Агония-1. Агония

Сергеева Оксана

Просмотров: 430
5.0/5 оценка (2 голосов)
Загружена 30.05.21
Агония-1. Агония

Купить книгу

Формат: PDF, TXT, EPUB, FB2
Избранное Удалить
В избранное!

Самая жестокая и беспощадная война – это вражда не людей с людьми, а их представлений друг о друге.

Самое сложное в любви — не превратить свои чувства в агонию.

В «Пирогово» приехали чуть позже, чем планировали. Друзья уже веселились, распивая вино, и Влад с Региной сразу к ним присоединились.

Ресторан, в котором расположилась компания, отражал специфику всего яхт-клуба: во всем прослеживалась морская тематика – и в выборе отделочных материалов, и в выборе деталей декора. Много дерева, окна-иллюминаторы в дверях, тканевые абажуры, но главное достоинство – шикарный вид на Клязьминское водохранилище.

Они прошли на открытую веранду, где за одним из столиков сидели молодой человек, две девушки, которых Регина ни разу не видела, и Данила, – его запомнила, потому что у него нос с горбинкой, и в прошлый раз кто-то шутил насчет пластической операции. Сначала подумалось, что незнакомец в красно-белой футболке и есть тот самый недавно приехавший друг Владислава.

– Света, братец где? – спросил Влад у темноволосой девушки с асимметричным каре, после того как поздоровался со всеми и представил Регину.

Светлана мотнула головой в сторону:

– Вон, с Кирей на причале курят.

С Кирей. Кирилл ей тоже запомнился. Смазливый очень, чем-то на Джуда Лоу похож.

Крепко ухватив Регину за руку, Влад двинулся к спуску на причал. Быстро шел – она за ним, не глядя даже к кому ее ведут. Потом только посмотрела, когда приблизились и голос услышала. Басовитый, раскатистый, грубый. Остановилась от неожиданности, но Рейман, как не заметил, рванул ее за собой, и она запнулась, чуть не упав.

– Осторожнее, ну что же ты, – удержал за талию.

Вадим стоял к ним вполоборота. Тот самый Вадим, которого она полгода назад потеряла. Курил на причале с Кирей и о чем-то беседовал, посмеиваясь. Потом они подошли, он повернулся к ним лицом, и время остановилось. Для Чарушиной. Пока смотрела, как меняются в его серых глазах эмоции: удивление, озадаченность, неверие, смятение. Она точно знала, что он чувствует, потому что пережила все секундой раньше, получила свой удар по нервам и уже пришла в себя. Теперь, когда все это и его захлестнуло, ее снова окатило горячей волной.

Что-то спрашивал Влад, но даже до нее слова не доходили, будто задерживаясь прозрачной, но плотной оболочкой. Захотелось вдруг крикнуть или схватить Вадима за руку, встряхнуть, чтобы пришел в себя и спрятал все то, что ощущает. И вот он охватил их последним взглядом, лицо его успокоилось, пришло понимание – в глазах появился холодный блеск.

– Как ты? – спрашивал Влад, вознамерившись обнять друга.

Но тот отступил, подняв руку и останавливая Реймана:

– Тихо, тихо, Владик, у меня плечо.

– Чего?

– Сто патронов отстрелял, неделю рука не поднимается.

– Варвар.

– На этот раз ни одно животное не пострадало, – усмехнулся, – стреляли по тарелочкам. И по мишеням.

– Как дела?

– Нормально дела. Только приехал, а уже чувствую себя как Алиса в Стране Чудес, – перевел взгляд на Регину. – Привет. Владик, познакомь меня со своей… девушкой.

Чарушина все это время стояла молча, не отводя от него глаз и будто не дыша.

Влад, спохватившись, представил их друг другу и миролюбиво подытожил:

– Я надеюсь, вы поладите. Мне бы очень этого хотелось. Вы же два самых дорогих мне человека. Несмотря на твой скверный характер, – смеясь, от души хлопнул друга по больному плечу.

– Ладуля, я же просил без тисканий, – скривился от боли Шамрай, и Регина невольно поморщилась.

