Поцелуй Иуды

Флёри Юлия

Просмотров: 1294
Категории: Любовные романы
5.0/5 оценка (1 голос)
Загружена 29.04.21
Поцелуй Иуды

Купить книгу

Формат: PDF, TXT, EPUB, FB2
Избранное Удалить
В избранное!

Аня грумер, но чаще её называют «собачий парикмахер». Живёт ничем неприметной жизнью. Милые зверушки, капризные клиенты и открытый горизонт на любовном фронте. Но однажды судьба сводит девушку с бывшим сотрудником полиции Михаилом Магницким, который пусть и не сразу, но узнаёт в ней следователя Езерскую. Магницкий знает, что два года назад Ани была взорвана в своей машине, а потому встреча с ней оказывается полной неожиданностью.

Сейчас у неё новое имя, новые привычки, но, будто бы остались старые счёты. В том числе и с ним. Движимый интересом, азартом и… желанием предъявить те самые счёты, Миша и впутывается в её непростую игру.

Вечер обещал быть до дрожи в пальцах тоскливым. Очередной вечер. Очередная тоска. Кафе окончательно опустело. Что поделать… не самое популярное место и при свете дня, а сейчас и того хуже. На Ани, как завсегдатаю, уже давно никто не оглядывался. Она могла сидеть сколько угодно. И всем плевать, что мало похожий на кофе напиток уже давно остыл. Понятное дело, что три часа подряд она здесь не из-за кофе сидит. Не из-за кофе. Может для того, чтобы не чувствовать себя такой одинокой?.. Изо дня в день. С шести и до девяти вечера. Порой хотелось представить, что она специальный агент, который ждёт связного. А что? Если ляпнуть что-то подобное официантке, это будет вполне похоже на правду. Жаль только, что сама в эту чушь не верит. Пожалуй, стало бы чуть легче.

Уже два года изо дня в день Ани не изменяет этой странной, для самой себя выдуманной привычке. Сидеть в жутком кафе (самом жутком кафе их захудалого района), тоскливо смотреть в окно и томно вздыхать. Если бы в её бестолковый образ добавить чуточку романтизма… Что-то вроде перчаток и шляпки… А ещё… ещё, неизменные в любое время года тёмные очки. Да, так бы она выглядела куда более достойно. Но достойно было выглядеть бессмысленно, мысль о перчатках вызывала зуд в ладонях, а от тёмных очков у неё перенапрягались глаза. Да и ждать было некого! И вздыхать… томно вздыхать не хотелось совершенно! Вот, выпустить обойму патронов по палёному алкоголю – это да. Плавная мимолётная улыбка коснулась её губ и тут же исчезла – мысль действительно грела. Правда, всё чаще Ани казалось, что даже это не расшевелит ни местную публику, ни обслугу. Подумать только… нет и десяти километров от центра города, а народ уже ничем не удивить. Гиблое место. Собственно, потому Ани его и выбрала.

Надо же… Ани… себе она и думать запретила об этой интерпретации собственного имени. О единственно верной его интерпретации. Невзрачное и знакомое многим «Аня» было куда более кстати. Оно идеально подходило этому месту, этой жизни и той девушке, которую уже два года она наблюдает в зеркальном отражении. В устах недавнего знакомого её имя звучало экзотично, возбуждающе и… опасно. Он взбудоражил память, спутал мысли и что уж тут скрывать, разжёг огонёк надежды. Надежды на что именно, Ани пока не могла себе объяснить. Это было как предчувствие или интуиция. Это было как глоток свежего воздуха среди непроглядного смрада заводского района. Это было… А впрочем, это было. И прошло. Осталось только призрачное воспоминание.

Сегодня она сидела дольше обычного. Кафе вот-вот закрывалось. Ани об этом знала, но уходить не торопилась. Она уйдёт только движимая хмурыми взглядами официантов, их недовольными вздохами и едва слышимыми возгласами возмущения. В приступе странной паники девушка схватилась за чашку с нетронутым кофе. Схватилась и тут же одёрнула руки, вздрогнув от её отталкивающего холода. Подняла взгляд к входной двери, звонкий китайский колокольчик которой только что известил о новом посетителе, и мысленно застонала. Мысленно, а потом ещё и вслух. Когда, моргнув, поняла, что мужчина, стоящий в проходе, так и не исчез. Миша, как представился неделю назад он сам или Мишель, как называла его любовница, смотрел на Ани ровным спокойным взглядом. Так, словно они впервые встретились и эта встреча исчезнет в череде скорых событий.

