Загадай желание (новая версия)

Чайка София

Просмотров: 164
5.0/5 оценка (1 голос)
Загружена 22.08.17
Загадай желание (новая версия)

Купить книгу

Формат: PDF, TXT, EPUB, FB2
Избранное Удалить
В избранное!

Алеся не привыкла надеяться на чудо. Муж ушел, сбережений не осталось, сына приходится воспитывать самостоятельно. Ей посчастливилось устроиться поваром в новый ресторан. С этого дня жизнь женщины кардинально меняется.
Марину сватают за обеспеченного и красивого мужчину, но девушка не хочет выходить за него замуж. Как быть? Продолжать следовать желаниям родителей или прислушаться к зову собственного сердца?
У мальчика Димы появилось заветное желание. Он загадывает его в день рождения и верит, что оно обязательно исполнится.

Пролог

– Дима, сыночек, пора загадывать желание! – Алеся потрепала пятилетнего сына по кудрявой рыжей головке и указала рукой на огромный праздничный торт, украшенный шоколадной глазурью и пятью разноцветными свечами. – Только никому свой секрет не рассказывай. Вдохни поглубже и задуй огоньки.
– А оно точно сбудется?
Круглые зеленые глазенки, обрамленные светлыми ресничками, недоверчиво уставились на Алесю Буевич. Та растерялась от неожиданного вопроса. За двадцать пять лет жизни исполнилось только одно ее желание: родился любознательный сынишка.
– Само собой, – раздался рядом веселый голос Яна, брата Алеси.
Рыжие волосы, хризолитового цвета глаза, непоседливый характер… Любому, кто видел троицу вместе, сразу становилось ясно: перед ним – близкие родственники. Ян, всегда готовый поддержать племянника в играх, и сам все еще походил на мальчишку. Чтобы дать выход бурлившей в нем энергии, во время студенческих летних каникул предпочитал путешествовать, устраиваясь помощником в какую-нибудь экспедицию. Сестра радовалась, что в этот торжественный день брат оказался рядом. Он умел поднять настроение каждому, кто оказывался рядом.
Несмотря на огненные волосы, Алеся казалась более сдержанной. Да и жизнь девушку не слишком баловала. После школы, будучи сиротой, без экзаменов девушка поступила в кулинарный техникум, в девятнадцать – расписалась со студентом музыкального училища, а спустя два года осталась без мужа, с крохотным ребенком на руках.
Непризнанный гений Семен Драпкин, зарабатывающий на жизнь музыкальным сопровождением свадеб, однажды решил, что жизнь в провинции плохо влияет на его талант. Бросив жену и сына без средств к существованию, Семен отправился покорять столицу.
С тех пор Алеся ничего о нем не слышала, да и не старалась что-то узнать. А ведь когда-то ей казалось, что у них с Драпкиным много общего: трудное детство, желание иметь настоящую семью и еще что-то, что давно стерлось из памяти. Видимо, желание иметь мужа и детей вытеснило из ее головы чувство самосохранения.
Что это она? Пора прекращать себя жалеть. У сына сегодня праздник, значит, ее лицо должна озарять улыбка, а не морщить печаль. Дима нуждается в сильной и жизнерадостной маме. К тому же ей наконец-то удалось найти работу с приличной зарплатой.
Все у них будет хорошо. Даже замечательно!
Дима торжественно задул свечи. Соседка Таня запечатлела на одолженной видеокамере выдающееся событие, а гости дружно затянули песню. Именинник энергично размахивал ложкой, дирижируя нестройному хору.
«Не хватало еще одного музыканта в семье!» – мелькнула в голове тревожная мысль. Однако Алеся отмахнулась от нее. Не все творческие люди похожи на ее бывшего. К тому же дети и взрослые ждут торт, приготовленный ее руками. Алеся разрезала лакомство, краем глаза следила за сыном и радовалась, видя довольное детское личико.
Праздник удался.
Когда уставшие от еды и шума гости разошлись по домам, а Таня вместе с Яном отправилась в кухню мыть посуду, Алеся принялась укладывать дремавшего сына спать. В какой-то миг Дима вдруг крепко обнял ее за шею и пробормотал:
– Ма, я загадал важное желание.
– Молодец! Спи.
Поцеловав в лоб уснувшего мальчика, Алеся подтянула повыше детское одеяльце и попыталась угадать, какие желания в пятилетнем возрасте считаются важными.


