Жесткое принуждение

Лили Рокс

Просмотров: 646
5.0/5 оценка (2 голосов)
Загружена 25.07.19
Жесткое принуждение

Купить книгу

Формат: PDF, TXT, EPUB
Избранное Удалить
В избранное!

Книга о девушке, которая пытается выжить, попав в сексуальное рабство. Бывший муж обманным путем вынудил ее устроиться на работу, где вместо сиделки ее насильно заставляют работать проституткой. Она вынуждена терпеть бесконечные унижения и постоянные побои. Ее бьют и обучают быть покорной рабыней. Как тут выстоять и не сломаться? Можно ли снова быть счастливой и забыть весь тот ад, через который ей пришлось пройти? Осторожно: книга содержит жестокие сцены насилия, БДСМ, изнасилование, страдания.

 

Рабство в преисподней

Теснота. Звуки глухих ударов. Свист ремня и резкая боль в плечах. Снова тишина. И снова резкий свист и удар, теперь по ногам. И снова и снова чередуется тишина, свист и боль.

Время тянется неимоверно долго. Трудно дышать, паническая атака заставляет замирать сердце снова и снова.

От каждого нового удара я дергаюсь, и мне становится еще больнее. Мои руки выкручены в неимоверной форме. Я нахожусь в подвешенном состоянии под самым потолком, прикованный металлическими наручниками, которые закреплены цепями. Цепи скрываются глубоко в потолке. А на этих цепях повисла я, беззащитная и голая. Я не одна в этом страшном и ужасном месте. Кто-то рядом, я чувствую его присутствие. Этот кто-то хлещет меня ремнем по всему телу. От каждого удара я болтаюсь на цепях как колбаска. Кто мой мучитель, я не вижу, глаза плотно завязаны, а во рту специальный круглый кляп. Я уже давно не могу нормально дышать и глотать слюни, которых накопилось так много, что они текут рекой, как у шарпея.

Как же давно я тут нахожусь? По ощущениям меня бьют уже около двух часов, а может и больше. И как у него силы остаются? Мне кажется, от этой боли я даже теряла сознание. Пытаюсь вспомнить хоть что-то. В памяти проскальзывают обрывки картинок.

Последнее что моя память способна выдать, как я и Надя, мы крадемся ночью к забору, нам нельзя попадаться на глаза, иначе нас ждут крупные неприятности.

Нам удалось перелезть через забор, и я спрыгиваю вниз, Надя застряла сверху, я не знаю, что мне делать: бежать или ждать ее. Я стою в нерешительности и жду, когда она распутает зацепившуюся одежду и спрыгнет следом и все… Тупая боль в затылке и кромешная тьма.

Но вот темнота отступает, и я начинаю чувствовать. Чувствую холод и боль. Я понимаю, что на мне нет никакой одежды. Пытаюсь пошевелить рукой или ногой, но нет, не могу. Кисти онемели, а ноги затекли. Лишь пальцами ног кое-как удается найти опору.

Что со мной происходит? Кто все это сделал со мной? Я не могу в это поверить! Меня подвесили к потолку! Говорить тоже не могу, во рту что-то мешается. Перед глазами все та же тьма, не вижу ничего, но слышу звяканье цепей и глухие шаги. Вдруг, как раскат грома, где то рядом слышу голос:

Очнулась, красавица! Наконец-то!

Шаги приближаются. Он все ближе. Я сжимаюсь в комок, насколько это возможно, когда висишь на руках. И тут резко, за волосы мою голову дергают наверх. Холодные пальцы крепко сжимают мои щеки. В лицо ударил резкий запах одеколона и табака. какое мерзкое и ужасное сочетание. Я пытаюсь увернуться, но рука держит крепко. Второй рукой мой похититель гуляет по моему беззащитному телу. Брр… ледяные руки. Я вся покрываюсь мурашками. Кто-то хихикнул и уже совсем другой голос, до боли знакомый, сказал:

Дааааа, а девка-то чувственная, видно, тот, кто держит меня, снова пустил в ход ледяные пальцы, от которых я содрогаюсь, Хей, сделай ей что-нибудь простенькое, я хочу чтобы эта мерзавка все чувствовала. Мне не нужно чтобы она отрубилась раньше времени.

