Замри

Novela

Просмотров: 937
5.0/5 оценка (3 голосов)
Загружена 29.10.18
Замри

Купить книгу

Формат: PDF, TXT, EPUB, FB2
Избранное Удалить
В избранное!

Десять лет назад Хлоя Уивер пережила потрясение, после которого собирала свою жизнь по кусочкам. Теперь Хлоя занимается любимой работой, все реже и реже вспоминая о прошлом.
Однажды она видит Джека – загадочного мужчину, который поселился напротив. Вскоре Хлою затягивает в волнующие, наполненные страстью и переживания отношения с новым соседом.
Однако прошлое Хлои внезапно напоминает о себе – кто-то хочет навредить девушке. И тогда возникает вопрос: а может появление Джека не случайно? Кто на самом деле мужчина, которому она отдала себя и доверилась?

ГЛАВА 1

Доброго вечера, мисс Уивер!

Филип Вагнер, который вот уже второе десятилетие трудился в «Салливан-Тауэр», учтиво поклонился вошедшей с улицы Хлое Уивер.

Мисс Уивер переехала в их дом три года назад и всякий раз при виде неё, уже немолодому Филипу хотелось улыбаться. Не потому, что к этому его обязывала работа – дело было в этой приветливой, и, несмотря на социальный статус, совсем незаносчивой девушке. За прошедшие три года Филип успел понять, что Хлоя Уивер не легкомысленная богачка, пользующаяся деньгами своей семьи и бесполезно проводящая дни.

Мисс Уивер делала доброе дело, выполняя обязанности социального работника, помогая неблагополучным семьям. Она сочувствовала и сопереживала людям, и хотя Филип никогда и никому не признался бы в этом, но он был немножко влюблен в прекрасную мисс Уивер, несмотря на семнадцатилетнюю разницу в возрасте и наличие миссис Вагнер.

И вам, Филип! ― Улыбаясь, Хлоя подошла к стойке администратора. ― Какие планы на предстоящий отпуск?

Филип был польщен тем, что Хлоя запомнила его слова об отпуске, хотя он и говорил о нем с месяц назад.

Девушка проявляла внимание к нему даже после продолжительного трудового дня; даже будучи необязанной. У нее всегда находилось доброе слово и улыбка для Филипа.

Поговорив немного с мужчиной и, пожелав ему спокойной ночи, Хлоя забрала свою почту и на лифте поднялась на двадцать первый этаж, где и находилась ее просторная комфортабельная квартира с видом на Центральный парк. Это был подарок отца, который всегда хотел, чтобы Хлоя жила согласно их статусу. Сама же девушка время от времени этому противилась.

Впрочем, когда отец сообщил, что система охраны в «Салливан-Тауэр» устроила его, спорить не стала.

Охрана дома, в котором она жила, была для девушки не на последнем месте. К тому же, когда она сказала отцу, что выбирает службу социального служащего, то разочаровала его. Отец всегда прочил ей большое будущее в семейной компании, а она избрала свой путь.

Так что квартира стоимостью два миллиона долларов стала некой альтернативой, установив между ними перемирие.

Хлоя вышла в коридор и к своему удивлению обнаружила, что у нее появился сосед. Её или его она не видела, но коробки с вещами нового жильца стояли возле двери пустующей квартиры. На этаже их было всего две.

До прошлого февраля здесь жил старый мистер Липнец, но в конце зимы он скончался, и его дети выставили квартиру на продажу. Четыре месяца она пустовала, до этого момента.

Хлое было любопытно, кто теперь станет жить с ней по соседству.

Вот бы это была девушка ее возраста! Они могли бы подружиться и бегать по утрам на пару в парке – порой она ленилась, если приходилось бегать одной, а Кери была ненадежной напарницей.

Да, было бы хорошо…

Но она забегает вперед. Хлоя встряхнула головой и, подойдя к своей квартире, отперла дверь.

День выдался тот еще! У нее на учете стояла семья, у которой вот-вот должны были забрать детей, и горе-отец сегодня изрядно потрепал ей нервы. В какой-то момент она даже думала, что придется подключить охрану.

К сожалению, в ее работе таких дней хватало.

Теперь же Хлое хотелось поужинать (днем у нее не было времени нормально пообедать), принять расслабляющую ванну с солью и забраться в постель, чтобы на следующие семь часов весь остальной мир перестал для нее существовать.

Хлоя бросила почту на столик в прихожей, решив разобраться с ней позже – все равно ничего стоящего внимания. Скинула туфли, от которых к вечеру ноги просто ныли, и прошла в спальню, чтобы сменить строгую юбку-карандаш и блузку на домашнюю футболку и леггинсы.

С последним бойфрендом Хлоя рассталась девять месяцев назад, пробыв с ним целых полгода. С личной жизнью у нее как-то не клеилось. И не то, чтобы мужчины попадались плохие – нет, вполне нормальные. Просто каждый раз что-то не складывалось.

Саму же Хлою это расстраивало куда меньше, чем, возможно, должно было бы. А вот мать последние пару лет стала бить тревогу: «Тебе скоро тридцать, детка. Неужели ты так и хочешь оставаться одна?», ― снова и снова вопрошала она.

Тридцать она встретит через каких-то семь месяцев, но это по-прежнему не слишком волновало ее. Для матери было все иначе: она вышла замуж за отца Хлои спустя месяц после окончания колледжа, родила двух дочерей и ни дня в свое жизни не работала, посвятив всю себя семье и дому. Она была истинной южной леди, считавшей, что это самое важное для любой женщины.

У Хлои же на этот счет были другие взгляды.

Она расстраивала своего отца тем, что не желала жить как богатая наследница, а мать – потому что не торопилась с замужеством. Раньше Хлою огорчало, что не может оправдать надежд родителей, но с возрастом это прошло. Она научилась жить так, как велело сердце.

По пути в гардеробную девушка резко замерла: в соседнем окне впервые за четыре месяца горел свет. Их дом был построен так, что окно в ее спальне выходило на окно спальни в соседской квартире.

Там кто-то был – значит, сосед или соседка уже успел перебраться.

Хлоя ближе подступила к окну, но никакого движения в комнате напротив не было: там просто горела не яркая лампа.

Решив, что будет не очень удобно, если новый жилец обнаружит ее за подглядыванием, Хлоя вошла в гардеробную, переоделась и аккуратно повесила юбку и блузку на плечики. После она съела оставшиеся от вчерашнего ужина спагетти с соусом, посматривая при этом серию «Американской семейки». После девушка просмотрела рабочий план на остаток недели (казалось, пятница никогда не наступит), и целых тридцать минут провела в ванне, почти задремав.

Пора было отправляться в постель. Уже облачившись в пижаму, направляясь к кровати, Хлоя случайно глянула в окно и заметила какое-то движение в соседней квартире. Впрочем, человек очень быстро покинул приделы видимости, и она не успела разглядеть, кто это был: мужчина или женщина. Но отходить Хлоя не спешила, решив дождаться его возращения.

Она и сама не понимала, отчего новый сосед (или соседка) вызывает в ней такое пылкое любопытство. Оказалось удобным наличие кресла у окна: Хлоя устроилась в нем, приготовившись, если придется, сделать вид, что читает книгу.

Вообще-то, здесь и правда было ее любимое место для чтения.

Из своего укрытия девушка поглядывала в окно: ждать не пришлось долго. Человек вернулся, и Хлоя очень хорошо могла разглядеть, что это парень. Темноволосый, примерно ее возраста – или чуть старше. Он был высоким, и насколько она могла судить с расстояния, очень неплохо сложен. К сожалению, разглядеть более детально не представлялось возможным. К тому же, он постоянно перемещался по комнате, иногда выходил и возвращался с коробками.

В какой-то момент Хлое стало совестно: новый сосед занят своим делом и даже не подозревает, что она здесь шпионит за ним.

Если бы кто-то подглядывал за ней, ей бы это совсем не понравилось.

Хлоя вздохнула: ведет себя, как какая-то малолетняя дурочка!

И пристыженная сама собой, Хлоя отправилась в постель, но засыпая, думала о новом соседе.

***

Что ты делала? ― Кери прыснула от смеха, когда на следующее утро, за кофе, который они пили после пробежки, Хлоя призналась ей о своем ночном занятии.

Она укоризненно взглянула на сестру:

Если бы знала, что ты станешь смеяться, ничего не стала бы говорить!

Прости! Прости! ― Попытавшись принять серьезный вид, Кери подняла руки вверх. ― Итак: я тебя слушаю и обещаю не смеяться.

Хлоя ей не особенно поверила, но поговорить с сестрой очень хотелось. Кери также была ее близкой подругой и знала обо всех тайнах. Так было не всегда: в юности сестры не очень хорошо ладили. Хлоя, хоть и была милой и приветливой, оставалась достаточно серьезной и закрытой, а Кери была веселой хохотушкой, душой любой компании.

Иногда Хлоя считала младшую сестру уж слишком легкомысленной. Но с возрастом все как-то стерлось, и по-прежнему оставаясь довольно разными, сестры находили общий язык.

А я уже все рассказала. Вчера я шпионила за новым соседом, что, безусловно, было глупо. ― Почувствовав смущение, Хлоя опустила взгляд на чашку с кофе. Сегодня, при свете утра, она поняла, что поступила неподобающе взрослому, воспитанному человеку. И хотя ей просто было любопытно посмотреть на нового соседа (ей же с этим человеком жить бок о бок долгое время), Хлоя все равно чувствовала себя виноватой, будто совершила что-то очень предосудительное.

Я думаю, это явный признак того, что кое-кому нужна компания, ― с намеком протянула Кери. ― Ты бы не стала пялиться в окно, будь там девушка.

Нет, но я делала это не потому, ― возразила Хлоя, понимая, что звучит неубедительно.

Сколько прошло, как ты рассталась с Миком? Восемь месяцев?

Девять.

Кери округлила глаза:

Тем более! Тебе нужно оседлать эту лошадку!
Хлоя закатила глаза: сестра в своем репертуаре.

Как тебе только в голову пришло? Этот парень только вчера въехал, я о нем ничего не знаю. И вообще, у меня нет ни времени, ни желания строить новые отношения.

Кери вскинула брови:

А кто говорил об отношениях? Используй его для секса.

Ты говоришь ужасные вещи.

О сексе?

Об использовании людей.

Сестра хмыкнула:

Думаю, парень в претензии не останется.

Хлоя покачала головой, давая понять, что идея сестры ей не по душе, но весь день на работе и возвращаясь вечером домой, невольно возвращалась к словам Кери.

Стоило признать: девять месяцев были долгим сроком, а она, в конце концов, молодая женщина со своими потребностями, но секс на одну ночь с незнакомцем, которого подцепила, к примеру, в баре, был для нее неприемлем.

На то были причины.

Прежде чем дело доходило до постели, она должна была неплохо узнать мужчину. Со всеми своими партнерами Хлоя состояла в отношениях, невзирая на их длительность.

То, что предложила Кери – не подходит ей.

Так ведь?

Хлоя вошла в холл «Салливан-Тауэр» и поприветствовала сменщика Филипа – Рауля, который работал здесь совсем недавно – не больше двух месяцев. Из только что подошедшего лифта вышла миссис Мичкович со своей болонкой – в это время они совершали прогулку каждый день.

Девушка с улыбкой пожелала пожилой леди хорошего вечера и вошла в лифт, желая скорее очутиться дома.

Сегодняшний день хоть и был спокойней, но она чувствовала себя измотанной. Уж не потому ли, что так много думала о новом соседе?

Створки лифта начали смыкаться, как вдруг, чья-то нога в черном кожаном ботинке встала между ними, запустив обратный процесс. Хлоя проследила взглядом от обуви, длинных ног в черных джинсах и выше, пока не наткнулась на взгляд, от которого почему-то захотелось забиться в угол. Если бы она уже в нем не стояла.

Мужчина вошел внутрь и остановился у противоположной стены. Лифт мягко тронулся, неся их вверх. Мужчина скрестил руки на груди и прислонился к панельной стене. Он не нажал никакой кнопки – что было ненужно, так как поднимались они на один этаж.

Так вот как выглядел ее сосед…

Очень… Хлоя не знала, какое слово подобрать, которое описало бы его лучше всего.

Внушительный? Брутальный? Сексуальный? Грешный? Или опасный?