Глава 1

– Дорогой, давно пора подумать о наследниках, – молодящаяся сорокатрехлетняя мачеха прошлась оценивающим взглядом от кончиков сшитых на заказ ботинок до остриженной в элитном салоне макушки пасынка, пригубила бренди и посмотрела собеседнику в глаза. – Тебе почти тридцать, Збруев.
Максим не задержался с ответным взглядом. Андриана не слишком изменилась с тех пор, как окольцевала его отца. Однако внимательный собеседник сразу заметит, что холеное лицо уже носит едва заметные следы разгульной жизни. И все же, она еще хороша. Длинные белокурые волосы ниспадают на покатые открытые плечи в продуманном беспорядке, синее шелковое платье подчеркивает женственную, немного располневшую фигуру и одновременно выставляет на всеобщее обозрение длинные ноги, которые когда-то свели с ума Збруева-старшего.
Терпеливо выслушав жалобы на мизерное содержание и требование его немедленного увеличения, совершенно не желая обсуждать предложенную тему, Макс мог бы и закончить образцово-показательный еженедельный визит в огромный дом, в котором теперь обитала одна лишь мачеха. Однако, вежливости ради, все же лениво заметил:
– Уверен, подходящая кандидатура уже значится в том перечне, который ты каждый раз тщательно готовишь к моему приходу.
– Мой мальчик…
– Мальчик? Даже для лести – это слишком. И уж точно не твой, – возразил Макс.
– Ты несправедлив.
Уголки пухлых губ опустились в обиженной гримасе.
– Разве?
– Твой отец выбрал эту девушку в невестки, не я. Коленька мечтал, чтобы наши семьи породнились.
Сообразив, о ком речь, Збруев прикрыл глаза рукой и простонал:
– Да она – сущий ребенок. Грех отрывать дитя от груди.
Андриана лишь пожала плечами, возразив:
– Женщины взрослеют рано. Мариночке Даль – уже девятнадцать. Если ты не в курсе, она учится в университете.
Максим вспомнил худенькую девочку с копной пепельных волос, взирающую на мир огромными испуганными синими глазами. Он не может жениться на столь хрупком создании. Даже если этого хотел десять лет назад почивший отец.
– Не дави на меня. Мы едва перемолвились парой слов. Я ей даже не нравлюсь.
– Ты не можешь знать о таких вещах, – протянула блондинка и наклонилась вперед, демонстрируя выдающуюся во всех отношениях грудь в глубоком вырезе платья. – Встретитесь, пообщаетесь. Вы оба изменились с тех пор, как виделись в последний раз. Ради Коленьки. Придумай какой-нибудь повод, очаруй, удиви интеллектом. Не мне тебя учить.
Узкая холодная рука накрыла смуглые мужские пальцы.
Збруев поднялся с кресла, чтобы чего-нибудь выпить, и заодно избавиться от неприятных прикосновений. Он едва терпел эту женщину, но по многим причинам не мог игнорировать ее приглашения. Однако сегодня Андриана зашла слишком далеко, посягнув на личное пространство и навязывая пасынку малолетнюю жену. Ему удобно жить и без этого. Жена не вписывалась ни в один из его графиков.
Одним длинным глотком допив коньяк, Макс повернулся к мачехе.
– Андриана, я – пас. Не знаю, зачем тебе это нужно, но советую поискать другого дурачка.
– Что же, – женщина выудила из вазы с фруктами самую большую виноградину и медленно втянула ее в рот. Максим отвернулся, не желая видеть представление, и посмотрел в окно. – Витольд Даль – не просто давний друг твоего отца. Он одолжил Коленьке деньги, чтобы тот мог открыть свой первый ресторан. Двое чудесных мужчин, трудясь ради будущих поколений, мечтали поженить своих детей, чтобы увековечить дружбу. Ну, а одолженные деньги, как ты понимаешь, это – Мариночкино приданое. Которое ты уже получил.
Как ни противно в этом сознаваться, но тут Андриана не солгала. Чертов долг!
– Я верну ему деньги.
– И обидишь хорошего человека. Кстати, только благодаря поддержке Даля ты закончил университет. Как вспомню: беззащитная женщина с ребенком на руках… Уже большим мальчиком.
– Я же просил!
Макс засунул руки в карманы брюк. Он совсем не хотел обижать старика Даля отказом. Замечательный человек и мудрый советник нравился ему. Многие годы мужчина помогал Збруеву оформлять выгодные кредиты для расширения сети ресторанов «Драгоценные камни». Даже если отбросить сентиментальные доводы, ссориться с Витольдом Павловичем совсем не выгодно.
– Почему именно сегодня тебя посетила эта идея?
Андриана попыталась скрыть удовлетворенную улыбку, но Макс слишком хорошо ее знал, чтобы поверить в добросердечие.
– Совершенно случайно встретила Светлану Даль в женском клубе. Мы немного посплетничали. Оказывается, у Мариночки много поклонников, но она пока никого не выбрала. Да и Витольд не поощряет ухаживания малолетних бездельников. Вот тогда Светочка и намекнула, что ты слишком давно у них не появлялся. Выводы делай сам.
Максим знал о навязчивой идее отца женить сына на дочери друга, но в юности не обращал на нее внимания. В то время женитьба казалась слишком далекой. Да и Марина еще под стол пешком ходила.
Он точно спятил! На дворе двадцатый век, а взрослый самостоятельный мужчина обдумывает брачное соглашение, заключенное родителями. Безусловно, вероятность того, что девчонка ему понравится, существует. Но жертвовать собственной свободой ради настолько призрачной возможности – просто глупо.
Плохо, что Андриана уже закусила удила. Неугомонная, хотя и насквозь фальшивая женщина умела добиваться своей цели. Проще пойти на определенные уступки. Не ради мачехи – для собственного спокойствия и из уважения к Далю.
– Ладно, – нехотя бросил Макс, – пошлю приглашение для Витольда и его семьи на открытие моего нового ресторана. – Заметив, что Андриана собирается добавить что-то еще, Збруев поднял руку в запрещающем жесте: – На этом все.
– Я забочусь исключительно о твоем будущем!
Мужчина чувствовал, что мачеха мысленно торжествует, и это ужасно злило.
– Мне не нужна твоя забота, Андриана. Одного раза вполне достаточно.

