с моим именем.
Это причиняет почти реальную физическую боль. Эти желания – такие постыдные! А сегодня мне еще предстоит встретиться с Келлером, так как я подозреваю, что у него мой телефон.
Я накрываюсь одеялом с головой и стону в подушку.
Вчера я так торопилась убраться подальше от него, что забыла свой мобильник на столе. Когда хватилась его и вернулась в кабинет, ни телефона, ни Шейна там не оказалось.
Скорее всего, он его забрал. Только не знаю, зачем. Хуже всего, что в телефоне у меня хранятся фотки, не предназначенные для посторонних глаз. И уж точно не для его глаз.
Я делала их для Райана, но почему-то так и не удалила.
Теперь я жалею об этом. Что, если Шейн смотрел их?
Мысль об этом лишает меня желания покидать дом следующий месяц. Тем ни менее я должна.
Собравшись и отказавшись от завтрака, предложенный мамой, я сажусь в машину и отправляюсь домой к Шейну.
Всю дорогу я жутко нервничаю. Мы с этим парнем ходим по краю. Нам бы избегать друг друга, но мы только и делаем, что сталкиваемся.
Келлер живет в восточной части города, на живописной, тихой улочке, в двухэтажном, ухоженном коттедже. Вокруг много зелени, лужайка перед домом аккуратно подстрижена.
Я никогда не была внутри, но несколько раз мы с Райаном заезжали сюда, чтобы забрать Шейна, когда он планировал пить и не собирался садиться за руль.
Одно дело – с Райаном, и совсем другое, когда он даже не знает об этом.
Я чувствую себя преступницей, хотя всего лишь планирую забрать свой телефон.
Мне не хватает смелости выйти из машины. Я боюсь, что если пойду туда… то сделаю что-то, о чем впоследствии пожалею. И вот до чего дошло – я уже не отвечаю за себя.
Келлер во всем виноват!
Это его странная способность влиять на меня недопустимым образом!
Я начинаю злиться, но мне это не поможет. Мне все равно придется это сделать: выйти из машины и столкнуться с этим парнем. После нескольких глубоких, должных успокоить меня вдохов и выдохов, я покидаю свое убежище и на негнущихся ногах подхожу к дому.
Моя рука предательски дрожит, когда я подношу кулак к двери и стучусь.
И пока я жду, в голове мелькает трусливая мысль сбежать и купить себе новый телефон, плюнув на этот.
Эта идея приходит ко мне слишком поздно. Внутри дома раздаются приближающиеся шаги, и уже через секунду мы с Келлером смотрим друг на друга.
- Уоллес?
Он не особо удивлен. Похоже даже, пытается скрыть улыбку.
Замечательно!
- Он у тебя?
Я сразу перехожу к делу, потому что, чтобы он там ни задумал, играть в его игры я не намерена.
- Кто?
Шейн делает вид, что не понимает. Но провести меня ему не удается.
Я стискиваю челюсти:
- Мой телефон, Келлер! Ты прекрасно знаешь, о чем я.
- Телефон? - Он в замешательстве морщит лоб. - Откуда я должен что-то знать о твоем телефоне? Уоллес, ты что-то путаешь.
Мне хочется треснуть ему по башке из-за того, с каким невинным видом этот гад на меня смотрит!
Но у меня нет сомнений, что это его рук дело. Только чего он добивается?
- Вчера я забыла телефон в кабинете, а когда вернулась, ни тебя, ни мобильника не было. Его мог взять только ты!
Несмотря на гнев, я не могу игнорировать тот факт, что он невероятно хорошо собой – я отмечаю это каждый раз, когда вижу его. Даже в спортивных штанах и простой черной майке он очень привлекательный.
Это отвлекает и бесит меня!
- Уоллес, да кто угодно мог взять его, - возражает Шейн, приваливаясь плечом к дверному проему. У него сильные, натренированные руки, на которые мне так трудно не пялиться. - Ты звонила на свой номер?