В нем не было ничего, что с первого взгляда давало бы понять, что связываться с ним не стоит. Никаких татуировок или колец в неположенных местах. Выбритых висков, бороды или чего-то подобного. Но он был довольно крупным, с широкими плечами, стройной талией, переходящей в узкие бедра. Он был в прекрасной физической форме, и Хлоя не сомневалась, что под его курткой от Аберкромби скрывался крепкий пресс.

Вчера она не ошиблась: его волосы были темными, почти черными, что очень контрастировало с его светло-серыми глазами. Скорее всего, он был старше нее, но ему было меньше тридцати пяти, как она полагала. И он точно не был похож ни на одного жильца этого дома.

Хлоя с трудом могла представить, как он оказался в «Салливан-Тауэр».

Девушка переступила с ноги на ногу и уставилась на панель с кнопками. Ей кажется, или этот лифт слишком медленно тащится? И почему она не замечала этого раньше?

Незнакомец смотрел на нее – Хлоя чувствовала это. Ее кожа чувствовала, она будто горела изнутри.

«Интересно, как сильно я покраснела?»

Если верить ощущениям, то она раскраснелась как раскаленный жар.

Хлоя подумала, что, наверное, ведет себя глупо. И к тому же невежливо. Ей следовало приветствовать нового соседа, представиться.

А вместо этого она дрожит всем своим естеством (вдруг он каким-то образом узнал, что она шпионила?), и испытывает желание.

Именно так. Сбивающее с толку, примитивное, болезненное желание секса с этим мужчиной.

Такое с ней случилось впервые. Прежде она не возбуждалась от незнакомцев, неважно, как они при этом выглядели.

Может Кери права, и она воздерживалась слишком долго?

Лифт остановился, двери раскрылись, выпуская Хлою и ее спутника. Как в тумане девушка вышла в коридор, а сосед, имени которого она все еще не знала, уже подходил к своей квартире.

Какой же абсурд!

Она была уже открыла рот, чтобы окликнуть его и по-соседски познакомиться, но тут его телефон зазвонил. Вынув его, он ответил в тот момент, когда входил в квартиру.

На Хлою он больше ни разу не взглянул.

Девушка вошла в квартиру и в измождении привалилась к двери. Ноги ослабели, сердце колотилось, а трусики стали влажными и горячими. Без сомнения, она возбудилась. Просто от того, что проехалась в лифте с новым соседом. Или от того, как он на нее смотрел. Так прямо, беззастенчиво и в тоже время совершенно равнодушно.

Интересно, он догадался, что она завелась?

Наверняка. Такой тип точно в подобных вещах разбирается. Она в этом нисколько не сомневалась.

Хлоя провела языком по губам: они были такими горячими! Как и вся она.

Хлоя усмехнулась: мученически, протяжно, в пустой, одинокой квартире. Вообще-то, она никогда не тяготилась тем, что жила одна – она любила это. Но вот именно сегодня быть одной совсем не хотелось.

Хлоя встряхнула головой: о чем она? Серьезно хочет, чтобы новый сосед постучал в ее дверь и занялся с ней сексом? Каким бы фантастическим, возможно, был бы этот секс, она не такая. Не следует зову тела в первую очередь.

Да и как им потом жить рядом и видеться каждый раз?

Не получиться избежать неловкости.

Хлоя потащилась в спальню, а проходя мимо окна, приложила все силы, чтобы не повернуть голову.

Сняв платье-футляр, она сразу же отправилась под прохладный душ – нужно было остыть. Едва теплая вода немного помогала, но тело все равно ныло от неудовлетворенности.

Хлоя всячески старалась отвлечься. За ужином выпила бокал вина (на минуту решив, что хватит смелости прихватить бутылочку и отправиться к соседу), потом немного посмотрела телевизор, но тоже помогло так себе.

Сон поможет ей! Вот что сработает: она заснет и наконец-то эти мысли отступят.

Забравшись под одеяло (было сложно не выглянуть в окно, но она справилась), Хлоя даже нацепила маску для сна, чтобы ее ничего не отвлекало. Потребовалось минут сорок, но в итоге сон сморил ее.

Впрочем, ненадолго.

Что-то заставило ее проснуться, какой-то внутренний импульс. Сняв маску и посмотрев на часы, она поняла, что проспала не дольше двух часов.

И надежды, что заснет опять, не было.

Раздраженная, Хлоя поднялась с постели, чтобы взять снотворное в ванной, но невольно посмотрела в сторону окна.

И остолбенела.

Ее новый сосед также не спал в это время. Ему было совсем не до сна. Как и девушке, которую он трахал.

Хлоя задохнулась. Этого только не хватало!

«Убирайся! Убирайся от окна немедленно!», ― вопил на нее внутренний голос, но ноги уже несли ее ближе.

Хлоя спряталась за стеной, и чуть выглядывая из укрытия, наблюдала, почти не дыша, как новый сосед вколачивается в молодую блондинку. Судя по ее искаженному лицу и распахнутым губам, ей нравилось то, что он делал. Слишком нравилось.

Хлоя сомневалась, что парочка заметит ее – так они увлечены процессом. Девушка стояла в коленно-локтевой позиции на кровати, лицом к окну, а мужчина брал ее сзади. Ее светлые волосы были накручены на его кулак, и он дергал их всякий раз, как двигал бедрами вперед.

Хлоя не могла слышать, но готова была спорить, что девушка кричит очень громко. Просто, если бы кто-то точно так же трахал ее, Хлою, она бы непременно кричала.

Девушка тяжело сглотнула и облизнула пересохшие губы. Она чувствовала себя преступницей. Аморальной. Испорченной. Но наблюдая за соседом и его любовницей, Хлоя чувствовала странную, жгучую зависть и бешеное желание. Ее трясло от него; от голода и жажды удовольствия.

Это было гнусно – подглядывать за этими людьми. Быть третьим лишним, которого не приглашали. И в тоже время она мечтала быть сопричастной к этому. Желание разделить с ними это блаженство, их экстаз! Прикоснуться к нему и попробовать на вкус.

Хлоя опустила руку в пижамные шорты и коснулась себя между ног. Ее плоть была горячей, мокрой и пульсирующей. Хлоя приоткрыла рот и с усилием задышала; раздвинула пальцами налитые кровью скользкие от ее соков складочки.

Положив вторую руку на стену, она прижалась открытыми губами к костяшкам, пока ласкала себя между бедрами, ни на миг не отводя глаз от окна напротив.

Она представляла себя на месте этой девушки. Это не ее пальцы толкались в ее киску, а горячий, большой член мужчины из соседней квартиры. Он такой огромный, что растягивает ее стеночки, делает немного больно. Это сладко-острая боль, от нее ее тело поет и плачет в мольбе: «еще, пожалуйста, дай мне еще!»

И он дает. Он трахает ее до беспамятства, пока крики не переходят в бессильные хрипы, и затем он кончает горячей струей внутри нее, а она пульсирует вокруг него, выжимая его член досуха.

Хлоя вздрогнула, задохнувшись, и кончила с задушенным стоном. На слабых ногах опустилась на пол и прижалась затылком к стене.

Еще никогда ей не было одновременно так хорошо и так плохо.

ГЛАВА 2

«Ты об этом забудешь. Не будешь думать об этом. Этого не было».

Хлоя повторяла себе это как мантру все утро. Остаток ночи она спала очень плохо, а когда солнце только показалось над горизонтом, поднялась и отправилась на утреннюю пробежку.

Удачно, что сегодня Кери бегать не собиралась. Хлое требовалось одиночество, чтобы сконцентрироваться и прочистить голову.

А еще она боялась, что сестра каким-то образом узнает, что ночью она подглядывала за трахающейся парочкой и это ее возбудило.

Хлоя пообещала себе, что это был первый и последний раз. Она пала очень низко, подглядывая за чужими утехами и ублажая себя. Легче просто сходить в секс-шоп и купить вибратор. Просто чтобы не сходить с ума от неудовлетворенности.

Сразу после пробежки Хлоя вернулась домой. Нужно было принять душ, собраться и мчать на работу. Сегодня ей предстояло много писанины. Девушка ее не особо жаловала. Она любила действия, видеть, как появляется результат ее помощи. Отчеты были неотъемлемой частью ее работы, но не приносили никакого удовольствия.

Вся вспотевшая и все еще раскрасневшаяся, Хлоя вошла в «Салливан-Тауэр», но на подходе к лифту сбавила шаг и готова была в панике броситься на лестницу. Ее новый сосед находился внутри кабины и придерживал лифт для нее.

Это утро могло стать еще хуже?

Она в этом сомневалась.

Но, в самом деле, отправиться на лестницу, когда он придерживает для нее лифт, было верхом критинизма. Тогда она признает, что у нее есть с ним проблемы, а это будет только хуже.

Вынудив себя улыбнуться, Хлоя вошла в лифт.

Спасибо.

Мужчина ничего не ответил, но ей показалось, тень улыбки скользнула по его лицу, немного потемневшему от щетины. В руках у него был пакет с завтраком из ближайшей кофейни, и она невольно задалась вопросом: не предназначен ли он для той блондинки?

Вчера она стыдливо уползла в постель и не видела, осталась ли девушка на ночь или нет.

Хлоя постаралась незаметно пригладить торчащие из хвоста волосы. Она надеялась, что от нее не пахнет, хотя дезодорант должен был справляться. Правда, пятна пота на серой майке все равно виднелись.

Ну и ладно! В конце концов, она была на пробежке. В здоровом образе жизни нет ничего постыдного.

Кто-то поддерживает себя в форме спортом… а кто-то траханьем.

Хлоя почувствовала, как приливает к щекам кровь. Из-за этого мужчины она стала слишком уж подвержена смущению.

«Или из-за того, что подглядываешь за ним».

Хлоя прикусила губу и подняла взгляд на панель: пятнадцать, шестнадцать…

Благо, мужчина на нее не смотрел, как это делал вчера, а был занят своим телефоном. Хлоя скользнула по нему взглядом, не удержавшись: его большой палец двигался по экрану.

Его пальцы были длинными, сильными и сексуальными. Как и сам он. Прежде она не думала, что руки могут быть такими сексуальными сами по себе, но она всегда обращала внимание на эту часть тела.

Тихий вздох облегчения невольно вырвался из груди девушки, когда лифт остановился на их этаже. Она поторопилась выйти и, не оглядываясь, кинулась к своей квартире. Поэтому для нее осталось тайной, смотрел на нее новый сосед, или нет.

***

Хлоя, отчет по Рамиресам готов?

Дон, ее начальник, заглянул к ней за перегородку.

Хлоя задерживалась и знала об этом. Дон был довольно лояльным боссом, но она не хотела вызывать его недовольство своей работой.

Она всегда была очень ответственным сотрудником.

Еще пятнадцать минут и будет у тебя на столе, ― заверила девушка.

Кивнув, Дон вернулся в свой кабинет.

Если бы она не была так растеряна и сбита с толку своим соседом, то лучше бы сконцентрировалась на работе. Но мысли о нем постоянно ее отвлекали.

Вообще-то, он мог и представиться ей!

Это же он поселился в их доме!

Это так невежливо с его стороны!

Хлоя покачала головой, будто стыдила стоящего рядом соседа, а потом вспомнила, что это она шпионит за ним, а не наоборот. И он может не хотеть знакомиться с ней, но это она пялилась на него и ту блондинку.

Интересно, это его подружка, или они просто занимаются сексом без всяких условностей?

«Черт, Хлоя! Отчет! Отчет!»

***

Кери: «Как там твой новый парень?»

Хлоя: «Очень смешно».

Кери: «:D Уже познакомились?»

Хлоя: «Нет».

Хлоя: «Дважды ехали в лифте вместе. Молча».

Кери: «Он даже не представился?»

Хлоя: «Неа».

Кери: «Фу таким быть!»

Хлоя: «Ага».

***

Хлоя решила, что больше с ним в лифте не поедет. Даже если придется соврать, что подъем по лестнице помогает качать попу. Скорее всего, она умрет, поднимаясь пешком на двадцать первый этаж, зато больше никаких неловкостей.

Сегодня вечером была смена Филипа, и как всегда приветливо поздоровавшись с мужчиной, Хлоя решала разузнать о новом жильце.

А, вы о мистере Джеке Эллиоте. Да, это он купил квартиру покойного мистера Липнеца, ― закивал Филип.

И кто такой этот мистер Эллиот?

Не могу знать, мисс Уивер. Мне мало что известно о новом жильце.

Спасибо, Филип.