* * *

Ресторан «Итальянский топаз» готовился встретить первых посетителей. Событие обещало стать грандиозным. По этому поводу пригласили самых-самых из местной знати, но и приему обычных посетителей уделили немало внимания. Именно они должны стать главными клиентами. Служащие валились с ног, наводя красоту в главном зале.
Остановившись на пороге, Алеся невольно залюбовалась изысканным интерьером, выдержанным в итальянском стиле. По сверкающему бежевому полу скользили официанты, накрывая круглые столики, расположенные на нескольких уровнях, кофейного цвета льняными скатертями. Несколько мужчин в робах вешали на стены картины Антонио Сгарбосса. В углу зала на возвышении, возле рояля, похожего на шоколадную игрушку, музыканты настраивали инструменты. На спец-столиках, размещенных на балконе, девушки в фирменной одежде расставляли таблички с именами почетных гостей. Благодаря боковому освещению помещение медленно и таинственно мерцало, а зеркальный потолок приумножал эффект.
Насладившись великолепным зрелищем, Алеся помчалась к лифту. Женщина торопилась в кухню, которую экстравагантный архитектор разместил на пятом этаже. Видимо, он рассчитывал, что подобное расположение позволит быстро обслужить не только посетителей ресторана, но и обитателей гостиничных номеров, находящихся этажом ниже, а также любителей полакомиться на плоской крыше здания, где расставили плетеные столики и кресла.
Только сейчас не это волновало девушку. Новая работа занимала ее мысли. Алеся раздумывала, как удачнее проявить свои кулинарные способности и предстать перед шеф-поваром в выгодном свете. В подобном заведении даже должность помощника хорошо оплачивалась, и женщина боялась ее потерять.
Шеф-повар Виктор Брагин, пожилой полноватый мужчина, занимался весьма важным делом – смаковал сироп для одного из десертов. Казалось, он ничего и никого не замечал, дегустируя вишневого цвета жидкость, однако впечатление оказалось обманчивым. Не открывая глаз, шеф недовольно прогнусавил:
– Алеся? Где вы бродите? Рагу из телячьего хвоста давно ждет материализации. Приступайте немедленно.
– Уже начала, – пробубнила Алеся, направляясь к разделочному столу.
Уловив в женском голосе неуверенные нотки, Виктор, предпочитающий, чтобы к нему обращались, делая ударение на последнем слоге, распахнул маленькие глазки и обратил на девушку отеческий взгляд:
– Не дрейфь, детка! Мы все слегка нервничаем. Возможно, даже больше, чем слегка. Над столом висят листочки с рецептами. Не стесняйся, подглядывай.
Шпаргалки? Хорошо!
– Спасибо.
– Не стоит благодарности. Все мы были молодыми!
Растерявший часть своих волос шеф лихо подкрутил кверху седой ус.