Он подошёл к официанту, который с особым усердием и пожеланиями провалиться позднему клиенту натирал пивные бокалы. Посмотрев несколько секунд в пустые глаза бармена, сделал короткий заказ и направился к ней. Приблизился, с задумчивым видом постоял в стороне от столика, а потом решительно сел, задорно улыбаясь.

– Ну как? Красавчик? – подался он вперёд, демонстрируя раскроенную её рабочим чемоданчиком бровь.

В голосе слышались рычащие нотки, но было понятно: Миша не злится. Непонятно отчего, но не злится. Вот только легче от этого не становилось. Странная неловкость наполнила тело и желание провалиться сквозь землю заняло в мыслях лидирующую позицию. Некрасивый, неровный шрам мужчину совсем не украшал. Всё ещё воспалённая рана, пусть и ушитая по всем правилам хирургии, не вызывала трепета, а, скорее, пугала.

Ани глубже осела на невысоком стуле и сделала попытку улыбнуться, отзываясь на его призыв.

– Ничего так… возбуждает фантазию.

Она нервно обвела губы языком и попыталась улыбнуться снова. Губы в улыбке так и не разошлись, а бурное дыхание ускоряло и без того бешеный сердечный ритм, который по инерции порождал лихорадочный румянец и шальной блеск в глазах. Миша, казалось, её замечанию обрадовался неимоверно и теперь демонстрировал шрам более старательно, то и дело, поворачиваясь к ней нужной стороной лица.

– А то! Семь швов! – рыкнул он и вот теперь точно ни о каком благодушии не было и речи.

Он рассматривал Ани точно под микроскопом и словно злился оттого, что желаемого не находил. Неожиданно в нервном жесте вскинул руки, перехватил ртом потяжелевший воздух, недовольно скривился.

– И ведь смотришь… мыша мышой! Но ведь что-то да есть! Что-то спрятано за этими очаровательными очами. – побарабанил он пальцами по столу словно в ожидании какой-то её реакции. – Что-то ещё! – многозначительно добавил он и недобро оскалился.

– Мне очень стыдно. – честно призналась Ани и неловко развела руками. – Не понимаю, что на меня нашло.

– Да? Как интересно… Но пусть так, пусть. Ответь мне на другой вопрос: что мы теперь делать будем, крошка?

Ани, поддаваясь его давлению, недоумённо пожала плечами, хотя следовало ответить более резко, более осознанно. Следовало, вот только делать так она уже не умела… или, точнее, была не должна.

– Я приношу вам свои извинения. Искренние. – старательно выговорила Анита и множественно этим словам кивнула, а мужчина издевательски хмыкнул.

– Не верю!

– Вероятно, что так, но всё же мне очень жаль.

– И снова не впечатлила. – поторопился заметить он, когда Ани набрала полную грудь воздуха для мало-мальской добавки в виде очередной извинительной улыбки.

– Я…

– Заварила кашу, – не жалей масла! – гаркнул он, заполняя этим возгласом всё небольшое по размером помещение. Бросил на неё взгляд исподлобья и примирительно заметил: – Так, кажется, говорят в подобных случаях?

– Я вас не понимаю.

– Да я, признаться, пока и сам не уверен в том, что же хочу получить в качестве положенных извинений. Пока не уверен, но это точно не слова. Тем более те, что не имеют под собой и доли искренности.

– Михаил, – поторопилась с объяснениями Ани, но он перебил, уничтожив её порыв своим усталым вздохом.

– Хочется какого-то морального удовлетворения, что ли… – проговорил с полунамёком, которого Ани не поняла, а лишь возмущённо хмыкнула.

– Мне вам интимную стрижку предложить, чёрт возьми?!