Не за что, мисс Уивер. Ах, да, кстати, миссис Донелли просила всем сообщить, что завтра состоится собрание жильцов.

Хлоя поморщилась:

Что на этот раз? До ежемесячного собрания еще две недели.

Она терпеть не могла эти обязательные ежемесячные собрания жильцов, которые устраивались жилищным комитетом во главе с противной Меделин Донелли.

К сожалению, игнорировать их не получалось.

Филип понизил голос до доверительного шепота:

Поговаривают, миссис Донелли взъелась на одну из уборщиц нашей клининговой фирмы – та будто бы… кхм… имела некую связь с мистером Донелли, не входящую в перечень услуг. Теперь миссис Донелли добивается расторжения договора с фирмой, за что и должны проголосовать жильцы.

У этой женщины слишком много свободного времени, ― проворчала Хлоя.

Почему из-за мстительной глупой женщины она вынуждена тратить утро своего выходного?

Добрый вечер, сэр, ― почтительно кивнул Филип кому-то за спиной Хлои.

Девушка обернулась и успела заметить спину выходящего на улицу Джека Эллиота.

Новый жилец не особо разговорчив, ― заметила Хлоя и они с Филипом понимающе улыбнулись друг другу.

Девушка поднялась в свою квартиру. Был вечер пятницы. Можно было сходить куда-нибудь с сестрой или Ингрид – приятельницей с работы, но идея не привлекла Хлою.

Впрочем, провести очередной вечер дома – тоже. Хлоя сменила строгую рабочую одежду на джинсы и синий пуловер, и отправилась в ирландский паб, что еще каким-то чудом сохранился между этими новыми элитными жилыми комплексами.

Чтобы попасть в паб (он так и назывался «Паб»), достаточно было свернуть за угол «Салливан-Тауэр» и пройти метров сто. Когда возводили новые здания, хозяину «Паба» предлагали заманчивую цену за заведение, но тот послал куда подальше компанию-застройщика, которая хотела снести его.

Хлоя любила приходить в паб, хотя и не имела ирландских корней. Здесь подавали вкусную еду и пиво, а еще можно было посмотреть футбол в веселой компании.

Ее отец с матерью пришли бы в ужас, узнай они о любимом заведении старшей дочери.

Хлоя предпочитала сидеть у барной стойки, а когда людей было немного, болтала с барменом Сэмом. Сэм работал почти каждый вечер, за исключением нескольких вечеров в месяц, когда его заменяла Роуз или хозяин паба – Айра.

Но в пятницу народу всегда хватало. Впрочем, место у бара Хлое нашлось.

Привет, красотка!

Сэм с улыбкой ей подмигнул, и Хлоя улыбнулась в ответ. У них с Сэмом сложились теплые, приятельские отношения. Хлоя знала, что Сэму тридцать один, вечерами он работает, а днем учится на инженера-конструктора. У него была бурная юность и первая половина двадцатилетия, но он смог взяться за голову и изменить свою жизнь.

Привет, Сэм.

Как обычно?

Хлоя кивнула: за все время, что она ходила в «Паб», ее привычки не менялись. Хлоя брала легкое пиво, довольно часто тут же съедала свой ужин и возвращалась домой.

Что случилось, красавица? Тебя что-то расстроило?

Сэм поставил перед ней пенный напиток, и она сделала глоток, прежде чем ответить:

Просто тяжелая неделя. Мне кажется, ненормальных в этом городе стало больше в последние годы.

Сэм покачал головой:

Я вообще не представляю, как ты справляешься с такой-то работой.

Хлоя только поморщилась, отхлебнув еще пива. Она часто жаловалась ему на работу, семей, с которыми приходилось иметь дело. Но правда была в том, что она знала, что находится на своем месте. Как бы порой ни было трудно, она выбрала верное занятие для себя.

Хлоя заказала себе чизбургер и луковых колечек на ужин. Иногда к ней подходил Сэм, чтобы поговорить, но желающих выпить хватало, и он был занят.

Засиживаться Хлоя не стала. Попрощавшись с Сэмом, вернулась домой.

Перед сном заглянула в соседнее окно: там было темно.

***

Утром в субботу Хлоя решила, что бегать сегодня не хочет. Подольше повалявшись в кровати, девушка неспешно позавтракала, сходила в душ и, одевшись, отправилась на это чертово собрание жильцов.

В «Салливан-Тауэр» имелся зал для таких целей, причем не один. Когда Хлоя вошла, большая часть уже собралась, а Меделин Донелли занимала место за трибуной, с которой так любила вещать.

Хлоя села на стул у прохода, чуть ли не в последнем ряду, чтобы унести ноги сразу же, как закончится собрание.

Судя по большинству лиц присутствующих, мало кому хотелось находиться тут в субботнее утро.

Соседа Хлои видно не было. Возможно, он и не придет. Решил проигнорировать всеобщий сбор Меделин Донелли.

Тогда она ему не завидует.

Хотя, не похоже, чтобы он был робкого десятка…

Но новый жилец все же пришел. Боковым зрением видела, как его высокая фигура с неторопливой уверенностью прошла мимо. Только уже когда он был немного дальше и не мог ее видеть, Хлоя чуть наклонилась в бок, глядя ему в спину. Ее взгляд тут же спустился ниже, на его задницу, на которой так хорошо сидели черные карго.

Задница была шикарной, а без ничего, наверное, то еще зрелище. Хлоя подавила вздох: что это на нее нашло с тех пор, как он появился в их доме?

Джек (было немного странно называть его по имени, не будучи знакомой с ним) не стал занимать место, а встал около стены, скрестив руки на груди. Он казался отстраненным, и невозможно было определить, что он думает по поводу этого собрания. Девушка подозревала, что это что-то далеко не лестное.

Меделин Донелли произнесла вступительную речь, нацепив на лицо фальшивую улыбку с пугающе белыми зубами, и Хлоя заставила себя сосредоточиться на ораторе, чтобы не было искушения коситься в сторону, где стоял ее новый сосед.

На повестке дня стоял вопрос смены клининговой фирмы (Хлою все устраивало, и она не собиралась голосовать за расторжение договора), а также затронули вопрос с премиальными для обслуживающего персонала.

И полагаю, многие из вас уже знают, что в наш дом на этой неделе заселился новый жилец. ― Меделин со своей акульей улыбкой повернулась к Джеку. ― Хочу представить вам мистера Джека Эллиота. Надеюсь, вы вольетесь в наш дружный коллектив, ― засмеялась женщина, и нотки предупреждения отчетливо звучали в этом смехе.

Все головы повернулись в сторону вышеупомянутого. Он только немного приподнял руку в ответ на слова Меделин, и кивнул, но не произнес ни слова.

Хлоя поняла, что еще ни разу не слышала его голоса.

Интересно, какой он? Низкий, или высокий? Может с небольшой хрипотцой? Она была уверена, что голос у такого мужчины должен быть таким же волнующим, как и он сам.

Задумавшись, Хлоя перестала слушать разглагольствования Меделин. Вдруг девушка отчетливо ощутила, что на нее смотрят. Это было странное чувство. Взгляд будто касался ее, трогал и пробовал на ощупь.

Хлоя взглянула туда, где стоял Джек, чтобы удостовериться, не показалось ли ей. Но он и правда смотрел на нее, даже не пытаясь этого скрыть.

***

Остаток субботы Хлоя провела дома, наслаждаясь бездельем. В воскресенье они с Кери посетили СПА, а вечером навестили родителей. Отец снова спрашивал, не надоела ли ей ее малооплачиваемая работа, а мать приставала с вопросами, когда же она займется своей личной жизнью.

Иногда эти воскресные визиты превращались в мучения, но без них было бы еще хуже.

В понедельник началась новая неделя, и нужно было отправляться на работу, которую так не уважал ее отец.

Хлоя не видела Джека с утра субботы, когда он покинул зал после собрания.

Возможно, уехал куда-то на выходные? Впрочем, ей что за дело?

По пути в офис Хлоя зашла в кофейню, что находилась недалеко от дома, где часто брала утренний кофе. Взяв свой обычный латте с собой, Хлоя толкнула дверь, собираясь выйти, но в этот момент кто-то входил, и девушка едва не вписалась носом в чью-то грудь, но сильные руки вовремя ее удержали, предотвратив опрокидывание стаканчика на ее персиковую блузку.

Хлоя подняла глаза и… забыла, что надо дышать.

Осторожней. Ты же не хочешь обжечься, ― улыбнулся ей Джек Эллиот, затем отпустил и прошел дальше.

В какой-то прострации Хлоя вышла на улицу, ничего не слыша и не видя вокруг. Ее потряхивало, она будто опьянела. Не разбирая дороги, побрела вперед в потоке спешащих людей.

«Ты же не хочешь обжечься», ― сказал он.

«А что, если хочу?»

ГЛАВА 3

Хлоя с трудом могла вспомнить, как добралась до работы. Фраза Джека, зациклившись, крутилась в ее голове.

Пару дней назад она гадала, на что похож его голос, а теперь она знала.

Искушение. Секс. Грех.

Недозволенность и опасность.

Он низкий, глубокий и порочный.

Сев за рабочий стол и включив компьютер, Хлоя заставила себя сконцентрироваться (постараться) на текущих делах. Каким бы соблазнительным ни был ее сосед, у нее есть обязанности, требующие выполнения. Так что с девяти и до пяти она накладывает запрет на мысли о Джеке Эллиоте.

Благо работы хватало, поэтому следующие несколько часов у нее попросту не было возможности слишком много грезить о Джеке. Но в обеденный перерыв, купив себе итальянский сэндвич и решив съесть его за своим столом, Хлоя поддалась соблазну и вбила его имя в поисковик.

В Нью-Йорке хватало Джеков Эллиотов, но найти нужного оказалось делом несложным. Потому что, оказалось, новый жилец «Салливан-Тауэр» являлся довольно известным и успешным фотографом, сотрудничающий с многими мировыми изданиями и журналами.

Хлоя была заворожена его работами: в той мере, в которой мог передать дешевый экран ее рабочего компьютера, снимки, тем ни менее, казались совершенными. Хлоя могла лишь представить, какими они являлись в оригинале.

Судя по всему, в поисках удачных кадров Джек проехал полмира. У девушки перехватывало дух от вида дикой природы Африки и величия Азии, удивительных красок Большого Барьерного рифа и Океании.

Наверняка этот мужчина мог рассказать много захватывающих историй.

Мужчина, который не любил разговоры…

О самом Джеке информации не было. Только перечень изданий, с которыми он сотрудничал. Ни даты рождения, ни места, откуда он родом. Ничего и о личной жизни.

Загадочный мистер Эллиот, который даже ни в одной социальной сети не был зарегистрирован. Ну, или она плохо искала.

Хлоя закрыла все вкладки, задумчиво дожевывая сэндвич. Любопытство, вызванное этим мужчиной, разгоралось в ней с невероятной силой.

***

К вечеру передали штормовое предупреждение. Дон сказал, что возможно завтра все муниципальные учреждения будут закрыты, если природа разыграется не на шутку. Пока что на это мало что указывало, правда небо заволокло тучами и поднялся ветер.

Дождь начал накрапывать, когда Хлоя спустилась в метро, а когда вышла – тот уже лил вовсю. Девушка отругала себя за то, что не взяла зонтик, проигнорировав предупреждение синоптиков. Но утром ничего не указывало на то, что погода так испортиться.

Все, кого непогода застала на улице, постарались спрятаться в ближайших кафе, но Хлоя решила, что все равно уже промокла, а попасть домой хотелось как можно скорее, поэтому девушка припустила к «Салливан-Тауэр», щурясь от заливающей глаза воды.

Увидев Хлою, с которой ручьями стекала вода, Филип ужаснулся:

Мисс Уивер! Да вы же вымокли до нитки!

Хлоя попыталась улыбнуться, только от холода ее трясло так, что зуб на зуб не попадал.

Все нормально, Фил…лип! Пус…тяки!

Девушка промчалась через холл, свернув в коридор, где находилась комната для почты – она боялась, что потом у нее просто не хватит сил спускаться за ней специально. Быстро опустошив свой почтовый ящик, Хлоя вернулась в холл и чуть не вскрикнула от досады: Джек Эллиот в компании какой-то девицы входил в лифт!

Он заметил ее и, дожидаясь ее, удерживал палец на кнопке.