Потом он добавил более жестким голосом, как я поняла, эта реплика была адресована мне:

Ты у меня все почувствуешь, абсолютно все. Ты этого никогда не забудешь. Ты будешь умолять меня остановится.

После этого меня наконец-то прекратили трогать ледяными пальцами. И, как я поняла, эти двое отошли от меня. И почему этот говоривший так меня ненавидит? Что я ему сделала? Мысли роились в голове, стремительно сменяя друг друга, тело болело, а голова болела еще больше. Да что происходит, в конце концов? Кто эти двое? Где я нахожусь? Что со мной будут делать? Если бы мне ответили на эти вопросы... Не думаю что мне дали бы ответ, да и задать их мне не получилось, они повязали меня в прямом смысле по рукам и ногам. 

Вдруг я почувствовала на руке что-то мокрое, пахнуло спиртом, затем укол иглы. Даа, так лучше, стало теплее и дрожь прошла. Интересно, а зачем спирт нужен вообще? Эти люди совершенно не похожи на тех, которые способны проявлять заботу о ближних… Выходит, они, переживают, что занесут мне заразу? Да ну бред, смешно даже. Мне так захотелось засмеяться. Но тут же меня одолел животный ужас. Я начала дергаться, еще больше выкручивая кисти и плечи. Как же мне хотелось телепортироваться отсюда домой, в больницу, в подъезд. Да куда угодно, только подальше от этих извращенцев.

Повязка на глазах мешала сконцентрироваться в пространстве. Я не могла сосредоточиться и хотя бы примерно представить, что происходит вокруг и это еще больше сводило меня с ума. Все тело охватила дичайшая дрожь. Рядом было, как минимум двое мужчин, которые хотели причинить мне вред, только что я им плохого сделала? Почему они меня связали? 

Вдруг один из них произнес:

Действие запущено, препарат будет действовать около четырех часов. Все зависит от ее состояния.

Это, наверное, тот доктор. Боже, их трое или двое? Что происходит? Снова тот знакомый, ненавидящий голос:

Поехали. Где мой ремень?

Практически сразу я ощутил сильный удар. Этот человек без чувства усталости. Он наносит все удары размеренно, с одинаковой силой и в разные места. Удары сильные, жестокие и методичные. Как же это больно! Я прекрасно понимаю, что пощады просить не получится, издеваться будут еще сильнее. Я чувствую все удары, и в то же время я отстранена от этого действия. Что за дрянь они мне вкололи? 

Удары все еще продолжаются. Я уже не могу сдерживать стоны. Все мое тело просто ныло от боли. Ощущение, что живого места совсем не осталось. 

Я стараюсь расслабиться, может быть так будет меньше боли… удар по ягодицам, следом сразу по животу. Я интуитивно сгибаюсь, но не выходит, наручники и цепи крепко держат меня. Следующий удар пронзил меня дикой болью. Он задел сосок. Я уже не могу держаться и из груди вырывается протяжный стон. Но я не закричу, нет, они не дождутся от меня этого.

С каждым ударом у меня сильнее текут слезы. Когда же это кончится. Ремень попал по бедра и задел промежность, боже я сейчас раскрошу себе зубы. Это невыносимо. Снова удар, опять по промежности. Я начинаю протяжно выть. Удары учащаются, не давая передышки. Ощущение такое, что всю меня с ног до головы лупят ремнем. Сознание на грани отключения, но темнота не наступает.

На какое-то время удары стихают. Лицо обдает этим жутким табаком и духами. Ненавижу! Запах страха и боли. Меня снова поднимают за волосы и прям в лицо выдыхают:

Ты стонешь от боли или уже от наслаждения?

Я пытаюсь отдышаться в эту спасительную паузу, слюни текут рекой, смешиваясь со слезами. Глотка пересохла. Рука за волосы еще сильнее заваливает голову назад, другая рука с силой надавливает на плечо. Я слышу хруст кости и собственный крик. Дикая боль пронзает плечо, и я повисаю на цепях как тряпка. 

