Жажда. Скорость или любовь?

Милау Элли

Просмотров: 372
0.0/5 оценка (0 голосов)
Загружена 19.06.17
Жажда. Скорость или любовь?

Купить книгу

Формат: PDF
Избранное Удалить
В избранное!

Скорость - это нечто большее, чем просто мелькающий пейзаж за окном и бесконечные белые полосы. Скорость - это педаль до упора и стук в висках от напряжения. Это — дрожь по телу вместе с урчанием двигателя. Это — учащенное сердцебиение и адреналин в крови, а я от него зависима. Скорость - это моя болезнь.

Ну что ж, он хотел спор, и он его получит, думаю я, надевая свои «сексуальные» хлопковые трусишки. Говорила мне мама: "Доча, будь скромнее", когда затаривала полку с бельем самыми обычными бабскими трусами, не знаю, с чего ей взбрело в голову озаботиться моральным обликом уже взрослой дочери, но на нее иногда находило. Мы с матерью не были никогда особо близки, у нее другая семья и слишком правильный сын, а я всегда была плохим примером. Поэтому мы виделись редко, но метко. Одной встречи хватало на целый год, чтобы желания видеться снова не было.
Вадик, назначая свидание, наверняка думает, что я надену самое лучшее белье, обрызгаюсь самыми любимыми духами и, вообще, подготовлюсь, но я бунтую. Хочет красивое черное, наверняка представляет себе сексуальное кружево, а получит самый обычный белый хлопок. 
Настроение на подъеме, я то и дело замечаю свою широкую улыбку, люблю проказничать, от этого разливается такое приятное чувство, сравнимое с адреналином во время гонки. Предвкушаю вечер и его реакцию, а от этого предвкушения кружится голова, я даже и не думала, что это будет так увлекательно. Меня поначалу бесила вся эта ситуация, глупый спор, рамки, в которые он меня поставил, но, посмотрев под другим углом, осознала, что это очень увлекательно. 
Было около шести вечера, когда я получила на телефон сообщение от Вадика с адресом его квартиры, ладно бы только адрес, но этот гад еще и целующий смайлик поставил в конце. Я метала молнии в это сообщение, мне не нравилось, что он чувствует себя королем положения. «Заносчивый засранец» — бурчала про себя, но, как бы я не отрицала, он мне нравился, даже чувствовала некое волнение, когда на такси подъезжала к его дому. 
- Привет, не ждал? - улыбаюсь открывшему мне двери мужчине. На нем не было футболки, только низко посаженные спортивные брюки, а волосы распущенные и немного влажные, о чем свидетельствовали капельки воды на плечах и струйка, которая стекала по его... Ого, шести кубикам пресса. Шикарно. Эту красоту нельзя прятать, ее нужно сделать общественным достоянием. Я смотрела на него, нет, не смотрела - пожирала глазами, мне хотелось слизать с его тела эту дорожку воды, хотелось водить по прессу руками, чтобы удостовериться, насколько он твердый и реальный. Далеко не деликатное покашливание вывело меня из тумана, а я, посмотрев наверх, встретилась взглядом с улыбающимся мужчиной. Он все видел и не останавливал, давая возможность рассмотреть, а я попалась, как малолетка, честное слово. Сначала я стушевалась, и даже, кажется, немного покраснела, но сразу же собралась и с вызовом проговорила.
- И долго ты будешь меня держать на лестничной площадке? Или ты уже передумал?
- Ну, уж нет, Лекс, не для того я тебя столько ждал. - Вадик потянул меня за руку, и я оказалась в мгновение в его квартире, прижатая к нему, вдыхающая его аромат свежести и дурманящего голову древесного запаха одеколона. 
- Не ждал, - отрицательно машу головой, - обманщик, - произношу, смотря на его мокрые волосы, - даже высушиться не успел.
- Я готовился.
- А ты думаешь, нам понадобится твоя голова? Хотя о чем я? Еще как понадобиться, я же должна получить хоть какое-то удовольствие от всей этой затеи.