– Блин, Вадик, прости, забыл.

– Мы поладим, не переживай.

– Это хорошо. А то меня подруги Регины не переваривают.

– Какое бедствие. Ты расстраиваешься из-за этого? Не расстраивайся. Это не самое плохое, что может с тобой случиться.

Влад растерялся на несколько секунд. Хмыкнул, улыбнулся, но так ничего и не сказал, отвлекшись на телефонный звонок.

– Да, мамуль, – отшагнул, чтобы поговорить с матерью в стороне, но вернулся и протянул Вадиму телефон: – Это тебя.

– Здрасьте, Анна Игоревна... Угу, приехал. Заеду, конечно. Собирался в самое ближайшее время. Ну, с Владиком договоримся… тогда тем более…

Регина слушала его короткие отрывистые фразы, иногда смешки и покрывалась холодным потом от осознания, насколько близко он общается с семьей Реймана. А она ничего не знала, за четыре месяца ни разу ничего не о нем слышала…

Договорив, Вадим вернул телефон, и Владислав отошел, чтобы закончить разговор с мамой.

– Может, проще сказать ему, что мы знакомы? – тихо спросил, подойдя ближе к Регине. – Хочешь, это сделаю я?

– Не надо. Ничего не говори. Так будет лучше, – уверенно решила. Еще от той ссоры не отошла, а тут уже новая наметилась. Рейман точно ей мозги свернет, если узнает об этом знакомстве.

– Как знаешь, – легко согласился Вадим.

– Мы же просто знакомы, у нас ничего не было. Ни к чему все это ворошить... – все же занервничала.

– Не переживай, Реня, я ничего не скажу Владику. Ничего и никогда. Он от меня не узнает.

– Спасибо, – опустила лицо, уловив, что на них смотрят.

Вадим оглянулся и переступил в сторону, прикрыв собой Регину от любопытных взглядов друзей.

– Не обольщайся, я это делаю не ради него, а ради себя.

– Пообщались, повстречались, разошлись. Мы даже не… не спали.

– А хотелось бы, да? – окинул ее всю быстрым жадным взглядом, неприлично близко шагнул и пригнулся к уху: – Кис-кис.

– Отойди от меня! Что ты делаешь? – в ее глазах заплескалась паника, предательская краска залила лицо.

– Кис-кис.

– Отойди!

– Я Тулу твою гребаную чуть верх дном не перевернул, когда ты пропала, а тут вот оно что… – перестал быть спокойным и все, что чувствовал, прорвалось в голосе.

– Вадим, – прошептала беспомощно. Может, и хотела бы успокоить, чтобы не злился, не переживал, но любые объяснения теперь неуместны. Видела, что злость его душит, а ее другое душило – отчаяние. Только сейчас оно в разы сильнее, чем полгода назад, когда потерялись.

Забыла, что сама может отшагнуть, и стояла на месте как вкопанная, а он не мог найти в себе силы, чтобы отступить.

Глаза у нее синие. Как штормовое море. Удивительные глаза. Видел в них свое отражение.

У нее шторм в глазах, у него – внутри. Все поднялось. Захлестнуло до самой макушки: и восторг, и радость, что снова ее увидел, и злость, ревность дикая.

Нечеловеческим усилием сделал шаг назад и тяжело выдохнул.

– Я смотрю: вы уже поладили, – улыбнулся подошедший Рейман.

– Да, – невозмутимо кивнул Вадим. – Ржем тут с ней. Она у тебя прикольная.

– Я знаю, – самодовольно ухмыльнулся и обнял Регину, прижав к себе спиной.

Шамрай тут же развернулся и пошел на веранду.

– Красиво здесь, правда? – Влад подтолкнул ее вперед, и они встали лицом в воде.

– Да, – подтвердила отрешенно. Смотрела и ничего не видела, кроме лица Вадима; ничего не слышала, кроме его голоса.

– О чем говорили? Из Вади обычно и слова не вытянешь.

– Ты сказал, что он твой близкий друг… что он тебе как брат.

– Да.