Да, милочка, вижу, что ты крепкий орешек. Ремень слишком мягко для тебя. – Как же он ненавидит меня, весь голос пропитан злобой. Что я ему сделала плохого?

– Тебе нравится, как мы тебя воспитываем? У Андрея, смотрю, не получилось, как следует тебя воспитать. Не умеешь ты выбирать мужчин.

В голове мысли пришли в движение… Андрей? Серьезно? Это по его вине я тут вишу вместо груши? Но, погодите-ка… ненавидящий голос сказал, что я не умею выбирать мужчин, а значит Андрей не в курсе происходящего. Но что это дает? Кто-то мстит ему таким образом? В чем смысл?

Мои мысли прервала фраза садиста:

Меняй ремень на кошку с когтями.

Все, приплыли. Меня начало трясти. Кошка с когтями. Я знаю, что это такое… Это плеть с вплетенными в ее концы металлическими загнутыми пластинками. Я начала биться, чтобы освободиться из оков, я знаю, что это напрасно, но страх выдавал хорошую порцию адреналина и заряжал силой. Это ни к чему не привело. Я почувствовала, как взлетела вверх, теперь я потеряла опору под ногами и просто висела на руках под потолком. Удар. Я слышу свой голос словно со стороны, это был тяжелый вой, я просто громко и протяжно завывала от боли.

Эти пластины рвали кожу, а кровь текла по телу. Удары были такие же размеренные, с одинаковой силой. Я чувствовала, как кожа рвется под когтями. Да, ремень был действительно мягкой игрушкой. В процессе я несколько раз теряла сознание. 

Но меня быстро возвращали назад в ад ледяным душем или нашатырным спиртом. Садизм продолжался. Я уже не могла даже кричать, я просто молила бога о том, чтобы это кончилось, чтоб я потеряла сознание насовсем, только бы не ощущать больше эту дикую боль. Я хотела навечно уснуть и больше не просыпаться, каждая секунда была проклятым адом на земле. Слезы текли рекой, перемешиваясь со слюной и кровью. Вместо тела была одна сплошная боль. Сквозь затуманенный разум я услышала доктора:

Таким образом она не протянет долго.

На что садист ответил:

Что, жалко стало? Да? Или ты захотел трахнуть ее? Конечно, я все понимаю: молодое тело, красивое личико. Ну ничего, все смогут поиметь ее, но только после того, как я изуродую ее милую мордашку! 

А ты хочешь трахать мясо? Ведь таким темпом она им станет совсем скоро, – не унимался доктор.

– Я подготавливаю ее как раз для того, чтобы всем было приятно ее пользовать, она станет покорной и будет выполнять любые приказы!

Доктор не унимался:

Ты же говорил, что не хочешь, чтоб она быстро сдохла от боли.

Да, ты прав, я не хочу, чтоб она сдохла быстро. Ведь это только начало.

Начало? Серьезно? Меня тут в фарш кромсают и это только начало? Все, приплыли, я точно труп. Этот садюга меня прикончит, а что ему еще делать? Урод сумасшедший.

Меня прекратили наконец-то бить, и я почувствовала, как меня опускают на пол.

Грохот цепей и я ногами ощущаю холодный пол. Но они меня не слушаются и просто подгибаются. Цепи все так же грохочут, я опускают на холодный пол на колени. Меня резко хватают за волосы и вынимают кляп изо рта.

Наконец-то я судорожно хватаю ртом долгожданный воздух. Но это было не долго, мне снова разжали рот и на затылке защелкнули замки. Теперь у меня во рту было металлическое кольцо.

Слышу звук молнии и в мой рот пытаются затолкать огромный член, который чисто физиологически не поместился бы в рот человеку.

Боже, нет, только не это. Я пытаюсь сжать зубы, но это, ни к чему не приводит, зубы упираются в плотный металл. Садист еще крепче перехватил мою голову и с еще большим остервенением толкает член мне в глотку. Я начинаю давиться, мне нечем дышать. И тут раздается сиплый голос садиста:

Бей ее кошкой.