* * *

Кажется, презентация проходит неплохо. Пожалуй, очень даже неплохо.
Максим откинулся на спинку стула и с высоты второго этажа обозревал зал. Посетители наслаждаются едой и вином. Оркестр развлекает ненавязчивой музыкой. Несколько пар двигаются в танце. Его служащие потрудились на совесть и продолжают стараться.
Макс повернулся к Марине Даль. Та тотчас вскинула огромные синие глаза. Девочка выросла и превратилась в очаровательную молодую женщину. Пепельные волосы больше не стягивают косы. Они спадают на острые плечики красивыми локонами. Изысканное синее платье облегает точеную фигурку, обрисовывая маленькую грудь. Стройные ножки в туфельках с перемычками плотно сжаты, а колени скромно прикрыты тканью салфетки.
Безусловно, девушка понравилась Максиму. Не то, чтобы он воспылал к Марине сильными чувствами, но ее милая прелесть произвела на мужчину приятное впечатление. Глядя в настороженные глаза, Макс заботливо поинтересовался:
– Возможно, вам хотелось бы чего-то особенного?
– Особенного? – прошептала девушка, замялась, но потом сдержанно продолжила: – Не отказалась бы от поленты. Если это удобно.
Неожиданно. Почему он решил, что Марина захочет итальянского мороженного, миндального крема или, как альтернативу лакомству, танец с ним?
– Сейчас узнаю.
Максим взглядом подозвал официанта, обслуживающего исключительно столик хозяина, и отправил его в кухню.
– Неудобно получилось, – всполошилась Марина, покусывая губы. – Не нужно из-за меня менять планы.
– Не стоит так беспокоиться, – произнес Макс и осторожно накрыл ладонью дрожащие пальчики. – Уверен, что шеф-повар все предусмотрел.
– Дело в том, – девушка осторожно освободила руку, – что однажды, во время летних каникул, я побывала в Италии. Хозяйка дома, в котором мы остановились, готовила очень вкусную поленту. И когда вы предложили выбрать… мне захотелось вспомнить ее вкус и… детство.
– Уверен, вам понравится полента в исполнении Виктора Брагина, – как можно доброжелательнее вымолвил Максим. В ответ девушка подарила ему дрожащую улыбку.
Ну что же, скромница – лучше, чем бесстыдница. Наверное.

* * *

Алеся скоблила, дробила, шинковала, перемешивала уже несколько часов. В ресторане был аншлаг, а в кухне властвовал Армагеддон. Даже обычно невозмутимый Виктор слегка покрикивал на помощников.
Девушка заканчивала готовить бисквитный пудинг, когда услышала знакомый голос:
– Аля!
Обернувшись, увидела Яна. Широко улыбаясь, тот строил глазки молоденьким официанткам, примчавшимся за очередным заказом.
Алеся бросила обеспокоенный взгляд на шефа и подбежала к брату:
– Ты зачем здесь? Мне голову поднять некогда, не то, что разговаривать.
– Тогда срочно увольняйся. Какая мне радость с того, что сестра работает в крутом ресторане, если ее даже проведать нельзя? – Ян заправил выбившуюся рыжую прядь за ухо Алеси. – Ты что там готовишь?
– Не дурачься. Пудинг. Но он тебе не достанется. Что-то случилось?
– Уезжаю к морю с археологической экспедицией. Завтра.
– Повезло. Море! Эх! – Аля поцеловала брата в щеку. – Будь осторожен, и веди себя прилично.
– Обижаешь. Ну, ты тоже не скучай.
– Мне некогда.
Алеся заметила недовольный взгляд Виктора и, не дожидаясь замечания, выпроводила брата за дверь. Она запихивала пудинг в духовку, когда рядом остановился шеф-повар.
– Значит так, Алеся: внизу запарка. Быстренько переодевайся во что-нибудь чистое, и неси очередную порцию в ложу.
Аля даже растерялась от неожиданности.
– В ложу?! – Стащила косынку, провела по голове – волосы от жары слиплись. Девушка лихорадочно вспоминала, накрасила ли сегодня глаза. – Я не могу!
– Это – приказ. – Виктор снял с головы собственный высоченный колпак. – Наденешь его и белую куртку. Никто не смотрит на официантов. Отнесешь пудинг на балкон и передашь Олегу. Он дежурит прямо возле столика, и сделает все, как нужно.
Вздохнув, Алеся натянула головной убор. Посмотрелась в зеркальный поднос.
Из-под такой «изящной шляпки» ее рыжие кудри точно никто не заметит. Только бы на глаза не сползал.