– Мы четыре месяца с тобой знакомы, ни разу о нем не слышала.

– Звучит как претензия, – резковато сказал Влад.

– Даже имени не слышала. Что это за дружба такая? – Наверное, от волнения так и звучало: как претензия. Почему-то чувствовала, словно ее жестоко обманули. Не Влад, разумеется, жизнь, наверное, судьба.

– Это девочки носятся с фотографиями подруг, все показывают и рассказывают. У нас такого нет. К тому же его долго не было в стране. Он постоянно в разъездах. Мотается по работе. Мы росли вместе. Не побоюсь этого слова, знаем друг друга с пеленок.

Регине вдруг стало душно в его руках, хотя она была в майке, а на улице к вечеру стало холоднее.

Конец июля. Лета будто не было. Все время дожди и грозы. А в августе тем более не стоит тепла ждать, можно смело к осени готовиться.

– Отпусти. Пусти! – не выдержала и стала вырываться.

Дышать нечем, и руки у него будто не руки, а проволока.

– Что за истерика опять? Я же попросил прощения. Ты сказала, что не обижаешься.

– Я не обижаюсь, а просто хочу уехать отсюда.

– Как это понимать?

– Как хочешь.

– Ты специально это делаешь? Затягиваешь конфликт. Хочешь снова поругаться?

– Я говорила, что не очень хочу сюда ехать, что у меня болит голова. Но согласилась, поехала, думала, будет легче, но мне стало хуже. Зачем портить людям настроение кислой миной? И я же не прошу, чтобы ты ехал со мной. Вызови мне такси. Даже не вызывай, я сама вызову.

Теперь радовалась накануне произошедшей ссоре, иначе Влад не понял бы ее волнения, а так пусть думает, что она истеричка и все еще обижается.

Они собирались провести в «Пирогово» дней пять, но она столько не выдержит. Даже если ее выходка обернется очередным скандалом, лучше уехать домой, а не находиться весь вечер (и все последующие дни) рядом с Вадимом. В новой ссоре не будет ничего нового, а вот от совместных посиделок какие-нибудь сюрпризы точно будут.

– Какие проблемы? Устала? Голова болит? Иди в дом, ложись поспи. Отдыхай. Тебя разве кто-то напрягает? Хочешь, ужин можно туда заказать. Высыпайся. Завтра придумаем, чем заняться. В гольф поиграем или на яхте покатаемся.

Они еще некоторое время стояли на причале, походя, наверное, на двух влюбленных, которые не могут друг от друга оторваться. Влад ее не отпускал. Разумеется, все доводы казались ему смешными и надуманными. Во всем он видел провокацию очередного конфликта. Так и получалось на деле, только причина не та, что он думал.

– Хорошо. Пойдем обратно. Что здесь стоять.

Немного придя в себя после неожиданной встречи, Регина решила все же остаться. Хотя бы на вечер. Уехать можно ночью или утром.

– Пойдем, – согласился Рейман и развернул ее лицом к себе. – Вина попьем, расслабимся. Я знаю, ты у меня девочка чувствительная, вот и разнервничалась. Компания незнакомая. Так бывает. Поужинаем. Не захочешь долго сидеть, я тебя в дом провожу.

– Угу, – кивнула она.

– Правда, Регина, – чуть сжал ее плечи, – я иногда тебя не понимаю.

– Я тебя тоже.

– Надо же научиться друг друга понимать. Хотя бы попытаться.

– Надо.

Влад обнял ее за талию и склонился к лицу. Регина не отвернулась, уверенная, что не поцелует, а он поцеловал, настойчиво приникнув к губам.

– Владик, – прошептала она, пытаясь подтереть контур губ, жалея, что у нее с собой нет даже зеркальца.

Рейман достал из кармана брюк белый носовой платок, вытер губы и дал его Регине.

– Сотри помаду, все равно я ее размазал.

Она развернула ткань и тщательно стерла помаду чистым краем.

– Все?

– Да.

– Точно?

– Да.