Хлоя припомнила, что зарекалась впредь ездить с ним в одном лифте, но сейчас было не лучшее время выпендриваться.

Хлоя молча вошла в лифт и развернулась лицом к двери, оказавшись спиной к Джеку и его спутнице. Она успела заметить, как сморщилось хорошенькое личико девушки при виде нее. Неудивительно, ведь сейчас она выглядит как промокшая мышь с сосульками вместо волос, а вот они абсолютно сухие благодаря большому черному зонту в руках Эллиота.

Хлоя затылком чувствовала его сверлящий взгляд. Хотелось поднять руку и почесать это место.

Господи, за что же ей так «везет»?

И стоило только девушке подумать о своем невезении, как свет погас, а лифт, дернувшись, остановился.

«Ну, зашибись!»

Что такое?! Что случилось?! ― испуганно запричитала спутница Эллиота. ― Джек?

Хлоя закатила глаза, беззвучно передразнив ее. В темноте все равно никто ее не видел.

Просто отключилось электричество, ― спокойно произнес мужчина, включив подсветку в телефоне.

Мне это не нравится! ― захныкала она.

Все нормально, Мишель.

Хлое показалось, в его голосе проскользнули нотки раздражения.

Сейчас включится автономный генератор, ― сказала Хлоя, не желая, чтобы эта впечатлительная лань паниковала рядом с ней.

И правда: через пару секунд загорелся свет и лифт ожил.

Фух! Наконец-то! Терпеть не могу темноту, ― засмеялась Мишель.

«Тебе что, пять лет?», ― хотелось спросить Хлое.

Она первая вышла из лифта и, не оборачиваясь, пошла к своей квартире, стараясь не представлять, чем Джек и эта Мишель займутся, когда останутся одни.

***

Все хорошо. Электричество отключилось, но сработал автономный генератор, ― успокоила мать Хлоя.

Долорес позвонила как раз когда она вошла в квартиру. Связь была плохой, в трубке слышались посторонние шумы. Если шторм разгуляется, сотовая связь может выйти из строя. Хлоя помнила, как это случилось три года назад, когда стихия вывела инфраструктуру города из строя почти на неделю.

Тебе нужно было приехать к нам. Переждали бы бурю вместе, ― огорченно сказала Долорес. ― Хочешь, пришлю за тобой Далтона?

Не надо, мам. Я очень устала и не хочу никуда ехать.

Меньше всего девушке хотелось оказаться взаперти с родителями на неизвестно какой срок. Кто знает, какие масштабы примет непогода.

Позвони мне утром, хорошо? ― попросила разочарованная отказом дочери Долорес.

Хлоя пообещала, что если со связью проблем не будет, обязательно позвонит и отключилась.

Ей было двадцать девять, но ее мать все еще пыталась контролировать ее и опекать. Чрезмерно.

Чаще всего Хлоя терпела, потому что понимала, из-за чего это происходит. Пусть прошло много лет, но тревога за нее не отпускала родителей. В особенности мать, чье сердце было очень впечатлительным.

Хлоя прошла в спальню, чтобы снять мокрую одежду и согреться под душем, и на пути в ванную посмотрела в соседнее окно.

В спальне Джека было темно: значит, они с Мишель еще не успели перебраться к постели. А может, решили не тратить время и занялись этим в гостиной. Или на кухне. На столе или на полу.

Стоя или лежа.

Он возьмет ее сзади, или она оседлает его…

Хлоя резко выдохнула и задернула шторы.

Бред какой-то!

Когда дело доходит до ее соседа, она будто невменяемой становится. Направление собственных мыслей начинало пугать Хлою.

Она никогда подобным образом не реагировала ни на одного мужчину. Да, Джек Эллиот очень привлекателен – что есть, то есть, но в Нью-Йорке полно привлекательных мужчин.

И все же, только на него ее тело и разум отзываются с такой повышенной чувствительностью.

А между тем, сам Джек не считает ее хоть сколько интересной, иначе…

Ну, у него было достаточно возможностей завязать с ней знакомство.

Хлоя прошла в ванную и встала перед зеркалом. Абсолютно мокрая, со слипшимися ресницами и сосульками на голове – досадно, что Джек видел ее такой. Хотя, какое это имеет значение, если он едва замечает ее?

Но утром, когда она налетела на него при выходе из кофейни, он еще как заметил ее.

Девушке вспомнились ощущения его сильных ладоней у нее на талии и его чарующий голос.

«Осторожней. Ты же не хочешь обжечься».

Хлоя закусили губу и, взявшись за гранитную стойку, долго всматривалась в свои темно-карие глаза.

Всю жизнь она была осень осторожна. Осмотрительна. Рациональна. Во всем, во всех сферах жизни, включая отношения с мужчинами. Их было немного, но достаточно. К кому-то ее тянуло больше, к кому-то меньше. Но ни с одним она не чувствовала сжигающей, бешеной страсти. Никакого огня, только маленькие искры.

И только теперь Хлоя задумалась, что, возможно, что-то проходит мимо нее.

Небольшой ожог. Всего лишь…

Вздохнув, она принялась снимать прилипшую к телу мокрую одежду. Затем сделала душ погорячее и встала под обжигающие струи.

Фантазерка. Всю жизнь была прагматиком, а тут вдруг размечталась. О практически незнакомом мужчине.

Который едва знает о ее существовании.

***

Шторм буйствовал всю ночь, мешая спать, но под утро немного стал затихать.

И все же город был похож на призрака, заставив всех людей искать убежища за надежными стенами.

Тусклый утренний свет пробивался в окно. Небо облепили тучи, и на солнце в этот день можно было не рассчитывать.

Ветер гнул и ломал деревья, а также все, что было плохо закреплено.

Несмотря на то, что выспаться не удалось, взвинченные нервы держали ее в бодрствующем состоянии, и не было вероятности, что удастся заснуть теперь, когда стихия сбавила обороты.

Хлоя ощущала ужасную напряженность. Несколько раз за эту ночь она подходила к окну, и хотя из-за дождя видимость была плохой, смотрела в соседнее окно. А там ничего не происходило.

Казалось, Джека нет в комнате, даже если она и пропустила момент, когда он отправился ко сну.

Возможно, его там и правда не было. Он мог провести ночь вне дома. У этой Мишель, к примеру…

Так, она точно сходит с ума! Это уже попахивает преследованием!

Злясь на себя, Хлоя решила, что ей не повредит сходить в спортзал, который располагался на цокольном этаже здания. Это отвлечет ее от мыслей о соседе и поможет сбросить немного напряжения. Она бы отправилась на пробежку, да только вот погода не сопутствует.

Сменив пижаму на штаны для йоги и майку, которую натянула поверх спортивного лифчика, Хлоя прихватила полотенце и вышла из квартиры. В коридоре она остановилась и несколько мгновений смотрела на соседнюю дверь, но затем вошла в лифт, ругая себя.

У нее возникли бредовые мысли постучаться к Джеку, и… просто поцеловать его. Молча.

Возможно, он опешит на секунду, но затем заключит ее в свои объятья – сильные и уверенные, отнесет в свою спальню и там… сделает все, что придет ему в голову. Она бы позволила ему.

Да, непременно…

С мягким звонком лифт остановился, извлекая Хлою из водоворота грез. Ее лицо раскраснелось, а рот приоткрылся.

Она поспешно поздоровалась с дневным администратором, пряча глаза: ей казалось, стоит на нее только взглянуть, как ее мысли тут же станут известны любому и каждому.

По утрам в будние дни в спортзале почти никого не было, за исключением сидящих дома жен-спортсменок, но сегодня мало кто отправился по долгу службы, так что была вероятность, что она будет не одна.

В зале играла приглушенная, ритмичная музыка. Помещение было просторным и оборудовано новейшими тренажерами и инвентарем, но Хлоя все равно предпочитала бегать в парке.

Она поздоровалась с Уиллом Ламбертом, который жил на пятнадцатом этаже со своей молодой женой – она была немногим младше Хлои. Самому Уиллу было сорок пять, и он трудился в брокерской фирме, а его жена, которая была младше его на двадцать лет, была самым милым и глупым существом, которого только знала Хлоя.

Посочувствовав мужчине, который пожаловался на природу, сбившую его рабочий график, Хлоя подошла к беговым дорожкам и заняла одну, включив решим ритмичной ходьбы. Через пятнадцать минут увеличила скорость и побежала.

Хлоя любила бег, хотя иногда не могла заставить себя отправиться на пробежку. Бег успокаивал ее, помогал навести лад в голове, что порой было просто необходимостью. В своем роде он стал для нее терапией – именно врач подал ей эту идею.

Сначала Хлоя скептически отнеслась к предложению, но доктор Карр оказался прав.

За прошедшие годы, что Хлоя занималась бегом, она заметила, как хорошо он сказался не только на ее внутреннем состоянии, но и физическом. Ее тело стало подтянутым, выносливым и приобрело красивые рельефы. Хлоя была в превосходной форме и даже подумывала о том, чтобы однажды пробежать Нью-Йоркский марафон.

Через полчаса бега ее кожа разгорячилась, покрывшись испариной, а сердце билось ровно и сильно. Ноги уверенно стучали по покрытию тренажера.

Вспоминая свои первые пробежки, Хлоя всегда улыбалась. Это было жалкое зрелище. Уже через пятьсот метров она была красная, как вареный рак и задыхалась. Хотелось забить на все и больше никогда не повторять подобного опыта. Но она не сдалась.

Она больше никогда не собиралась сдаваться…

Уходя, Уилл попрощался с девушкой, и она помахала ему в ответ. Хлоя осталась одна и планировала тренироваться еще полчаса, но кое-кто решил спутать ее намерения.

Хлоя не понимала, как не сбилась с шага, когда Джек вошел в зал. Ее глаза невольно распахнулись от неожиданности при виде него, и сбилось дыхание. Мужчина прошел мимо, не заметив этого (или сделав вид), отправившись в конец зала к силовым тренажерам.

Он был в серых спортивных штанах и синюю футболку, облегающую сильный, спортивный торс.

Хлоя пялилась на него, пока он находился к ней спиной, но поспешно отвела взгляд, уставившись перед собой, когда повернулся.

Мелькнула мысль сделать вид, что уже закончила и уйти. Джеку-то неизвестно, что бегать ей оставалось еще почти полчаса. Правда, он может решить, что причина ее побега – он.

И будет прав.

Хлое этого не хотелось. Как и не хотелось оставаться с ним один на один в тренажерном зале, где оба они потные и горячие. Потому что здесь ее откровенные мысли о нем вырастают до неприличных.

Не переставая бежать, Хлоя представила, как Джек укладывает ее на маты, спускает свои спортивные штаны и его член проникает в ее истекающее лоно…

Внутренние мышцы девушки сжались, заставив покрепче схватиться за поручни. Ее плоть была мокрой и пульсировала от желания. Стало трудно бежать, не сбиваясь с ритма, когда между бедрами разливался жар.

Хлоя не сразу спохватилось, что ее дыхание сбилось, а дышит она с приоткрытым ртом. Ее лицо полыхало. Впрочем, все это можно было списать на бег.

Хлоя бросила взгляд в сторону Джека и чуть не споткнулась: мужчина наблюдал за ней, но по его непроницаемому лицу невозможно было определить, что он думает.

Догадался ли он, какие мысли только что витали в ее голове? Понял ли, что из-за него ей стало трудно дышать?

Выяснять ответы на эти вопросы она не желала. Девушка выключила дорожку, сошла на ослабевших ногах с тренажера и так спокойно, как было возможно, вышла из зала.

ГЛАВА 4

Наблюдение за соседом становилось привычкой для Хлои. Пугающей, но такой волнительной, пагубной привычкой.

Все больше времени она проводила у окна, выжидая, когда появится Джек.

Иногда он был один, иногда с девушкой. Каждый раз разной. Блондинки, шатенки, рыжие; мулатки, азиатки и афроамериканки – всякие – у него не было определенного типа.

Он трахал их, а затем они исчезали. Никто не задерживался дольше, чем требовалось, он никого не оставлял на ночь. Спать Джек Эллиот предпочитал в одиночестве.

Ну, не совсем, если брать во внимание Хлою, которая будто бы находилась рядом. О чем он, конечно же, не догадывался.

Хлоя понимала, что ее действия достойны всяческого осуждения, но все реже и реже внутренний голос корил ее за то, что она делала. Она спешила к окну, возвращаясь домой, и если вечера и ночи Джек проводил не у себя, очень расстраивалась. Ревновала. Злилась. Ненавидела.