* * *

Марина скучала на маленьком диванчике в холле ресторана. Сказала родителям, что идет в дамскую комнату, а сама устроилась здесь – подальше от шума, нескромных взглядов посетителей и… Максима. Мама права – он красивый. Высокий, смуглый, искушенный.
Девушка в очередной раз вздохнула.
Слишком высокий. Слишком смуглый. Слишком искушенный. На цыгана похож. Или итальянца.
Марина уткнулась лицом в ладони. Хоть здесь не нужно держать спину прямо и улыбаться. Да и мама не сверлит пальцем бок, заставляя поддерживать разговор со Збруевым. Почему папа не выбрал для нее кого-то не такого… темного? Вот такого, к примеру, как тот парень, что сейчас выходит из лифта. Словно солнышко выглянуло из-за туч.
Девушка зачарованно следила за плавными мужскими движениями. Парень походил на большого рыжего кота. Марина уже завидовала его девушке. Почему Збруев совсем не такой? Что-то ее совсем развезло.
Мужчина неожиданно обернулся, остановился, а затем и вовсе присел рядышком на корточки.
– Тебя кто-то обидел?
Теплый палец коснулся девичьей щеки, снимая прозрачную каплю. Зеленые глаза обеспокоенно ласкали взглядом лицо.
– Нет, – ответила, и вдруг поинтересовалась: – А как вас зовут?
– Ян, – белозубая улыбка осветила приветливое лицо. – А тебя?
– Марина. Вы здесь работаете?
Что это с ней? Марина Даль никогда прежде не приставала к мужчинам с расспросами.
– Нет. Как настроение? Лучше?
– Почти. Вы торопитесь?
Марина не хотела, чтобы он уходил.
– К сожалению. Но очень надеюсь, что мы еще встретимся.
Ян коснулся пальцем ее щеки.
– До свидания, Марина.
Приоткрыв рот, девушка следила, как Ян покидает ресторан. У этого парня были очень красивые ноги.
Что с ней произошло?


Глава 2

Чем ближе к залу, тем больше Алеся волновалась. Удерживая на весу поднос с пудингом, разделенным на равные порции и украшенным ромовыми вишнями, она осторожно продвигалась к цели.
Женщина целый день провозилась в кухне, но в горячке приготовлений не успела перекусить. Дегустацией всех блюд занимался исключительно Виктор. Теперь же в животе беспрерывно урчало. Алеся перестала ощущать ромовый аромат и голод, лишь когда вошла в служебную дверь главного зала.
Столько изысканно одетых людей в одном месте Алеся наблюдала впервые. Они ели, шутили и флиртовали. В первые мгновения девушка позавидовала их беспечности, но потом решила, что приятно отдохнуть может и в компании сына, да еще подруги. К тому же, пикник на свежем воздухе для ребенка гораздо предпочтительнее.
Возможно, когда-то… Глупо мечтать о несбыточном. Сейчас ей нужно зарабатывать деньги, чтобы прокормить семью. Всего десять ступенек, и она окажется на балконе.
Аля подняла глаза в поисках дежурного официанта, но вместо него увидела потрясающе красивого темноволосого мужчину. Непринужденно сидя на ближайшем к перилам стуле, он радушно улыбался пожилой паре.
В представлении Алеси, именно так выглядели итальянские мафиози – смуглая кожа, дорогой костюм, белоснежная рубашка (в классическом варианте черная, но сейчас это не имело значения) и волнующая аура опасности. Алеся не удивилась бы, заметив припрятанную где-то кобуру с револьвером. От внезапно нахлынувшего волнения даже ладошки вспотели.
Господи, помоги не свалиться к его ногам! Да, и про пудинг не забудь. Донести бы без происшествий. И где обещанный официант?
Аля очень медленно поднялась на балкон и остановилась в нерешительности. Сбыть с рук пудинг оказалось некому.
– А вот и десерт!
Темноволосый мужчина властно махнул Алесе рукой, требуя подавать принесенное. Вблизи он выглядел еще привлекательнее. Еще опаснее. Во всяком случае, Алесины чувства взбунтовались. И хотя мужчина не обращал на нее внимания, девушка успела разглядеть миндалевидные карие глаза с длинными ресницами и четко очерченные губы.
Смущаясь все больше, Алеся осторожно расставляла тарелки. Она не помнила, когда в последний раз обращала внимание на мужчин. Даже о неподходящем наряде забыла, что только к лучшему. Иначе руки точно бы тряслись.
Подав десерт пожилой паре, Аля взяла следующую порцию и наклонилась к столу рядом с соседним креслом. Его креслом.
Запах дорогого мужского одеколона окутал девушку умопомрачительным облаком. Колпак начал сползать Алесе на глаза, и ромовая вишня, подчиняясь законам физики, полетела на батист рубашки.
Все свидетели происшествия замерли. Девушка перестала дышать. А хозяин рубашки неожиданно расхохотался. Даже слезы брызнули из глаз. Он смахивал их рукой.
Аля тотчас пришла в себя и, схватив салфетку незнакомца, бросилась промокать красное пятно, приговаривая:
– Простите меня. Я все вытру. Я выстираю. Я…
Незнакомец замолчал, и девушка подняла глаза.