Я молчу и тяжелым взглядом смеряю его лицо. Нет, я не звонила, потому что была полностью уверена, что телефон у него.
И до сих пор уверена.
- Не веришь мне? Думаешь, я его взял и молчу? - пораженно вздыхает Келлер.
- Именно так и думаю, - отрезаю я.
- Тогда иди и ищи. - Он отступает, шире распахивая дверь.
Я колеблюсь.
- Вперед, если не веришь! Давай, Уоллес.
Шейн бросает мне вызов. Думает, я струшу и сбегу?
Но я не собираюсь делать этого.
- Где твоя комната?
С решительным видом я вхожу в дом. Если он и удивлен, ему удается скрыть это. Не знаю, что он задумал: может, хочет затащить меня в свою комнату?
Стараюсь не думать об этом, следуя за Шейном.
Возможно, он спрятал телефон где-нибудь вне дома, но я не покажу ему, что готова сдаться так быстро.
- Чувствуй себя как дома, - насмешливо говорит он, когда мы заходим в его спальню.
Комната среднего размера, довольно чистая, как для парня – ничего необычного. Не знаю, чего я ожидала от спальни Шейна Келлера.
Сплошь черный цвет и голых девочек на стенах?
Мне трудно сдержать любопытство. Я бросаю взгляд на застеленную клетчатым покрывалом деревянную кровать, гадая, как много девушек в ней побывало.
Шейн внимательно наблюдает за мной.
- Ты действительно хочешь, чтобы я копалась в твоих вещах? - с досадой вздыхаю я.
- Нет, Мел, не хочу. - Он пожимает плечами, приближаясь ко мне, а я игнорирую тот факт, что ритм моего пульса сменился при звуке его голоса, произносящего мое имя. - Но иначе ведь ты не успокоишься. Действуй! Я буду на кухне.
Он разводит руками и выходит из комнаты, прикрыв дверь.
Я запуталась! Если Келлер согласен, чтобы я рылась в его вещах, может, у него правда нет моего телефона?
Теперь я ни в чем не уверена!
Кроме разве того, что мне совсем не хочется копаться в его вещах. То есть – мне очень хочется, и вовсе не из-за телефона. Именно поэтому мне и не стоит.
Я трушу. Интересно, Шейн это предвидел?
Не зная, как следует поступить, я кусаю губы. Затем замечаю на комоде мобильный Шейна и недолго думая, набираю с него свой номер. Если телефон здесь, я найду его.
Но сразу же, как идет первый гудок, я слышу знакомую мелодию. Песню Lady Gaga - Bad Romance, которую я поставила на вызов.
Вот же сукин сын!
Я оглядываюсь, пытаясь определить, откуда идет звонок.
Кажется, из той тумбочки у кровати. Выдвигаю верхний ящик и нахожу свой мобильный. Рядом с большой упаковкой презервативов. Распечатанной упаковкой презервативов.
Да что такое с этим парнем?!
Во мне поднимается сильнейшее негодование. Это хорошо, потому что так я меньше думаю о том, с кем и как часто он пускает в ход запасы своих кондомов.
Я-то знаю его дикий успех у девчонок!
Сжимая в руке свой телефон, я выхожу из комнаты и ищу Келлера. Он в кухне, стоит, прислонившись к столешнице, и спокойно поглощает хлопья с молоком.
- Вижу, ты быстро справилась. - Он улыбается, отправляя в рот очередную ложку завтрака.
Засранец совсем не выглядит виноватым!
- И что это было?
Я стараюсь контролировать эмоции в голосе, потому что чем явней я буду психовать, тем больше удовольствия он получит.
- Что именно?
- Твое представление! Зачем ты так старался убедить меня, что не брал мой телефон, если даже не пытался его спрятать!
Я не упоминаю, что он засунул его в ящик с презервативами. Если бы Шейн на самом деле не хотел, чтобы я нашла мобильный, то приложил бы больше усилий.