Она становилась одержима. И это было ненормально. Очень далеко от нормального.

Когда Кери спрашивала ее о соседе, Хлоя торопилась сменить разговор, давая понять, что и думать о нем забыла.

Да, признаюсь, сразу у меня возник интерес, но он такой кобель! ― изображая равнодушие, вздыхала она.

Знала бы сестра, до чего она дошла в своем больном увлечении!

И покупка бинокля говорила о том, что пора было принять жесткие меры. Например – съехать. Или все честно рассказать доктору Карру.

Но ничего из этого она не делала. Только следила за жизнью соседа, которая была куда занимательней, чем ее собственная.

Ей снились сны с участием Джека. Такие откровенные и сексуальные, порой до неприличия пошлые. Хлоя кончала, не просыпаясь.

Иногда она пыталась понять, что же ее так влечет к этому мужчине. Ведь одной внешности мало, а что он представляет из себя, как человек – она не знала.

Она не знала о нем ровным счетом ничего! И все равно, стоило увидеть ее, как все ее внутренности размякали, а гормоны сходили с ума.

Хлоя себя не узнавала. Она стала беспокойной (больше прежнего), рассеянной, плохо спала и потеряла аппетит.

Ее состояние напоминало симптомы какой-то болезни. Она стала подумывать, а не сдать ли ей анализы?

Возможно, она и правда заболела, и списывает все на ненормальную увлеченность мужчиной. Этим и объясняется ее нетипичное поведение?

Она взрослая женщина, а ведет себя, как неуравновешенный, ослепленный объектом обожания подросток. Она могла пойти к Джеку Эллиоту и представиться ему. Это было бы вполне нормально – ведь он поселился по соседству. Она бы поприветствовала его в «Салливан-Тауэр». И у нее появился бы шанс узнать его.

Очень может случиться, что при ближайшем знакомстве он разочарует ее. И все наваждение испариться само собой.

Но она все никак не решалась. Было ли это интуицией, неким шестым чувством, или еще чем-то необъяснимым, но оно подсказывало ей, что от Джека Эллиота лучше держаться подальше.

***

Что скажешь? По-моему, любому мужику от этого должно снести башню.

Двигая бровями, Кери подняла очередной комплект нижнего белья – на этот раз из красного кружева.

Выглядит очень роковым, ― одобрила Хлоя.

В субботу днем она отправилась с сестрой за новым нижним бельем, которое должно было сразить наповал Картера – нового парня Кери, с которым у них только все начиналось. Хлоя довольно равнодушно относилась к шопингу, но это было лучше, чем следить за Джеком. В последнее время это стало чуть ли ни единственным ее досугом.

Мне нравится. Беру! ― решительно кивнула Кери, отправив комплект к уже отобранным ранее. ― Не хочешь и себе что-нибудь присмотреть?

Хлоя поморщилась:

Неа. Это у тебя личная жизнь ключом бьет, а у меня все тихо и безветренно. Мне некого сражать таким шикарным бельем.

И кто в это виноват? Ты же даже не пытаешься ни с кем познакомиться!

Ты предлагаешь мне знакомиться на улице? Большинство моего времени отнимает работа. Мне некогда устраивать личную жизнь.

Никто и не говорит, что тебе нужно искать отца твоих будущих детей. Но, знаешь, кому-нибудь не помешало расшевелить у тебя все там. ― Кери дернула подбородком в сторону нижнего туловища сестры.

У Хлои вспыхнули щеки: даже с Кери ей не хотелось обсуждать эту тему.

Как насчет того бармена?

Сэма?

Ну да. Вы же вроде как неплохо ладите. ― Кери критически насупилась, рассматривая комплект из лимонного атласа. ― Как он на вид? Вы могли бы стать типа друзьями с привилегиями. Как я с Ником в колледже. Только секс, никаких обязательств.

Мы с Сэмом приятели. И я хочу, чтобы в дальнейшем так и оставалось.

Хлоя скрестила руки на груди, умолчав, что и сама об этом думала. Несколько раз ее посещали мысли, что они с Сэмом могли бы иногда делать это. Без всякого давления, притязаний. Просто делать хорошо друг другу.

Она думала, что Сэм бы согласился. Он всегда очень приветлив с ней, и между ними есть легкий, ненавязчивый флирт. Он был симпатичным и привлекательным и нравился ей.

Но затем она увидела Джека и все мысли о Сэме отошли в тень.

Ну а этот твой сосед? Что насчет него?

Хлоя замешкалась с ответом. Только бы себя не выдать!

Кери подняла глаза на нее.

А что насчет него? ― Хлоя дернула плечом, сделав вид, что не понимает, куда клонит сестра.

Он может подойти, если ты не хочешь портить дружбу с Сэмом.

Я уже говорила тебе, что он кобель, ― напомнила она.

Кери пожала плечами:

Ну, так тем более! С таким все сложности отпадают. Потрахались и пошли каждый по своим делам.

Хлоя поняла, что сама себя загнала в ловушку.

Девушка нахмурилась:

Я не хочу связываться с человеком, который настолько неразборчив в своих связях.

По-моему, ты придираешься. Тебе нужен член этого мужика, а судя по твоим словам, он умеет управлять им.

Мне не надо кто попало, Кери.

Тогда боюсь, ты еще долго будешь коротать свои вечера в одиночестве, ― с поражением вздохнула младшая сестра.

***

Хлоя не хотела соглашаться с Кери, но ее слова запали ей в голову.

Она на самом деле предпочитала провести вечер дома, чем выбраться куда-нибудь. Не обязательно даже на свидание.

Поэтому, когда Хлоя увидела в своем электронном ящике приглашение от Глории Ламберт на их ежегодную вечеринку для обитателей «Салливан-Тауэр», решила пойти. Не самый плохой способ провести вечер пятницы.

И намного лучше, чем сидеть у окна и ожидать появление соседа.

Хлоя дала себе обещание, что всеми силами будет бороться с этой пагубной привычкой. Или болезненной зависимостью – это определение точнее описывало ее состояние. Потому что становилось уже не смешно.

Пугающе. Даже очень.

Вечером в пятницу, вернувшись с работы, Хлоя приняла ванну с ароматной пеной, затем, не торопясь, смазала тело лосьоном, делающим кожу нежной и шелковистой. Времени было достаточно, чтобы уделить внимание макияжу и прическе.

Наряд Хлоя выбрала еще накануне. Коктейльное платье изумрудного цвета, облегающее ее стройную фигуру во всех нужных местах.

Хлоя посмотрелась в зеркало, когда приготовления были завершены: она была очень даже хороша собой.

Почему тогда у нее ничего не получается с мужчинами?

Но Хлоя знала, что причина была не во внешности. Поклонников у нее всегда хватало.

Она сама во многом портила любые отношения, которые грозили перерасти в нечто серьезное и продолжительное. Просто в последний момент она пугалась, и тогда конец становился только вопросом времени.

Вечеринка была назначена на восемь. В десять минут девятого Хлоя вышла из квартиры и спустилась шестью этажами ниже.

Встретившая ее Глория очень обрадовалась приходу Хлои. Они были почти одного возраста и при встрече всегда дружески болтали, но Хлоя знала, что близкими подругами им не стать – глупышка Глория начинала утомлять слишком быстро.

Впрочем, девушка ей нравилась. На фоне акул из жилищного комитета она казалась ангелом.

Это было необязательно! ― воскликнула Глория, когда Хлоя вручила ей коробку бельгийского шоколада. ― Но большое спасибо! Обожаю шоколад!
Глория засмеялась и Хлоя улыбнулась в ответ. Затем Уилл налил ей бокал вина, и потягивая прохладный, терпкий напиток, Хлоя присоединилась к группке соседей.

Похоже, сегодня тут собрался почти весь «Салливан-Тауэр».

Хлоя не пожалела, что пришла. У Ламбертов была хорошая еда и напитки, а главное, была компания, которой ей так не хватало в последнее время.

Почти все люди, с которыми она общалась, касались работы. Она сама сократила личные контакты и даже не заметила, когда это случилось.

Интересно, что бы сказал на это доктор Карр?

Ох, ничего себе! Кто это у нас такой ошизенный? ― внезапно оживилась и приосанилась Лианна, с которой разговаривала Хлоя.

Лианна Джонс была успешной моделью и жила в их доме года полтора. Правда, застать ее на месте можно было нечасто, так как девушка много путешествовала по работе. Именно сейчас она рассказывала Хлои про съемки в Кении, откуда только вчера вернулась.

Хлоя стояла спиной к двери и не видела, на кого так отреагировала Лианна. Впрочем, догадаться было не сложно.

Хлоя оглянулась. Джек Эллиот только что вошел в комнату.

Новый жилец. Пару недель, как въехал, ― с нарочитым безразличием ответила она. Ей не понравился вспыхнувший блеск в глазах Лианны. Она модель – очень красивая и сексуальная. Если захочет, без труда охмурит Джека.

Он один? ― Лианна с трудом оторвала взгляд от мужчины, посмотрев на Хлою.

Бывает. Когда не трахает очередную девку. ― Хлоя хотела, чтобы ответ вышел ироничным, но прозвучало зло и раздраженно.

Лианна вздернула идеальные брови:

Откуда такие познания?

Хлое пришлось признаться, что Джек въехал в соседнюю квартиру.

Так вы что, типа… ― Лианна не закончила фразу, но ее взгляд был красноречивым.

Нет, ничего такого. ― Хлоя притворилась, что предположение приятельницы ее повеселило. На деле же ничего веселого в этом не было. Потому что она желала Джека с той минуты, как только увидела. А он едва ее замечал.

Это было похоже на старшую школу: когда непопулярная, неуверенная в себе девочка грезит о первом красавце и всеобщем любимчике, зная, что ее мечтам не суждено исполниться.

Ладно, тогда думаю, мне стоит им заняться.

Девушка нацепила на лицо соблазнительную улыбку и, покачивая бедрами, двинулась покорять ее, Хлоин, объект желания.

Хлоя глубоко вздохнула и сделала большой глоток вина. На душе будто кошки скребли. Она ничуть не сомневалась, что эту ночь Лианна и Джек проведут вместе. Во всяком случае, ту часть, где он ее трахает.

Вероятно, ее ждет очередное зрелище из окна спальни. Если только они не отправятся к ней.

Хлоя с досадой прикусила губу: пусть уж тогда второе, чтобы она была лишена возможности наблюдать за этим актом.

Хлоя бросила взгляд через комнату. Лианна уже вовсю обхаживала Джека. Вот только не было похоже, что он потерял голову из-за девушки. Он скупо улыбался, разговаривая с ней, но его вид скорее выражал вежливый интерес, чем глубокую заинтересованность.

Поза Джека указывало на внутреннюю уверенность и контроль. Одна его рука находилась в переднем кармане черных брюк, а другой он держал стакан с каким-то крепким напитком. Его плечи были развернутыми, в теле – расслабленная небрежность. Время от времени он подносил стакан ко рту, иногда его губы трогала искривленная усмешка. Лианна что-то говорила, а он больше слушал.

Хлоя пропустила тот момент, когда начала откровенно таращиться. Зато это заметил Джек.

Он перевел взгляд поверх плеча Лианны и прямо посмотрел на Хлою, как бы говоря: «Я все вижу. Я знаю, что ты шпионишь за мной».

Первым порывом девушки было отвернуться и выйти из комнаты, стыдливо втянув голову в плечи. Но она этого не сделала. Не подавая виду, что ее застали врасплох, Хлоя еще несколько мгновений выдерживала взгляд Джека, прежде чем неспешно, с долей скуки, отвела глаза и двинулась в другом направлении.

***

Хлоя глубоко втянула свежий, вечерний воздух и крепче ухватилась за ограждение балкона. То ли от высоты, то ли от выпитого вина, но отчего-то ее голова немного кружилась.

Вечеринка продолжалась внутри, а она вышла на балкон, чтобы не было искушения пялиться на брачный танец Лианны и Джека.

Девушке вовсе хотелось покинуть квартиру Ламбертов, только она не желала давать Джеку лишний повод думать, что он имеет на нее какое-то влияние.

Хлоя закрыла глаза и подняла лицо, подставляя его под дуновение легкого, почти ласкающего ветерка.

Этот мужчина внес смятение в ее жизнь, сам того не ведая. Она стала кем-то, кого не узнавала; стала испытывать желания, которые пугали… и становились только навязчивее.