Брякнула и опомнилась, но мужчина уже заинтересованно вздёрнул брови и задумчиво потёр подбородок большим и указательным пальцами.

– Заинтриговала. – довольно пророкотал он, радуясь, видимо, тому, что сумел-таки выдернуть её из бестолкового блеяния и вывел на эмоции.

Её резкий выкрик, краснота на щеках были, безусловно, поощрительным призом к его стараниям. И вспышка гнева в глазах, а после и растерянность от потери контроля…

Мужчина опомнился, собрался с мыслями, посуровел и ощутимо подался вперёд, вызывая явный дискомфорт подобными фортелями.

– Вот только не стоит посвящать в свои фантазии посторонних. – кивнул он на стоящих в стороне сотрудников кафе и Ани выдохнула. Как-то вымученно, устало и совершенно беспомощно.

– Я перед вами извинилась, что ещё должна сделать? Что… Что ещё могу? – Она тоном призывала к пониманию, а мужчина не поддавался и разглядывал её с лёгкой полуулыбкой на губах.

– Удовлетворить, как вариант?

– Что?! – мученически скривилась Ани и дёрнулась, подскакивая из-за стола.

– Удовлетворить интерес. – прозвучало пояснение и Ани зубы стиснула, явного давления не выдерживая.

– Ну, хватит! – раздражённо кивнула она и потянула рюкзак, что пристроила на соседнем стуле. Рванула его на себя, а мужчина успел перехватить. За шлейку удерживая, на себя потянул, вынуждая в неравной схватке проиграть и к нему податься.

– Ты красивая девушка, Ани. – проговорил осторожно и однобоко улыбнулся тому, что перестала сопротивляться. – Уверен, нам будет что обсудить.

– Подавайте в суд. Будем обсуждать размер материальной компенсации.

– Мы могли бы договориться… – предложил он ровным тоном, а Ани, словно находясь в прострации, отрицательно качнула головой.

– Нет. – тихо пробормотала, а он эту эмоцию поймал и будто в кулаке зажал.

– Пожалуй, тебя этот отказ расстроил даже больше, чем меня. – заметил некстати. – Что с тобой случилось, Ани? – задал он вопрос, который сейчас показался ключевым, и она замерла, во все глаза на него глядя.

Наверно, узнала. Узнала и к сказанному добавить вдруг стало нечего. Смотрела, практически не моргая, и едва заметно перехватывала воздух ртом.

– Нравлюсь? – улыбнулся Миша, а она, кажется, до рези в глазах всматриваясь в его лицо, осторожно выдохнула.

– Нет. – послышался её шёпот, а, может, так только показалось.

– Значит, не договоримся. – заключил он твёрдо и уверенно. Пожалуй, даже более твёрдо и уверенно, чем того требовала ситуация. Намеренно так сделал, понимая, что Анита уже на одной ноге стоит и нужно почву из-под неё выбить окончательно.

Ани рассеянно покачала головой.

– Жаль! Я успел к тебе прикипеть. А фантазия моя рисует всё более и более красочные картинки.

Проговорил, а она безразлично пожала плечами.

– Придётся вам свою фантазию усмирить.

– Боюсь, справиться с тобой будет куда проще. – пробормотал Миша в задумчивости и тут же ободряюще усмехнулся. – Кажется, ты куда-то торопилась? – напомнил, на что Ани стрельнула глазами и упрямо поджала губы.

– Извинения приняты?

– Так уж случилось, что я хочу немногим больше, чем твои извинения.

Внимательно выслушав ответ, Ани согласно кивнула и посмотрела куда-то сквозь него. В пустоту, в пространство. Сделала шаг вперёд, чтобы уйти, но рядом с мужчиной остановилась.

– Отпустите меня…

– Помнится, когда-то ты уходить не хотела. – заметил Миша, а она задержала дыхание.

– Мне пора. – проговорила скоро, нервно обведя языком губы.

Тогда Миша разжал пальцы, её рюкзак отпуская, и, казалось, едва ощутимо подтолкнул, саркастично усмехаясь тому, что она срываться с места не торопиться.