Практически одновременно с фразой меня пронзает сильнейшая боль в спине. Я кричу, но член садиста прерывает мои крики. Он вогнал его уже по самые яйца. Он с остервенением начинает трахать меня в рот. Я давлюсь, пытаюсь кашлять, но он не дает мне даже вздохнуть.

На секунду он вытаскивает член, я пытаюсь отдышаться, но не могу, тут же у меня вырывается крик от очередного удара по спине кошкой. Но и крик садист глушит загнанным обратно членом. Я не знаю, сколько это уже продолжается, у меня иссякают силы. Я чувствую, что на спине нет живого места, там фарш. И чего он добивается? Слышу глухой голос садиста:

Продезинфицируй.

Удары прекратились, ощущаю сильный запах спирта и то, как на меня что-то льют. Аааааааа …. Острая боль во всем моем теле, я пытаюсь изогнуться, вырваться из его хватки, ору животным криком, но садист кончает мне в рот и наконец-то хватка становится слабее.

Чудом я умудрилась вырваться, пожертвовав приличным клоком волос. Да пофиг, вырастут, вся боль заглушается ранами, которые залили спиртом. А садист с ехидным смехом растирает сперму по моему рту. Меня наконец-то вырвало, и я отрубилась без сил. Темнота, спасительная темнота.

Карусель, карусель, крутится быстрей. Какие-то вспышки и грохот. Сознание медленно возвращается. И я понимаю что меня опять поднимают на цепях к потолку. Рот свело от металлического фиксатора, глаза все так же завязаны. Боже, хватит, пожалуйста, убейте. Но нет, они этого не сделают, им нужно что-то другое… но что?

Ледяные руки схватили сосок и выкрутили с нечеловеческой силой, попутно оттягивая его. Опять запах спирта и раздирающая боль – сосок пронзил металл. Не успела я опомниться, как второй сосок постигла та же участь. В это же время меня начало трясти. Холодные руки вцепились в мой клитор. Я начала дергаться и извиваться, я уже не думала, что это поможет, просто тело инстинктивно работало независимо от меня.

Нет! Нет! Нет! Не надо – я кричала, насколько мне позволяло кольцо во рту. Я молила его не делать этого, но наружу вырывалось лишь мычание. Его голос, как я его ненавижу!

А ну-ка хватит дергаться! А-то я тебе грудь отчекрыжу! Хочешь этого? А ведь, правда, зачем тебе теперь грудь? Теперь ты моя нижняя, ты моя рабыня, я могу делать с тобой все, что только захочу. Ладно, я это сделаю позже. Сейчас мы поиграем с иголочками. Тебе же нравится эта игра? Помнишь, как вы с Андреем занимались любовью? 

Ай, опять Андрей. Почему он говорит о моем бывшем муже? Да кто же этот садист? Как он может быть связан с Андреем? И почему он меня истязает? Что я ему сделала, чтобы он так на меня обозлился? Игры в иголочки… о чем он?  

Пока эти мысли проскакивали в моей голове, мою промежность уже искупали в спирте. Аааа, как меня бесит этот спирт! Сколько у них его еще в запасе? Над ухом разносится шепот садиста:

Сейчас я тебе сделаю прокол, горизонтальный. Я проколю твой клитор и введу иглу в твой мочеиспускательный канал. Тебе обязательно придется это по нраву!

Адская боль. Это сложно описать. Наверное я умерла и попала в ад. Может быть, я что-то сделала в этой жизни не так.

Потом снова порка. Я хочу отключиться, но не могу. Они ввели мне какую-то дрянь, она притупляет сознание, но не помогает притуплять боль. Почему я оказалась в этом месте? Пытаюсь вспомнить, но удается с большим трудом. Одна мысль: виновата Надя. Все из-за нее. Но я точно знаю, она меня не подставляла. Я уверена, что она сейчас тоже в беде и нуждается в помощи.