Но она положит этому конец. Непременно.

Джек Эллиот всего лишь мужчина. Да, очень яркий экземпляр, но он живой человек, со своими недостатками и слабостями. То, что она о них не знает, не значит, что их нет. Она бы все равно разочаровалась. Рано или поздно.

Почувствовав, что замерзает, Хлоя вернулась в комнату. Увидев, что Лианна разговаривает с мистером Перишем – недавно овдовевшим юристом, а Джека нигде не видно, удивилась.

Этого она не ожидала. Она не сомневалась, что приятельница уйдет с Эллиотом.

Неужели не задалось? Хлоя не могла поверить, что Джек не польстился на Лианну.

Тем ни менее, похоже, он не очаровался, если ушел один.

Девушка почувствовала ликование.

Впрочем, как это касалось ее?

ГЛАВА 5

Задерживаться Хлоя не стала. Попрощавшись с хозяевами, девушка решила вернуться домой. Она работала всю неделю, иногда ей приходилось сталкиваться с людьми, место которых было за решеткой, либо же в заведении для душевнобольных. И каким-то образом эти личности оставались на воле и «воспитывали» детей.

Это была худшая часть ее работы – когда страдали дети, защитить которых было некому. Но в то же время и лучшая: Хлоя могла сделать их жизнь немного безопасней и спокойней. Когда она видела, что помогла хотя бы одному ребенку, понимала, что не зря находиться в этом месте.

Чтобы отец не думал по поводу ее выбора.

Эти два дня выходных были своего рода передышкой перед тем, чтобы в очередной раз и до бесконечности сталкиваться с человеческим уродством и пороками.

Но когда Хлоя вошла в лифт, вместо своего этажа нажала единицу. Это была чистая спонтанность, совершенно незапланированная.

Хлоя расправила плечи, приказав себе не думать, чтобы не начать сомневаться и все отменить.

Вечер пятницы, она сногсшибательно выглядит и ей только двадцать девять.

Она действительно хочет вернуться домой и лечь спать?

В голове звучал укоризненный голос сестры. Кери права – ничего не случится, если она сама ничего для этого не сделает.

Поэтому девушка вышла на улицу и поймала такси, указав водителю адрес одного из популярных клубов города. А затем откинулась на сиденье и улыбнулась.

***

От мужчин не было отбоя. Они подходили к ней, желая познакомиться, угостить и потанцевать, не давая девушке заскучать. Это тешило самолюбию Хлои. А силу некоторых обстоятельств, ей это было нужно.

Она даже не стала садиться у бара, чтобы не выглядеть как отчаявшаяся женщина, которая ищет приключения.

Впрочем, разве она не была такой?

И тем ни менее, мужчин она привлекала. Она еще не решила, уйдет ли с одним из них домой, но такое внимание, безусловно, льстило.

Не может быть, чтобы такая красотка была здесь одна. Ты меня обманываешь?

Ее новый знакомый Дэйв (или тот был перед этим?) демонстрировал ей свое мастерство флирта. Притворившись, что с трудом сдерживает улыбку, Хлоя покачала головой.

Почти все способы знакомства сегодняшних парней были клишированными, но она не слишком придиралась. В конце концов, она здесь не в поисках спутника жизни.

Тогда мне крупно повезло. Это удача.

Парень улыбнулся, демонстрируя ровные, белые зубы. Он был хорош собой, стильно и со вкусом одет, следил за собой. Может немного больше, чем некоторые девушки. Смотреть на него было приятно. Но вот внутри у нее совсем ничего не отзывалось.

Возможно.

Она пожала плечом с загадочной улыбкой – приходилось вспоминать навыки очарования и соблазнения.

Проблема состояла в том, что ни один из сегодняшних мужчин ничуть не тронул ее. Да, это было приятно, но и только. А Хлоя ожидала, что перехватит дыхание и проснется спящее желание…

Новый знакомый продолжал очаровывать девушку, пустив в ход весь свой арсенал. Для Хлои было ясно, что настроен он серьезно – ему непременно хотелось одержать победу и забить гол. Раскусить его было несложно: такие парни делают это постоянно.

Но ведь ей такой и нужен, верно?

Боковым зрением девушка заметила, как кто-то сел напротив них с Дэйвом. Повернувшись, она замерла: это был Джек Эллиот. Ее новый сосед собственной персоной.

И вот тогда, когда их глаза встретились, это случилось: она забыла, что надо дышать. Уставившись на Джека, она даже не пыталась скрыть своего изумления, а он смотрел на нее смеющимися глазами, с усмешкой на губах.

Тебе чего, чувак?

Дэйв опомнился первым. Хлоя моргнула, приведенная в чувство его голосом. Эллиот проигнорировал парня, будто его тут и не было. Он смотрел только на Хлою.

Она чувствовала, как от него у нее мурашки бегут по коже и сводит живот.

Ты что-то хотел? ― неуверенно (голос подводил ее) спросила она, когда молчать и дальше было бы странно.

Левый уголок его рта приподнялся, как если бы ее вопрос его позабавил.

Иначе бы меня здесь не было.

Его голос показался ей очень чувственным. Он будто мог проникнуть в ее вены и разнестись по кровотоку, полностью овладевая ее сознанием и волей.

Внезапно ее осенила догадка:

Ты шпионил за мной?

А как еще бы он узнал, где она? Это точно не могла быть случайность. Она слишком далеко от дома.

Джек подался вперед, коснувшись пальцами смеющихся губ.

Это справедливо, учитывая, что ты шпионишь за мной, ― заметил он.

У Хлои лицо вспыхнуло, когда она поняла, что ее постыдная, достойная осуждения тайна раскрыта. Она смотрела на него и не знала, что ответить.

Не будешь отрицать?

Джек откинулся на спинку дивана, расставив ноги и приняв удобную позу.

Хлоя прикусила уголок нижней губы и отвела смущенный взгляд в сторону.

Как долго он знает? Как долго она выставляет себя дурой?

Ты поверишь, если я скажу, что не делаю этого? ― Она заставила себя посмотреть на него.

Джек медленно, как бы раздумывая, покачал головой.

Она с невеселой улыбкой пожала плечами:

Значит, не буду.

Девушка в ожидании смотрела на мужчину. Не для того же он выслеживал ее, чтобы уличить ее. Это он мог сделать в любой момент при встрече.

Джек поднялся, протягивая ей руку.

Хлоя вскинула брови, но не пошевелилась.

Пойдем.

Он представлял собой абсолютное спокойствие и уверенность.

Куда?

Ко мне. Или к тебе, если желаешь, ― ответил он, и бровью не поведя.

Хлоя не знала, как и реагировать: нервно рассмеяться или броситься ему на шею?

А разве не об этом она грезила?

Почему ты думаешь, я соглашусь?

Потому что ты моя должница, ― с удивительной убежденностью заявил он. ― И потому что хочешь этого.

Хлоя хотела возразить, но все протесты так и остались невысказанными, не обретя голоса под взглядом Джека: жесткого, подавляющего своей авторитарностью. Она поняла, что отказа он не примет. Впрочем, она и не хотела говорить ему «нет».

Девушка вложила чуть дрожащую ладонь в его руку и поднялась.

«Интересно, а как давно ушел Дэйв?»

***

Джек был немногословен – теперь Хлоя могла в этом убедиться. Впрочем, она и сама сейчас не была настроена на разговоры.

Джек нашел ее не для того, чтобы вести соседские беседы. Он вез ее домой, чтобы заняться с ней сексом.

Вот что ему нужно. Он хочет ее. И он будет делать с ней все те вещи, которые проделывал со всеми девушками, которые приходили к нему домой, а затем исчезали.

Она никогда не была той, кого использовали только раз. И теперь, сидя в такси, с колотящимся от волнения и предвкушения сердцем, она все еще терзалась сомнениями.

Как все будет потом, после этой ночи? Когда они будут встречаться в лифте, или в комнате для почты, или в любом другом месте?

Как она станет реагировать, когда увидит в окне его очередную подружку?

Хлоя провела языком по пересохшим губам. Что она творит? Разве это на нее похоже? Нет, она не одна из тех девушек, которых Джек приводит к себе, а затем…

Она насмотрелась на то, что он делал с ними. С какой жесткостью и дикостью берет их, заставляя кричать и едва не терять сознание.

Перед ее глазами вставали кадры того, как эти девушки – каждый раз разные – стояли перед ним на коленях, отсасывая ему. Это зрелище всего ее возбуждало. Она представляла себя на их месте. В течении дня она часто ловила себя на мысли, как опускается на колени перед Джеком Эллиотом и берет в рот его твердый, горячий член, а потом сосет так старательно и усердно, заставляя его стонать и глубже толкаться в ее рот, после чего он кончает, излившись в нее своим семенем…

Хлоя сглотнула и бросила быстрый взгляд на своего спутника, но он на нее не смотрел.

«Интересно, о чем он думает?»

Мужчина выглядел отстраненным и бесстрастным, поэтому Хлое хотелось доказать: она может пошатнуть его спокойствие. Может заставить его потерять голову от нее, пока они будут сгорать в пламени страсти.

Со всем остальным она разберется позже.

***

Он не сказал ей ни слова, пока они не оказались в его квартире. Хлоя лишь больше нервничала, а он оставался непрошибаемым.

Когда он открыл дверь, пропуская ее вперед, Хлоя с нескрываемым любопытством стала оглядывать его жилище.

Она столько раз воображала, какое оно. И разочарована она не была: кожаные диваны и кресла, мебель из дорогого, полированного дерева и предметы искусства, которые, как она предполагала, он привозил из своих многочисленных командировок.

Выкрашенные в светло-серый цвет стены украшали фотографии с запечатленными пейзажами отдаленных уголков планеты и диких животных. Хлоя предполагала, что все это его работы.

Она хотела похвалить снимки, но встретившись с взглядом Джека, забыла все, что хотела сказать.

Его глаза притягивали, порождали грешные мысли, и в тоже время отталкивали. Будто давали понять, что ей не следует переступать эту грань.

Это твои фотографии? ― чтобы преодолеть смущение и избавиться от тревожного предчувствия, спросила Хлоя. И только тогда поняла, что Джек не говорил ей, чем занимается. Он без труда поймет, что она не только шпионила за ним, но и искала информацию в интернете.

Мужчина склонил голову набок, пройдясь по ней неспешным, оценивающим взглядом, от которого ее бросило в жар и захотелось спрятаться.

Хочешь говорить о снимках? ― с недоверием хмыкнул он.

Хлоя пожала плечами: с ним она не чувствовала никакой уверенности. Джек будто нарочно делал, чтобы ей было не по себе.

Полагаю, ты знаешь обо мне больше, чем я о тебе. ― Он приблизился к ней, и благодаря их разнице в росте он как будто нависал над ней ― такой мощный и подавляющий своим доминированием.

Хлоя подняла на него немного испуганные глаза: не было похоже, что Джек сердится на нее за то, что она за ним наблюдала, но он определенно источал опасность. В нем словно таилась угроза – Хлоя слишком остро ощущала ее. Рядом с ним ее нервы гудели, сигнализируя о том, что она ступает по тонкому льду.

Но ведь именно это ее и манило.

Вот чего ей не хватало во всех ее прошлых мужчинах.

Обычно я таким не занимаюсь, ― призналась она. Не было смысла пытаться выкрутиться, если он и так все знал. ― Не знаю, почему делала это.

Нет, знаешь, Хлоя, ― обличительным шепотом возразил Джек, склонившись к ее щеке.

Ее ноздрей настиг его аромат: острый, терпкий, сугубо мужской и такой возбуждающий. Хлоя с трудом удержалась, чтобы не втянуть носом воздух и напитаться им.

Тебе было любопытно, правда? ― Он вновь выровнялся и приподнял ее подбородок, заставив слегка запрокинуть голову. Сердце как сумасшедшее билось о грудную клетку девушки. ― То, что ты видела – нравилось тебе? Тебя это заводило?

Хлоя сглотнула и машинально провела языком по губам, что не осталось без внимания Джека. То, что он открыто говорил о ее маленьких, недостойных слабостях, должно было смутить ее, но лишь только усилило желание. Теперь, когда ей не надо было скрывать от Джека, что увлечена им, Хлоя могла исполнить все свои фантазии, связанные с ним.

Она слабо кивнула, оставаясь под контролем его потемневших глаз.