* * *

Изумруды, не иначе!
Макс ни разу не встречал таких невероятных зеленых глаз. Точнее, одного глаза, потому что второй почти полностью прикрывал уродливый белый колпак.
Женский взгляд прожег его насквозь. Даже дышать стало трудно. А что с его телом делали ее вполне невинные прикосновения! Еще пара минут, и он не сможет выйти из-за стола. Давненько с ним не случалось подобное. А из-за официантки – вообще впервые.
Все бы ничего, но рядом сидят родители Марины, да и сам он уже подумывает о женитьбе. Однако, не успела предполагаемая невеста отойти на пару минут, как почти жених едва не оконфузился, возбужденный совершенно незнакомой женщиной!
Желая избавиться от колдовского взгляда, Збруев опустил глаза ниже: розовые, слегка приоткрытые влажные губы будто напрашивались на поцелуй, а дурманящий женский запах хотелось вдыхать и вдыхать бесконечно.
Пожалуй, пора посетить Клариссу.
Готовя новый проект, Макс совершенно забросил любовницу. Теперь решил не откладывать, и завтра же нанести ей визит. А пока…
– Спасибо, но не стоит.
Збруев отстранил тоненькие пальчики, сражаясь с нестерпимым желанием притянуть их обладательницу на свои колени. Незнакомка резко отдернула руки и, прихватив поднос, помчалась вниз по ступенькам. Она ни разу не оглянулась.
Макс проводил девушку взглядом до служебного входа. Потом схватил бокал, желая выпить. На дне сверкнуло тоненькое золотое колечко. Макс залпом допил вино и вытряхнул сверкающий ободок на ладонь.
У незнакомки, и правда, весьма изящные пальчики.

* * *

Пока Аля поднималась в лифте, ее трясло, словно в ознобе.
Украсить вишнями рубашку какого-то крутого гостя! Это нужно умудриться. Позор! Стоит мужчине заикнуться об этом хозяевам ресторана, как она тотчас вылетит с работы без выходного пособия. Правду говорят, что красивые мужики – сущее наказание! Да и сама хороша: «перышки» взъерошила, будто есть что демонстрировать. Один поварской колпак чего стоит.
Успокаивало лишь то, что кухонная одежка делала Алесю почти неузнаваемой. Только облегчит ли это ее незавидное положение? Да и яркие зеленые глаза – слишком приметные.
Придется прятаться. Или ходить, опустив голову. Если не выгонят. Вот морока!
На кухне по-прежнему кипела работа. Кажется, еще никто не проведал об Алесином провальном дебюте в качестве официантки. Значит, и ей лучше помолчать. Оставалось надеяться, что все обойдется, и «итальянец» не станет жаловаться. По непонятной причине девушка верила, что тот не из капризных модников, готовых из-за малейшей оплошности обслуживающего персонала поднимать шум. Во всяком случае, от этой мысли становилось гораздо спокойнее.
Счастье, что раздумывать о неудаче оказалось некогда. Девушку скорехонько привлекли украшать огромный праздничный торт сахарными жемчужинами.

* * *

Собираясь переодеться, Максим поднялся в кабинет на четвертом этаже. Там располагались все офисные помещения. Привычка держать на работе запасной гардероб для всяких непредвиденных случаев оказалась полезной. Хозяину мероприятия негоже бродить среди гостей в вишневых разводах.
А случай, и правда, непредвиденный. Можно сказать, эксклюзивный. И дело вовсе не в испорченной рубашке.
Макса поразил собственный отклик на незнакомую женщину, которую толком и рассмотреть-то не смог. Он, конечно, далеко не монах, и редко отказывает себе в желаемом наслаждении, но чтобы настолько резко, практически мгновенно отреагировать, да еще в общественном месте! Такого Збруев не помнил с юности.
Пришлось включить настольную лампу, чтобы внимательно изучить золотое колечко.
Похоже на обручальное. Плоскую поверхность по всему периметру украшают мелкие резьбленные цветы. С внутренней стороны что-то выгравировано.
Макс вытащил из ящика стола лупу и прочел: «Але с любовью!»
Каков итог? По всему выходит, что обладательница зеленых глаз замужем. Проблема, но все можно решить. Мужской шарм его ни разу не подводил.
– Максим Николаевич, вы хотели меня видеть? – на пороге вытянулся администратор ресторана, которому Збруев позвонил еще из главного зала.
– Заходи.
Макс задумался над тем, как лучше сформулировать вопрос. Важно отыскать интересующую его женщину, и при этом не вызвать ненужных разговоров. Проще, конечно, передать кольцо через администратора, но Збруев преследовал другую цель.
– Миш, сколько официантов в штате ресторана?
– Четырнадцать.
– Все сегодня на работе?
– Конечно. Такое событие! Что-то случилось? Кто-то напортачил? Я хотел сказать…
– Не оправдывайся. Предпочитаю знать всех работников в лицо.
– Могу принести их личные дела.
– Превосходно. – Удивительно, что он сам не додумался. Теперь можно, не привлекая внимания, выбрать из списка женщин с подходящими именами. – Оставите на моем столе.
Администратор ушел, явно испытывая облегчение, что все обошлось, а Максим довольно потянулся. Уже завтра он получит возможность познакомиться с официанткой, возбудившей его интерес, и не только его. Возможно, и к Клариссе не придется идти.
Натянув поверх чистой рубашки пиджак, Збруев отправился в ресторан исполнять обязанности хозяина – разрезать праздничный торт.
Направляясь в зал, Макс мечтал о завтрашнем дне, когда снова сможет ощутить то волнующее напряжение, которое испытал этим вечером. Только в более подходящей обстановке.
Изобразив приветливую улыбку, Збруев приготовился говорить комплименты Марине Даль.
Потенциальная невеста. Нужно постараться, чтобы одно другому не мешало. Точнее, одна другой.