– Ну, давай тогда, беги, раз пора. – ещё и словом направил, разочарованно вздохнув. – В конце концов сколько той жизни… ещё встретимся. – азартно облизнул губы.

– Не нужно.

– Нет? – уточнил с издёвкой. Взгляд поймать пытался, но Ани не уступала, старательно уводила его в сторону. – А ты уверена?

– Странный какой-то получается разговор у нас с вами. – проговорила осторожно, а Миша будто бы задумался.

– Ну да. – согласился в итоге. – Я с тобой прямо, а ты всё вокруг да около. – жёстко ухмыльнулся он и встал с места. И ушёл. Первым.

Он ушёл, а Ани грузно опустилась на его место: привычный мир пошатнулся. Теперь он стал похож на перевёрнутую вверх дном пирамиду. Этот мир опасно раскачивался из стороны в сторону, грозясь вот-вот прихлопнуть и саму Ани, и те обстоятельства, что заставили девушку когда-то в него шагнуть.

И мужчину она действительно узнала. Давно. Ещё при первой встрече, когда случайно столкнулась в дверях, придя на очередной вызов капризной барышни. Узнала, но сама себе запретила думать о нём и как-то демонстрировать это узнавание. Да и он сам не спешил задержать на ней взгляд.

Он был высоким, красивым и казался совершенно чужим. По сути, так и было. Всё, что объединяло их, это несколько необдуманно сказанных слов и десять минут вдали ото всех. Десять минут наедине, которые, порой, в редких воспоминаниях, казались целой жизнью.

Тогда он был другим. Холодным и отстранённым, с печатью отрешённости на лице и пустотой в глазах. Он загадочно молчал и взирал на неё с едва заметным презрением. Презирал за огонёк в глазах, которого отчего-то лишился сам, за молодость и глупость, за то, что запала ему в душу в тот самый момент, когда этого меньше всего хотелось. Сейчас же больше походил на мажора, который не успел узнать жизненных трудностей и превратностей судьбы, который не успел пасть ниц перед её непоколебимостью и жестокостью.

Он всегда улыбался, бросался шутливыми фразами и искрился жизненной энергией. Наверно, это была маска. Сейчас вдруг так подумалось… Но Ани привыкла считать, что он просто оказался сильнее. Она даже успела за него порадоваться… Ведь Миша перешагнул через боль и обиду, научился жить заново. Весело жить, разгульно. Всегда шумные компании, изобилие красивых женщин, верные друзья. Всё это она узнавала из вскользь брошенных фраз Алисы. Потом тщательно эти слова анализировала и согласно выводам кивала: всё правильно, всё так и должно быть.

Неделю назад, столкнувшись с ним, Ани словно что-то почувствовала. Его внимательный взгляд не давал покоя, но вместо того, чтобы разобраться, она предпочла отмахнуться. Для неё в его жизни больше не было места. Возможно, откажись она тогда от его странного предложения, Миша бы так ничего и не понял… показалось и показалось… а так, дозволив себе вольность, Ани совершила непростительную ошибку.

И сегодня… казалось бы, ничего толком не объяснив, он ясно дал понять, что отступать не намерен. Узнал. «Когда-то ты уходить не хотела» – так он сказал. Что же, возможно, когда-то именно так и было, но что можно взять с несмышлёной девчонки, которая умудрилась влюбиться с первого взгляда? Можно предположить, что её привлекла аура таинственности, или, например, непроглядная тоска, что окутывала его плотным одеялом. Ани тогда это почувствовала. Но влюбиться… именно влюбиться заставило нечто большее и значимое. Его сила, его уверенность в себе, его разумное и единственно правильное решение девчонку оттолкнуть. Это не искры были. Это как невидимая стрела, что разорвала сразу два сердца и зависла между нами, соединив навсегда. Несуразный романтизм вполне объясним, ведь ей было всего пятнадцать… а потом всё ушло, как и не было. Жизнь сделала крутой вираж и о любви думать больше не хотелось. И лишь иногда, наедине с собой, да и что душой кривить, много-много лет спустя, она могла себе признаться, что помнит и что сожалеет о том, чего так и не случилось.

Книги автора

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.