Шейн вздыхает, опустив пустую миску на столешницу.
- Потому что это было забавно. И, кстати, я уверен, что все же спрятал его. - Его глаза смотрят на меня с вызовом, но я не ведусь на это. - Небольшая шутка. Не злись.
Ну и как я должна реагировать на это? Улыбнуться и сказать, что оценила шутку?
Нет уж!
К тому же, остался один вопрос…
- Ты смотрел их? - Я не уточняю, но судя по лицу Шейна, это и не требуется.
- Фото? Конечно. Я был пьян, и… Ты ждала от меня чего-то другого?
Мне кажется, в его глазах мелькает досада, но я не уверена.
- Как раз этого я и ждала, - тихо отвечаю я.
Официально: Шейн Келлер видел меня голой. Точнее – топлес, но это все равно отстойно.
- Не понимаю тебя, Шейн. - Я качаю головой, взглядом показывая разочарование и растерянность.
Я даже не знаю, как могу еще больше разувериться в этом парне, потому что у меня никогда не было больших ожиданий на его счет. Я знаю, что он засранец и ему доставляет удовольствие ставить меня в неудобное положение. Но еще я знаю, что между нами что-то проскочило. Пусть это не может ни к чему привести, но разве этого недостаточно, чтобы перестать мучить меня?
- И не поймешь, Уоллес. - Он скрещивает руки на груди и мышцы на его бицепсах напрягаются. - Только не делай трагедию из того, что я видел твои сиськи, - предупреждает он.
Я вспыхиваю. Если он хотел меня смутить, у него получилось. Но еще я понимаю, что эта грубость – лишь попытка защитить себя. Он может отрицать, но то, что между нами двумя происходит – пугает его самого. Для него это не игра.
- Шейн, ты можешь сколько угодно строить из себя сволочь, - я подхожу к нему ближе, и его взгляд становится настороженным, - но мы оба знаем, что тебе не наплевать на Райана.
Он напрягается:
- Причем тут Райан?
- То, что ты делаешь, в итоге может навредить ему, - мягко говорю я.
Он хмыкает:
- Я делаю? Серьезно, Уоллес?! Что же именно я делаю?
Его губы кривятся в усмешке, но глаза смотрят зло.
Это как хождение по тонкому льду.
- Ты знаешь.
- Нет, скажи мне!
Он ближе подступает ко мне, и мой взгляд оказывается на уровне его груди.
Господи боже, почему от него так хорошо пахнет?!
Я хотела разобраться со всем раз и навсегда, но запуталась еще больше.
Его близость все усложняет!
Я поднимаю глаза: он такой мрачный и гневный! И мне так сильно хочется дотронуться до хмурой складки у него на лбу!
- Провоцируешь меня, - едва шевелю губами я.
Его глаза вспыхивают.
- Я это делаю, Мел?! А что насчет тебя? Блядь, только не прикрывайся сейчас Райаном!
Шейн взволнован и в его голосе так много обвинительных ноток! Но он прав – я не лучше. Мы оба делаем недопустимые вещи.
- То, как ты смотришь на меня – далеко не невинно, солнышко, - его голос становится приглушенным. - И готов спорить на что угодно – твои мысли такие же. Или ты будешь возражать?
Он не сводит с меня глаз, а я тону в изумрудном, глубоком океане. Будто чья-то безжалостная рука толкнула меня в бездну, и я падаю.
Он так прав! Все так безошибочно чувствует. К чему попытки что-то утаивать от него, если я для него открытая книга?
- Знаешь, Уоллес, ты мне никогда не нравилась, но я и не думал, что ты такая лицемерка, - презрительно выплевывает Келлер.
Я моргаю: наваждение рассеивается в дым.
- Забирай свой гребаный телефон и вали отсюда. Я устал от тебя.

Книги автора

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.