Доктор снова что-то говорит, но я не разбираю слова. Слишком больно, не могу сосредоточиться. Он что-то спрашивает у меня. Снова трогают мою грудь. Это когда-нибудь кончится?

Наконец-то меня опускают вниз. Я снова чувствую коленями холодный пол. Ложусь на него всем телом и наслаждаюсь его прохладой. Мое тело горит и кровоточит, мне плевать, что пол может быть грязным, плевать, что я могу подцепить заразу. Сейчас уже на все плевать. Хочется только облегчить немного свои мучения.

Пару минут никто не трогал меня. Тишина. Может быть я все-таки отключилась и мучители ушли?

Первым прорезал тишину голос доктора:

– Думаю, теперь уже точно она готова.

Голос садиста помедлил, потом произнес:

– Давай, твой выход.

Лязгнули цепи и меня потащило снова вверх. Что это? Меня снова поднимают! Только не это! На этот раз меня подвесили таким образом, что я могу стоять на ногах. Это хорошо! Мои бедные запясятья не выдержат больше нагрузки.

Решительные руки коснулись моего бьющегося в цепях тела и я вздрогнула. К ноге прикоснулся возбужденный член доктора. Его тепло было сейчас очень некстати.

Его руки дрожали, он схватился за мою грудь и сильно сжал ее.

Как же не приятно, когда тебя лапают! Мне даже больно это осознавать! Я вешу на цепях, беспомощная и избитая, а какой-то ублюдок бесцеремонно трогает меня за интимные участки тела! Я стараюсь не шевелиться, не хочу доставлять этому похотливому гаду лишнее наслаждение.

Его рука скользит по моему израненному телу и гладит половые губы, раздвигая их и проникая пальцем в мое влагалище. Я чувствую себя так мерзко. Я словно товар, который можно вот так вот трогать, когда вздумается.

Снова его мерзкое дыхание на моем лице, он трется своим членом о мою промежность. Он толкает меня и я теряю опору. В руках снова сильная боль. Снова пытаюсь опереться на ноги. Они меня почти не слушаются.

Член доктора начинает входить в мое лоно. Мне грубо раздвигают ноги, я снова теряю позицию. Его член уже наполовину вошел в меня. Он останавливается и хватает меня руками за задницу. Резкое движение и он всаживает свой инструмент в мое влагалище под самый корень.

Я вспоминаю, как занималась любовью с бывшим мужем, но то были сладкие мгновения. Мне нравится заниматься сексом, но член доктора не вызывает у меня никакого желания. Я устала и мне очень плохо. Его безжалостность убивает меня. Я его ненавижу и того садиста, который буквально содрал с меня кожу!

Доктор уже стонет. Хорошо ему, подонку. Нравится трахать связанную и беззащитную! Откуда же вы беретесь такие твари? Из какой такой дыры вылезаете?

Он уже приступил к бодрой долбежке. Резкими и размашистыми движениями, он насаживает мое больное тело на свой окаменевший кол.

Мне хочется кричать, чтобы он оставил меня в покое, но мой рот парализован. Я могу издавать только смешные вопли и жалостливые стоны.

От доктора запахло свежим потом. Устал, пыхтит. Наверное, он уже в возрасте и ему тяжело выполнять такие акробатические действия.

Боже, что же он делает! Он приподнял мои ноги и с силой натягивает меня. Мои сухожилия сейчас порвутся! Остановись, скотина! Я мычу, как ненормальная, но он стонет громче. Он меня долбит, как ткацкий станок. Когда же он кончит?

Доктор захрипел, наполняя меня своим семенем и крепко прижав мою промежность к своему паху. Я облегченно вздохнула. Сейчас он оставит меня в покое. Все кончено.

Он еще несколько раз дернулся и вышел из меня. Отлично! Теперь я смогу отдохнуть!

Я снова стою на ногах и чувствую, как из меня течет его семя по ляжкам.

– Если ты закончил, то позволь, я продолжу! – услышала я голос садиста и в моем сердце все оборвалось. Что он там хочет продолжать? Разве с моим телом можно сделать что-то еще?