Да.

В ином случае она бы со стыда сгорела, признаваясь в нечто таком, но сейчас, когда огонь лизал ее тело, проникая в кровеносную систему; когда боль от неудовлетворенности только нарастала, стыд и вина отошли далеко на задворки разума, уступив главенство инстинктам.

Ты представляла себя на месте этих девушек? ― хрипло спросил Джек, проводя носом по ее щеке к виску. Хлоя прикрыла глаза, едва держась на ногах. ― Или хотела присоединиться к нам?

Голос мужчины был полон порочного искушения и тайного обещания. Хлоя почувствовала его руку у себя на бедре – пальцы поглаживали, будто дразня.

Я представляла себя с тобой. ― Язык отказывался слушаться. ― Но мы были одни.

Она не хотела ни с кем делить его. Если они с Джеком займутся сексом, никакая другая девушка не должна отвлекать его от нее.

Сейчас мы одни. Так чего ты хочешь, Хлоя?

Она почувствовала, что он смотрит на нее и открыла глаза. Джек ждал, что она раскроет перед ним все свои фантазии и желания. Девушка поняла, что он ничего не будет делать, пока она не заговорит.

Ты знаешь.

Ее ответ был уклончивым, но ведь и без того все очевидно. Почему ему это важно? Или ему нравится такая игра?

Тех девушек он тоже об этом просил?

Скажи это, ― потребовал он. ― Или ты смелая только в том, чтобы смотреть?

Он выгнул темную бровь, с вызовом глядя на нее. Огонь, что она видела в его глазах, исчез.

Хлоя ощутила досаду: она не хотела, чтобы Джек охладел к ней.

Хочу, чтобы ты занялся со мной сексом, ― моргнув, прошептала она.

Как ты этого хочешь?

Он не собирался облегчать ей задачу. Вместе с неловкостью она испытала злость: для чего это все?

Жестко. Как делал это с другими, ― на выдохе призналась она.

Его губы тронула искривлённая улыбка:

Никаких нежностей, Хлоя? ― уточнил он.

Ей казалось, он нарочно ее дразнит. Она не была уверена, что для него значит «нежности».

Помедлив, Хлоя покачала головой.

За время, что она за ним наблюдала, успела понять, что он не делает это размеренно и неторопливо. Когда Джек занимается сексом, то берет и использует на полную, неистово и яростно.

Как скажешь, маленькая любопытная Хлоя, ― усмехнулся мужчина, и ей показалось в этом нечто зловещее.

Ей стало страшно, но отступать было поздно. Она была уверена, что если сбежит сейчас, Джек на нее больше никогда не взглянет.

Хлоя ждала, что он ее поцелует: его чувственные губы манили; она жаждала их, но делать этого мужчина не спешил.

Возможно, поцелуи входили в категорию «нежности»?

Джек положил ладони на ее оголенные плечи, огладил их, а затем так резко спустил лиф платья до самой талии, что послышался треск ткани. На ней не было лифчика, и ее грудь полностью оголилась, открывшись сумеречному взгляду Джека.

Хлоя вздохнула, но прикрыться не попыталась и он неторопливо, одобрительно осмотрел ее грудь с твердыми, темно-розовыми сосками, ноющими от желания, чтобы к ним прикоснулись.

Трогать их Джек не стал. Вместо этого он взялся за ее талию и развернул спиной к себе, велев положить руки на стол, к которому подтолкнул ее.

Ладони Хлои уперлись в полированную поверхность, ее тело находилось под наклоном. Джек положил ладонь ей на живот и подтянул к себе, заставляя больше прогнуться в спине и отставить попку. Задрал подол ее платья – оно гармошкой собралось на талии, спустив кружевные трусики до колен.

В его действиях не было никакой осторожности или деликатности. Он подстраивал ее для того, чтобы трахнуть; с силой, как она и просила, взять сзади. От этого Хлоя намокала еще больше, ощущая биение своего сердца где-то в горле.

Джек заставил ее развести ноги шире и теперь, без сомнения, он видел ее возбужденную, открытую для него плоть.

На стене, прямо над столом, висело круглое зеркало. Хлоя подняла голову и посмотрела на свое отражение: она никогда не видела себя такой ненасытной и жаждущей. Глаза блестели ярким, незнакомым блеском. Рот был приоткрыт, а дыхание затруднено.

Она задалась вопросом: специально ли Джек выбрал именно это место?

Он хотел, чтобы она могла видеть, как он трахает ее?

И вдруг поняла: это неважно, потому что она сама хочет этого.

Внезапно на ее оголенную ягодицу обрушился шлепок – достаточный, чтобы обожгло нежную кожу. Хлоя со стоном подалась вперед, чувствуя сокращения в матке.

В зеркале она видела, как Джек смотрит на ее попу и как он приготовился для нового удара. Вторую ягодицу обжег еще один шлепок сильной ладони и все повторилось.

Хлоя задрожала, сильней опершись на стол.

Она и не подозревала, что шлепанье может возбудить ее и доставить удовольствие, но теперь просто истекала от этого.

Джек отступил от нее, и девушка услышала, как он расстегивает брюки и надевает презерватив. Когда мужчина вновь приблизился к ней, Хлоя почувствовала, как его твердый член упирается в ее вход.

Джек посмотрел в зеркало, встретившись с ней взглядом.

Это был волнующий момент, который, казалось, на миг заморозил время. Миг перед тем, как ее тело познает кого-то нового, на время соединившись вместе, став неделимым.

Удерживая ее взгляд, Джек надавил ладонью ей на поясницу и с силой двинулся вперед, погружаясь в нее своим совсем немаленьким членом.

Задохнувшись, Хлоя ахнула. Она была полностью возбуждена, и все же оказалась не совсем готова принять его размер. Одним движением он заполнил ее всю. Хлоя чувствовала, как он растягивает ее и достигает самых дальних, чувственных точек.

Девушка боялась вздохнуть, ожидая, что любое движение причинит боль.

У тебя давно никого не было, иначе ты не ощущалась бы так тесно, ― севшим голосом произнес Джек.

Возможно, это ты слишком большой, ― отважилась пробормотать она.

Господи, прежде она ни одного своего любовника не чувствовала так ярко!

Джек лениво усмехнулся:

Твоя киска будто сопротивляется. Мне это нравится.

Ее внутренние стенки отреагировали сокращением на его реплику, что сделало улыбку мужчины шире.

Хлоя думала, что он вошел в нее полностью, но когда Джек сделал первое наступательное движение, поняла свою ошибку. С каждым погружением он растягивал ее, даря болезненное удовольствие. Скоро и сама Хлоя подстроилась под его ритм, подаваясь назад, со стонами и всхлипами насаживаясь на него.

Дыхание Джека едва сбилось, пока он проникал в ее тесную, истекающую соками киску сильными, доминирующими толчками. Хлое же не хватало воздуха, она с жадностью ловила его ртом, но каждый его удар выбивал из нее дух.

Руки нещадно ныли, и она согнула их в локтях, прижавшись грудью к столу. Ее попка задралась выше: с очередным проникновением Джек опалил ее ягодицу еще одним жалящим шлепком, от которого Хлоя протяжно застонала, сокращаясь вокруг его члена.

И вдруг ее тело опустело – Хлоя издала протестующий возглас, когда Джек извлек из нее член, но только для того, чтобы провести им вдоль всей ее промежности, надавить на клитор и между ягодицами, растирая ее собственную смазку по другому тугому отверстию.

Девушка напряглась: ей не хотелось, чтобы он брал ее сейчас туда, но останавливать его не стала. То, что он делал, было приятным, хотя она и хотела, чтобы он вернулся – она была близка к тому, чтобы кончить.

Джек еще раз провел головкой по нежной, чувствительной плоти, дразня клитор, после чего раздвинул нижние складочки, погрузившись внутрь и возвращая удивительное ощущение наполненности и цельности.

Хлоя была близка к финишу, и он это чувствовал. Намотав ее волосы на кулак, Джек потянул, отводя назад ее голову, нанося резкие, глубокие удары, от которых тело девушки изогнулось, кончая бурно и неистово.

Стонущий крик сорвался с губ Хлои. Горячий поток растекался по телу, дрожащему в диком экстазе.

Ее оргазмы никогда не были такими – похожими на сметающую стихию.

Джек не остановился, даже когда ее тело обмякло, он продолжил насаживать ее на себя, выходя почти полностью и затем возвращаясь до самого упора.

Хлоя потеряла ощущение времени, взмокшая и обессиленная, когда он, наконец, кончил.

ГЛАВА 6

Немного придя в себя, Хлоя испугалась, что теперь он ее выставит, но вместо этого Джек отвел ее в свою спальню, положил на постель и снял с нее платье, а сам ушел в ванную.

Хлоя слышала, как зашумела в раковине вода. С замирающим сердцем она ждала, что последует дальше.

Через несколько минут мужчина вернулся – презерватив он снял, но его член все еще был эрегирован, хотя немного и обмяк. И он на самом деле был большим, а еще красивым. Хлоя не могла поверить, что еще несколько минут назад он помещался в ней, но она все еще чувствовала его недавнее присутствие. Возможно, это продлиться весь следующий день.

Ей хотелось, чтобы это длилось как можно дольше.

Джек принес с собой маленькое мягкое полотенце, смоченное теплой водой. Он развел ноги девушки и вытер ее там – прикосновения пушистой, теплой ткани были приятными и успокаивающими.

Прежде такого никто не делал, но Хлоя не испытывала смущения. Не после того, что было.

Тебе понравилось смотреть на то, как тебя трахают? ― Джек смотрел на нее с прямым откровением, отлично зная ответ.

Значит, он не случайно выбрал место.

Хлоя захватила нижнюю губу зубами, но глаз не отвела. Посмотреть было на что, ведь телосложение Джека являло собой образец идеальности. Сильные, широкие плечи, твердый пресс с четко выделенными брюшными мышцами, талия с косыми линиями, образующие букву V.

Любуясь ним, Хлоя вновь начала заводиться. И теперь, когда он был перед ней во всем своем великолепии, ей хотелось попробовать кое-что.

Мне понравилось, как меня трахал ты, ― с улыбкой ответила она, и увидела, как нечто новое промелькнуло в его глазах.

Похоже, он недооценил ее.

Не разрывая контакта с его глазами, Хлоя придвинулась к краю постели и села перед ним на пятки. Джек оставался на месте, выжидающе наблюдая за ней.

Чтобы и дальше смотреть ему в лицо, Хлоя подняла голову. Джек же, опустив свою, смотрел на нее сверху вниз.

Его член вновь затвердел и увеличился. Голова девушки была с ним почти на одном уровне. Положив руки на бедра мужчины, Хлоя подалась вперед и лизнула ярко-розовую головку, коснувшись языком «уздечки».

Джек резко выдохнул, но в остальном оставался спокоен. Он пристально следил за тем, что она делала. Получив его молчаливое одобрение, она полностью обхватила губами его головку, плавно и неспешно принимая в себя весь стержень, пока он не уперся в заднюю стенку горла.

Ровно дыша через нос, Хлоя принялась сосать член Джека, чувствуя, как он увеличивается у нее на языке. Она помогала себе одной рукой, легонько сдавливала и оттягивала его яички.

Судя по шумному и участившемуся дыхание Джека – ему это нравилось.

Разомкнув губы, Хлоя выпустила его на несколько секунд для того, чтобы провести языком от основания до влажно блестевшей головки, а затем вновь вобрать в себя.

Еще никогда Хлоя не получала такого дикого удовольствия от того, что делала мужчине минет. Это всегда было для его удовольствия, но в этот раз все было по-другому. Ее естество вновь обильно истекало и пульсировало от желания.

Джек положил ладони ей на затылок, мягко толкаясь в ее рот. Хлоя чувствовала вибрации его тела. Мужчина был близок к тому, чтобы кончить и она собиралась принять от него все до последней капли.

Не останавливаясь, Хлоя немного развела бедра и опустила руку на возбужденный клитор, принявшись теребить его и поглаживать кончиками пальцев.

Она почувствовала этот миг перед тем, как Джека захватил оргазм – он дернулся у нее на языке, двинул бедрами в последний раз и излился горячим семенем. Струя была обильной, но Хлоя проглотила все, кончив вслед за Джеком.

Выпустив его член, Хлоя завела руки назад, опершись на ладони. Им обоим нужно было перевести дыхание.