- Вот сучка.
- Ммм, - прикусывая губу, говорю я, смотря ему прямо в глаза, - не знаю, о чем ты, - делаю при этом самое невинное выражение лица. 
- Все ты знаешь, Лекс.
- Может быть, отпустишь меня? Или ты прямо здесь хочешь «по-быстрому»?
- Нет, коридор мы оставим на потом, а пока раздевайся, - говорит, отпуская меня и делая шаг в глубь квартиры.
- Что, совсем? Так сразу? – Бросаю ему вслед, пока снимаю кожаную куртку.
- Если хочешь, я только за, - поворачивает голову, подмигивая.
- Ну, уж нет, не лишу себя удовольствия быть раздетой, - отвечаю, следуя за ним.
Мы заходим в комнату и от увиденного у меня отвисает челюсть. У него кровать в виде машины, очень похожей на мою. Это первое, что бросается в глаза, сказать, что я шокирована, это ничего не сказать.
- Ты специально для этого случая кровать купил? – Выпаливаю первое, что приходит в голову.
- Нет, просто понравилась, когда обустраивал все здесь.
- А я думала ты только мотоциклы любишь, - задумчиво говорю, все также смотря на постель. 
- Да, ездить, а спать в ней удобно, да и дизайн мне нравится. 
- Ты меня удивляешь, Вадик.
- Это еще не конец, - подмигивает. Я осматриваюсь, на стенах картины, постеры с его же соревнований. Здесь все дышит им и тем, чем он занимался. Затем бросаю взгляд на столик в углу комнаты, на котором стоит открытое вино и два бокала. Романтик, блин. Ругаюсь про себя, но на самом деле мне это очень льстит, как и музыка, раздающаяся из колонок. Может быть, я о нем плохо думала все это время? Парень не так уж и плох оказывается.
Вадик присаживается на кресло возле столика, зовя меня жестом к нему присоединиться. И я делаю этот последний решающий шаг. Я знаю, зачем пришла, и он знает, сейчас будет лишь прелюдия, прежде чем перейти к решительному действию. Вадик разливает вино по бокалам, а я беру свой и делаю первый глоток, и снова мужчина меня обескураживает, потому что я чувствую во рту вкус любимого вина. Смотрю на этикетку на бутылке, отмечая, что это мое любимое. Ничего себе, восклицаю мысленно, оказывается парень, подготовился серьезно. Даже становится неловко, думая, что на мне надето. Кроме того, что платье ниже колена в какой-то неброский цветочек, которое везде наглухо закрыто, эдакий «бабский» вариант, так еще и белье под ним моды 50-х. Для меня это своего рода бунт против спора, но он-то готовился основательно. 
- За встречу, - произносит тост Вадик и чокается со мной.
- За спор, - парирую я, а он в ответ расплывается широченной улыбкой, видно, что ему это все нравится. Эта игра в кошки мышки. 
- А ты скромница, оказывается, - насмешливо бросает, окидывая взглядом.
- Конечно, сама скромность, - широко улыбаюсь в ответ.
- Конечно, конечно, - кивает в знак согласия и делает то, к чему я морально готовилась, но оказалась не готова. В мгновении оказывается возле меня, забирая бокал из моих рук, отставляя его на столик, и тянет меня за руку на себя. Я поднимаюсь и снова врезаюсь в него. Голый торс так и манит к нему прикоснуться, до зуда в пальцах, хочется провести по его спине руками, что я и делаю. Зачем отказывать себе в желаемом, если все маски сняты. Он хочет меня, о чем символизирует упирающийся мне в бок его эрегированный член, а я, что греха таить - его. Вадик набрасывается на мой рот, при этом умудряясь начать расстегивать пуговицы моего платья. И как только у него это получается? Я думала он их и не заметит, на спине же, но Вадик все замечает. 