* * *

Когда Виктор сжалился над Алесей и отпустил домой, она даже не испытала к нему благодарности.
Казалось, сил не осталось ни на что. Немного ободрил душ, который девушка приняла в специально предусмотренном для служащих помещении. Стоя под теплыми струями, стекающими по измученному телу, Аля неожиданно поймала себя на мыслях о незнакомце, единственный взгляд которого пробил брешь в ее защите от мужских притязаний. Девушка тотчас выключила воду, и даже волосы сушить не стала. Промокнула полотенцем и расчесала деревянным гребнем.
Некогда ей думать о всяких там глупостях. Дома давно заждались сын и подруга, которой, кстати, рано вставать на работу.
Служебный лифт оказался занятым, и Алеся решилась съехать вниз на вместительном подъемнике для посетителей. Там толпилась молодежь, веселившаяся на крыше здания, но девушке удалось примоститься в уголке. Закрыв глаза, она прислонилась к обитой деревом стенке.
Аля уснула стоя. Резко открыла глаза, когда лифт остановился на третьем этаже, и толпа, галдя, вывалилась в зал для боулинга, работавший всю ночь.
Девушка потянулась, чтобы нажать на кнопку, когда цифру "1" накрыла смуглая рука, и ноздри защекотал знакомый запах одеколона.
Что за невезение!
Развернувшись к мужчине спиной, Аля мысленно порадовалась, что никто не додумался украсить стены лифта зеркалами. Сердце заколотилось где-то в горле, когда над ухом раздался соблазнительный баритон, будоража чувствительную кожу теплым дыханием:
– Отдыхаете или работаете?
Алеся не могла выдавить из себя ни слова. Оно накатило на нее снова – дьявольское вожделение. Даже живот свело судорогой. Девушка покачала головой. А это могло означать что угодно. Ну и ладно.
Лифт наконец-то остановился. Выдохнув (или вдохнув), Алеся выбежала из тесного пространства, торопясь покинуть зону притяжения.

* * *

Макс приметил ее в тот миг, когда рыжуля зашла в лифт. На этом этаже размещались служебные помещения: склад, кухня, сауна и душевые. Он мог разглядывать ее, не кроясь, и делал это с наслаждением.
Мокрые волосы спадали на плечи симпатичными кудряшками, жаль, что лицо скрывали. Зато фигуру он смог оценить во всех подробностях. Превосходное во всех отношениях телосложение. Тонкая талия, большая грудь, подчеркнутая узкой футболкой, обтянутые джинсами широкие – удобные бедра.
Максим даже растерялся. Он не понимал, что происходит. Ощутить непреодолимое желание дважды на протяжении одного вечера – слишком даже для него. Похоже, у Клариссы все же придется побывать. Хотя…
Молодежь, наконец-то, покинула лифт, и Збруев сумел подобраться к объекту своего желания поближе. Вблизи кольца волос отливали медью, а крутые бедра магнитом притягивали руки. Не выдержав напряжения, Макс заговорил с девушкой. Нестерпимо хотелось услышать ее голос. Незнакомка промолчала.
Он отправился вслед за ней на улицу, как мальчишка за своей первой в жизни женщиной, и снова встал за спиной:
– Уже поздно. Не боитесь ходить одна по городу?