Взявшись за руки, они вернулись к друзьям, вливаясь в общую компанию и в разговор. За столиком царило веселье, Вадим с Данилой переговаривались, видимо, давая этому повод. Остальные поддерживали их смешками.

– Ой, кобели, – вздохнула Света, качнув головой.

– О чем речь? – спросил Влад.

– О чем у них может быть речь? О бабах.

– Сейчас напьемся с Шамраем и пойдем охотиться на длинные ноги.

– Конечно, пойдем. Спьяну смерть как любви хочется, – поддержал друга Вадим и посмотрел на Регину, на ее губы. Без помады.

Рейман усмехнулся:

– Смотрите не подеритесь только из-за длинных ног.

– Мы с Данилкой-то? Не подеремся. Я малышек люблю. Их вертеть удобнее, – глянул на Данилу, – если ты понимаешь, что я имею. В виду.

– Еще бы не понимать, – заржал Данила.

Потом разговор ушел в сторону, и Регина заметила: молчат только они с Вадимом. И это плохо. Если бы он что-то рассказывал, ее частые на него взгляды были бы обоснованными: смотреть в лицо собеседнику – это нормально и правильно. Но Шамрай молчал, а она ничего не могла с собой поделать. Смотрела на него и чувствовала страшную неловкость: Влад старается наладить отношения, хочет мира и понимания, а она в этот момент думает о другом. О другом мужчине.

– Что-то Вадим сегодня немногословен.

– Да вот. Сижу и думаю, кого обстебать, и никак не придумаю.

– Вадя себе не изменяет. Он всегда придерживался правила «молчи – за умного сойдешь», – поддел Влад.

– Ладуля, а мне словоблудие без надобности. Я и тебе всегда советовал: меньше трепа, больше дела.

– Тебе точно без надобности, девки и так ведутся, – улыбнулся Рейман и почему-то посмотрел на Регину.

Она выдержала его взгляд, хотя внутренне вздрогнула. На лице у него улыбка, а в глазах холодок, который, кажется, тут же проник в нее и осел в желудке неприятным предчувствием. Погладив по щеке, он снова поцеловал ее в губы – и холодок внутри нее превратился в лед.

– Киря, пойдем покурим, – сказал Шамрай.

– Мысли мои читаешь. Только хотел предложить.

Кирилл и Вадим вышли из-за стола, за ними выскочила и Светлана. Они втроем медленно побрели к воде, разговаривая и смеясь. Прошли чуть дальше, потом вернулись.

– Кир, иди. Мне Вадька нужен на пару слов, – сказала Света, остановив брата.

– Не наговорились еще? – посмеялся Ушаков.

– Сейчас я ему последний раз на мозги капну и отстану.

– В то, что на мозги капнешь, я верю, а в то, что отстанешь, – нет, – сухо посмеялся Вадим и пошел медленнее. У ступенек, ведущих к веранде, приостановился.

– Ты ее знаешь? – без тени улыбки спросила сестра.

– Кого?

– Регину.

– Нет.

– Врешь.

– Нет.

– А что это за взгляды такие?

– Какие?

– Говорящие!

– Мы ж напротив друг друга сидим, – беспечно пожал плечом. – Или мне глаза закрыть?

– Ты же знаешь, что можешь кого угодно обмануть, но только не меня, – внимательно посмотрела ему в лицо.

– Знаю, – улыбнулся Вадим. – Пошли. А то Киря снова заревнует, что ты около меня трешься, а ему мало внимания уделяешь.

– Мы с Кирей поругались.

– Да? Опять зима в сердце, на душе вьюга? Что-то тихо вы поругались. А че он со мной на перекур бегает? Может, я ему должен рожу набить за подвиги, не?

Светлана хохотнула.

– Не. Че рожу хочется кому-нибудь набить?

– Смерть как хочется, не представляешь даже. – Обхватил правый локоть левой рукой.

– Глаза у нее какие, да? Синие. Линзы, наверное. Как думаешь?

– У Рени? Нет. Не линзы.

– У Рени, да? – снова посмотрела брату в лицо. – Не знаешь ты ее, да?

– В первый раз вижу.

– Ну-ну.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.