Поцелуй срывает все тормоза. Я засовываю руку в его волосы, пропуская их сквозь свои пальцы. Они у него оказываются такие шелковистые, отмечаю про себя. Мы целуемся до тех пора, пока все пуговицы, доступные ему в таком положении, не оказываются расстегнуты. Платье так и норовит слететь, но я удерживаю его плечами, Вадик же не хочет этого, помогает ткани опуститься на руки и отрывается от меня, смотря на открывающийся вид. Я опускаю руки, давая платью слететь с моего тела, и оказываюсь… Та-да-да-дам. В белье - белоснежном, но самом простом, я как будто вылезла из рекламы белья 50-х годов. Вадик улыбается, смотря на мою грудь и ниже, а после встречается взглядом со мной.
- Если ты думала, что заставишь меня этим передумать, то очень сильно ошиблась.
- Ничего я не, - пытаюсь ему перечить, но он затыкает меня коротким.
- Лекс, ротик. 
И я повинуюсь, потому что слова пропадают, когда вижу, как он оказывается передо мной на коленях, и снимает мои трусики - последний барьер, разделяющий меня от него. Едкая реплика так и замирает на моих устах, когда его губы накрывают мой лобок. О боги. В следующее мгновение Вадик поднимает мою ногу себе на плечо и делает своим ртом такое… что не делал ни один мужчина до него, от одного прикосновения его языка я уже готова поплыть. Я еле держусь на ногах, прикрываю глаза, больше не могу бороться с собой, проиграла, а он наступает, вырисовывая круги, умело доводя меня до пика. И когда я уже готова упасть, потому что превращена в желе его ласками, он поднимает меня на руки и бросает на постель. А сам оказывается сверху, впиваясь в мой рот. Он в моем запахе, во мне, но это не вызывает отторжения, наоборот - он мой, это ощущение пьянит, притягиваю его к себе ближе, тянусь к нему, желая почувствовать в себе. А он дает мне то, чего я хочу. Отстраняется, чтобы стянуть штаны, даже умудряется их за доли секунды снять, привстав с кровати, я наблюдаю за его быстрыми движениями, и когда он избавляется от одежды, вижу его готовый член… Вижу, а в следующее мгновение чувствую. Он наполняет меня до краев, возносит в другую вселенную, делая всего лишь несколько толчков. Я превращена в сплошной комок оргазма и все благодаря этому мужчине. Я не скрываю, что мне хорошо - стону, кричу, царапаю спину, выгибаюсь, поддаюсь ему, вторю его движениям. Мы одно целое. Грудь просит, что он ее целовал, и он это делает, засасывая в рот мой сосок. Шея просит его губ, и он целует каждый миллиметр. Что-то шепчет на ухо, милое, ласковое, а мне хочется, чтобы он не прекращал, чтобы он вошел еще глубже. Я молю, чтобы он действовал, чтобы дал мне больше, и он дает. Переворачивая меня на спину, устраивается сзади и входит до упора. В глазах темнеет, кажется, сейчас я увижу звезды, и я вижу, когда он начинает двигаться в агрессивном ритме. 
- Долбанный ад, - слышу его голос возле уха, и я с ним согласна, потому что это похоже на безумие, которым мы охвачены. Внутри горит огонь, непрекращающийся, острый, яркий, а Вадик его тушит, умело и настойчиво.
- Это было, - не могу подобрать подходящих слов, чтобы описать свое состояние, когда заговариваю, отдышавшись. Вадик лежит рядом, поглаживая мою грудь.
- Охренительно? – Улыбается, подбирая подходящее слово.
- Ты слишком высокого о себе мнения, - фыркаю в ответ.
- Только что ты так не говорила, прося, чтобы я брал тебя жестче, глубже, - улыбается, растягивая последние слова, - признай, я твой Бог.
- Вадик, - предупреждающе говорю его имя, а он смеется, я тоже в ответ улыбаюсь. Вот же гад, но зато какой.
- Ты проиграла, Лекс, потому что я снова тебя хочу, - прекратив смеяться, нависает надо мной, и я чувствую его возбуждение у себя между ног.
- Таймаут, я хочу покурить. 
- После, Лекс, - и он медленно входит в меня, подтверждая, что сигареты могут подождать.

Книги автора

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.