Может быть, он решил добить меня? Это была бы самая жестокая смерть, которую я могу себе представить. 

Меня снова опускают и на этот раз кто-то третий, молчаливый зритель, начинает трахать меня в рот. Я снова пытаюсь сжать зубы, но врезаюсь в проклятое кольцо. Он просунул член так глубоко, что я не могу дышать. Он перекрыл мне кислород! Я умру, сейчас точно умру!

Меня тошнит. Этот идиот задевает в моем горле то самое место, когда можно вызвать рвотный рефлекс. Я держусь из последних сил, но слизь и слюни текут из меня рекой, вытекая даже из носа. Это противно и это больно. Я захлебываюсь в собственных слюнях! Почему бы он просто не вытрахал меня, зачем он держит мою голову так долго? Ему нравится смотреть, как я страдаю?

Он начинает движение и я на мгновение умудряюсь схватить глоток воздуха! Как же это чудесно, дышать! Он отчаянно трахает меня в рот и быстро спускает. Его сперма так быстро наполняет меня, что я не успеваю проглотить, но он не дает ей вытекать, затыкая плотно своим пахом мой рот. Я глотаю и глотаю, но уже не могу дышать!

Пожалуйста, дай мне подышать! Всего один глоток воздуха! В голове все кружится, сперма идет вверх, пытаясь покинуть желудок. Еще момент и она с шумом выплескивается из моего носа. Мужской смех. Снова трахает в рот. Хорошо, что он уже кончил, значит я смогу немного отдохнуть.

– Кобылка уже готова, завтра она будет покорной и ласковой. Думаю, на сегодня с нее хватит, – голос садиста для меня был как бальзам на душу. Он меня отпустит! Я смогу выйти из этого проклятого места!

Меня снова опустили и стали освобождать руки. Еще секунда и я ощутила укол в ягодицу. Через миг я отключилась.

Проснулась я в своей комнате, где мы жили вдвоем с Надей, в доме Сергея. Я вся забинтованная и заклеенная пластырем. Это все было в реальности? Разве такое может быть реальностью? Все тело ужасно болит. Я даже не хочу смотреться в зеркало, мне кажется, что на мне нет живого места.

Моя новая реальность

В комнату вошел Сергей. Ненавижу этого гада! Что он со мной сделал?

– Ты уже проснулась! С добрым утром, деточка! Как спалось?

Я смотрю на него с ненавистью. Он что издевается надо мной? Меня избили и изнасиловали! После этого он просто так заходит и спрашивает, как я спала?

– Что вы со мной сделали? – с трудом я передвигаю пересохшим ртом. Мой язык опух и челюсть еле двигается. Надеюсь, они мне ее не сломали.

– Сергей, прошу вас, отпустите меня! – взмолилась я. Мне очень хотелось верить, что у него есть хоть капля человечности.

Но он смотрит на меня с насмешкой. Этому гаду смешно смотреть на мое жалкое состояние. Мне хочется плакать от отчаяния. Как я попала в такое положение? неужели Андрей смог меня подставить? За что? За то, что решила развестись с ним? Но я же поддерживаю с ним хорошие отношения… Да и зачем ему поступать так с матерью своего ребенка? Что-то тут не так… Может быть Сергей врет?

Нет. Этого не может быть! Андрей конечно, подонок, но не до такой степени!

– Где Надя? – тихо прошептала я, едва приоткрыв рот. Челюсть сводило так сильно, что при каждой попытке ее открыть, в ней что-то щелкало.

– Надя оказалась более стойкой, чем ты. Ее скоро принесут, не переживай! Поправляйся, у тебя теперь будет много работы, твой муж задолжал прилично, тебе придется трудиться за двоих!

– Подождите!  – пытаюсь кричать, пока есть силы. – Я не соглашалась! Мы с Андреем в разводе! Это ошибка!

Смотрю на него с ужасом и надеждой. Он не имеет прав на меня, я не брала у него денег и не имею никакого отношения к их делам с бывшим.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.