* * *

Она боялась. Не его. Себя. Собственных мыслей и чувств. За спиной же маячил лучший из образцов мужской сексуальности, но обращался он именно к ней, Алесе. Понимая, что в темноте ему не видны глаза, Алеся решилась обернуться.
– А сами не боитесь?
Откуда взялась смелость произнести двусмысленную фразу, девушка не знала. Возможно, желание ощутить на своем теле смуглые руки пересилило осторожность. Ее голос звучал хрипло и возбужденно, даже для собственного слуха. В ответ глаза мужчины сверкнули пламенем. Он улыбнулся, заставив девушку дрожать от желания, и вдруг тихо заметил:
– Рядом есть черный ход.
– Что же…
Слова прозвучали, как согласие. Она рехнулась. Однако… Когда еще представится подобный случай? Уже завтра ее могут уволить, и подобные обстоятельства могут не повториться. Скорее всего.
– Не передумаете в последнюю минуту?
Она совсем не пила, но чувствовала себя опьяненной.
– Даже не надейтесь.
Собственно, этим все сказано.
Он взял ее за руку и повел к неприметной двери. Мужчина открыл ее своим ключом, значит, водил знакомство с хозяевами ресторана.
Ну и пусть. Алю уже трясло от волнения и ожидания чего-то необычного. Почему-то она не сомневалась, что с этим человеком сможет испытать ранее не изведанное.
Через минуту они очутились в тускло освещенном помещении возле коридора, ведущего вглубь здания. Алеся заметила, что мужчина тоже торопится остаться с ней наедине. Это возбуждало еще сильнее. Ведь подобный ему может получить любую женщину, если захочет. И, скорее всего, каждая согласится.
Незнакомец не стал включать свет, чему Аля лишь обрадовалась. Легко, словно пушинку, усадив ее на стол, он овладел ее ртом. Жадно, нетерпеливо, но так искусно, что последние крохи контроля улетучились без следа. Властный поцелуй снял все запреты, которые Аля придумала для себя много лет назад.
Жаркая волна окатила женское тело – и увлекла за собой незнакомца. Он тоже тяжело дышал, поднимая кверху ее футболку и бюстгальтер – торопясь добраться до груди. Ощутив мужские руки на чувствительной коже, Аля не сдержала стон и непроизвольно обвила мужское тело ногами.
Стыда не было. А ведь прежде она никогда так не поступала. Интуитивно девушка чувствовала, что этот невероятный мужчина не опасен для нее. Разве только для спокойствия. Хотя…
– Презерватив есть?

* * *

– Конечно.
Он даже предположить не мог, что настолько обрадуется пакетику из фольги в собственном кармане. Без него все могло закончиться в разгар самого желанного и неожиданного эпизода в его жизни.
Макс всегда носил с собой резинку. На всякий случай. Но в этот раз о ней вспомнила женщина. Похоже, он совсем потерял голову, если собирался заняться незащищенным сексом с незнакомкой. Максим так сильно жаждал близости, что не подумал добраться до ближайшей постели!
Подрагивающими пальцами он натянул презерватив. Женщина уже освободилась от джинсов вместе с трусиками и с видимым интересом, а еще некоторым, удивившим на краткий миг, смущением, следила за его стараниями. Вдруг захотелось увидеть желание в непонятного цвета глазах, и Макс пожалел, что не включил свет.
Как же он завелся! Все, терпение сошло на нет.
Расставив пошире мягкие бедра, взявшись за упругие ягодицы, Максим со стоном погрузился в кипящую лаву. Женщина приняла его настолько легко, что…
– Ты – не проститутка?
– Нет! Похожа? – громким шепотом выговорила незнакомка и расхохоталась, непроизвольно сжав его внутри. Не выдержав подобного поощрения, Макс задвигался быстрее, и женский хохот превратился в стон. Не уменьшая темп, мужчина размышлял вслух:
– Если ты не содрала с меня деньги, не носишь с собой презерватив, и не нарядилась в короткую юбку, значит – не проститутка.
– Теперь, когда все формальности соблюдены, можем продолжить?
Смелое требование незнакомки возбудило его до невозможности. И он продолжил – не жалея ни себя, ни ее. Подобного наслаждения Макс не испытывал ни разу. Во всяком случае, он о таком не помнил. Такую находку упускать нельзя.
Застегивая брюки, Збруев решил поинтересоваться, как зовут его случайную любовницу. А заодно – где и с кем живет, чем зарабатывает, и… Девушка быстро закрыла ему рот поцелуем и выбежала в ночь, не произнеся ни слова на прощание.
Возможно, так даже лучше.

Книги автора

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.