Ей с трудом удавалось сдерживать ликующую улыбку. Ей наконец-то удалось сбить с него эту непроницаемую маску.

На этот раз она его трахнула.

Успокоив дыхание, Джек посмотрел на Хлою с прежней невозмутимостью.

Да, недолго это длилось.

И все же…

Хлоя была измотана, но ей вовсе не хотелось спать. Она планировала продолжить ночь. Но увидев, как Джек надевает джинсы, забеспокоилась.

Он поднял с пола ее платье и бросил на кровать.

У меня рейс с утра, так что тебе пора, ― без выражения сказал он.

Хлоя растерялась и смутилась. Почему он вдруг стал таким холодным? То есть, даже как для него.

Она хотела спросить, не сделала ли что-то не так, но чувство собственного достоинства возобладало.

Не проронив ни слова, она поднялась и натянула на голое тело платье.

Ее кожа пахла Джеком и сексом – взрывное сочетание.

Она поторопилась погасить в себе эту мысль.

Джек провел ее до двери, но когда она выходила, не проронил ни слова.

***

Не хочу занудствовать, как папа, но тебе стоит задуматься о смене профессии, ― заметила Кери, когда в воскресенье сестры встретились в доме родителей.

С чего это?

Твоя работа убивает тебя. Ты себя в зеркало видела?

Хлоя опустила голову, рассеянно посмотрев на свои руки. Все она видела: сестра права, она неважно выглядит, только вот работа здесь не причем.

Дело не в работе, ― тихо отозвалась Хлоя, вновь обратив взгляд на Кери.

Что тогда?

Хлоя поглубже устроилась в плетеном кресле, что стояли у родителей на заднем дворе.

Я провела ночь с Джеком и, похоже, совершила ошибку, ― призналась она, пожав плечами.

Сестра вытаращилась на нее.

С твоим новым соседом?

Хлоя кивнула.

Это было ужасно? Он так плох? ― скривилась Кери.

Хлоя отозвалась вымученным смехом.

Это не было ужасно. Это было, ― она прикрыла глаза, подбирая подходящее определение, ― нечто невероятное. Лучший секс из возможного. Причина не в этом.

Тогда что? Если секс и правда был таким, как ты описываешь.

Хлоя до сих пор помнила ту ночь в мельчайших подробностях. Все еще чувствовала руки Джека; его запах. Проникновение его большого и твердого члена. Ощущение наполненности им.

Но с тех пор она его не видела. В квартире он не находился. Джек улетел куда-то, и она не знала, когда он вернется.

Что будет с ними после его возвращения?

Девушке не хотелось, чтобы это был конец. Ей необходимо было испытать все это еще раз, хотя бы один раз.

Мне кажется, он забыл обо мне сразу, как я вышла из его квартиры.

Он что, морозится, когда видит тебя? ― возмутилась Кери.

Хлоя объяснила, что Джек улетел на следующее утро, и она его пока что не видела.

Думаю, ты паникуешь раньше времени. К тому же, ты же знала, что он такой. Ты сама говорила, что он еще тот блядун.

Хлоя поморщилась: у ее сестры была отличная память.

Вот поэтому мне и не следовало с ним спать, ― сокрушенно вздохнула она. ― Не хочу неловкостей с человеком, который живет через коридор.

Ну, возможно, то, что я тебе скажу, заставит тебя забыть об этом парне.

У Кери было лицо человека, который принес плохие вести.

Хлоя напряглась:

Что случилось?

Кери замялась, все еще сомневаясь, говорить или нет. Но ведь рано или поздно Хлоя все равно узнает.

Кери, в чем дело? ― проявила нетерпение Хлоя.

С мамой связались представители одной кинокомпании. Они собираются снять фильм про Френка Бойла, ― не дыша, отозвалась Кери, прекрасно зная, что это последнее имя, которое хотела бы слышать сестра.

Хлоя с такой силой стиснула кулаки, что ногти впились в ладони.

А я здесь причем? ― одеревеневшим голосом спросила она, хотя она как раз была при всем. Как бы ей того ни хотелось.

Ты единственная из его жертв, кто выжил, ― пробормотала Кери. ― Они хотят, чтобы ты приняла участие в съемке как консультант. Но не переживай, мама послала их к черту, ― поспешила заверить Кери, увидев отсутствующий взгляд сестры.

У Хлои всегда появлялось это затравленное выражение на лице, когда упоминалось имя Бойла.

Рано или поздно они меня найдут, ― глядя правде в лицо, сказала девушка.

Хлоя сменила фамилию после того ужаса, который пережила на втором курсе университета, но проявив настойчивость, эти люди, задумавшие снять фильм про монстра с Кони Айленда, найдут ее.

Кери промолчала, согласившись с Хлоей.

Разве уже все психопаты закончились? Почему именно Бойл? ― Хлоя с трудом произнесла имя человека, разделившего ее жизнь на «до» и «после».

Кери не стала говорить, но она подозревала, что дело не только в самом Бойле, но и в Хлое.

Часто ли жертвы серийных убийц остаются в живых и могут рассказать свою историю? Еще тогда, сразу после того, как стало известно о выжившей Хлое Эдвардс, жертве Душителя с Кони Айленд, которой чудом удалось уцелеть, предлагали огромные деньги за эксклюзивное интервью, а потом и книгу. Конечно, Хлоя отказывалась от всех предложений. А чтобы шумиха вокруг нее стихла, сменила фамилию, на несколько лет уехала из Нью-Йорка и вела закрытый образ жизни.

Бойла казнили, понемногу история забылась, а Хлоя понемногу восстановилась с помощью длительной терапии.

И вот теперь кто-то вознамерился поднять дело многолетней давности и заработать на этом. Кери не хотела, чтобы сестру вновь затягивали в этом болото.

Самой Хлое хотелось этого еще меньше.

Боже, я думала, с этим покончено. ― Хлоя накрыла лицо ладонями. Когда-то она думала о том, чтобы уехать из страны. Почему так и не решилась?

Даже если фильм о Бойле снимут, она не хочет иметь к этому никакого отношения.

Однажды она едва не стала одной из тех, чью жизнь отобрал Френк Бойл, получивший прозвище Душитель с Кони Айленд (именно там находили всех его жертв). Каким-то удивительным образом ей удалось спастись. Иногда Хлоя думала, что у нее на самом деле есть ангел-хранитель и той ночью именно он спас ее от смерти.

Как-то же она выбралась из подвала, который Бойл превратил в тюрьму.

Спустя столько лет (как и тогда) она не была уверена в том, что ей не привиделся тот человек. В итоге это было не столь важным.

Она выжила и вернулась к своей семье. После пяти кошмарных дней, полной паники и отчаянья, когда она перестала надеяться, что еще когда-нибудь увидит солнце и лица родных, ей подарили второй шанс.

В день, когда Френка Бойла казнили на электрическом стуле, Хлоя спрятала этот фрагмент своего прошлого в воображаемый ящик, заперла на ключ и навсегда убрала долой со своих глаз.

И не была намерена открывать его вновь.

Даже если они и найдут тебя, просто пошли их в задницу.

Хлоя отняла руки от лица и посмотрела на сестру.

Если это был способ отвлечь меня, тебе удалось, ― мрачно пошутила она.

Кери с улыбкой закатила глаза.

Да, ты меня раскусила – это был мой коварный план. Идешь в дом? Думаю, я готова к маминому персиковому пирогу.

Она поднялась, вопросительно глядя на Хлою.

Иди, я скоро приду. Хочу еще немного побыть здесь.

Только не сиди здесь слишком долго.

Погладив сестру по плечу, Кери ушла в дом, а Хлоя осталась на веранде, провожая клонившееся к закату весеннее солнце.

***

Прошло еще три дня после разговора с сестрой, когда Хлоя встретила Джека.

С работы она в тот день возвращалась поздно, но стоял теплый майский вечер – лето уже ожидало на пороге – и настроение, в отличие от предыдущих дней, у девушки было приподнятым.

Хлоя с улыбкой вошла в «Салливан-Тауэр», немного поболтала с новым администратором и собралась подняться к себе, но обернувшись к лифту, замерла: Джек в компании очередной красотки вошел с улицы в этот самый момент.

Хлоя не двигалась с места и не могла заставить себя не глазеть на него и его подружку.

Поравнявшись с ней, Джек обратил к ней что-то похожее на полуулыбку.

Хлоя. ― Он кивнул ей. Девушка рядом с ним сделала вид, что они прошли мимо пустого места.

Кажется, Хлоя пробормотала что-то в ответ, но не была уверена, сделала ли это вслух.

Чтобы избежать совместной поездки в лифте, она пошла в комнату для почты. Опустошив свой ящик, она еще немного подождала, и только потом вернулась в холл.

Значит, Джек вернулся. И сразу же притащил к себе очередную девку.

Пока лифт вез ее вверх, Хлоя пообещала себе, что больше не станет смотреть в это чертово окно. А если не выдержит, то заколотит его и уж лучше любоваться на лист фанеры, чем любоваться на то, как Джек трахает всех этих девиц… а нее ее.

Она вымученно усмехнулась, как бы говоря: «Ну, ты и идиотка, Хлоя».

Да, еще какая.

Ей ведь не нужны были отношения с Джеком. Он явно был не из таких. Да и она не стремилась к этому. Просто ей хотелось, чтобы он спал только с ней.

И только.

Разве она многого хочет?

***

Это было чудом, но она ни разу не взглянула в окно, пока переодевалась.

Хлоя сменила строгий рабочий наряд на джинсы с тонким топом, а сверху накинула кардиган из кашемира.

Выряжаться она не планировала, а для паба сойдет и так.

Сэм обрадовался, увидев ее, а она порадовалась, что сегодня была его смена.

Давно тебя видно не было. ― Он сделала вид, что обиделся. ― Ты сделала мой день лучше.

А заодно и себе, ― кисло улыбнулась она, забравшись на барный стул. В вечер среды паб стоял почти пустой.

Плохой день на работе? ― посочувствовал Сэм.

Не на работе. Но да, мог быть и получше.

Парень поставил перед ней бутылку с пивом.

Сегодня мне нужно что-то покрепче.

Он удивился: обычно она ограничивалась только легким пивом, но молча налил шот текилы. А заодно и себе.

За что пьем? ― подняв свою стопку, спросил Сэм.

Хлоя покачала головой.

Просто пьем.

Сэм с согласием кивнул, и они одним глотком опрокинули текилу. Он тут же налил по второй.

Сэм, ты же ирландец, да? ― Захмелев, Хлоя прищурилась и стала смотреть через дно своей рюмки.

Угу, ― кивнул он.

Вот скажи мне: как там в Ирландии?

Мы переехали, когда мне было три года. Почему ты спрашиваешь? Хочешь переехать в Ирландию? ― усмехнулся парень.

Куда-нибудь. Почему и не в Ирландию?

Хлоя забросила в рот соленый орешек. Сэм принял серьезный вид.

Не шутишь?

Девушка вяло пожала плечами: она могла бы. Здесь ее мало что держало.

Сэм казался расстроенным.

Мое сердце будет разбито, ― вздохнув, сказал он.

Хлоя фыркнула и запустила в него горсткой орешков.

Ага, как же!

Ты и эта Ванесса все еще вместе? ― спросила она. Недавно у Сэма появилась девушка.

Сэм кивнул.

Ага.

Значит, не будет.

Тебя здесь будет не хватать, ― подавшись вперед и посмотрев в ее глаза, убедительно произнес он.

Хлоя состроила смешную рожицу.

Может, я еще никуда и не соберусь. Только не плачь слишком рано.

Общаясь с Сэмом, Хлоя почти не думала о Джеке. Выпив четыре порции текилы, она задумчиво посмотрела на приятеля (в это время он обсуживал клиента) и спросила себя, почему их дружественный флирт так и не вырос ни во что большее?

Сэм определенно принадлежал к типу парней, которые нравились девушкам. Хулиган и плохой мальчишка, вставший на путь исправления. О его бурном прошлом напоминали только татуировки, которыми были забиты его руки. О других местах она понятия не имела.

Русые волосы всегда были в некотором беспорядке – Хлоя подозревала, что достигалось это с помощью маленьких манипуляций. Сэм был худым, но не тощим, а скорее жилистым.

Она знала, что за три года их знакомства, у него были девушки, с которыми он встречался, но никогда его не ревновала к ним.

Сэм был для нее другом. А друзей у нее было не так много.

Книги автора

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.